FantLab ru

Аркадий и Борис Стругацкие «Попытка к бегству»

Попытка к бегству

Повесть, год; цикл «Мир Полудня»

Перевод на немецкий: D. Pommerenke (Fluchtversuch), 1983 — 2 изд.
Перевод на эстонский: R. Toming (Põgenemiskatse), 1965 — 1 изд.
Перевод на польский: Э. Мадейский (Próba ucieczki), 1988 — 1 изд.

Жанровый классификатор:

Всего проголосовало: 157

 Рейтинг
Средняя оценка:8.23
Голосов:2508
Моя оценка:
-
подробнее

Аннотация:


Герои повести — звездолётчик, лингвист и историк — попадают на обитаемую планету. Радость от обнаружения братьев по разуму омрачается их общественным устройством. С одной стороны, очень хочется помочь страдающим, с другой — существуют правила Комиссии по контактам, предписывающие ничего не предпринимать.

Входит в:

— условный цикл «История будущего»  >  цикл «Мир Полудня»

— условный цикл «Фантастика года»  >  антологию «Фантастика, 1962 год», 1962 г.

— антологию «Põgenemiskatse», 1965 г.

— сборник «Хищные вещи века», 1965 г.

— сборник «Жук в муравейнике», 1986 г.

— сборник «Избранное», 1989 г.


Лингвистический анализ текста:


Приблизительно страниц: 93

Активный словарный запас: низкий (2511 уникальных слова на 10000 слов текста)

Средняя длина предложения: 43 знака — на редкость ниже среднего (81)!

Доля диалогов в тексте: 47%, что гораздо выше среднего (37%)

подробные результаты анализа >>


Похожие произведения:

 

 


Фантастика, 1962
1962 г.
Хищные вещи века
1965 г.
Жук в муравейнике
1986 г.
Беглец
1988 г.
Избранное. Том I
1989 г.
Избранное
1989 г.
Избранное
1989 г.
Попытка к бегству. Трудно быть богом
1989 г.
Избранное
1990 г.
Сочинения. Том 2
1990 г.
Возвращение. Полдень, XXII век. — Попытка к бегству
1992 г.
Попытка к бегству. Трудно быть богом. Хищные вещи века
1992 г.
Попытка к бегству. Трудно быть богом. Хищные вещи века
1995 г.
Волны гасят ветер
1997 г.
Трудно быть богом. Попытка к бегству. Далекая Радуга
1997 г.
Собрание сочинений. Том третий
2001 г.
Собрание сочинений. Том третий
2002 г.
Попытка к бегству
2004 г.
Хищные вещи века
2006 г.
Хищные вещи века
2006 г.
Бегство вперед
2007 г.
Бегство вперед
2007 г.
Будущее, ХХI век. Десантники
2008 г.
Попытка к бегству. Второе нашествие марсиан
2009 г.
Собрание сочинений в 11 томах. Том 3. 1961-1963
2009 г.
Собрание сочинений. Том третий
2009 г.
Собрание сочинений в 11 томах. Том 3. 1961-1963 гг. Попытка к бегству. Далекая радуга. Трудно быть богом. Понедельник начинается в субботу. Рассказы
2011 г.
Полное собрание сочинений в одной книге
2013 г.
Мир Полудня
2016 г.
Попытка к бегству. Второе нашествие марсиан
2016 г.
Полное собрание сочинений в тридцати трех томах. Том 6. 1962
2017 г.
Попытка к бегству. Хищные вещи века. За миллиард лет до конца света. Гадкие лебеди
2017 г.

Аудиокниги:

Попытка к бегству
2006 г.
Попытка к бегству
2009 г.
Попытка к бегству. Далекая радуга
2012 г.

Электронные издания:

Полное собрание сочинений. Том шестой. 1962
2016 г.

Издания на иностранных языках:

Põgenemiskatse
1965 г.
(эстонский)
Fluchtversuch
1983 г.
(немецкий)
Daleka Tęcza
1988 г.
(польский)
O przyjaźni prawdziwej. Próba ucieczki
2003 г.
(польский)
Gesammelte Werke 4
2012 г.
(немецкий)




Доступность в электронном виде:

 

Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  24  ]  +

Ссылка на сообщение , 23 сентября 2008 г.

Яркий, красивый мир 22 века. Веселые, симпатичные люди. Двое молодых парней собираются... ну на пикник по-нашему. Отдохнуть, поохотиться, трофеями потом девушек поразить. Пикник, правда, на другой планете намечен, ну да это рядом, звездолет во дворе стоит, разрешение получено, отдых ждет! И вдруг появляется этот странный человек и просит отвезти его на необитаемую планету. Пожалуйста — отвезем. Во-первых, просьба чеовека, которому что-то НАДО, куда важнее космического пикника, на который ХОЧЕТСЯ. Да и приключение тоже. Интересно же — новая планета. Странный Саул ведет себя все так же странно, но по странностям этим мы узнаем человека 20 века. Как он попал в будущее — неважно. А вот как он с этим будущим контактирует — очень интересно, временами смешно, настолько за пару веков сместились очень многие обыденные понятия. Смех смолкает сразу после посадки на планету — рядом нашли трупы... И снова столкновение разных времен: ребята 22 века оказались очень неплохими профессионалами, каждый в своем деле, но психологию местных жителей (средневековье, рабство, тоталитаризм) понять они просто не в состоянии. Саул все понимает, его действия становятся уверенными — здесь он — профессионал, в этом мире жестокости. А аборигены не понимают ничего — просто какие-то непонятные люди, ЖЕЛАЮЩИЕ СТРАННОГО, появились возле их лагеря. Вот это определение — желающие странного — одно из главных преступлений в мире планеты Саула. За него поллагеря сидит. Не терпит диктатура инакомыслия. Хотя оно, это инакомыслие, есть, никуда от него не деться, всех в лагеря не пересажать. И еще один жуткий символ, отождествляемый на этой планете с самой властью — нескончаемый поток машин, запущенный загадочными Странниками по шоссе от одной громадной воронки до другой. Поток вечный, неостановимый, всесокрушающий.

Земляне отступили. Поняли, наконец, что их вмешательство ни к чему не приведет (например, освобожденные рабы их же чуть не побили — оказывается, их собирались отпустить, а теперь не отпустят), что усилия троих человек ничего на значат на целой планете, что они не профессоналы в деле Контакта, и так дров наломали. А вот смогут ли профессионалы помочь — сделать добрее рабовладельческое общество — это уже из повести не видно, но сомнения в этом остаются. Ребята 22 века возвращаются домой, готовые к наказанию за нарушение правил Контакта, но мечтающие работать по наведению порядке на Сауле, а пришелец из 20 века возвращается в свой век. Как? Это опять-таки неважно, просто попытался он сбежать от смерти в концлагере в мир будущего, и — вернулся... Сделал свой выбор: за то, чтобы у нас было такое будущее, надо умереть достойно.

Книга удивительно яркая — кажется, что сам побывал и на Земле 22 века и на Сауле, сам познакомился с ее героями, пережил с ними приключения, которые потрясли и запомнятся навсегда. И правда — помнятся... Уже 40 лет!

Оценка: 10
–  [  20  ]  +

Ссылка на сообщение , 7 октября 2015 г.

«Попытка к бегству» — это серьезное произведение, размышления перед мощнейшими работами такими, как «Трудно быть богом» и «Обитаемый остров», затрагивающие снова те самые струны, которые проходят через творчество Стругацких самой жирной чертой. Проще сказать, основной посыл повести — это столкновение интересов сразу нескольких цивилизаций: прошлого, настоящего (относительно настоящего) и будущего. Преамбула довольна проста — представители цивилизации будущего случайно попадают в мир далекого прошлого, тем самым становясь вершителями многих судеб. Проблематик, о которых хочется написать, сразу несколько, начну по порядку их важности и раскрытости в повести.

1. Проблематика прогрессорства. Наверное, это первые пробы авторов, которые уже хотели развить данную тему и найти на все вопросы о развитии цивилизации самые надлежащие ответы. В повести мы уже видим мир, подготовленный или готовящийся к подобным проблемам. Не раз упоминается самый важный в этом мире общественный орган — «Комиссия по контактам» (да и имя самого Руматы все таки проскользнуло в одном абзаце). Свод правил, который обозначила эта комиссия, говорит нам о том, что развитая цивилизация будущего еще не готова к подобным контактам и проявляет максимальную осторожность, понимая всю сложность и ответственность в этих вопросах. Но что делать двум героям, представителям цивилизации «Полудня», для которых смотреть на страдающих от несправедливости и несвободы людей дико и оскорбительно для самих же себя. Система ценностей, внутренний моральный облик — все это сразу же приходит в негодование, когда перед ребятами разворачивается довольно мрачная и жестокая картина феодального мира. В итоге формируется несколько точек зрения на данную проблему: оптимистичная — активное вмешательство и материальное насыщение планеты для изменения общественного мировоззрения; и пессимистичная — мнение Саула (третьего спутника) о том, что любое вмешательство бессмысленно и деструктивно по отношению к людям, которые в полной мере зависимы от сложившейся системы (в чем герои в последующем убеждаются, пожалев о совершенных ими действиях). В повести этот конфликт интересов остается открытым, а так же перетекает в другую проблематику.

2. Собственно, конфликт человека «прошлого»(нашего относительно настоящего) и человека «будущего». Персонаж Саула — это намеренно введенный персонаж вне рамок и условий описываемого мира без объяснения причин. Стругацкие намеренно отказались от каких-либо объяснений попадания этого героя в мир «Полудня», акцентируя внимание на более серьезной проблематике с ним связанной, тем самым объясняя свой поступок тем, что хотели посмотреть на мир далекого будущего глазами своего «современника», столкнуть лбами интересы этих миров, найти ключевые точки соприкосновения, а так же различия. И я не вижу в таком довольно смелом шаге авторов какой-то изъян или недоработку. Скорее это специальный литературный прием, который полностью оправдывает свое назначение.

С точки зрения Саула — активное вмешательство в систему феодального гнета бессмысленна. Тем самым он обозначает и привносит в парадигму прогрессорства новый смысл: прогрессорство — это не только материальное насыщение и обеспечение свободы для отстающего общества, это и забота о моральном взрослении каждого, синергия морального подъема и технического прогресса. А для достижения таких результатов необходимо время намного большее, людей необходимо научить, идею нужно взрастить и заслужить, она не может появиться на пустом месте. Тема учительства и воспитания у Стругацких — снова та самая вакцина для общества с низкими моральными и идеологическими показателями.

3. Проблематика «анестезии сердца». Это та самая проблематика, которая будет являться центральной в произведении «Трудно быть богом». И снова Саул — умудренный опытом и знающий цену свободе и социальному прогрессу, предвидит судьбу Руматы, понимая главный изъян и неподготовленность человечества «будущего» жизни в иной моральной среде. Слишком оптимистичный настрой, привычка пребывания в среде более морально значимой не дают героям Антону и Вадиму посмотреть на всю эту удручающую картину здраво, не дают вспомнить, что для человека прошлого, человека дикого не чужды убийства и обман, предательство и трусость. И что будут делать эти герои, испытав все эти пороки на собственной шкуре? Опустятся до принципов грубой силы? Сумеют ли сохранить свои собственные принципы, повторяя судьбу Руматы? — вопросы остаются висеть в воздухе.

4. Проблематика непреодолимости и возникновения или существования более высокого не детерминированного (беспричинного или неподвластного логике) смысла. Эта тема неразрывно связано с загадочной цивилизацией Странников, с которыми читатель, наверняка, еще не раз столкнется в других более поздних произведениях авторов. Но на самом деле данный образ это всего лишь обертка, в которую бережно укутан смысл чего-то более глобального и непостижимого, того, с чем главным героям так и не удается справиться (ситуация с порталами и автострадой). Подобные мотивы можно встретить в произведениях «Миллиард лет до конца света» или «Далекая радуга», где природные катаклизмы или какие-то неведомые неподвластные порядку силы являются центральной проблемой произведения.

Теперь в общем. По сути произведения Саул и есть тот самый «хотящий странного», тот самый противник устоявшейся на планете «Саула» системы, это одновременно и ирония и посыл авторов, которые намеренно ввели этого персонажа в агрессивную для него среду. Его тезисы и рассуждения о социализме можно разбивать на цитаты, его эмоции и неприязнь к представителям отсталой цивилизации умиляют, а в последующей раскрывают его, как глубокую личность со своими переживаниями и самокопанием.

Что ж, это снова глубокое произведение, наполненное множеством смыслом, над которыми хочется рассуждать и делать выводы, спорить и задавать еще более сложные вопросы. Стругацкие снова приоткрывают двери, сквозь щель между которыми бьет ледяной ветер основополагающих вопросов морали и принципов прогрессивного человечества. И если бы человечество могло дышать этим ветром и задаваться этими вопросами чаще, то картина современного мира была бы, наверняка, иной.

Оценка: 10
–  [  19  ]  +

Ссылка на сообщение , 15 июля 2012 г.

Мы любим судить окружающих, осуждать других за малодушие, глупость, покорность, бездействие. Особенно это хорошо получается, когда рассуждаешь о событиях прошлого или настоящего, сидя у себя дома на удобном диване, поедая вкусный обед и попивая кофе. Тогда лучше всего получаются фразы, которые начинаются «если бы я был на его месте...», «но, в этом случае я...». И тогда нравственный выбор кажется таким ясным и понятным, действия — логичными, результаты — однозначными. И все становится совсем другим, если сам — участник событий.

Об этом этот маленький шедевр -«Попытка к бегству» — о выборе. На безымянную планету высадились земляне: чистые душой, гуманные и милосердные, уважающие любую жизнь, знающие и справедливые Вадим и Антон. И Саул — таинственный, многоопытный, более жесткий и способный к действию. Им предстоит встретиться с неизведанным. Чужая цивилизация, со страшными и жестокими законами угнетения и рабства. Опасный и непонятный мир, где одни люди угнетают, унижают, уничтожают других, а эти другие — покорно воспринимают происходящее, молча принимая смерть и пытки, и даже защищая своих мучителей.

Все происходящее вызывает полную неприязнь. Каждая струнка души восстает: люди, какие бы они не были, такого не заслуживают. Для Вадима и Антона на первом месте — защитить и помочь. Для них решение просто: «Мы принесем им Мир и Знания, и все наладится само». Для Саула, все сложнее: навязанное счастье ничего не дает, люди должны выстрадать свое право быть свободными и счастливыми, завоевать его через смерть и кровь.

И, казалось, все тут ясно. Умом понимаешь: прав Саул. Ничего ведь землянам неизвестно. Смогли они увидеть лишь малый кусочек жизни планеты, поговорить с десятком жителей, но уже берутся рассуждать о происходящем. Но вот в душе... Так, хочется вмешаться, судить, карать... и встать на сторону юных Прогрессоров.

Но вот, что останавливает. Для юных и чистых землян все происшедшее — жуткое приключение. Не страдая, нельзя сострадать, без своей боли — нельзя сочувствовать, и отсюда такая отстраненность, как будто умом они понимают -так нельзя, но пропустить через себя это просто не могут. В отличие от Саула, для которого происходящее — слишком личное, повторение собственной истории. Конечно, можно просто уйти, и равнодушие — тоже выбор. Но это — не по человечески/недаром все разворачивается на фоне деятельности Странников, которым все равно, сколько погибло людей и какие последствия их эксперимента/.

Каждый из героев вынесет свой урок. Для Вадима и Антона — это урок первой в жизни ненависти, боли и ответственности. Но самым тяжелым он окажется для Саула: нельзя бежать от своего страшного испытания: иначе прошлое тебя все равно настигнет и выбор все равно придется сделать.

Оценка: 10
–  [  19  ]  +

Ссылка на сообщение , 6 марта 2010 г.

Одно из самых загадочных произведений великого дуэта.

Фрагментарное, лаконичное, скупое в описаниях и подробностях, местами расчетливо небрежное, оставляющее «за кадром» гораздо большее, чем освещающее.

Три мира, картины которых выхвачены из мрака неизвестности, полной вопросов — зачем? почему? как? откуда? — неумолимо движущимся лучом прожектора, установленного волею авторов не то на маяке, не то на пулеметной вышке концентрационного лагеря — и не останавливающимся ни на миг, безжалостным к тем, кто попал на мгновение в круг света, — и к нам, наблюдателям, еще более бессильным в своем стремлении изменить, улучшить, спасти, чем герои Стругацких...

Мир Полдня. Мир благоустроенной Планеты, всеобщего — до потери инстинкта самосохранения — благоденствия, мир, где сущие дети, чистые и непуганные, могут сесть в звездолет и менее чем за двое суток пересечь Галактику в оба конца в поисках острых ощущений, где люди доверяют друг другу до абсурда, и НАДО безоговорочно, по умолчанию, доминирует над ХОЧУ, где интересы личные не вступают в конфликт с общественной необходимостью — ведь общество состоит из Личностей, в каждой из которых заключен целый Мир. Так просто — и так непостижимо...

Мир планеты Саула. Жуткое дремучее средневековье, где цена человеческой жизни стремится к нулю, где босые ноги преступников безучастно ступают по снегу, где стынут заметаемые поземкой мертвые тела, а одетые в кишащие насекомыми меха Носители копий и отличных мечей передвигаются в санях, влекомых к скрытой за горами и стеной метели цивилизации изможденными, одетыми лишь в джутовые мешки людьми, которые счастливо поют, все быстрее унося своих мучителей прочь от механизированного ада, оставленного некогда в этой глуши непостижимыми Странниками — ведь они свободны в этом беге, который возвращает их домой — в намеченный едва-едва, намеками и недомолвками, ужас тирании с жесткой иерархией, на диво стабильной в своей упорядоченности, в сравнении с которым меркнет сама Островная Империя Саракша...

Мир Саула Репнина. Мир войны, мир, где жизнь проходит в узкой полосе между оскаленными пастями рвущихся с поводков собак и извергающими черный жирный дым трубами крематория. Мир, из которого хочется бежать настолько, что ни пространство, ни время не могут уже стать препятствием этому бегству... И в который приходится вернуться, чтобы, коснувшись светлого и причастившись добра в Мире Полдня и осознав свое несовершенство и неуместность в этом мире благодаря трагичным событиям на Сауле, — остаться Человеком и завершить то, что Должен...

Удивительная книга. Несомненная предтеча «Трудно Быть Богом». Набросок в десяток штрихов тушью на рисовой бумаге перед началом работы над масштабным полотном, посвященном Человечности и Прогресссорству. Мимолетное хокку, навеянное выхваченным из Вечности мгновением за миг до написания нетленного шедевра о Зле, Добре и Выборе. Сильное и талантливо краткое произведение, заставляющее желать странного.

«Как это прекрасно — человек, который желает странного!» (с)

Как это прекрасно — Человек...

Оценка: 10
–  [  16  ]  +

Ссылка на сообщение , 6 мая 2012 г.

Не буду особенно останавливаться на сюжете и прочих умных вещах. Скажу совсем о другом.

Мы с отцом частенько любим поспорить о политике. Есть у украинцев такая черта: сначала выбираем себе гетьманов, затем скидываем их с престола. Избытки менталитета, я бы сказал.

И вот. Отец очень и очень не любит нынешнего президента Витю Януковича. Он для папы, как сосредоточие всего зла. И если дяди Вити не станет, то жить нам будет легко и просто.

Это он на узницу Качановской колонии намекает.

А в «Попытке» дан простой ответ на извечный вопрос о плохом президенте. Я прочел повесть и понял: хорошего президента мы не заслуживаем. Потому что президент — как зеркало. Это отражение всего нашего народа. Мы, как видно, тоже недалекие, но хозяйственные, по житейски хитрые.

А другого президента и быть не может. Ведь как может недалекий сам по себе народ выбрать президента-демократа, который будет тащить нас в Европу?

Как нам избавится от хапуг-депутатов, чиновников-коррупционеров, если на их место придут такие же?

Вот вам и ответы на извечные вопросы. Ответы лежат в романе на поверхности. Вкратце это звучит так: чтобы изменить что-либо в государстве — меняйте лучше себя. Изнутри. Уничтожайте в себе раба, завистника и прочие нехорошие вещи. Тогда и жить будет просто и весело.

П.С. Стоит заметить, что я — патриот Украины. И писал обидные для украинцев вещи не из вредности, а из желания чем-то помочь. Хотя бы даже самому себе.

Оценка: 10
–  [  13  ]  +

Ссылка на сообщение , 11 марта 2011 г.

Навероне, самое аллегорическое произведение Стругацких. О проблеме выбора. При этом самый главный выбор делает Саул Репнин. У Антона с Вадимом выбора по сути нет: они такие, какие есть, и они несут разумное, доброе, вечное распахнув руки и души. И они не очень понимают, что может быть иначе, не так, как у них дома. Другое дело Саул. Вот где простор для выбора: остаться или вернуться, пройти мимо или вмешаться, а если вмешаться, то как — дать в морду или пристрелить. Саул выбрал. Из такого милого, родного мира Полудня, мира за который он боролся, и который таки вот он, но... чужой ему, он уходит в жестокий, но свой. Ибо каждый человек должен быть на своем месте, в своем времени.

Спустя годы аналогичный выбор ставится перед Антоном. В Арканаре. И встреча с Саулом не прошла для Антона даром. Но это уже совсем другая история.

А ведь можно это произведение воспринимать и по другому. Что вся эта история промелькнула в умирающем мозгу простреленного Саула. И тогда весь мир Полдня становится как бы не очень настоящим. То есть будущим. В смысле виртуальным.

Оценка: 10
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение , 19 июня 2010 г.

Помнится, в юности по прочтению этой повести меня занимали вопросы типа:

- Как Саул Репнин совершал свои путешествия по времени.

- Какие же жестокие все эти носители мечей, стрел и другие чины лагерной администрации.

- Какие покорные заключенные, хоть они и желали сменить Утес или странного.

- Таинственная дорога машины Странников.

Ну и тому подобные восторги по поводу мира Полдня, смелых и умелых, а также молодых и обаятельных его жителей.

Потом мне стали более интересны поднимаемые в повести этические вопросы прогрессорства, вмешательства/невмешательства в исторический процесс.

Сейчас:wink: же меня более заинтересовала фигура Саула Репнина и причины его решения вернуться в свой концлагерь... Зачем он это сделал? Ведь кроме самого факта спасения из лагеря смерти, что уже немаловажно, перед ним простирались широкие перспективы. Это и работа по истории 20 века, возможность исследования планеты собственного имени и многое другое. Почему же он предпочел уйти на верную смерть? Бегство, Попытка к бегству — это только одна из версий. Бороться за человека и его счастье можно не только изнутри своего времени. Тем более если эта борьба уже завершилась полным и оглушительным успехом, ведь Полдень — наступил.

Думаю, Саул просто не смог совместить свой опыт жестокого, жесточайшего ХХ века, когда уничтожение людей стало индустрией, с добрым, ласковым, доверчивым миром Полдня. Точно так же, как не смог найти себя во вполне стандартно-жестоком средневековье. Средневековье, где любой заключенный концлагеря, не будучи по обычаю человеком, может в это состояние вернуться на вполне законных основаниях. В отличии от века двадцатого.

Нечего выходцу из 20-го века делать в веке 22-м, или в веке 17-м. Как и наоборот. Этические системы разные, не стыкуются...

Оценка: 10
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение , 7 июля 2011 г.

Выражение «желающие странного» давно уже стало неотъемлемой частью нашей культуры. Едва ли не впервые оно появляется в «Попытке к бегству».

На первых страницах мы видим идиллический мир XXII века. 150 лет — еще не старость, техника дошла до такого уровня, что небольшие космические корабли доступны каждому, и отправиться на другую планету не сложнее, чем теперь поехать за город. Забавная деталь: авторы были уверены, что и через двести лет будут люди, с охотой починяющие свои транспортные средства, только вместо «москвичонка» — квазиорганический вертолет. Странно, что еще есть охота для развлечения, я всегда думала, что такая охота отомрет еще раньше, чем война. В 1962 году еще не было нынешней экологической озабоченности, и герои повести готовы истребить хищников на чужой планете.

В повести есть второстепенные загадки:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
откуда на другой планете гуманоидная раса, так похожая на людей и что это за «дым, рождающий и поглощающий машины».
Главная загадка:
Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
как Саул мог путешествовать во времени и как он смог освоиться в Мире Полдня, так хорошо освоиться, чтобы выглядеть только человеком со странностями, а не пришельцем?

Очень хорошо показана реакция архаической тирании на достижения технической цивилизации.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Непонятно, как это действует, но попытаемся понять, как это может пригодиться, а если для испытаний придется жертвовать каторжниками, так их не жалко

В идиллическом мире вырастают люди, не представляющие Зла и неспособные его узнать, когда увидят. Очень характерно — Антон и Вадим очень долго не могут понять, что перед ними не следствие стихийного бедствия, а то ли концлагерь, то ли картины крепостного права. Впрочем, многие исследователи считают, что фашизм как раз и есть прорыв архаики в XX век, а трудовые лагеря — возрождение рабства, но с новым техническим уровнем (остарбайтеры в батраках у богатых немцев — чем не новые крепостные?). Но в идиллическим мире люди добры, всегда готовы броситься на помощь.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Как часто эта помощь приносит только новые беды

Очень сильная сцена:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Антон и Вадим пытаются допрашивать стражника
. Столкнулись эпохи: очень добрая и та, где доброта — только признак слабости.

Повесть заставляет задуматься: есть ли законы истории, обрекающие целые поколения на страдания, возможно ли сделать легче путь истории для другого народа, стоит ли нести на штыках Прогресс, Коммунизм, Демократию и т.д.?

Оценка: 10
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение , 10 октября 2016 г.

Хочу заметить, что очень многие забывают о том, что сама идея (главная идея, разумеется) произведения заложена в самом названии. «Попытка к бегству».

Саул пытается сбежать из невыносимого, адского Настоящего. Ему стыдно бродить среди счастливого Будущего, оплаченного смертями миллионов землян предыдущих поколений, и он просит ребят забросить его куда-нибудь на пустую, необитаемую планету, где он намерен оставаться, как в ссылке. Для него это и награда, и наказание одновременно. Отдых от ада и безмолвие строгого Чистилища.

Но судьба распоряжается так, что нет совестливому, сильному и умному Саулу Репнину покоя на этом свете. И он возвращается в ад, поняв окончательно, что его попытка сбежать – всего лишь дезертирство. Конечно, он мог бы и остаться, но тогда он был бы уже не он, потеряв всякое к себе самому уважение.

Оценка: 10
–  [  7  ]  +

Ссылка на сообщение , 7 марта 2009 г.

Столкновение мировоззрений. Мир дикости и рабовладения и мир светлого будущего, любопытствующих ученых 22 века, этаким туристам будущего, встретившим даже не «Обитаемый остров» Саракш, а что-то еще более темное и чудовищное... цивилизацию Майя с ее человеческими жертвоприношениями и людоедством в которую некто щедрой рукой подарил машины. Очень ярко вдруг осознаешь в конце, что Саул из одного концлагеря вдруг попадает в другой... повесть чУдная, когда герой вдруг понимает — не убежать! Не бежать нужно — а бороться, за то светлое, что в конце концов получилось.

Оценка: 10
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение , 21 ноября 2014 г.

Лёгкое полушутейное начало повести сулит читателю столь же непринуждённое продолжение. Да и каких напрягов можно ждать от обыденного путешествия

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
на планету-заповедник Пандору и от охоты на тахоргов? Так, лёгкая прогулка по девственным пандорианским джунглям со скорчерами наизготовку...

Однако реальность быстро приводит в чувство наших героев — молодых парней 22 и 26 лет от роду. Перво-наперво меняются их планы — про просьбе своего нового знакомого Саула Репнина, немолодого историка со специализацией по XX веку, их звездолёт направляется к звезде ЕН-сколько-то там. Да и какая разница, куда лететь во время отпуска, главное, чтобы приключений хватило на всех!

Однако уже в первые минуты после посадки на впервые посещаемую землянами планету приходит ошеломление — в непосредственной близости от корабля обнаруживаются тела людей. Мёртвые тела. Мёртвых людей. Простейший осмотр на месте говорит о том, что люди попросту замёрзли. И само собой получается так, что попытаться разобраться в сложившейся ситуации предстоит нашим героям — пилоту Антону, структуральному лингвисту Вадиму и историку Саулу...

Понятное дело, что эта книга читана-перечитана не единожды и не дважды, однако восприятие аудиоверсии этой небольшой повести несколько отличается от самостоятельного чтения. Прежде всего живыми и весьма профессиональными интонациями чтеца, Эммануила Виторгана. Колоритнейший голос актёра, его умения педалировать в нужных местах тембр и громкость доставляют слушателю истиное удовольствие.

Оценка: 10
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение , 30 марта 2013 г.

Первое произведение Стругацких, где проблема вмешательства-невмешательства встала передо мной во весь рост. Мне ведь уже за 20 было, а я ещё верил, что в Афган мы правильно вошли. И конечно были жуткие вопросы, как Саул попал в двадцать второй век, как умудрился вернуться. И всего десяток, примерно лет прошло и стал кое что понимать. И не забывайте, сколько лет было Стругацким, когда они это написали.

Оценка: 10
–  [  5  ]  +

Ссылка на сообщение , 8 декабря 2007 г.

За два века человечество настолько изменилось, настолько забыло свое мрачное прошлое... Как не помнят эти ребята 22 века, что такое банный лист, так и не помнят они, что такое рабство, насилие, жестокость. И, столкнувшись со всем этим, оказываются, мягко говоря, не готовы. Не могут они понять психологию раба, защищающего своего господина...

Оценка: 10
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение , 22 мая 2012 г.

по поводу предыдущего отзыва.

У Кинга есть труд «Как писать книги». И там он популярно разъясняет, что если вы не Гоголь, то можете смело после диалога ставить просто сказал.

- сказал он.

- заметил он.

- спросил

- ответил и т.д.

А если усложнить, например — сказал он обернувшись вполоборота — это уже будет абсолютно не беллетристика. Речь идет о хорошей кинговской беллетристике. Ознакомьтесь с его книгами. Там почти нигде нет усложнений и пояснений.

учите матчасть, тезка

Оценка: 10
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение , 19 января 2012 г.

Повесть, с одной стороны, приключенческая: полёты, открытия, радужные мечты, трудности, опасности. С другой — философская: действовать или бездействовать, помочь или не мешать, дать шанс или всё испортить. Не хотелось задаваться вопросами: как, откуда, зачем — касательно героев и их судьбы. Хотелось осмыслить человеческий опыт насилия: рабовладение, феодализм, нацизм, фашизм — век за веком люди гибнут противоестественными способами под взглядами надсмоторщиков. Ничему не учась.

Доколе?

Оценка: 10


Ваш отзыв:

— делает невидимым текст, преждевременно раскрывающий сюжет, разрушающий интригу

  




⇑ Наверх