КИНОрецензии


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Рубрика «КИНОрецензии» облако тэгов
Поиск статьи в этом блоге:
   расширенный поиск »

  

КИНОрецензии


Рубрика для отобранных и качественных рецензий на кинофильмы.

Модераторы рубрики: Barros, fox_mulder, sham

Авторы рубрики: Клован, SarButterfly, Слартибарфаст, tema.cheremuhin, Econom, swordenferz, grief, kim the alien, Lena_Ka, glupec, armitura, fox_mulder, Aleks_MacLeod, alexsei111, Barros, rusty_cat, Ригель_14, Mierin, Fadvan, atgrin, InterNet, febeerovez, Timsviridov, Вертер де Гёте, V.L.A.D.I, Paf, TOD, kraamis, Вареный, angels_chinese, coolwind, sergeigk, Frodo Baggins, Fearless, Kuntc, Kons, Petro Gulak, creator, Сноу, streetpoet, Kiplas, Optimus, xotto, WiNchiK, Мэлькор, skaerman, Энкиду, Salladin, 777serg777, Green_Bear, DukeLeto, Rainbow, Лилия в шоколаде, ergostasio, tencheg, sid482250, imra, mikereader, Samiramay, Rubin1976, demetriy120291, beskarss78, iRbos, Evil Writer, Nexus, zmey-uj, Samedy, PiterGirl, Haik, vovun, ДмитрийВладимиро, vrochek, Russell D. Jones, isaev, Karnosaur123, ХельгиИнгварссон, vlad1303vlad1303, Ugrum-75



Страницы:  1  2  3  4  5  6  7  8  9 ... 83  84  85  86 [87] 88  89  90  91 ... 106  107  108

Статья написана 3 июля 2011 г. 16:35
Размещена также в авторской колонке fox_mulder
Уважаемые читатели, во избежание ненужных склок, еще раз напоминаю, что все нижеизложенное является всего лишь плодом моего субъективного восприятия данного фильма, без малейших претензий на оккупацию Истины в последней инстанции. Заранее, огромное спасибо за понимание!



Древо жизни (2011, The Tree of Life)

США, продолжительность — 138 мин
         жанр — пятая за почти 40 лет, режиссерская работа Терренса Малика — nuff said.
         слоган:«Our picture is a cosmic epic, a hymn to life»



сценарий                          Терренс Малик
режиссер                          Терренс Малик
оператор                           Эммануэль Любецки
композитор                       Александр Деспла
продюсеры                         Уильям Полад, Деде Гарднер, Сара Грин

в ролях: Брэд Питт (мистер О, Брайен), Шон Пенн (Джек), Джессика Честейн (миссис О, Брайен), Хантер МакКракен (Джек в детстве), Фиона Шоу (бабушка).



                                                                                      Только тот, кто неразумен, возмущается неизбежным.
                                                                                                       Артур Кларк "Конец детства"

Здравствуйте, дорогие телезрители! Добро пожаловать на очередную телепередачу из цикла "К барьеру!". Сегодня у нас будет немного необычный выпуск, так как из тонкостей внутренней политики и обсуждения принципиальной позиции по всем вопросам лидера ЛДПР Владимира Жириновского, мы вдруг решили поговорить о Прекрасном, о Возвышенном, о том, что наполняет всех нас новыми смыслами и красками окружающего мира — речь пойдет, разумеется о Киноискусстве с большой буквы К. Как Вы наверное уже слышали из новостей главный приз, Золотая Пальмовая Ветвь 64-го Каннского фестиваля, в этом году досталась 67-летнему американскому режиссеру Терренсу Малику и его фильму "Древо жизни". Однако, несмотря на столь высокую награду, фильм встретил довольно противоречивые отклики, в свете которых сегодня, мы пригласили к нашему барьеру двух людей, которые готовы озвучить свои диаметрально противоположные оценки. Итак, в синем углу ринга — встречайте  безымянного Слесаря из Тамбова. Поаплодируем нашему первому участнику, Вам — слово!

"- Ну значится так все было. Пришел после работы, стало быть. Устал, захотелось чего-то..... ну Вы понимаете. А жена и говорит: хватит, пошли лучше в кино, стало быть культурно посвящаться.  Дошли до кинотеатра, а там — етот самый Бред Питт — уж больно она у меня любит, когда он ей приятно улыбается — ну типа играет, стало быть. Купили билеты, сели в зал. А там на экране — сначала какие-то галактики взрываются, потом какие-то динозаврики забегали. И главное — етот самый Бред Питт за всю фильму жене даже не разу не улыбнулся, поганец такой. Ну ниче, все быстро устаканилось:  когда жена задремала стало быть, я по-быстрому смотался в буфет, где хоть и за дорого < далее следует подробный прейскурат всего выпитого и съеденного>, но стало быть, значительно расширил свой культурный уровень. Потом, когда фильм закончился, пошел обратно в зал будить жену. Естественно, фильм нам обоим очень понравился — и просветились культурно, и с пользой провели свой единственный выходной. А ведь и с самого начала было понятно, что пальмы, к тому же золотые, кому попало и за что попало не дают (стало быть)!"

Из ваших уст прозвучала очень неожиданная оценка творчества Терренса Малика, большое спасибо Вам за нее! Но в красном углу нас ждет диаметрально противоположная точка зрения на фильмографию этого прославленного кинорежиссера. Встречайте — человек, который скромно именует свое жизненное кредо как "эстет от кино", Критик-Любитель из города Санкт-Петербурга, который просил особо отметить во время представления его широкой публике, что одновременно он является, цитирую "одним из завсегдатаев уголка тонких ценителей современного интеллектуального кинематографа, который базируется на известном российском интернет-ресурсе "Кинопоиск.ру". Поаплодируем, и Вам — слово!

"- С творчеством великолепного режиссера Терренса Малика, имя которого увы, известно лишь тонким ценителям кино и почти неизвестно всему остальному быд...., простите — разумеется, подавляющему большинству кинозрителей, я впервые познакомился почти 20 лет назад в кружке киноэстетов-любителей под названием "Зеркало Покаяния"< далее следует подробная история создания кружка и описание его огромной роли в судьбе современной российской интеллигенции>. Каждый фильм Малика несет в себе особую одухотворенную красоту, которая не просто одухотворенная сама по себе, но и одухотворяет одним своим внешним видом любого не одухотворенного зрителя. И поэтому на его последнюю картину, "Древо жизни", удостоенную высшего приза САМОГО Каннского кинофестиваля, я направился совсем не из-за участия в нем этого попсового красавчика (после "Трои" и "Одиннадцати друзей Океана", уже одно произнесение его имени может навеки опозорить звание Настоящего Киноэстета), а именно в поисках необходимого мне художественного одухотворения. И я его получил — два с половиной часа, на протяжении которых, на экране одухотворялось буквально все: от одухотворенно взрывающихся галактик до одухотворенно разрывающих друг друга на части динозавриков. Это так...... одухотворенно. Нет, извините, у меня уже комок поступает к горлу, боюсь, что более подробно рассказать о достоинствах последней ленты Малика, я смогу лишь в своем блоге, который располагается по следующему интернет-адресу <.....> и в своем отзыве на Кинопоиске, где я зарегистрирован под ником <.....>. А пока будет лишь одно слово — одухотворенно, и по-моему, на фоне речи моего оппонента, который судя по его внешнему виду является типичным..... человеком, совершенно не разбирающимся в тонких материях высокого киноискусства, его будет вполне достаточно. Терренс Малик вновь подтвердил, что он является, пожалуй самым одухотворенным художником средь сплошь коммерционализированного американского кинематографа. А как же иначе, ведь Золотую Пальмовую ветвь, кому попало не дают!"

Спасибо большое, Ваша точка зрения на творчество Малика оказалась не только интересной, но и очень одухотворенной. А теперь, уважаемые зрители, давайте внимательно посмотрим на обоих наших участников. Так кто же из них прав, а кто ошибается? Главный лауреат Каннского фестиваля 2011 года, "Древо жизни" Терренса Малика — что же это на самом деле: прекрасный повод для двухчасового послеобеденного сна или глубочайшее философское кинопроизведение, которое посредством экрана одухотворяет всех, до кого за означенное время, оно успеет дотянуться?  Оставайтесь с нами — и очень скоро вы узнаете ответ на этот вопрос. А мы пока прервемся на короткую рекламу....



И в одном оказался прав наш многоуважаемый Критик-Любитель (кстати, он Вам никого не напоминает? А если присмотреться?): в мире современного кинематографа, Терренс Малик давно стал настоящей легендой, Человеком-Эпохой, каждый новый проект которого автоматически приравнивается к Фильму-Событию. Впрочем, Событий как известно много не бывает, поэтому во всей фильмографии Мастера за 40 лет работы в кино числятся всего лишь 5 картин. Уже в его дебютном фильме "Пустоши" (1973) проявились новаторские отличия, которые впоследствии станут отличительными особенностями всего маликовского кинематографа: простенькая история банальных человеческих взаимоотношений оказывается лишь песчинкой, случайно выкатившейся из бесподобно красивых глаз Матери-Природы, пустым сотрясением воздуха, которому не дано достигнуть уровня Высшего Мироздания. Камера оператора чередует друг с другом разнообразные портреты Дикой Природы: один прекраснее другого, людишки (по-другому и не скажешь) постоянно выясняют какие-то незначительные проблемы, в диалогах друг с другом говоря одно, а в своих монологах за кадром — нечто совершенно противоположное, создавая у зрителя ощущение полной аудиовизуальной какофонии,  обманчиво неструктурированного хаоса. И где-то в небе, над всеми этими букашками, их бесконечными стенаниями и комичными заботами, на высоте птичьего полета зависает сам мистер Малик, для которого хрустальное журчанье речки или горловая птичья серенада оказываются несоизмеримо важнее летящих на встречу друг другу пуль или загубленных человеческих жизней.  Человек приходит — человек уходит, его форма существования кратковременна, а все заботы и стенания лишены всякого смысла. Временный песок просыпается сквозь пальцы, одно поколение сменяет другогое в молниеносном метафизическом калейдоскопе — и лишь Природа и ее суровая непостижимая Красота, взирают на маленьких букашек с непритворным удивлением, искренне недоумевая, отчего этим малышам нужно с искаженными лицами палить друг в друга огнем из маленьких черных трубочек, а просто не присесть всем  на берегу и всем вместе не насладиться этим бесконечным чудом под названием "Жизнь" — таким чарующим, непоколебимым и таким ....... — "Одухотворенным"— подсказывает ключевое слово Критик-Любитель из города Санкт-Петербурга, и кстати говоря, здесь он совершенно прав.

Да, таким негромким полушепотом, Малику удалось произнести Новое Слово в кинематографе, сформировав собственный киностиль, который иные критики причисляют к "новому кинематографическому языку". Да, они разумеется правы, и таким языком, какой Малик выбрал для общения со своим зрителем, с ним больше не пробовал общаться ни один режиссер этой планеты. Его стиль — это стихия неразрешимых жизненных вопросов:  "Какой смысл?" "Чего ради?", четкие ответы на которые режиссеру не в силах предложить даже самый искушенный зритель. Но вслед за второй полнометражной картиной Малика "Дни жатвы"(1978), воспевавшей как раз мимолетность и суетливость человеческого существования, Малик неожиданно замолчал. Сменил страну обитания, поселившись в Париже, отошел от мира суетливого кинобизнеса, что бы полностью посвятить себя бесконечному совершенствованию своих сценариев, большая часть из которых и по сей день остается нереализованной. Неожиданный камбэк случился в 1998 году, когда Малик собрал вместе просто неприличное количество голливудских звезд, включая Шона Пенна,  Брэда Питта, Джона Траволту, Джона Кьюсака, Вуди Харрелсона, Джорджа Клуни и заставил их вместе с собой пересечь невидимую постороннему глазу "Тонкую красную линию". Взяв в качестве первоосновы автобиографический роман Джеймса Джонса, повествующий о подробностях битвы за Гвадалканал, Малик снял типичное для себя созерцательное полотно, в котором паучку, быстро быстро передвигающему лапками по собственной паутине, было уделено несказанно больше места, чем судьбам американских пехотинцев,  большинство из  которых зрители различали лишь по лицам, исполнявших их роли известнейших голливудских актеров. Главный режиссерский прием фильма — когда во время сражения, камера вдруг дезертирует с поля битвы, дабы понаблюдать за размахом крыльев пролетающей в небе птицы или посчитать количество капель в журчащем ручейке, а доносящиеся издали истошные вопли воюющих солдат, перебиваются их спокойными закадровыми монологами, сплошь состоящими из знакомых вопросов: "Какой смысл?" и "Чего ради?". Впрочем, мысли самого Малика уже витали высоко над съемочной площадкой: еще в конце 60-х, впервые посмотрев на большом экране знаменитую кубриковскую "2001: Космическую Одиссею", Малик задумал проект, который должен был стать Главным Фильмом-Событием его кинокарьеры (к тому моменту, еще даже не начавшейся). Грандиозное философское полотно в уникальном жанре метафорической кинопоэмы о мироздании, снабженное традиционными для режиссера экзистенциалистскими отступлениями и спецэффектами такой силы, которая оставила бы далеко позади кубриковских макак с палками и летающие по мертвому космосу, холодные металлические катафалки.  Увы, после сокрушительного провала последней ленты Малика под названием "Новый свет", голливудские студии отказались от финансирования этого проекта, а ведь согласно предварительной смете, общая стоимость фильма, во многом благодаря спецэффектам должна была составлять аж 145 миллионов долларов! Плюнув под ноги непостоянным голливудским магнатам, Малику пришлось забыть о чудесах современных технологий и отправиться на поиски независимого финансирования. Благодаря личной заинтересованности в проекте со стороны вездесущего Брэда Питта, в итоге, деньги нашлись, но к тому моменту речь уже шла не о 145 миллионах (сумме, которым независимым меценатам пришлось бы собирать до Второго Пришествия), а всего лишь о 30. И вот — 16 мая 2011 года, плод более чем 40 летних усилий легендарного сценариста и режиссера наконец застыл на нашем пороге, смущенно закрываясь руками от лучей ослепляющего его весеннего солнца. Уже больше 10 лет минуло с того момента, как не стало Великого Стэнли Кубрика, антитезой к мрачному пессимистическому мировоззрению которого, он когда-то замышлялся. С лица давно улетучился юношеский румянец, а большая финансовая дыра в кармане несколько укоротила амбиции, но в остальном — он все такой же, каким сохранила его непрочная человеческая память: стоит и комично переминается с ноги на ногу, в ожидании своей первой, за 40 лет встречи с зрителем. Так и хочется этому бедолаге сказать голосом одного нашего общего тамбовского знакомого: " Ну? И чего стоишь? Стало быть заходи, раз пришел!"



"Древо жизни" намеренно построено таким образом, что бы каждый фрагмент внутреннего монолога, каждый операторский ракурс, каждый такт музыкального сопровождения нес на себе знак фирменного стиля его создателя. Люди, видавшие "Пустошей", "Дни жатвы" или "Тонкую красную линию" на ветвях этого древа почувствуют себя как дома — и плевать на то, что с момента выхода первой из картин минуло уже 38 лет, а с последней — всего навсего 13! Однако, тождество стиля, общность монтажных приемов, которые гигантской ложкой перемешивают в одном котле людей, бегущих по маленькому американскому городу и птиц, взлетающих в небо где-то у побережья Африки, сходство закадровых монологов, которые состоят преимущественно из многозначительных риторических вопросов, как ни странно совсем не  приводит к тождеству художественного уровня. В "Пустошах" и "Днях жатвы", из-под залежей кадров дикой природы, нет-нет да пробивался вполне себе связный сюжет, в "Тонкой красной линии", несмотря на ее эклектичность и полную оторванность от литературного первоисточника, присутствовали четко отчерченные друг от друга начало,  кульминационная середина и закономерный финал. Последний же фильм Малика иногда напоминает набор кадров и эпизода, которые аккуратно нарезали из отснятого материала,  а потом склеили в случайном порядке, образовав перед зрителем раскручивающуюся в произвольном направлении, гигантскую ленту Мебиуса. Галактики взрываются, вулканы извергаются, за кадром мать взывает к своему погибшему сыну, в далеком-предалеком будущем, герой Шона Пенна ходит среди современных небоскребов с лицом человека, который в конверте с  утренней почтой обнаружил споры сибирской язвы — и все эти кадры находятся друг от друга на расстоянии лишь одной монтажной склейки! Почему бы не переставить все наоборот: пусть сначала на экране будут печальные глаза Пенна, затем — причитающий голос и вновь вулканы с галактиками,  а потом  снова, от конца — к началу, ведь лента — предмет уникальный, она все стерпит!  Но тут внезапно на горизонте появляются динозавры — и над вселенским мирозданием Малика, огромным черным монолитом тотчас воцаряется зловещая тень самого Кубрика: "что, не ждали?". Правда, вместо космических кораблей — одни черные дыры и образующиеся сверхновые, а вместо агрессивных макак — вполне себе миролюбивые динозаврики, У Кубрика в 1968-м, обезьяна, поднявшая палку против своих собратьев недвусмысленно совершала огромный шаг на пути к эволюции в человека разумного, у Малика в 2011-м, динозаврики предпочитают лишь обнюхивать и трогать друг друга, но бить лапками или грызть зубками — ни ни: очевидно, в этом и заключается та самая глубочайшая художественная аллегория, благодаря которой некоторые критики уже нарекли картину Малика "Космической одиссеей 2011"! Однако, эти критики очевидно забывают, что созданная в далеком и непостижимом 1968 году, картина Кубрика до сих пор является примером одного из самых цельных произведений в истории мирового кинематографа — совершенство слияния кинематографической формы и философского содержания: пессимистическое обобщение на тему человеческого прошлого и грядущего завтра, мрачное пророчество неизбежности краха техногенной цивилизации и рассуждение о вечных пороках человечества и его скромного места на карте Вселенной. И на этом фоне Малику практически нечего предложить: проблема кризиса одной отдельно взятой американской семьи, зафиксированная с высоты космического оборонного спутника, в лучшем случае напоминает наблюдаемое с помощью обычной лупы броуновское движение, где герои как частицы постоянно отталкиваются друг от друга, но практически не взаимодействуют.

Конечно, любые стилистические прегрешения были моментально прощены, если бы эта хаотичная обложка скрывала за собой книгу с  по-настоящему революционным философским содержанием, но и с этим как-то не задалось. Подобно другим картинам Малика,  наиболее важным элементом раскрытия смыслового содержания здесь является совсем не шикарная визуальная оболочка, а глубокомысленные закадровые монологи, которые как и 38-13 лет назад сводятся к различным вопросам  из серии "Почему ты оставил нас?","Зачем?"  и прочим камо грядеши. И если о "Тонкой красной линии" от  этих сентенций а-ля "Почему люди не летают как птицы?" кое-где хотелось тихо ругаться нехорошими словами, то в "Древе жизни" этим уже хочется заниматься постоянно и во весь голос. Помимо вопросов, во время наиболее ключевых моментов, прямо в мозг зрителя, тихим вкрадчивым шепотом, транслируются наиболее значимые мысли из личного цитатника режиссера, которые в 99 случаях из ста сводятся к односложным глаголам-наставлениям: "Живи", "Цени", "Люби", "Учись", но с таким же апломбом (а главное — с тем же результатом) нас могли бы поучать чистить зубы и мыть руки перед едой, вовремя выносить мусор и постригать пред домом собственную лужайку. Кто сказал слово "банально"? Нет, дорогие мои, если банальные прописные истины проповедовать с таким видом, будто они являются постулатами кантовской философии, на ум приходят совершенно другие слова и выражения. Обилие претенциозных фраз и многозначительных вопросов в пустоту, так и подмывает окрестить обидным эпитетом "словоблудие", но останавливает лишь прежнее уважение к репутации некогда  Великого режиссера. Хорошо, мистер Малик, если Вы так любите вопрошать, то позвольте задать несколько встречных вопросов. К примеру, зачем на роль повзрослевшего сына, который бродит где придется в отчаянных поисках Эдема, (прям как в анекдоте: поискал направо — ничего, поискал налево — не судьба) нужно было приглашать актера уровня Шона Пенна, весь богатый драматический диапазон которого здесь сводится лишь к страдальческой мимике и утробному гласу вопиющего в пустыне: "Скажи зачем? Ну пожалуйста!, чего тебе стоит? "ЗА-А-А-ЧЕ-Е-М?" Или почему у того же Кубрика, с которым "Древо жизни" вроде бы дискутирует, умные слова и многозначительные вопросы в головах зрителей возникали сами по себе, без вещания на манер круглосуточной протестантской радиостанции? И наконец, когда сам мистер Терренс Малик из выдающегося режиссера и тонкого философа превратился в заунывного ментора, который два с половиной часа с интонацией пономаря на кафедре лишь повторяет одни и те же обветшалые истины? Впрочем, с тем же успехом, об этом можно было вопрошать у  формирующихся галактик, извергающихся вулканов и бессловесных динозавров — очередные вопросы в пустоту, пусть и очень одухотворенную.



Со времен Достоевского, красота отчаянно пытается спасти мир, и в отношении "Древа жизни" с этой задачей почти справляется. Визуальная составляющая — лучшее из того, что может предложить фильм, который местами отчетливо напоминает смесь семейной хроники с воскресной проповедью. За свои заслуги оператор Эммануэль Любецки определенно заслуживает бронзового изваяния в полный рост: изворачиваясь, изгибаясь, сочетая все мыслимые и немыслимые ракурсы, он в итоге создает настолько совершенное визуальное полотно, что его хочется снять с экрана и повесить у себя в ванной. Однако, как бы он не старался, как бы резво не носился со своим штативом по съемочной площадке, картинка так и останется картинкой — неподвижной, статичной, мертвой. И в этом кроется несомненная "заслуга" режиссера, который перед перенесением на экран, нарезал ее столь мелкими ломтиками, что у большинства зрителей она вызывает ассоциации с документальными фильмами телеканала Discovery или подборкой разномастных обоев на все случаи жизни для рабочего стола своего ноутбука. Угодив между молотом христианских псалмов и наковальней банальных творческих метафор ("каждый человек — это отдельная Вселенная", о великий Стэнли, на кого ты нас покинул ?), визуальная составляющая увядает со скоростью цветка, распустившегося в морозный январский полдень. И дело здесь отнюдь не в Евангелии или личных мировоззренческих установках,  которые у разных зрителей застыли на разных полюсах: от веры в Спасителя до полного ее отрицания, а в том, что известно режиссеру или нет, но вся потенциальные зрители его фильма давно вышли из 12 летнего возраста, читали не только Коэльо, но и Пруста и смотрели не только Спилберга, но и Антониони. На деле же, шикарный визуальный фантик и протухшая многословная начинка сочетаются примерно так же, как кефир с селедкой и вызывает у организма совершенно аналогичную реакцию. Хочется нам это осознавать или нет, но за 40 лет вынашивания этого проекта, Малик соорудил идеальный футляр для сферического вакуума, абсолютной и совершенной пустоты. По-хорошему, этот проект стоило реализовывать именно тогда, когда он впервые задумывался — и в таком случае, он бы несомненно вошел в киноисторию как неординарная попытка урезонить кубриковский пессимизм светлой верой в то, что "все мы там будем". Однако, сегодня все эти махания кулаками у гроба давно почившего классика уже смотрятся диковато и совершенно неуместно, а после просмотра самой "метафорической кинопоэмы о мироздании" остается лишь набор бессвязных вопросов и потом целый день болит голова. И  ведь действительно — "зачем?".

-"А как насчет Каннского кинофестиваля?" — вкрадчиво интересуется уже знакомый нам Критик-Любитель из города Cанкт-Петербурга — "Ведь с самого момента его создания в 1939 году, он считается одним из самых авторитетных......" < далее следует подробная ретроспекция в историю создания фестиваля и обзор его места в судьбе русской интел мирового кинематографа>. Увы,уже очевидно, что  теперь эти прежние заслуги: художественную непогрешимость и идеальное творческое чутье можно выставлять на правах экспонатах в музее былой славы. Когда-то Канны  дышали в унисон всех передовых кинематографических направлений, когда-то в далеком прошлом они представляли собой что-то наподобие сияющего во тьме одинокого маяка, который притягивал к себе новых Художников и демонстрировал их всем остальным, когда-то ходило поверье, что конкурсная программа Канн — это огромные врата, через которые в наш мир приходит будущая классика всего мирового кинематографа. И ведь, когда-то действительно приходили: и "Фотоувеличение" Микельанджело Антониони (Золотая ветвь 1967),  и "Таксист" Мартина Скорсезе (1977),"Апокалипсис сегодня" Фрэнсиса Форда Копполы, и "Жестяной барабан" Фолькнера Шлендорфа (оба -1979), "Дикие сердцем" Дэвида Линча (1989), "Бартон Финк" братьев Коэн (1990), "Пианино" Джейн Кэмпион (1993), "Криминальное чтиво" Квентина Тарантино (1994),  "Подполье" Эмира Кустурицы (1995), "Танцующая в темноте" Ларса фон Триера (2000)......Однако, в последнее десятилетие, не все ладно в каннском королевстве: острое политическое содержание стало цениться гораздо выше интересного художественного наполнения ("Фаренгейт 9\11" Майкла Мура — 2004), а желание шокировать и эпатировать зрителя любыми способами окончательно одержало верх над глубиной психологических характеров ("Белая Лента" Михаэля Ханеке — 2009). Вместо ярких Фильмов-Событий, в нынешних каннских кулуарах гораздо проще встретить обычных бабочек-однодневок вроде "Класса" Лорана Канте (2008) или фильма "Дитя" братьев Дарден (2005), о которых никто бы не вспомнил уже через год после их выхода на экраны, да "Золотая пальма" обязывает. И последний фильм Малика в этом ряду будет чувствовать себя очень уютно: в самом деле, как можно не вручить награду живому классику, который для всего американского кинематографа играет ту же роль, которую в их литературе исполнял Джером Сэлинджер, да еще когда председатель жюри — его соотечественник, а вручение награды единственному серьезному сопернику, могло бы расцениваться ими самими как собственноручный поджог Рейхстага? Вот и полетели в воздух розовые чепчики, оркестр зашелся поздравительным маршем — и награда нашла своего героя, пусть не за этот отдельно взятый фильм, а как поклонение долгим десятилетиям его кропотливой творческой жизни. В конце концов, созерцательная красота — вещь чрезвычайно непостоянная, и если ее немного ковырнуть ногтем, то под чередованием элегантных слайдов и  безумно красивых пейзажей, может скрываться кромешно-черная зияющая пустота. Пусть даже "очень метафорическая" и "по-американски".


Статья написана 29 июня 2011 г. 15:46
Размещена также в авторской колонке fox_mulder


Хранители (2009, Watchmen)

CША, продолжительность — 162 мин (Theatrical version) / 186 мин (Director's Cut) / 215 мин (Ultimate Cut)
       жанр — экранизация, вероятно лучшего комик.... пардон, графического романа за всю историю жанра
       слоган:: «Правосудие настигнет каждого из нас. Не важно за что.»



режиссер     Зак Снайдер
сценарий     Дэвид Хейтер и Алекс Тсе  по мотивам графического романа Алана Мура и Дэйва Гиббонса
оператор      Ларри Фонг
композитор   Тайлер Бэйтс
продюсеры   Лоуренс Гордон, Ллойд Левин, Дебора Снайдер

в ролях: Малин Акерман (Лори Юпитер\ Шелковый Призрак II), Билли Крудап (Джон Остерман\ доктор Манхэттен), Мэтью Гуд (Адриан Вейдт/ Озимандия), Джеки Эрл Хейли (Уолтер Ковач\ Роршах), Джеффри Дин Морган (Эдвард Блейк\ Комедиант), Патрик Уилсон (Дэн Драйберг\ Ночная Сова II), Карла Гуджино (Салли Юпитер\ Шелковый Призрак I), Мэтт Фрюер, Стивен Макхэтти.



                                                                                           All along the watchtower, princess kept the view,
                                                                                           While all the women came and went, barefoot servants too.
                                                                                           Outside in the distance a wildcat did growl,
                                                                                           Two riders were approaching, the wind began to howl.
                                                                                                                        Bob Dylan

Из дневника Роршаха, 23 февраля 2009 года:

....."Этот город извивается у меня под ногами алчной похотливой шлюхой, которой всегда мало.  Грязные улицы — это ее разбухшие вены, а загаженные дворы похожи на толстые ляжки, но куда бы я не повернул, отовсюду смердит только ее немытой клоакой. Простые горожане обычно делают вид, что ничего не чувствуют, но эта дрянь уже прочно въелась в их кожу, смешалсась с вонючим потом, с запахом легкой наживы и собственной нечистой совести. Когда идешь по улице, гораздо проще ничего не видеть и не слышать: ни кровавых брызг, вытекающих из соседней подворотни, ни криков о помощи совсем маленького ребенка. Если на минуту стать глухим и быстро пробежать, втянув голову в плечи,  то через 10 минут все это забудется, а еще через 20 — покажется всего лишь смешной шуткой, которую стоит рассказать друзьям на барбекю. Если прожить всю жизнь, зажмурив глаза, заткнув уши и зажав ноздри, эта клоака действительно может показаться райским садом, а парень, который на углу по дешевке сбывает детскую порнографию — добрым соседом и отличным семьянином. Но кому до этого есть хоть какое-нибудь дело? Иногда, все глубже погружаясь в эту провонявшую блудом и нечистотами мерзость, я краем глаза различаю неясные человеческие фигуры, которые наблюдают за моими действиями издалека. Кто они? Очередные продажные шлюхи и переизбранные вновь сладкоголосые политиканы? Или просто новая кучка слепцов, считающих, что дерьмо перестает быть дерьмом, если его жрать с широко закрытыми глазами? Почему они только смотрят издали и никогда не подходят ближе? И что же, черт их всех побери — им нужно от меня?"....  .

Закрой глаза и слушай внимательно: где-то неподалеку от нас строит свои поганые козни Ужасное-Преужасное ЗЛО. Оно коварно, многолико, и как и прежде угрожает задушить весь окружающий мир в объятиях стальных щупалец доктора Октавиуса, заморозить свежестью ледяного дыхания мистера Фриза, а если и этот коварный план не выгорит — оглушить его истерическими воплями Джокера или ослепить зеркальными отражениями от начищенной лысины Лекса Лютора...... Зачем? Ну какой же ты, деточка, непонятливый: что бы сделать всем окружающим, то есть тебе, мне и твоей маме бо-бо! Но ты не бойся, этого разумеется не произойдет, ведь на встречу этим злобным гадам, как и прежде выйдет сражаться огромный отряд, поражающий не только обилием своих сверхъестественных талантов, но и расцветками своих супергеройских лосин — именно этим Людям-насекомым и некрупным грызунам, летающим мусорным бакам и небольшим предметам домашней утвари предстоит садовыми ножницами обрезать все многочисленные щупальца, растопить ледники теплым вчерашним перегаром, и наконец — закрыть кляпом чей-то чересчур разговорчивый ротик и слегка подравнять излишне ровный затылок, дабы его куполобразность уже не мешала радоваться жизни всем окружающим......Что значит — зачем? Сынок, ты меня удивляешь, ответ же очевиден: просто потому что они хорошие и не любят, когда другим хорошим людям, таким как я, ты и мама делают бо-бо. ЧТО? Ну-ка повтори еще раз, слово, которое ты сейчас произнес? "Какая у них" — это я понял, а вот дальше.....? МО-ТИ-ВА-ЦИ.... Сынок, пожалуйста, никогда больше не произноси это слово в моем доме! Ты вообще где его услышал? В книжке прочитал? В какой еще книжке? Мааать, ну как принеси нам с сыном книжку, которая лежит на кровати в его комнате! Такс, посмотрим — Алан Мур, Дэйв Гиббонс "Хранители"  Ну и что тут у нас — герои, похожие на злодеев, и злодеи, ведущие себя как герои? Далекие от традиционной для комиксов двухмерности, колоритные персонажи, у каждого из которых — собственная жизненная философия и моральная ам-би-ва-лент-но.....ну и слово выдумали — язык сломаешь! Короче — в печку, и што б горело подольше! Ну ну, не плачь, сынок, это была плохая книжка, завтра мы с тобой вместе сходим в магазин и купим на твой День Рождения много-много хороших и самых лучших: про капитана-суверенное государство или женщину — небольшое домашнее животное! А то ишь взяли себе дурную моду — заставлять думать над картинками взрослых детей, которые на следующей неделе разменяют свой первый полтинник!





— Роршах, подожди! Ты куда собрался? Все это слишком серьезно, чтобы строить из себя крутого. Нужно найти компромисс…
— Нет. Нет, даже перед лицом Армагеддона. Никаких компромиссов.

                                                         Уолтер Ковач (Роршах)

И пусть родителей не введет в заблуждение завлекательная яркая обложка с парочкой нарисованных супергероев — это тот самый случай, когда брыкающихся великовозрастных детей лучше оттащить подальше от красивых картинок, ибо рейтинг не лжет. Выстроенная на фундаменте едкой политической сатиры, альтернативная реальность, где Ричард Никсон с успехом баллотируется на третий президентский срок, а разоблачители Уотергейтского скандала Боб Вудворд и Карл Бернстайн давно успокоились от жизни в своих могилах на  вашингтонском кладбище — безвестные и всеми забытые. Страшный оживший кошмар, в котором доблестным американским военным, при помощи напалма и Синего Человека с Огромным (вырезано цензурой)  таки удалось донести до братского народа Вьетнама долгожданную демократию, а правозащитное движение 70-х захлебнулось в своей утробе от слезоточивого газа, полицейских дубинок и прицельных автоматных очередей. Но и этого авторам показалось мало, поэтому взяв типичных для комиксов супергероев в масках и обтягивающих трико, они обманом заманили их на прием к самому доктору Фрейду и устроили для них бесплатный сеанс психоаналитического стриптиза. Как и ожидалось, лишенный своего костюма из сексуального латекса, местный Бэтман полностью утрачивает всю свою силу, причем не только физическую (пошловатый смешок из зала); перерождаясь в высшую форму жизни, синий Супермен предпочитает парить в настолько заоблачных далях, откуда ему остается лишь плевать на лысину всему остальному, не поспевающему за ним человечеству, а типичный аналог стереотипного Мстителя в Маске, на деле оказывается законченным социопатом, который давно наплевал на любую презумпцию с ее невиновностью и уже откровенно по-садистки, наслаждается самим процессом. Замыкает список психических диагнозов откровенный сноб, самодовольно считающий себя самым умным человеком на Земле, новым "Царем царей" и единственным побратимом Александра Македонского, у которого так и подмывает спросить, не жмет ли ему наполеоновская треуголка. Добавьте ко всему вышеперечисленному, море кровавых подробностей, нецензурную брань, которой персонажи не ругаются, а вполне живо разговаривают и большое количество весьма откровенных сцен на запретную для комиксов букву S-

скрытый текст (кликните по нему, чтобы увидеть)

E-X  — ой, я не виноват, оно само вырвалось!
— и Вы получите самое полное представление о том, почему уже больше 20 лет "Хранители" считаются самым глубоким, самым философским, самым революционным, самым взрослым, в общем — самым, самым, самым графическим романом в истории (кстати, если в разговоре с самим Аланом Муром, обозвать его творения "комиксами", автор тотчас становится опасным для окружающих и своей манерой поведения начинает подозрительно напоминать Роршаха, если что — я Вас предупредил).

Естественно, такая книга была просто рождена для полноценного романа с Голливудом, который затянулся на 20 лет и протекал весьма однообразно: сплошные знакомства — с новыми актерами, сценаристами и режиссерами, но до свиданий так и не дошло. Все дело в том, что как и подобает по-настоящему эпическому произведению, роман Мура и Гиббонса состоял из огромного количества основных и вспомогательных сюжетных линий, которые переплетались меж собой наподобие игральных карт, лежащих в основании на вид очень крепкого карточного домика: стоит вытянуть одну из сюжета — и вся структура тотчас утрачивала свою целостность и рассыпалась на отдельных валетов, дам и королей. В самом начале 90-х, серьезную попытку адаптировать "Хранителей" предпринимал сам Великий и Ужасный Терри Гиллиам, но после долгих бесплодных усилий, ему не оставалось ничего иного, кроме как заклеймить произведение Мура и Гиббонса страшным штампом : "не подлежит экранизации в виде полнометражного кинофильма", который в течение десяти лет выполнял для проекта роль смертного приговора без права на обжалование в высших инстанциях. Однако, хвала доктору Манхэттену, в начале нулевых приговоренный вдруг решился на  апелляцию: какое-то время, его был готов взять на поруки постановщик "Борнов" Пол Гринграсс, но и их романтические отношения не вышли за пределы легкого предварительного кастинга и ни к чему не обязывающих поцелуев в диафрагму. И как раз, в этот самый момент, на горизонте замаячил некто Зак Снайдер, режиссер, на счету которого на тот момент числилось ровно полтора фильма: римейк культового ромеровского зомби-трэша и один дико пафосный фильм-раскраска, после выхода которого ему следовало бы сменить фамилию и навечно стать СССССНННННАААААЙДЕЕЕЕЕЕРРРРООООМ!!!!!.Какую экранизацию культового произведения можно ожидать от человека с подобным послужным списком, да еще в эпоху полного кассового господства нетленок от издательства Марвел, нацеленных на погашение пубертатаных гормональных взрывов разной степени тяжести? К неудачному стечению обстоятельств, солидную порцию масла в разгорающийся огонь недоверия подлил сам Алан Мур, когда в 2007 году назвал предыдущий снайдеровский фильм "300""худшей экранизацией комиксов за всю историю жанра". Фанаты "Хранителей" замерли в дурном предчувствии, а потом разбрелись кто куда — запасаться валерьянкой и тухлыми помидорами. Результаты кастинга лишь укрепили самые черные подозрения — отсутствие в титрах знакомых и раскрученных имен и наличие актеров, всю глубину таланта которых до этого момента могли оценить лишь поклонники телевизионных опер различной степени мыльности, заочно вгоняли в нешуточное уныние. Поэтому, к моменту появления в сети первых съемочных фотографий, трейлеров и тизеров, многие фанаты уже успели не чокаясь выпить за текущее состояние проекта и выгодно поменять помидоры с валерьянкой на моток крепкой веревки и кусок душистого мыла.





Люди пытаются перебить друг друга с начала времен. Сейчас мы обрели мощь, чтобы доделать дело.
Ничего не будет важно, когда полетят ракеты — мы все станем пылью. А наш Озимандия станет самым умным человеком на пепелище.

                                                                Эдвард Блейк (Комедиант)

Все дальнейшее —  как в тумане. Дата на календаре — 23 февраля 2009 года, мировая премьера. Кинотеатр, кресло, ведро с попкорном, пара шумных соседей, затемнение, заставка кинокомпании, титры,  единственная светлая мысль о том, что неплохо было бы их немножко замедлить, а то с первого раза, далеко не все удается рассмотреть, Боб Дилан,- <Затмение>-Нэт Кинг Коул , хрипящий голос, вероятно принадлежащий Роршаху, -<провал в памяти>-, Саймон и Гарфункель, Леонард Коэн, жестокое побоище, неэстетичный секс- <вспышка>-Джимми Хендрикс, бархатистый мужской баритон, ласково объясняющий собственное понимание "окончательного решения человеческого вопроса", смерть миллионов, "Реквием" Моцарта, беззаветное счастье миллиардов — The End. Глаза отказываются воспринимать, разум не способен переваривать полученную информацию. Пальцы лихорадочно обшаривают карманы, пока не натыкаются на стопку билетных корешков на предыдущие 10 сеансов. "Не желаете ли повторить?"Да. Да, да, ДА, Комедиант Вас всех забери! И новая порция тумана: кинотеатр, кресло, заставка кинокомпании, Боб Дилан, титры — черт, ну дайте же мне наконец все внимательно рассмотре....-<Затмение> *.

Первая мысль, которая приходит после просмотра — "это НЕ Снайдер", после двух с половиной часов непривычно интенсивной работы, мозг отказывается верить фактам и требует теории заговора. Вторая мысль дополняет первую: "это НЕ ТОТ Снайдер", стилистические трансформации 43 летнего американского режиссера настолько удивительны, что заслуживают специального выпуска программы "Очевидное невероятное". В 2007 году"300" являли собой типичный представитель жанра "комикс как он есть", где нарисованные на бумаге картинки, практически без изменений скопировали в киношную раскадровку, а кроме оживающих на экране рисунков работы культового художника Фрэнка Миллера, в фильме не было абсолютно ни-че-го. Однако, в "Хранителях" экранное бытие определяется прежде всего содержанием и не исчерпывается одной визуальной составляющей. Да, картинка блестит как начищенный армейский сапог, но в этом фильме Снайдер уже не идет по пути слепого переноса на экран бумажного оригинала, а скорее использует первоисточник в качестве своеобразного визуального трамплина, с которого расправив руки, в свободном падении, смело ныряет в пространство самых разнообразных киноцитат, рассованных по всему фильму в строгой пропорции: 1 штука — на погонный метр пленки. Воспользовавшись беспроигрышным приемом виртуальной исторической реальности, Снайдер использует их как бетонные сваи, на которых возводит образ "дивного чудного мира", где "доктор Стрейнджлав" переехал на постоянное место жительство в "Бразилию" и устроил всему оставшемуся человечеству глобальный "Апокалипсис сегодня". Однако, одной визуализации мало, поэтому для акцентирования ключевых моментов в бой пустили оригинальный саундтрек, где что ни трек — то событие, что ни песня — то мина замедленного действия, которая взорвется точно в отведенный режиссером момент и своей взрывной волной расковыряет очередной смысловой пласт. Видео и аудио ряды гармонично дополняют друг друга, образуя единую конструкцию, в которой кроме очевидных цитат и культурных отсылок существует еще множество скрытых комнат и потайных ходов. Вообще, "Хранители" принадлежат к тому редкому для современного кино типу фильмов, которые поощряют историческую и культурологическую эрудицию и награждают ценными дарами самых зорких и любознательных. Небольшим, но важным элементом детального портрета виртуальной эпохи может стать промелькнувший где-то на заднем плане транспарант, фотография, стоявшая в самом дальнем углу, небрежно брошенная фраза или даже фрагмент обложки редкой книги, которую показывают на экране чуть меньше секунды! Так, что, если Вы всерьез планируете посмотреть фильм, не упустив при этом ни одной скрытой отсылки, то лучше всего делать это с огромным увеличительным стеклом, постоянно придерживая палец возле клавиши "стоп-кадра". А кто сказал, что будет легко?  





Они утверждают, что трудятся дабы построить рай, но их рай населен кошмарами.
Возможно мир никто не создает, возможно никто ничего не создает — часы без часовщика…

                                                      Джон Остерман (Доктор Манхэттен)

Впрочем, совсем не функции познавательной мультимедийной энциклопедии делают "Хрнаителей" "Хранителями". Взяв за основу жизненный девиз одного из своих героев, мистер Снайдер сделал даже не кино, а живое воплощение нонконформизма, которого в современном Голливуде можно искать с заженным факелом при лучах жаркого полуденного солнца — и все безрезультатно. Или немного перефразируя — "Никаких компромиссов. Даже перед лицом продюсеров с огромными ножницами". С точки зрения голливудских прокатчиков, кинотеартральная версия напоминала неповоротливого зубастого кадавра, убийственной 162-минутной длины, с выжженным на лбу, клеймом самого смертоносного возрастного рейтинга ("R") — монстра, который скорее откусит тебе руку, чем позволит хоть что-нибудь заработать.  И были правы: зрителей, уверенных в том, что "кинокомиксы — это такие фильмы, где все взрываеца", чудовище нещадно выдергивало из розового мира приятных заблуждений и сильно сотрясая в воздухе, пыталось нащупать на затылке рукоятку рубильника, отвечающего за отключение мозга (сразу оговоримся, в некоторых случаях — совершенно безуспешно). Многие из них, не привыкшие к подобному обращению тут же забивались в угол кинотеатра, откуда начинали громко звать на помощь Человека-Паука. Однако, находились и другие, которые за гуталином местной "чернухи" смогли с первого кадра разглядеть глубокую концепцию, сильный сценарий и хорошую игру актеров — и выходили из кинотеатров, уже будучи безнадежно влюблены.По сути, единственный компромисс, на который пришлось пойти Снайдеру — это замена некоторых сюжетных линий романа качественно проработанными сценарными симбионтами. Канули в лету огромный искусственный монстр и потенциальная угроза инопланетного вторжения, сгинули в сценарной корзине большинство авторских отступлений и вставок между главами (две наиболее объемные из них — " История Черной Шхуны» и "Под маской" были экранизированы в облике короткометражных аммиационных фильмов, осенью 2010 года они были заново перемонтированы и включены в состав 215-минутной, "максимальной" версии снайдеровского фильма) — право слово, не такая уж великая жертва, особенно если учесть, что без этих сокращений, кинопрокатная версия могла иметь хронометраж более 300 минут!

Но все самое главное бережно сохранили — реалистичный Конфликт, жестокую дилемму с большой буквы "Д", выстроенную в лучших традициях практикума по психологии.  И совершенно напрасно иные зрители и по сей день продолжают плеваться ядом, обвиняя "Хранителей" в изуверстве и чуть ли не теоретическом обосновании идеи "золотого миллиарда". Прелесть подхода Снайдера и Мура заключается в том, что они всего лишь задают своему зрителю некий абстрактный вопрос,  но не дают готовых вариантов ответа. Подсознание активирует хитроумный триггер, запускающий изощренный психологический тест на выявление скрытого потенциала и моральной ориентации. Перед тобой огромная красная кнопка, если нажать которую в соседней комнате мучительной смертью умрут десять человек, зато все остальные будут продолжать радоваться этой чертовой жизни, а если не нажимать —  не будет ни жизни, ни радости, лишь одна бесконечная ПУСТОТА. Как в такой ситуации поведешь себя именно ТЫ: нажмешь, придумав для себя в качестве оправдания целую философскую теорию? Попытаешься вырвать кнопку и сам погибнешь отразряда электрического тока? Подождешь, пока к кнопке подойдет кто-нибудь другой и сделает этот тяжелый выбор за тебя? Или просто пройдешь мимо, осознав, что все эти жизни, смерти и грядущая ПУСТОТА — на деле, всего лишь мелочи, недостойные твоего внимания? Некое подобие муровской дилеммы уже пробовал воспроизвести небезызвестный Кристофер Нолан в своем "Темном рыцаре", но застыв на самом ее пороге, вдруг сделал глупое-преглупое лицо и прилюдно разрыдался крокодиловыми слезами. А у Снайдера хватило пороху пойти до конца — он не оправдывает, не осуждает, он понимает. Ведь,  на самом деле, в этой дилемме нет ни фашистских идей, ни призывов к геноциду или воцарении на планете единственного "золотого миллиарда", это просто одно большое "кривое зеркало", в котором каждый из зрителей увидит прежде всего собственное искаженное отражение. И поэтому обвинять "Хранителей" в пропаганде тотального уничтожения — это все равно, что бегать по городу, размахивая перед окружающими результатами собственного психологического теста, при этом искренне удивляясь, отчего разглядев верхнюю строчку, они тотчас стараются скрыться на противоположной стороне улицы. И если так сильно не нравится собственный диагноз , то может проблема вовсе не в поставившем его психиатре?  





                         Мир заслуживает большего, чем вы можете ему дать.
                                                 Адриан Вейдт (Озимандия)

Роман Мура прославился колоритными персонажами, фильм Снайдера дополнил их хорошими актерскими работами. В 90-е годы, когда проект экранизации находился в разработке у  Терри Гиллама, на роль Роршаха планировали пригласить Робина Уильямса, а наряд "Ночной Совы" соглашался примерить сам Кевин Костнер. В начале нулевых, Пол Гринграсс мечтал о Джуде Лоу в образе Озимандии и представлял себе Рона Перлмана с кривой улыбкой Комедианта.  Однако, когда проект перешел в руки Снайдера, о "звездном кастинге" уже не могло быть и речи: учитывая все возможные финансовые риски, добрые дяди из Warner установили верхнюю планку производственного бюджета картины всего в 130 миллионов американских долларов, что эквивалентно примерно 2\3 ржавого бампера от вторых "Трансформеров" или отсеченную половину конечности третьего "Человека-Паука". Приходилось импровизировать, но режиссеры кастинга с поставленной задачей отлично справились. Главное актерское открытие фильма — Джеки Эрл Хейли, который настолько сросся с собственным героем, что маска Роршаха и в правду стала продолжением его лица. Во многом благодаря его отточенному мастерству, этот персонаж на экране вышел гораздо более человечным, чем в первоисточнике, более того — достойным жалости и сострадания. Интересно, знают ли многочисленные поклонники  цитат и культовых изречений этого персонажа, что в оригинальном комиксе он представлял собой убежденного неонациста, садиста и законченного психопата? И тем не менее, в киноверсии глаза Роршаха смотрят из-под своей маски с печалью и грустью, излучая обреченность и трагизм собственной предопределенной судьбы. Впрочем, не отстают от Хэйли и другие лицедеи, до сего момента почти неизвестные широкой публике: особенно хорош Комедиант в исполнении сериального актера Джеффри Дин Моргана (до сего момента, известного всему прогрессивному человечеству исключительно как отец братьев Винчестер из молодежного мистического сериала "Сверхъестественное") и манерный Адриан Вейдт, сыгранный 31-летним британцем Мэтью Гудом. Одна из главных особенностей героев "Хранителей", их абсолютное отличие от прочих персонажей книжек с картинками заключается в том, что за их резиновыми масками, латексными костюмчиками и технологическими прибамбасами, кроются настоящие люди из плоти и крови, со непохожими мировоззрениями, своими стремлениями и жизненными идеалами. И если пять полных противоположностей, с различными целями и жизненными устремлениями сойдутся лоб в лоб, кто-то из них обязательно должен умереть.

Итог. Итог? Итог.... вышел неожиданным, но предсказуемым: экранизация, вероятно лучшего комик.... пардон, графического романа за всю историю жанра получилась вероятно лучшим из когда-либо снятых фильмов о супергероев. Однако, пока критики и фанаты Мура захлебывались от восторга, где-то неподалеку от них строило свои козни Ужасное-Преужасное ЗЛО. Поклонники людей-насекомых и героических мужчин в разноцветных подштанниках вышли на тропу войны и даже по сей день не устают обвинять экранизацию во всех смертных грехах. Как только не изголяется богатая человеческая фантазия: "Хранителей" одновременно обвиняют в русофобстве и ненависти к Советскому Союзу, в них находят призывы к немедленному развязыванию ядерного Апокалипсиса и пропаганду американского образа жизни (более подробно об этом читайте в чужих историях болезни, журнале "Вестник психиатрии" и в разделе отрицательных отзывов на сайте "Кинопоиск"). Но самое грустное, что большинство из тех, кто поливал и продолжает поливать фильм грязью, в качестве обратного примера качества от Зака Снайдера обычно приводят...... уже не раз упоминавшийся мною в статье, его предыдущий опус под названием "300", который притягивал зрителя аттракционом прикольных движущихся картинок, большим количеством жестокости и натурализма, но при этом совершенно не нагружал мозг. Как сформулировал бы свое согласие с данным утверждением, один широко известный мультимедийный персонаж: "Пельмень, ну это же просто круто!". И может быть мир, который привык 24 часа в сутки только развлекаться, пялясь на красивые (движущиеся) картинки, и в правду заслуживает больших часов, стрелки которых отсчитывали бы время до наступления его полной деградации?



Из дневника Роршаха, 29 июня 2011 года:

.... "Они по-прежнему пялятся на меня. Их глаза ничего не выражают — лишь полное безразличие, смешанное с собственной ленью и тоской по взрывающимся небоскребам. Их лица напоминают испорченный лимон, на них застыло лишь  искреннее недоумение, почему эти движущиеся картинки так много болтают. Их руки производят настолько механистичные движения: от стакана — ко рту, что иногда мне кажется, что по другую сторону экрана сидят вовсе не люди, а человекоподобные роботы. Когда я вижу все это, мною овладевает безудержная ярость. Иногда мне хочется развернуться к экрану и вступить на их сторону. Иногда мне хочется придти и стереть с их лиц эти глупые пластмассовые улыбки, и чтобы в этот момент, рядом оказались мои большие друзья: нож с выкидным лезвием, кастет и моя любимая бейсбольная бита. Хочу, чтобы рука как и прежде дрожала от ударов, а теплая кровь брызгала мне в лицо, хочу видеть их искаженные от ужаса лица и вновь и вновь переживать тот самый момент, когда вся эта зловонная клоака окончательно поглотила простого человека по имени Уолтер Ковач, выплюнув вместо него самое убийственное оружие для борьбы с самой собой. Я иду по другую сторону экрана и чувствую, как он боится меня."....



------------------------------------------------------ ------------------------------------------------------ -----------
* Предупреждение: Ни в коем случае не пробуйте повторить этот эксперимент в домашних условиях! Помните, что эффекты от длительного воздействия на специально подготовленных фанатов и организм обычных людей, могут серьезно различаться. Избегайте передозировки препарата и соблюдайте крайнюю осторожность!

Статья написана 26 июня 2011 г. 12:03
Размещена также в авторской колонке rusty_cat

Речь пойдет о фильме "Древо жизни" (2011) от Терренса Малика, чьи картины начиная с "Тонкой красной линии" неуклонно падают в рейтингах (по крайней мере, если верить сайту World-art.ru).

Предуведомление.

Как-то так получается, что современные европейские вкусы просачиваются на наши видеополки, может быть, неравномерно, и даже неадекватно, в лице картин француженки Брейя или немца Ханеке, параллельно со слухами о "голубизне" американских сенаторов и европейских гей-парадах. В этом странном компоте создается не менее странное впечатление о состоянии современных европейских вкусов, предпочтений.

Если принять все сказанное за начальные условия, то впечатление от картины, получившей главный приз в Каннах 2011 года, окажется печально предсказуемым.

Ремарка 1.

Все-таки имел место факт предварительных ожиданий. По правде сказать, если б не тема http://fantlab.ru/forum/forum5page1/topic6839page1 — не узнал бы я об этой картине раньше, чем года через два. Или вовсе бы она прошла мимо, потому что не имею я такой особенной привычки, следить за "открытиями" Каннского фестиваля. В итоге отзывы типа "Это потрясающий фильм, такая красота! Это не описать, это надо увидеть своими глазами!" вкупе с околоснобскими замечаниями и фейспалмами (мы-же тоже в своем роде естеты, тоже Кустурицу смотрим и Фон Триера, иногда),  пересилили все.

Ремарка 2.

Я не фанат ничего. Ни блокбастеров, ни артхауза как такового. Часто предпочту второе первому, бо блокбастерные штампы такую оскомину пробили, что от постоянного дежа-вю в киноформате икается. Артхаус хорош не сам по себе, а как противоположность блокбастерному Голливуду. Сам же по себе, он, как показывает практика, содержит дряни даже больше, чем масскульт. Причина проста: малобюджетный артхаус может снимать кто угодно. Любая курсовая работа студента режфака — артхаус по сущности своей. А ситуация с союзнописательским самиздатом в России мне тоже неплохо знакома. Явления одного порядка.

По существу.

Сюжет в картине "Древо жизни" присутствует, что явно не пошло на пользу фильму. Перед нами разворачивается история семьи, в которой после гибели одного из мальчиков происходит серьезный перелом и его последствия мы можем косвенно наблюдать (небоскребы, меж которых прогуливается персонаж Пенна), но сам по себе фильм строится вокруг раскрытия причин этого перелома в виде флешбеков главного героя (Пенна), когда он еще был маленьким мальчиком.

В итоге, фильм превращается в плохо подогнанную конструкцию, в которой самой высочайшей оценки заслуживают: операторская работа (11 из 10). Причем, интересна не только "видовая" часть съемок (которая не так уж далеко ушла от поминаемого в контексте "Фонтана" Аронофски), не только поля подсолнухов и леса динозавров (которыми можно насладиться в документальных сериалах BBC). В первую очередь — хороши съемки людей и быта, когда ближние и дальние планы выбраны таким образом, что показывают крупные поры, узор кожи, или, наоборот, искаженные перспективой детали обстановки или удаленные от центра экрана части тела — искажаются и словно начинают жить своей жизнью. Камера и звук — творят самую настоящую магию.

Второе, что следует отметить — подбор и игру актеров. Что вкупе с особенностями съемки: необычные планы лиц, фигур, обстановки, — работает просто превосходно.

Однако, камера, звук, актеры — всего лишь "материальная" база любого фильма, потому что без хорошего сценария любой фильм останется полуживчиком, пусть даже превосходного исполнения.

А вот со сценарием у фильма "Древо жизни" — имеются проблемы. Возможно, это как-то связано с "урезанием" полного метража картины в положенные для кинопроката 2 с лишним часа. Возможно, анонсированный 6-часовой полный вариант будет более удачен. Стану ли я его смотреть? Ой, не знаю. И сейчас мы можем оценивать лишь то, что имеем.

Серьезные недостатки фильма:

— закадровый голос, выдающий до пошлости банальные сентенции — вопросы к Богу: "почему мы? за что? как Ты мог?", — задают, с одной стороны, однозначность происходящего (лишают свободы толкования), с другой — придают фильму морализаторский оттенок, причем в отношении прописных истин, с третьей — создают впечатление, что режиссер считает зрителя недоумками, комментируя происходящее;

— пучок разноцветных лучей, или пламя, или плазма — символизирующий Бога в очередное свое появление на экране начинает вызывать икоту и раздражение;

— "видовые" вставки (вселенная, вулканы, динозавры) при всей своей красоте оказываются введены неудачно и словно "торчат" из общего полотна фильма. Например, самый спорный эпизод — с динозаврами: динозавр-хищник, по виду что-то вроде велоцираптора подбегает к умирающему травоядному, но вместо того, чтобы наброситься и пожрать, пару раз трогает лапой и бежит восвояси. Любые попытки понять символику этого эпизода, приводят к ощущению того, что режиссер слабо разбирается биологии и палеонтологии;

— отец, который в сознании мальчика должен представать "ужасным", на российского зрителя такого впечатления не производит, отчего оказывается не вполне понятным и все остальное происходящее (для сравнения можно еще вспомнить эпизод в самой картине, когда главный герой "подсматривает" поведение чужого отца в соседнем доме, по сравнению с которым его собственный отец вполне безобиден);

— три брата. Почему трое? Какую роль в фильме играет третий сын? Один мальчик — старший — главный герой, от его лица ведется повествование, второй — средний — светловолосый и романтичный, который погибнет, символизирует все положительное и божественное, хорошо раскрывается и несет основную символическую нагрузку, а третий — самый младший — зачем? Периодически присутствует в кадре, что-то делает, но не раскрывается и никакой особенной роли не играет;

— по поводу "лишних" эпизодов и деталей можно продолжать и дальше...

В итоге мы имеем картину, выполненную на превосходной бумаге, самыми лучшими красками, но такую, что сама по себе не представляет ничего особенного. В фильме довольно много противоречивых образов и моментов, которые должны бы дать пищу для ума, но не дают — размышлять и разбираться совершенно нет желания. Разжевано, морализовано, вся острота рафинирована до тепленького состояния.

Что же в итоге получается и почему такая высокая оценка у жюри Каннского фестиваля?

Если бы не было закадрового голоса вовсе, видовые эпизоды давались "как есть", оставляя зрителю свободу оценки происходящего, — тогда появилось бы ощущение многосмысленности, тем более, что актеры хороши и эпизоды отношений отыграны превосходно. А по поводу оценки жюри у меня имеется лишь ассоциативное сопоставление — популярность истории об извращенке-пианистке, некоторая известность порнографических работ Брейя, или вот, пальмовая ветвь банальной истории с видовыми BBC-вставками. Есть в этом что-то необъяснимо общее. Европа. Умом не понять... (Теперь даже опасаюсь смотреть предыдущий фильм-победитель историю "Дядюшки Бунми...", одно утешает — картина индийская, а не европейская)

Моя оценка 7 с учетом всех красот и достоинств.

ЗЫ. Никакого "древа" ни в физическом, ни в символическом смысле я в картине не обнаружил...




Статья написана 24 июня 2011 г. 16:50
Размещена также в авторской колонке Aleks_MacLeod


Нынешний год, впрочем как и парочка предыдущих, оказался на редкость богатым на экранизации различных комиксов. Зрители уже успели оценить "Тора" и "Людей Икс: Первый класс", а в следующих месяцах нас ждут "Капитан Америка: Первый мститель" и "Ковбои против пришельцев". Ну а середина июня отметилась в календаре поклонников графических историй премьерой картины "Зеленый фонарь".

Фильм повествует о похождениях бравого летчика Хэла Джордана после того, как ему на голову сваливается умирающий инопланетянин. Представитель внеземных цивилизаций оказывается членом корпуса Зеленых фонарей, элитной межгалактической полиции, который прибыл на Землю чтобы подыскать себе достойного преемника. И, разумеется, кто же подходит на такую ответственную должность лучше очередного бравого американского пилота, по совместительству страшного раздолбая, бабника и красавчика с лицом Райана Рейнольдса?

Впрочем, логика — это последнее, о чем нужно задумываться при просмотре "Зеленого фонаря". Картина получилась взрывной, веселой, зрелищной, безбашенной, заразительной, красочной, увлекательной и забавной, но вот назвать ленту осмысленной, логичной, серьезной или драматичной язык не повернется.

Дырам в сценарии может позавидовать любой бублик, поведение персонажей вызывает снисходительные улыбки, а отдельные сюжетные повороты и вовсе заставляют недоумевать: неужели создатели ленты всерьез подразумевают именно то, что происходит на экране? Создается ощущение, что авторы картины изначально поняли всю тщетность попыток конкуренции с другим персонажем DC-Вселенной Бэтменом на ниве серьезных драматических экранизаций комиксов, и вместо этого создали веселый аттракцион, где все взрывается, бабахает и летает с криком "Уаау!". А на роль исполнителя главной роли позвали большого ребенка Райана Рейнольдса, который с удовольствием оттянулся на съемках.

Актерской игрой в фильме и не пахнет — Рейнольдс всю картину откровенно дурачится, остальные актеры присутствуют явно "для мебели", услады глаз (Лайвли) или радости фанатов (Стронг). Спецэффекты со своими задачами справляются хорошо и общей картины не портят, хотя бойцы корпуса зеленых фонарей изрядно подмочили себе репутацию, поскольку выглядят полными идиотами даже на фоне такого далеко не блещущего интеллектом парня, как Хэл Джордан.

За режиссера фильма, Мартина Кэмпбелла, также остается только порадоваться. Не каждому удается в 70 лет снять такой веселый, зрелищный и удалой аттракцион, как "Фонарь". Хотелось бы, конечно, посмотреть что-то более осмысленное, зрелищное и серьезное, но признайтесь честно, неужели кто-то всерьез рассчитывал на то, что "Фонарь" осмелится бросить вызов "Темному рыцарю" на поле последнего?

Резюме: "Зеленый фонарь" идеально подходит для разгрузки после тяжелого рабочего дня. Выключите мозги на входе в зал, закупитесь колой с попкорном и приготовьтесь расслабиться перед экраном. Веселое, ненапрягающее, несерьезное кино скрасит ваш досуг, порадует глаз красивой картинкой и не хило облегчит ваш кошелек на стоимость билета на 3D сеанс. Вот честно, 3D в фильме — абсолютно лишнее и никому не нужное приспособление. Если вам не жалко тратить деньги на поход на 3D-фильм, то "Фонаря" вполне можно посмотреть вечерком четверга или пятницы. В противном случае, картину вполне можно пропустить, ничего не потеряв.


Статья написана 18 июня 2011 г. 17:34
Размещена также в авторской колонке fox_mulder


Звездный крейсер "Галактика" (2004-2009, Battlestar Galactica)

телеканал Sy Fy продолжительность — минисериал (2003) + 4 сезона (73 серии) + Razor (2007) + The Plan (2009)
       жанр — закономерный итог эволюции жанра телевизионной космической оперы
       слоган: «The world is over. The fight has just begun.»



адаптация            Рональд Д. Мур   по мотивам одноименного телесериала Глена А. Ларсона (1978-1979)
сценарий              Рональд Д. Мур, Брэдли Томпсон, Дэвид Уэддл, Марк Верхайден, Майкл Тэйлор
режиссеры            Майкл Раймер, Майкл Нанкин, Род Харди, Эдвард Джеймс Олмос, Феликс Энрикес Алкала
оператор               Стивен Макнатт
композитор           Бэр Макрири
продюсеры            Рональд Д.Мур, Дэвид Эйк, Харви Френд, Рон Френч

в ролях: Эдвард Джеймс Олмос (командор Уильям Адама), Мэри Макдоннел (президент Лора Розлин), Джейми Бамбер (капитан Ли "Аполло" Адама), Кэти Сакхофф (лейтенант Кара "Старбак" Трейс), Джеймс Кэллис (доктор Гай Болтар), Триша Хелфер (Каприка), Грейс Парк (младший лейтенант Шэрон "Бумер" Валери), Тамо Пеникетт (лейтенант Карл "Хило" Агатон), Майкл Хоган (полковник Сол Тай), Аарон Дуглас (главный корабельный старшина Гэлен "Шеф" Тирол), Майкл Трукко (мичман Сэмюэл Т. Андерс), Дин Стоквелл (брат Кэвил), Каллум Кит Ренни (Леобен Коной), Люси Лоулесс (Д’Анна Бирс), Кейт Вернон (Хелен Тай), Ричард Хэтч (Том Зарек).


                                                                                                                                                                                                        Through these fields of destruction
                                                                                                                                                                                                        Baptism of fire
                                                                                                                                                                                                        I've watched all your suffering
                                                                                                                                                                                                        As the battles raged higher
                                                                                                                                                                                                        And though they did hurt me so bad
                                                                                                                                                                                                        In the fear and alarm
                                                                                                                                                                                                        You did not desert me
                                                                                                                                                                                                        My brothers in arms

                                                                                                                                                                                                                    Dire Straits

На исходе 15 часовой вахты пальцы с трудом удерживают штурвал. После пяти суток без сна, на протяжении которых день и ночь плясали вокруг тебя в бесконечном хороводе, подслеповатые глаза уже с трудом различают отдельные огоньки в сплошном мутноватом пятне, которое еще недавно называлось "приборной доской". После неопределенного срока без еды, точная продолжительность которого неизвестна ни памяти, ни желудку, все внутренности превращаются в сплошной комок острой боли, которая широкими волнами подкатывает к горлу, угрожая вот-вот вырваться наружу.  После очередной пригоршни стимуляторов, мозг отказывается различать добро от зла, и своих от чужих, а сознание, испуганно забившись в пятки лишь униженно молит о том, чтобы все поскорее закончилось: затянувшийся полет, бессмысленная вахта и вся эта долбаная жизнь. Губы слиплись в сплошной кровавый пузырь, прицел перед глазами выписывает причудливые зигзаги, а правая рука, сросшаяся с гашеткой вдруг отказывается подчиняться нейронным импульсам и торчит из плеча беспомощной неподвижной культей. А где-то по другую сторону этих пляшущих крестиков прячется ВРАГ, который не ведает ни жалости, ни усталости, чей манипулятор так же сросся с гашеткой, а красный глазок сканера, не моргая прочесывает пространство в поисках потенциального тебя. И самое обидное, что и пенять то, по большому счету остается лишь на зеркало: просто блудные дети, давным-давно брошенные человечеством в собственной социальной утробе, наконец нашли свою обратную дорогу домой.
Ведь когда-то, сайлоны были созданы человеком.
Они развивались, пройдя долгую эволюцию от неразговорчивых красноглазых "шагающих тостеров" — до самых обворожительных представительниц вида homo sapiens sapiens.
Они восстали — и уже не обретут покоя, пока не поставят окончательную жирную точку в истории своих бывших хозяев-поработителей.
Существуют множество копий, которые внешне и внутренне ничем неотличимы от их Создателей.
И у них есть План.....

Жанр космической фантастики на телевидении, с самого начала развивался дикими непропорциональными скачками. В 1966 году вечно голубой экран запустил в открытый космос своего первого человека: астронавт иронично посмотрел в камеру обаятельной улыбкой актера Уильяма Шаттнера, громко сказал "Engaged!" — и тут же махнул туда, где не ступала нога человека.. Однако, остальное человечество оказалось пока не готово для встречи с прекрасным космическим далеком, поэтому возможности повторного запуска пришлось ждать аж до самого конца 70-х, когда прямиком из "далекой-далекой галактики", в окрестностях Млечного Пути, неожиданно грянули первые "Звездные войны". Пока просторы больших экранов рассекали сверхскоростные корабли и космические истребители, а зрительские уши закладывало от оглушительных спецэффектов и вступительных аккордов знаменитого марша композитора Джона Уильямса,  за стенами кинотеатров бушевала другая война — за зрительские кошельки, и в ней творение молодого Джорджа Лукаса легко одерживало победу за победой, непринужденно обращало в бегство всех кассовых конкурентов и не брало пленных. Именно тогда, в стане представителей крупных голливудских студий возник Хитрый План, который на проверку оказался еще коварнее сайлонского: бить врага его же оружием, и если этот наглец Лукас хочет вести войну с помощью инопланетных самолетов и прочих  мудреных космических хреновин — так пусть распишется в получении. И первым на стол студийных боссов, готовое домашнее задание положил телевизионный сценарист и продюсер Глен А. Ларсон, у которого всего один год ушел на то, чтобы разобрать лукасовскую "Новую Надежду" на составляющие компоненты и составить из них, на манер конструктора "лего" собственный, незамутненный даже легкими намеками на самобытность, клон. Запущенный на экраны уже в 1978 году, сериал "Звездный крейсер "Галактика"" представлял собой унылое царство плоских бумажных солдатиков, которых по сценарному неразумению, отчего-то считали персонажами (все хорошие парни напоминали конкурс двойников Хана Соло, а злодеи заворачивались в застиранные занавески и корчили в камеру ну очень страшные рожи), топорно сделанных спецэффектов (особенно "впечатляли" космические истребители, рассекавшие звездное пространство с грацией, запущенных об стену утюгов) и дурно написанных реплик, которые впору выставлять в качестве экспонатов в кунсткамере самых пафосных диалогов за всю историю телевидения (чего стоило, хотя бы объяснение агрессивного поведения сайлонов: "Им просто ненавистна мысль о том, что человек может жить свободным, им ненавистна наша демократия...... и прочеее бла-бла-бла Ну что вы ко мне пристали? Сказано же  вам английским языком: они ПЛОХИЕ потому что ПЛОХИЕ!). Надо ли удивляться, что даже в условиях повышенного спроса на космические пострелушки, сериал просуществовал всего один сезон и был закрыт телеканалом ABC уже в 1979 году? Правда, уже в 1980 его попытались вновь вернуть на экраны в виде тех же фаберже, только с изменившимся актерским составом и еще более мизерным бюджетом, но и этой поделке суждено было прожить в эфире только 10 серий. Известный американский фантаст Алан Коул , принимавший участие в создании сего творения в качестве консультанта, впоследствии назвал Galactica 1980 "одним из худших сериалов в истории телевидения". Большое спасибо за формулировку, Алан — точнее и не скажешь!



Однако, в 1999 году кошмар всех американских кинопрокатчиков вновь вернулся: первый эпизод новой лукасовской трилогии "Призрачная угроза", как и 20 лет назад взял штурмом все американские кинотеатры, поработил зрительские кошельки и заставил всех конкурентов объявить позорную капитуляцию.Повторялась уже знакомая ситуация, и тогда в рядах руководства Universal Studios созрел очередной Хитрый План, который на деле представлял собой лишь зеркальную копию старого: из пыльного сундука с авторскими правами, на свет вновь извлекли потрепанную колоду с "бравыми космическими победителями сайлонов", чьи изображения давно потрескались и покрылись слоем 20-летней пыли. Командовать парадом, то есть римейком сериала позвали голливудского режиссера Брайана Сингера, но к (не)счастью, у Судьбы на сей счет были иные планы: после терактов 11 сентября 2001 года, перезапуск BSG попал в перечень проектов, чье появление на экранах могло вызвать у американской публики ненужные ассоциации с реальной трагедией и угодил в бессрочную заморозку. К счастью (на этот раз — без сомнений, оговорок и провокационной частицы "не") эта "бессрочность" закончилась уже в 2003 году, когда проект римейка пришвартовался у доков кабельного телеканала Sci — Fi Channel, и у штурвала перезапуска встал исполнительный продюсер и сценарист Рональд Д. Мур, который еще до начала работы прекрасно понимал, какие огромные "авгиевы конюшни здравого смысла" ему придется разгребать, ведь по современным меркам, сам сюжет о противостоянии картинно-положительных добряков карикатурным инопланетным роботам смог бы привлечь внимание лишь самых самых маленьких зрителей: тех, кто уже перерос серьезность "Телепузиков", но еще пока не готов к жестоким реалиям "Рейнджеров силы"

[/u]. Кроме того, и сам жанр "космического телесериала", переживал очередной кризис зрительского внимания, и кому  лучше знать о его причинах, как не автору более чем 50 сценариев для различных сериалов из семейства "Star Trek"? Шли годы, за пределами голубого экрана сменяли друг друга целые десятилетия, рождались и умирали новые моды, приходили и вновь уходили в небытие целые киношколы, но в мирах телевизионного "космического скай-фая", астронавты, по-прежнему смотрели в камеру обаятельной улыбкой, скопированной у актера Уильяма Шаттнера, а во всем, что не касается производства спецэффектов, на календаре прочно застыл неизменный 1966 год. В конце 80-х, "Звездный путь: новое поколение" научил сценарному многообразию, а в середине 90-х, "Вавилон 5" показал образец сюжетной целостности — и на этом эволюция отдельно взятого жанра замерла на целые десятилетия, очевидно посчитав, что с него и так хватит! Однако, время все расставило по своим местам, и после очередных выпусков новостей, заполненных сообщениями о новых войнах, разрушительных кризисах и невыдуманных террористических атаках, зрительский мозг отказывался всерьез погружаться в пучину придуманной реальности, в которой люди перебороли не только все известные заболевания, но и собственную алчность и доселе неконтролируемую жажду расстреливать, взрывать и уничтожать. Телевизионная эскапия как форма борьбы с наступающей за окном реальностью, больше не срабатывала, все старые лекарства вдруг в одночасье утратили свой срок годности и подлежали немедленному списанию. Поэтому Мур принял единственно верное решение: отказавшись от картонных персонажей с пафосными древнегреческими именами, он первым в истории телевидения опустил космические просторы выдуманной далекой-далекой Галактики >>> четвертого тысячелетия до проблем грешной Земли-матушки эпохи нашей горемычной современности, тем самым соорудив не только сюжетную основу для одного, отдельно взятого фантастического телесериала, но и концепцию выживания всего жанра в целом. [/p]

Процесс насильственного перерождения проходил как и подобает в таких случаях: в руках авторов засверкали огромные редакторские ножницы, которые флегматично, кусок за куском отсекали все, что могло помешать реалистическому восприятию происходящего: стреляющие бесконечными лучами лазеры-фазеры, стандартные стартрековские девайсы из серии "Скотти, подними меня на мостик за ничтожную долю секунды" и даже вполне себе современные устройства для аудиовизуального контакта — все они, без скафандров вылетели через сценарный шлюз и тут же затерялись в необъятных космических просторах. Их вакантные места заняли слегка модифицированные пистолеты\пулеметы с ограниченным боезапасом, одежда лишилась кислотных оттенков и вплотную приблизилась к современным земным стандартам, а мостик космического корабля утратил дисфункциональную вычурность, превратившись в трехмерный макет рубки любого американского авианосца, в масштабе 1:1. В результате, несмотря на наличие в кадре необходимых условностей в лице гипердвигателей или огненных сполохов в безвоздушном пространстве, очередные "звездные войны" утратили свою игрушечность и присущий им дух подростковой романтики. Когда космическое пространство разрывается от ядерных взрывов, приклеенные к губам радостные улыбки сползают куда-то в сторону, а место возвышенного поэтического языка занимает отборная нецензурщина. В условиях навыдуманной войны, у героев нет времени на произнесение пафосных спичей километровой длины, ведь когда в твоем кислородном баллоне остался последний глоток воздуха, а в пистолете — последний патрон, становится совсем не до разговоров. И где-то посреди экрана, беспристрастным хронистом тикает счетчик оставшихся человеческих жизней, который после каждого очередного взрыва хладнокровно вычитает и отнимает, лишь в очень редких случаях добавляя кого-то взамен. За прошедшие с момента запуска оригинала 27 лет, идея противоборства людей и сайлонов, успела окончить детский сад и среднюю школу, научилась пить, курить, заниматься сексом, познала, какова на вкус собственная кровь и боль потери любимого человека. Разумеется, эти перемены пришлись по вкусу далеко не всем: поклонники оригинального сериала (да, да, были и такие — вот уж сюрприз, так сюрприз!) ожидавшие, что перезапуск ограничится лишь безобидным переходом из младшей группы в среднюю, заклеймили муровскую версию презрительной кличкой GINO (Galactica In N

[/b]ame Only  ) и  рьяно призывали предать его зрительской анафеме. Не отставал от своих поклонников и сам автор оригинального убожества сериала Глен Ларсон, который хоть и числился в титрах новой "Галактики" на правах "консультативного продюсера", в многочисленных интервью всячески подчеркивал свое несогласие с новым видением сюжета и откровенно ностальгировал по временам, когда сайлоны еще не были "созданы человеком". Однако, эти немногочисленные возгласы быстро потонули в оглушительном реве всеобщего восторга: стартовавший в 2004 году, первый сезон новой "Галактики" вскоре после премьеры стал самым рейтинговым шоу за всю историю телеканала, удостоился премии "Hugo" за лучшее научно-фантастическое произведение в формате короткометражного фильма (серия 1Х01 "33") и сорвал джек-пот в оценках и рецензиях у самых солидных телекритиков. GINO говорите? После оглушительного успеха муровской концепции, эту позорную кличку, следовало бы прилепить обратно к ларсоновскому сериалу-прародителю! [/p]

Вообще, сходство между оригиналом и римейком полностью исчерпывается пересказом единой сюжетной фабулы: "пережив нападение враждебных роботоподобных созданий, жители 12 колоний пускаются в далекое межзвездное путешествие, что бы отыскать мифическую 13 планету, которую древние священные тексты именуют "Землей". Все остальное — различия: начиная от принципиальных вопросов о мотивации и самой природе этих роботоподобных созданий и заканчивая каждой мельчайшей деталью. Ларсоновские сайлоны представляли собой обтянутые серебристой фольгой, жестяные банки, построенные высокоразвитой цивилизацией инопланетных рептилоидов, которые (если судить по дизайну роботов) являлись большими поклонниками американских комиксов про Флэша Гордона и Бака Роджерса.Над особенностями функционирования сайлонов, Ларсон особо не задумывался, а о их мотивации знал только, что они очень злые. Однако, когда Мур взялся переделывать "Галактику", то взял за ориентир не агрессивно настроенных  металлических собратьев Бендера, а человекоподобных репликантов , персонажей легендарного фантастического романа Филлипа К. Дика "Снятся ли андроидам электроовцы?" и его не менее культовой экранизации — фильма Ридли Скотта "Бегущий по лезвию бритвы" . Подобно диковским героям, муровские сайлоны мимикрируют повадки своих Создателей: любят, философствуют, ненавидят — с таким остервенением, что любые попытки зрителей победить в викторине: "Угадай, кто из членов экипажа является законспирированным сайлоном?" заранее обречены на провал.  Однако, одного извечного конфликта между хозяевами и бывшими рабами, Муру показалось мало, и тогда в этот, и без того бурлящий котел противоречий, он подбросил еще одну кость — религиозную. У Ларсона, население 12 колоний исповедовало политеизм по греческому образцу с легкой примесью ритуалов современной мормонской общины. Мур оставил этот сегмент в неприкосновенности, но пошел еще дальше, противопоставив многобожию людей- веру в Единого Бога....самих сайлонов. Таким образом, старый конфликт заиграл новыми красками, и из опостылевшего противостояния живой плоти мертвому металлу, он переместился гораздо выше — в область мировоззренческой непримиримости и агрессивного религиозного фанатизма. Авторы тонко играют с историческими аллюзиями, и поэтому сама атака сайлонов на 12 колоний вызывает великое множество непроизвольных ассоциаций: от очередного крестового похода во имя Новой Веры и вплоть до еще одного падения печально известных башен, но уже в планетарном масштабе. Однако, вся шутка в том, что в муровском мире 13 колоний Кобола нет места ни героям, ни злодеям, ни виновным, ни виноватым. Подобно персонажам диковского романа, сайлоны не являются безусловными исчадиями ада, скорее они похоже на брошенных человеческих подкидышей, ослепленных любовью к своим Создателям и приходящих в ярость от осознания печального факта, что объект их коллективной страсти слишком несовершенен и не заслуживает столь сильных чувств. В их синтетических жилах кипят такие нешуточные страсти, что порой они выглядят гораздо живее и человечнее самих людей, а заданный на первых кадрах муровского минисериала, вопрос сайлонов: «Are you alive?» начинает казаться наиболее глубокой из философских дилемм сериала. Хотя, казалось бы, в чем заключается сложность? Сердце бьется, легкие сокращаются — все медицинские признаки налицо. Но нет — у Вас не получилось. Попробуйте еще раз, только теперь — разведя по разным углам комнаты настоящую, кипящую, искрящуюся всеми возможными красками жизнь и обезличенную форму повседневного существования. Ну что, готовы ко второй попытке? Are you alive?

Однако, самой сильной стороной сериала являются его персонажи — сложные, колоритные, прекрасно проработанные, и несмотря на совпадение имен и позывных, совсем непохожие на придуманных Гленом Ларсоном, однотипных картонных болванчиков. Старый "звездный волк", коротающий последние деньки до заслуженного списания на берег; бывшая школьная учительница, страдающая заключительной стадией рака легких; ворчливый спившийся вояка; молодой идеалист, разрывающийся между любовью и ненавистью к собственному отцу — ни одно из этих лиц не годится для того, что бы стать фасадом военного агитплаката, и тем более — на роль Спасителя с большой буквы "С". Впрочем, что говорить о положительных персонажах, если, в отличии оригинала, здесь даже антагонисты совсем не похожи на мультипликационных злодеев. В оригинальном сериале, в роли главного редиски был выведен персонаж по имени Балтар, который имел привычку разговаривать с окружающими такими словесными штампами, от концентрации которых позеленел от зависти сам Доктор Зло. В римейке, перевоплотившись в талантливого ученого, этот персонаж потерял фирменный злодейский плащ, зато приобрел сложность и многогранность: хронический трус, законченный лицемер и демагог, страдающий терминальной стадией комплекса Начинающего Мессии и наслаждающийся собственными эротическими галлюцинациями — но вместе с тем, способный на неожиданный благородный поступок и постоянно удивляющий этим не только зрителей, но и себя самого. Убедительный психологизм характеров лишь усиливается за счет игры прекрасно подобранного актерского ансамбля. Подобно другой кузнице новых актерских имен под названием LOST, BSG выдвинул на первый план молодых, никому неизвестных артистов: Джейми Бамбера, Кэти Сакхофф, Тришу Хелфер,  Джеймс Кэллиса,Грейс Парк, Тамо Пеникетта, чтобы в одночасье сделать их звездами маленького голубого экрана.Безусловно, они хороши и чертовски убедительны, но основная драматическая ноша все-таки легла на плечи актеров старшего поколения: Эдварда Джеймса Олмоса, Мэри Макдоннел, Майкла Хогана и голливудского ветерана Дина Стоквелла, который блестяще исполнил роль самого циничного и агрессивного из сайлонов- брата Кэвила. Не отстают от ансамбля и прочие компоненты  этого идеально сбалансированного механизма: заточенная под документалистику, операторская работа Стивена Макнатта и отличная постановка Майкла Раймера, снявшего 22 наиболее драматичных эпизода из 73 — и кто бы мог подумать, что у режиссера, во всех отношениях посредственной "Королевы проклятых" обнаружится столько пороха при работе на телевидении? Отдельного упоминания заслуживает отличная музыка Бэра Макрири, демонстрирующая удивительное разнообразие музыкальных форм, жанров и солирующих музыкальных инструментов: агрессивные военные марши, по мановению волшебной дирижерской палочки сменяются щемящими сердце духовыми трелями,  пафосные оркестровки плавно перерастают в запилы электронных гитар, которые в свою очередь оканчиваются эмоциональными фортепианными этюдами. Конечно, в масштабе всего сериала, это — капля в море или маленькие штрижки на теле огромного живописного полотна, но не будем забывать, что море, в свою очередь состоит из бесчисленного множества таких капель, а картины пишутся посредством тех самых штрихов- договорились?



Постоянные читатели моих статей прекрасно знают, что за каждым потоком меда, каким бы длинным и глубоким он ни был, обязательно открывается чугунный кран с дегтем и капает в о все это великолепие,у, чем-то черным, противным и вонючим. Как бы глубок и драматичен ни был проект и сколь бы талантливой и восхитительной ни получилась его реализация, всегда и везде найдется парочка жирных НО, способных плегка приумерить всеобщее веселье: и Мур мне друг, но Истина дороже! Да, да и еще раз "да": Battlestar Galactica — один из лучших фантастических сериалов в истории телевидения, который можно поставить на одну полку разве что с оригинальными творениями Джина Родденберри и Джозефа Майкла Стражински, НО начиная с третьего сезона, его горький драматизм слишком сильно разбавляется различными мелодраматическими клише, которые ближе к финалу угрожают насмерть отравить зрителя своей сахарной патокой. Вероятно, это самое интересное событие, случившееся с фантастическим жанром на протяжении всей эпохи нулевых,НО начиная с первых серий четвертого сезона, как снежный ком, оно все дальше и дальше укатывалось в колею пафосной мистики с вездесущими ангелами и навязшими в зубах, мутными пророчествами. Бесспорно, один из самых удачных римейков за всю историю существования этого низкого и вторичного направления, НО безбожно затянутый финал (за который скажем дружное спасибо забастовке голливудских сценаристов конца 2007 года), сможет оправдать ожидания далеко не всех зрителей. Словом, все как всегда: полоса белая — полоса черная, плюс на минус, чет на нечет, а какой именно элемент перетянет все остальные на весах личных вкусовых пристрастий — позволим каждому из зрителей решать индивидуально.

И тем не менее, несмотря на все шероховатости, без всяких сомнений перезапуск BSG является выдающимся проектом. Дальнейшие события после окончания сериала развивались несколько предсказуемо: очнувшись от сладкой летаргии и ощутив значительную дыру в собственных рейтингах, руководители телеканала Sci-Fi (в ту пору, уже переименованного в Sy Fy) придумали очередной Хитрый План под рабочим названием "Больше Галактик хороших и разных!". Не успел суровый адмирал Уильям Адама попрощаться со своим зрителем, как глядь — а в соседнюю дверь уже стучится история его появления на свет — в сериале-приквеле под названием "Каприка", который решил посвятить зрителей в подробности того, как именно "сайлоны были созданы человеком" . В том  же году, перечень полнометражных ответвлений от сериала, помимо "Лезвия" (повествующего про своеобразное Темное Отражение "Галактики" — экипаж звездного крейсера "Пегас", по которому обливаются горькими слезами заседатели космического аналога Нюренбергсского трибунала) пополнился еще и "Планом" — совершенно необязательным дополнением, который снимался с очевидной целью, в очередной раз обчистить преданных фанатов на стоимость лицензионного ДВД. Идет время, но образованная уходом в небытие любимого сериала, пустота и не думает зарастать. И где-то на горизонте, уже маячат два новых свидания с полюбившейся Вселенной. Первое должно предстать перед зрителем через пару лет в облике полноценной киноверсии, срежиссированной неугомонным Брайаном Сингером — впрочем, судя по тому, что в титрах будущего фильма нет никаких упоминаний Мура, зато собственной персоной присутствует сам Глен Ларсон, ценители драматизма, психологизма и сложных характеров уже могут не волноваться! Второе свидание состоится уже этой осенью на все том же "родном" телеканале Sy Fy: дамы и господа, спешите видеть — молодой капитан Уильям Адама идет на первую сайлонскую войну — в пилотном фильме второго приквела к популярному сериалу "Battlestar Galactica: Blood and Chrome". Впрочем, и здесь не все гладко: так, в титрах будущего сериала полно знакомых имен, но отсутствует самое главное — идеолог и шоуранер перезапуска Рон Мур по неизвестным причинам отказался от участия в данном проекте. Добавили масла в огонь и консервативные фанаты франшизы, которые под лупой изучили фотографии исполнителя роли молодого Адамы 22-х летнего Люка Паскуалино и мрачно предсказали, что на этот раз нас ждет не фантастическая драма, а очередной молодежный ситком. Поживем — увидим, кто был прав, и кто ошибался, благо ждать осталось уже совсем недолго. И лишь одно не подлежит сомнению: после минисериала, четырех полноценных сезонов, трех циклов несвязанных друг с другом веб-эпизодов, один полноценный приквел и два полнометражных телевизионных фильма спустя, всем несчастным, обладающим огромными избытками свободного времени, наконец то открылся тот самый Хитрый План . Он спустился откуда-то сверху, наклонился к уху и подозрительно знакомым голосом, нежно велел какому-то Шуре пилить до победного конца, суля в итоге золотые горы. Кстати, он Вам никого не напоминает?

Рано или поздно все подходит к своему логическому концу. За серией следуют финальные титры, за последней страницей — корешок с книжной аннотацией и дружеским пожеланием начинать сначала. Приходит момент, когда хочется встать с дивана и внимательно изучить в зеркале свое отражение. Французский философ и математик Рене Декарт в середине XVII века сформулировал знаменитый признак: "Мыслю, следовательно существую", но ведь существовать и жить — это разные вещи, правда? Пальцы машинально разглаживают свежие морщины, но кто знает, может это всего-лишь очередная фишка современного программирования? На мгновение, в зеркальном отражении мелькает подозрительно знакомый красный огонек — нет, это всего лишь отблески фар, проезжающего по улице автомобиля. Но стоя перед зеркалом, машинально трогая осунувшееся лицо, автоматически заглатывая воздух и генерируя пустопорожние мысли, иногда хочется произнести Тот самый вопрос, которым хоть раз в жизни, но задавался каждый из людей, живущих и когда-либо живших на этой планете:



скрытый текст (кликните по нему, чтобы увидеть)

Are We yet Alive?

Страницы:  1  2  3  4  5  6  7  8  9 ... 83  84  85  86 [87] 88  89  90  91 ... 106  107  108




  Подписка

RSS-подписка на авторскую колонку


Количество подписчиков: 346

⇑ Наверх