FantLab ru

Все отзывы посетителя Iriya

Отзывы

Рейтинг отзыва


Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  6  ]  +

Генри Лайон Олди «Ойкумена»

Iriya, 4 июня 2020 г. 13:16

«Мы связаны нитями. Для одного это паутина, для другого — шерсть маминого свитера, для третьего — нити марионетки, а для четвертого — струны арфы. Потому что смысл — не в ответах, а в вопросах. Во всяком случае, мне так кажется.»

*

Повседневность с ее неизбежной суетой бытия в окружении «человеческого» общества скорее невольно норовит затянуть тебя на моральное дно, чем предложит мирно сосуществовать на празднике жизни. В такие минуты робким призраком надежды приходит осознание того, что в мире существуют маленькие «спасательные круги» в виде небезразличных людей, музыки и книг. Уже на первых страницах романа «Кукольник» стало ясно, что трилогия как раз относится к тем шедеврам фантастической литературы, которые сумасшедшим «неземным» сюжетом заставляют забыть обо всем окружающем, руками-лучами яркого юмора поднимают из тартарары настроение, а шикарными философскими высказываниями способны молниеносно войти в резонанс с твоими мыслями и эмоциями. За это я и полюбила этот роман в трех частях, написанный в абсолютно незнакомом для меня жанре «космической оперы». Открывая для себя новое направление литературы, я ошибочно ожидала лицезреть бесконечные бои на звездолетах, главных действующих лиц с лазерными мечами наперевес и в причудливых шлемах, а также декорации для всего перечисленного в виде холода темного Космоса. Я очень рада, что авторы пошли по другому пути, написав психологический роман с элементами научной фантастики в антураже интересных планет галактического пространства, теплое сияние звезд которого хотелось сравнивать с бриллиантовыми гвоздиками, дырочками в бархатном покрывале небес или взглядами ангелов. Семь планет нам посчастливилось посетить вместе с героями! А так все просто начиналось — труппа контактных имперсонаторов «Вертеп» в рамках гастролей прилетела на планету Китта, и понеслось...

«Обычная история. Вечная, как звезды. Впрочем, звезды иногда гаснут. А сплетням сиять во веки веков! Этим сорнякам даже дерьмо не нужно, чтобы расти. Ах, малыш, если бы за каждую сплетню в мире мне давали медяк — я бы купил себе Вселенную!..»

В первую очередь я хотела бы акцентировать внимание на шикарном слоге авторов, который менялся вслед за сюжетными составляющими. Это тот редкий случай, когда в контексте одной страницы читатель способен хохотать (!!!) от тонкого юмора и тонуть в волшебном омуте потрясающей образности. Например, здесь «людское толпище сошло половодьем со ступеней здания», а «сумерки падали на город хлопьями небесной сажи». Повествование космической симфонии разделено на две контрастные партии: главная сюжетная линия и контрапунктная. Рассуждая о них, не могу не возрадоваться, насколько логичной у авторов получилась история. События пролетали перед глазами с космической скоростью, каждую главу ставя перед главным героем очередную сумасшедшую задачу. Ваги управления людьми переходили из рук в руки, ведущие становились ведомыми, кукловоды превращались в рабов, а рабы порабощали хозяев. При этом авторами не была утеряна ни одна ниточки ни одной марионетки. Особый восторг вызвала второстепенная — лирическая линия, в которой авторы контрапунктно восхитительные рассуждения на злободневные вопросы всех галактик сумели соединить с описанием разновременных событий, так или иначе относящихся к основным. Были здесь и сцены боев как в космическом пространстве, так и на поверхности планет. Однако они не утомляли своим присутствием, а скорее украшали сюжет яркими эпизодами, в которых континуум вскипал рытвинами, а потоки безжалостного излучения и буйство плазмы сливались в единый безумный смерч, чтобы сокрушить противника.

«Глупо бередить душу. Прошлое не подправишь, как неловкий жест куклы. В одну и ту же реку нельзя войти дважды…»

Рассматривать данное произведение, разбив его на составляющие, я не смогла. Каждая часть неотъемлемо дополняла другие, образовывая гармоничную симфонию со стройным звучанием из букв-слов-образов-мыслей лишь в финале. На уровне первой книги сложно было что-то говорить о заявленном авторами созвучии, так как в центре сюжета вращался один герой — невропаст (кукольник) Лючано Борготта — специалист, способный при согласии пациента управлять его моторикой или речью. Образы других действующих лиц начали активно проявлять себя со второй части, подтверждая талант авторов в плане достоверного психологизма книжных личностей. Снимаю шляпу перед ними за образ Борготты — величайшего неудачника всей Ойкумены. Олди прекрасно объединили в Лючано два разных качества — невропаста и экзекутора, которые отголосками внутренних переживаний героя превратились в назойливые и ироничные диалоги его альтер-эго. Пожалуй, влюбиться в него я не сумела, а вот поднять мое настроение Борготта смог на все сто. Используя масштабы заявленного жанра, здесь охватывались огромные звёздные пространства, богатые многочисленными людскими расами. Вехдены, гематры, брамайны, вудуны, помпилианцы, варвары, техноложцы — одни накапливали энергию через физические страдания, другие повелевали внутренним огнем, третьи черпали жизненные силы из заклейменных рабов... Об этих людях можно говорить бесконечно. Шикарная задумка авторов, продуманная до мелочей. И еще одной сюжетообразующей изюминкой для меня оказалось наличие на страницах флуктуаций и необычных людей, способных переходить в волновое состояние.

«Чувства и эмоции омывают душу, как вода — тело. Но ходить целый день мокрым — глупо.»

Весь роман пропитан звуками от и до, и жанровое авторское определение его, как «Космическая симфония» — лишь вершина музыкального айсберга этого произведения. Мутные пятнышки звезд здесь плясали тарантеллу, небеса стремительно меняли цвета с безумством диссонансной гаммы, а чувственные гитарные пассажи сопровождали вскрик золотой нити трубы и гулкий звук контрабаса. Даже количество упомянутых планет и число главных действующих лиц в финале тоже очень музыкальное. На страницах книги ноты передавали также и эмоциональное состояние персонажей. Потрясающе проникновенной была сцена, в которой на пике бытия лицом к лицу сливались две противоположности, даруя друг другу запредельное наслаждение на грани страдания. Мучитель играл мелодию на струнах нервов, принося мýку и боль. Боль, способную вознестись к вершинам блаженства и швырнуть не только звездолет через половину Галактики. Ну и высшей ступенью для меня (запойного меломана) оказалась яркая «блюзная» зарисовка. В этой сцене шипящий свист пересохшего рта, надтреснутый звук импровизированной трубы и гитары вызывали легкий холодок восторга. Вместе с героями я, что называется, ловила кайф, щелкая пальцами в ритм песни, раскачиваясь и притоптывая ногами. Аплодисменты, дамы и господа!

«Говорят, у моей девочки дурной характер,

Издеваются: у крошки, мол, дурной характер —

Слышишь, мама, эти парни только что из буцыгарни,

А горланят, что у девочки дурной характер!

А я все смеюсь над ними: дураки!»

Моя уверенность в том, что такие книги надо перечитывать с кратностью в 5-7 лет непоколебима. Они несут читателям не только мысли на извечные темы, но и невероятное душевное тепло. Клянусь, мне не хотелось покидать страницы, где сквозняк гулял по гостиной, раскачивал коромысла, заставлял маленьких кукол, висящих на вбитых в стену гвоздиках-крючках, играть странный спектакль. Здесь за окном звучала таинственная музыка — тончайшее вступление скрипок-звезд, пение метеоров-валторн, басы мрака Космоса и бой комет-литавр. Партии множества необычных инструментов сливались в одну симфонию... Космическую симфонию! И если вы до сих пор не знаете, что все это означает, тогда добро пожаловать на страницы первой трилогии фантастического цикла «Ойкумена». Я же вместе с героями точку невозврата уже пересекла, поэтому продолжаю свое путешествие по безбрежной галактике Г.Л.Олди. Впереди меня ждет роман-эпопея под названием «Urbi et Оrbi, или Городу и Миру». Продолжение следует...

*

"…всегда вперед, кривя в улыбке рот,

За кругом круг, за другом – враг, и снова,

Опять, всегда, в начале было слово,

В конце был жест, а в середине – мы,

На хрупкой грани вечности и тьмы,

На острие ножа воздвигся дом…

Мы, впрочем, заболтались. Что ж, идем.»

Оценка: 10
–  [  8  ]  +

Энтони Райан «Королева пламени»

Iriya, 21 мая 2020 г. 14:41

«В мире есть не только война. Прекрасного в нем не меньше, чем уродства. Пока у человека есть глаза — он может видеть красоту.»

*

...Что такое Дар и насколько он важен? Ведь какими бы талантами и способностями мы не обладали, каждый из нас — всего лишь маленький яркий огонек на этой земле. Сегодня я — писака и скромный слуга своей Империи, влекомый даром владения мыслью и словом, поведаю вам о том, как завершилась история о славных людях, которые не побоялись бросить вызов свирепому врагу, принесшему в мир рабство и смерть. Мой главный литературный труд «История Объединенного Королевства» достигает желанного финала. Старые времена бессмысленных свар умерли, ведь таинственный противник принес нам неожиданное единство. Мы должны были объединить силы и умения всех народов и племен, чтобы единым фронтом вступить в решающее сражение под стенами небывалого по красоте города. Я расскажу о движении Великого освобождения, огненных морских сражениях и загадках Севера. Итак, в последний день месяца илльнасура к стенам Южной башни привели войска — путешествие во имя жизни людей началось еще до начала весны...

*

»...мудрость и война редко спят в одной постели.»

Вот и осталась позади трилогия о легендарном воине и его соратниках. Лишь на уровне этой книги можно объективно дать общую оценку всему циклу, потому что именно здесь финальные откровения достигли своего исторического звучания. Столько истин, простоявших столетия и казавшихся незыблемыми еще на уровне первых книг, здесь разлетелись прахом. Надо отдать должное автору — все многочисленные загадки и умопомрачительные тайны, которые он так ловко разбросал по страницам трех книг, нашли в этой части свое логическое объяснение. Сюжет по-прежнему имел линейно-параллельное повествование, состоящее из четырех линий, каждая из которых до последней страницы не теряла своей увлекательности для читателей и значимости для романа. Несмотря на то, что в каждом глотке книжного воздуха чувствовалось неумолимое приближение долгожданной развязки, автор иногда давал очень необходимые минуты передышки между бесконечными судьбоносными событиями. В эти моменты устами своих героев он по-житейски мудро рассуждал о важных понятиях бытия, а так же интересно передавал легенды придуманного им мира, постепенно приближая нас к раскрытию сути его возникновения и особенностям существования. К слову сказать, Райан оказался отличным демиургом, и мне очень понравилась его модель мироздания. Особенно в части необычной магии, позволяющей повсеместно работать со стихиями, животными, психологически воздействовать на окружающих людей и даже совершать астральные выбросы.

«Произошедшее неизменно, к нему нельзя прикоснуться. Изменение — привилегия будущего.»

По-прежнему яркие и активные в своих жизненных позициях главные герои придерживались строго отведенных им ролей, утвержденных еще в первых книгах. Для себя я выделила две сюжетные линии, которые не переставали меня радовать. Стратегические расчеты цепкого ума, непреклонная решимость и целеустремленность одной героини прекрасно дополнялись динамичными приключениями и странствиям другого героя, сумевшего поднять восстание в сердцах тех, кто скован цепями. Зачастую поведение каждого ведущего персонажа в рамках их образов казалось настолько безукоризненным, что даже хотелось, чтобы хоть кто-то для разнообразия прыгнул в бездну глупости и немного порадовал меня тем самым. По-прежнему интересно было наблюдать за второстепенными персонажами, которые ощутимо украшали собой историю и не забывали удивлять. Достаточно было немного приглядеться, и вот уже я тонула в омуте спокойного взгляда сурового мудреца или поражалась искусству ведения боя девушки-воина. Пожалуй из всех трех книг, эта оказалась самой менее психологичной с персонажной точки зрения. Не все герои смогли дожить до итоговой битвы, и было удивительно наблюдать полное отсутствие эмоций у оставшихся в живых по утрате друзей и любимых. Основной упор здесь ожидаемо был направлен на развитие событий, которые в финальных абзацах каждой главы шокировали неожиданными поворотами, производя эффект взорвавшейся бомбы. И тем не менее, были и здесь лирические отступления, когда на фоне погребальных костров глупые и нелепые дрязги представлялись еще более бессмысленными, а последний рассвет в жизни казался самым желанным и красивым.

«Не разделить знание с другими — все равно что выбросить сокровище.»

Благодаря тому, что герои каждый со своей важной задачей распределились по миру, антураж происходящего радовал своим многообразием. Массивные горы, увенчанные снежными шапками, дополняли брызги морских волн, рождаемые коварным зимним штормом. Автор хорошо работал с контрастами, причем делал он это абсолютно неназойливо, но ярко и реалистично. Вместе с героиней я чувствовала, как ветер нес аромат вишни — тонкий, но достаточно насыщенный, чтобы заслонить собой смрадный запах умирающих тел. А прекрасный город решающего столкновения казался огромной ложью, сотканной из сияющих на солнце мириад мраморных белых башен и черной ямы низменных людских стремлений к безграничной власти. Финал я встретила с неоднозначным настроем. С одной стороны, вообще не хотелось расставаться с шикарными героями, многие из которых были идеальными для моего восприятия. С другой стороны, не терпелось поскорее узнать, чем все-таки закончится эта сумасшедшая вакханалия из разрушенных судеб и поруганных тел на кровавом песке. Заключительные страницы подарили мне крылья, на которых я бы с удовольствием впорхнула в продолжение. Ожидаемого удовлетворения от финала я не испытала, так как личные истории многих героев остались под большим вопросом. Из всех частей цикла первая оказалась мне ближе всех, поэтому когда-нибудь я обязательно ее перечитаю. В целом трилогия мне очень понравилась, но однажды и она сотрется из памяти, уступая свое месте какой-то другой. И возможно хотя бы в той — еще не прочитанной — белый свет вновь не окажется бесконечным парадом безумия в поисках власти и войны. Кто знает...

*

«Любой, твердящий о своем таланте к войне, — совершенный глупец, ибо успешное ведение войны есть упражнение в руководстве глупостью.»

Оценка: 9
–  [  7  ]  +

Энтони Райан «Владыка башни»

Iriya, 20 мая 2020 г. 13:06

«Великая победа есть лишь морок.»

*

...Сложно быть прославленным воином, заслужившим звание Меча Королевства, если у тебя душа ненавидящего насилие миротворца. Тем более во времена непрекращающихся войн. Сегодня я — Вернье Алише Сомерен — хронист и непревзойденный мастер слова, продолжу свой рассказ о бесстрашных героях. Пока наши взоры были обращены к одной угрозе, назрела другая — огромное войско безжалостного народа уже пересекло океан. Жестокость есть в каждом из нас, но именно эти люди превратили ее в добродетель. Кто стоит за всем этим и почему стремится поработить весь мир, затягивая человечество в сети изощренного коварства? Разгадать эту загадку постарается Ваэлин Аль-Сорна со своими соратниками, которые являются единственной надеждой на спасение Королевства. Уверяю Вас, господа, мой рассказ будет весьма тревожным. Итак, штурм начался в полдень...

*

«Хорошие люди умирают постоянно. Точно так же, как и плохие. Но всегда лучше умирать не напрасно.»

Судьба большинства промежуточных книг трилогий незавидная. На их долю вместе с растущим напряжением происходящих событий выпадает большая сюжетная неразбериха, распутать которую читателям предоставится возможность в финальных откровениях следующей части. Однако писательский талант Райана позволил ему мастерски сохранить баланс между появляющимися вопросами и высказанными на часть из них ответами. Интрига продолжает расти очень аккуратно, скорее маня дочитать до заключительной части, чем выматывая неопределенностью. Более того, эта книга динамикой описываемого и территориальными масштабами показалась мне интереснее ее младшей сестры по циклу. Вот только сравнивать их абсолютно неуместно — настолько они разные. Здесь изменилось буквально все — структура произведения, манера повествования, темп происходящего и даже его настроение. Немного огорчило, что нет больше истории в истории, хотя летописец по-прежнему является важным персонажем. Казалось, что обновился даже антураж, благодаря появившимся новым сюжетным линиям, которые глава за главой постоянно чередовались перед читателями. По воле злого Рока наши герои оказались разбросанными по разным уголкам мира, откуда вещали каждый свою драму, аккуратно дополняя общую картину происходящего. Приключенческое настроение этой части трилогии прекрасно совмещалось с неожиданными моментами, мрачность и жестокость которых вызывали шок.

«Милосердие — сладчайшее вино и горчайшая полынь. Оно вознаграждает милостивых и повергает в стыд виноватых.»

Вместе с героями нам пришлось под властью необычного колдовства хладнокровно пополнять кровавый список странных жертв, участвовать в морских сражениях, стать членом партизанского отряда, укрываться в лесах под плащами, строить укрепления для защиты города во время штурма и дать финальное сражение, пустив историю по новому витку ее развития в следующую часть цикла. До мурашек ярко автор описывал окружающую природу. Суровая красота земель украшалась плавным перетеканием оттенков облаков и проглядывающим сквозь прорехи в них солнцем, пронзительный северный ветер трепал стенки шатров, а прелесть леса отражалась в вековых деревьях, ленивых ручейках и зеркальных прудиках. Сцены боев не пестрили подробностями и очень хорошо передавали эмоциональное настроение героев. Их долг перед обреченными на гибель людьми стучал в висках подобно топоту табуна, а мечта о тихой жизни оказывалась втоптанной в грязь. Миротворцы, вынужденные убивать, — знакомая история, которая никогда не надоест в свете своей актуальности. Поэтому со взором, устремленным в небеса, и по колено в кровавой трясине они гордо шествовали по страницам, влекомые предназначением. И невероятно пронзительной слышалась песнь главного героя, созвучная с криком раненого стерха, необычно выстраивая кровавый мост между даром и болью.    

«Наш дар, милорд, — это всего лишь мы сами. Он не приходит извне, он — часть нашей сути, как мысли или чувства. И, как любому усилию, ему требуется топливо, которое сгорает и питает его. Пока наконец огонь не выжжет нас дотла.»

Вслед за сюжетными составляющими растет и число протагонистов. Центральной фигурой предыдущей книги, вокруг которой вращалось все основное действо, был Ваэлин. Здесь же на первый план вышли еще несколько героев/героинь, судьбы которых выглядели не менее захватывающими. Несмотря на кажущуюся достоверность образов, феноменальный героизм некоторых из них воспринимался абсолютно неправдоподобным, показным. Иногда больше радовали второстепенные герои, красочный фон из которых не забывал выстраивать автор. Причем делал он это очень убедительно, не без доли душераздирающих неожиданных признаний. Благодаря чему читатели радовались и переживали за людей, появившихся в сюжете всего несколько раз. Редко хвалю женские персонажи, но на данный момент есть такое желание. Они не затмили своими образами ярких мужчин, но и второстепенным дополнением тоже не были. В поддержку к уже знакомым со времен предыдущей книги девушкам здесь появляются женщины-воины с мечами и луками наперевес, очень органично вписывающиеся в главную военную тему этой истории. Неповторимые девчонки влекли за собой абсолютно разные любовные линии — одна задела тему однополой любви, другая указывала на важность личностных сходств у партнеров, третья даровала слову «любимый» такой оттенок, что оно скорее оскверняло страницы, чем приносило читателям радость. Исход многих из них казался очевидным, но об этом мы узнаем уже в третьей части. Финал же этой книги настолько интригует, что я незамедлительно начинаю читать заключительную под названием «Королева пламени». Продолжение следует...

*

«Что есть смерть? Смерть — это врата в мир Вовне и единение с Ушедшими. Это начало и конец. Страшись её и желай её.»

Оценка: 9
–  [  9  ]  +

Энтони Райан «Песнь крови»

Iriya, 20 мая 2020 г. 10:20

«Война всегда приключение — для тех, кто никогда ее не видел.»

*

...Юный Ястреб, Убийца Святоча, Тень Ворона...у него было много имен и титулов. А легенды о славных его подвигах разлетались по всему белому свету. Жизнь любого человека, превращенная в слова, реальна лишь отчасти. И эта история началась задолго до того, как высокий мужчина привел маленького мальчика к металлическим вратам Шестого Ордена Королевства. Но именно в этот день Легенда о рыцаре Ордена Битв сняла с себя покровы иллюзорности. Он Ваэлин Аль-Сорна — прославленный воин своего времени, сам поведал мне о своих удачах, поражениях, кровной ненависти, первой любви и крепкой мужской дружбе. Сегодня я расскажу Вам о безумном короле, Бегущих Волках и начале того нелегкого пути в братстве Шестого Ордена, который через много лет привел его к возможной смерти в старинном амфитеатре с незнающем жалости мечом в руках. Итак, мой рассказ начинается: в то утро над землей стелился густой туман...

*

«Верность — моя сила.»

Данный роман — прекрасный образчик того, как должно выглядеть произведение, которое открывает собой художественный цикл книг. Несмотря на небывалое количество постоянно появляющихся на страницах нюансов, у большинства читателей есть все шансы дойти до финала этой части, не расплескав интереса к продолжению. Нераскрытые автором тайны создают яркую интригу, а раскрытые шокируют неожиданными сюжетными поворотами. Роман написан в виде воспоминаний главного героя, рассказанных в дороге вынужденному сопровождать его спутнику. Куда они держат путь и почему легендарный воин оказался в описываемых обстоятельствах, мы узнаем по мере чтения книги. С высоты тридцатилетнего возраста Ваэлин поведал всем о своей жизни, параллельно раскрывая тайны и особенности раскинувшегося перед читателями необычного мира. Ярко выраженная мрачностью в антураже холодных стен крепостей и повсеместная жестокость разного рода отношений невольно напоминали о Средневековье. На уровне этой книги сказать что-то о полноценности придуманного автором мироздания сложно. Однако меня очень заинтриговала религиозная составляющая жизни Королевства, основанная на принятии Веры, и тайная сила, именуемая Тьмой.

«Война? Война — это кровь, дерьмо и люди, обезумевший от боли, которые зовут маму, истекая кровью. Никаких почестей в ней нет, малый.»

Шестой Орден Королевства, в стенах которого нам суждено было провести много времени, держал в руках меч правосудия и поражал им врагов Веры. Поэтому сражения и битвы оказались основой жизни наших доблестных героев. Призванием каждого из них являлась война, а ремеслом — смерть во всех ее обличьях. И следить за тем, как жестоко маленьких мальчишек перековывали в закаленных, грозных и опытных воинов было интересно и тяжело одновременно. На глазах читателей они превращались не только в смертельный инструмент, но и в мудрых мужчин. Каждый их поступок был логичен и продиктован скорее рассудительностью, чем эмоциями. С большинством из них мы прожили важные годы детства, переходящего в юность, и юности, только переступившей порог зрелости. С доверчивостью зеркала я готова была верить каждому их слову, принимать за правду любое деяние, разделять горе. При этом, несомненно, особняком на фоне других стоял образ Ваэлина. Идя по зову Песни Крови, он не упускал возможности жертвовать собой и своим счастьем под натиском изнурительного чувства всепоглощающей вины и ответственности. При всей центральности упомянутого персонажа, второстепенные герои не казались им задавленными. Они принимали свои решения, давали советы и очень органично вписывались каждый со своей линией поведения в общий узор повествования. Не могу не заострить внимание на достаточно хорошо прорисованной автором их психологичности. Она позволяла проникнуть в глубину внутренних переживаний этих людей, не лишая при этом интриги тайного присутствия в образах некоторых из них двойного дна.

«Власть — ужасно соблазнительная штука, Ваэлин. Но, чтобы ею владеть, ее надо ненавидеть не меньше, чем любишь.»

Женские персонажи пребывали лишь на эпизодических ролях. Но даже оттуда прекрасные представительницы слабого пола очень тонко влияли на сюжет. Кто-то из них демонстрировал высокий уровень интеллекта, кто-то излучал свет неукротимого сострадания, а кто-то удивлял своей ненавистью, сила которой, казалось, способна просочиться даже сквозь погребальное одеяние. Была здесь даже любовная линия, абсолютно лишенная пошлых подробностей и ненужных выяснений отношений. В общей панораме сюжета те несколько страниц, занятые любовью, выглядели лишь маленькими передышками между боевыми марш-бросками.

»- А я думал, это был сон.

-Значит, сон общий для нас обоих.»

Вместе с героями мы побывали в нескольких странах, участвовали во множестве сражений и перенесли массу межличностных испытаний. Но у меня ни разу не возникло ощущения сумбурности и несвоевременности происходящих событий. Созданная Райаном планомерность повествования радовала своей логичностью и уравновешенностью сюжетной динамики. Все это украшал шикарный слог автора/переводчика, который пронзительной красочностью некоторых моментов попадал в самую душу. Горные вершины купались в лучах утреннего солнца, открытое море ослепляло всех дневным золотом перелива волн, а ночная тишина любовалась прекрасным женским силуэтом, который нежно омывал лунный свет. Сказать, что я смогла остаться равнодушной к поэтичности описаний антуража, было бы чистой воды фальшью.

«Человек, в гневе атакующий готового к бою врага, умер прежде, чем нанес первый удар.»

Весьма проникновенной оказалась затронутая автором тема мужской дружбы. Она мне напомнила ту незыблемую сплоченность людей, которую я очень полюбила в книгах/фильмах детства про гардемаринов и мушкетеров. Здесь каждый был готов отдать жизнь, защищая своих братьев, доказывая при этом, что кровные узы иногда меркнут на фоне родства душ. Хочу также отметить особенности сцен сражений, которые являлись неотъемлемым элементом этой истории. Очень понравилось, что автор описывал их без отталкивающих кровавых подробностей, не упуская при этом неожиданные повороты и небольшую долю психологизма. Рыцари Ордена были частью большого механизма, призванного убивать. Огнем и мечом здесь решали конфликты как внутри Королевства, таки за его пределами. Поэтому финальная часть встретила героев вдали от их дома. Война катилась волной на Альпиранское побережье, где и решилась судьба Ваэлина. В очередной раз тень ворона пролетела над его сердцем, меняя жизнь. А к добру или к худу — пока неведомо. Но в его Песне Крови пока не слышно прощальных нот, поэтому продолжение следует...

*

«Время — такая же иллюзия, как и твоя вера, брат. Заглянув в пустоту, ты увидишь, насколько все огромно и мелко одновременно, в один-единственный миг ужаса и изумления.»

Оценка: 10
–  [  4  ]  +

Владимир Калашников «Лига выдающихся декадентов»

Iriya, 27 апреля 2020 г. 13:35

«По мере постижения всякого искусственного языка и отвыкания от естественного, боговдохновенного, человек приоткрывает свой разум бесам.»

*

Жизнь любого общества в переломный период на рубеже веков часто претерпевает великие потрясения. Они оказывают влияние на все аспекты человеческой деятельности, в том числе и на культурный. Данный роман рассказал нам о периоде, который метко назвал «Серебряным веком» русский философ Николай Александрович Бердяев. То было время со странным предчувствием уже надвигающихся революций и войн. И все это не могло не отразиться на литературе. Главными героями этого произведения как раз являются писатели и поэты начала ХХ столетия. Итак, перед нами Василий Розанов, Борис Бугаев (известный широкой общественности под псевдонимом Андрей Белый), Николай Вольский и Велимир Хлебников. Роман по структуре представляет собой сборник, состоящий из четырех повестей, в которых наши выдающиеся герои-литераторы взялись за совсем несвойственное им занятие — они разгадывали необычные загадки. Каждая повесть — отдельное детективное расследование, где в качестве объекта преступления выступает писательская деятельность, а в качестве возможных подозреваемых — некие тайные организации и сообщества. Мне очень понравилось, что идейным фундаментом сюжетов каждой представленной здесь небольшой истории послужило реально произошедшее когда-то событие. Читатель узнает авторскую версию исчезновения оккультистки Анны Минцловой, сделает первые шаги на творческом пути «Мечты растоптанной лилии» вместе с Марией Папер и даже раскроет секрет судьбы печально известной 10 главы «Евгения Онегина».

Потрясающий художественный слог повествования радовал меня на протяжении всей книги. Калашников сумел передать стилистику произведений того времени, используя давно забытые слова и крылатые выражения. Вместе с тем, еще одним достоинством данного произведения стал милый юмор («Нам с вами, Боря, вместе котят в ведре не крестить»), зачастую граничащий с тонкой иронией. Неожиданно встречались отсылки к современности, намекая на пророческие таланты поэтов и писателей («Планшет устроив на коленях, перстами сотворяю фляк, и вырезаю в фотошопе кровавый знак...») Так же в шуточной форме ценой нескольких абзацев здесь была изложена очень интересная теория истинного предназначения карт Таро до того, как они намеренно были заклеймены в инструмент для предсказания будущего. Поэтому повесть «Карты на стол» оказалась для меня самой незабываемой. А в части романа, посвященной Артели чертежников, автор умудрился высмеять даже «трансцендентальную алгебру» Якова Линцбаха, буквально превратив страницы книги в побоище, где местом ведения кровопролития оказался чертежный зал, а орудием выступали иглистые циркули и деревянные угольники. Все это было описано настолько смешно, что незамедлительно поднимало настроение, заставляя улыбаться. «За какие-то секунды со взрыва чертежники в совершенстве освоили новый язык — язык крючников, извозчиков и торговцев скобяным товаром: мат.»

Я благодарна автору за то, что в качестве действующих лиц он выбрал не самых известных на сегодняшний день представителей «бумаги и пера» Серебряного века. Например, если рассуждать о творчестве Блока или Маяковского, то многие не задумываясь гордо продекламируют несколько стихотворений и того и другого. А вот что касается поэзии Андрея Белого, то его стихов не просто процитировать, лично я их даже никогда не читала. Это относится и к творчеству Василия Розанова — религиозного философа, литературного критика и публициста. В этом романе именно он является сердцем небольшой группы лиц, именуемой себя «Лига выдающихся декадентов». Иногда образы героев казались гипертрофированными — карикатурами на когда-то реально существовавших людей. Организатор расследований-приключений Василий Розанов радовал противоречием своей натуры. Забавно было наблюдать, как прославленный на весь литературный мир наличием в книгах порнографии автор, не упускающий возможности «зайцем» проехать в общественном транспорте, громкоголосно и назидательно рассуждает о морально-нравственной жизни общества. Другой представитель Лиги, даже в самой критической ситуации старался отключиться от мира сего и уйти в медитационный эффект, веселя многих читателей абсолютной несвоевременностью своего поступка. И это, конечно, не все причуды упомянутых автором ярких представителей странного направления, называемого Декадансом.

Для меня эта книга была прочитана под знаменем фразы: «Было бы не так смешно, если не было бы так грустно». Даже само название, в котором фигурирует Декаданс, а не модернизм, символизм или неоромантизм скрывает в себе важную драму затронутой автором эпохи. «Извращенцы, позеры, отщепенцы» — именно так называли и называют по сей день Декадентов, и это неспроста. Они — продукты переломного времени, для которых жизнь представлялась бесперспективным существованием, пропитанным насквозь предапокалиптическим настроением. Сумерки сознания, патологические душевные состояния, извращенная любовь и странные чувства — вот важные темы жизни того периода. Наличие кризиса религиозных ценностей влекло за собой жизненные ориентиры, которые резко отличались от прежних. И автор не акцентировал на этом внимание, но оно мрачным фоном маячило на горизонте. Именно в результате всего вышеперечисленного и происходили сюжетообразующие события данного романа. Послевкусие от него немного печальное, ведь знание истории явно говорит о том, что борьба с тайными обществами, религиозными сектами, антимузами и искажением семейных ценностей оказалась, увы, безрезультатной. Да и была ли она...?

*

»- Вы социалистка? — осведомился Розанов, сматывая шаль и запихивая в карман.

- Сами урод уродом, а обзываетесь, — буркнула прачка.» 

Оценка: 9
–  [  11  ]  +

Наталия Осояну «Белый Фрегат»

Iriya, 23 апреля 2020 г. 15:44

»...живи и помни обо мне.»

~

Вот и подошло к концу мое увлекательное странствие под изумрудными парусами по чудесным океанским просторам. Очень тревожные события выпали на долю сюжета финальной части трилогии. Пути Великого Шторма неисповедимы, и вместе с героями этой книги мы пережили множество испытаний, стараясь приблизиться к истокам знаний о мире Десяти тысяч островов, погружаясь вглубь тысячелетий. Я читала, и каждая фраза сладким ядом проникала в кровь, пульсировала в венах, попадала в самое сердце. С одной стороны, было радостно, ведь именно здесь мир открыл тайны своего прошлого, поражая воображение прекрасными легендами. Он предстал перед нами россыпью разноцветных осколков, чарующую мозаику из которых мы постепенно собирали. С другой стороны, в этом романе нас ожидало кульминационное подведение итогов в виде решающего сражения, которое подобно страшной Буре не пощадило ни людей, ни полубогов-магусов. «...любой финал, даже самый хороший, убивает сказку», — некогда было сказано в этой истории, и в чем-то это утверждение оказалось верным. Романтическое путешествие на фоне брызг непослушных волн и блестящего солнца осталось на страницах первой книги, постепенно уступая свое место шикарному фэнтези с немалой долей драматизма.

~

«Совпадений не бывает. У всего, что с нами происходит, есть какая-то цель.»

~

Приключенческая составляющая снова дарила нам удивительные моменты. Мы побывали в необычном Блуждающем городе, познакомились с Очарованными морем и напрямую столкнулись с особенностями правосудия данного мира. Потрясающую атмосферность происходящих событий, которую дала этому циклу начальная книга, не смогли стереть с лица истории ни время, ни происходящие с завидной регулярностью сюжетные удары. Понравилось гармоничное мироустройство, в котором много всего было связано с использованием стихий. Большинство эффектных моментов основывалось на этом — живое пламя клубилось, вихрь ветра бушевал, а волны превращались в смертоносную бездну. В книге раскрывались тайны прошлого не только необычного мира. Загадочными тенями на ее страницы ложились и секреты многих главных действующих лиц. И этих интригующих элементов с каждой главой становилось все больше и больше. Мы всегда по-разному узнавали о них — из диалогов между героями, их мыслей, экскурсов в уже пережитые годы и даже из небольших притч, изящно появившихся в повествовании. В этих маленьких иносказательных историях менялся даже художественный слог автора, становясь еще более поэтичным. Хотелось читать их вслух, чтобы «буквы-слова-мысли» своей красотой дарили радость не только взору, но и слуху. Кайф!

~

»...но мы давно перешли ту грань, за которой личные желания и предпочтения теряют всякую важность.»

~

Добавляются новые сюжетные линии, неожиданно посвященные необычным героям. В этой книге автор позволила нам заглянуть по ту сторону сознания самого любимого моего персонажа — Невесты Ветра. Эта часть романа проникала в самую душу, меняя мое отношение ко многому. Ментальная связь между кораблем и моряком, их товарищество, рожденное единением душ, иллюстрировалось совсем с другого ракурса. Также понравилась сюжетная ниточка, принадлежащая на первый взгляд абсолютно второстепенному матросу, который со времен первой книги утверждал, что «от него на борту корабля толку мало». Благодаря этому герою история приобрела еще одну значимую для меня черту — она стала пронзительно музыкальной. Читателю открылись новые горизонты познания живых существ фэнтезийного мира. И мне виделось, что фрегаты не просто плыли, они танцевали на волнах океана под мотивы собственной ~песни~ о бескрайнем просторе и свободе. Вся атмосфера романа в частности и трилогии в целом была освещена сиянием душевности. Иногда казалось, что даже отъявленные злодеи раскрывали важную истину и по-своему отражали небеса в своих глазах.

~

«Надежда. Твое сильное слово — надежда. Жди и надейся, сынок.»

~

Пожалуй, из всех трех частей серии эта оказалась для меня самой сильной. Финальные ее страницы ожидаемо несли окончание невероятной истории. Быль и небыль, сны и пророчества, прошлое и настоящее — все переплелось здесь странным образом. Я испытывала восторг с примесью горечи, и от эмоций строчки расплывались перед глазами. Моя прозорливость потерпела фиаско, так как подобного исхода я никак не ожидала. И это несомненный плюс для упомянутых книг. Невероятно благодарна автору за то, что она смогла выразить словами-стрелами торжество любви над смертью, преданности и сумасшедшего самопожертвования — над жаждой безграничной власти. Мне совсем не хотелось покидать обдуваемый всеми морскими ветрами мир и героев, которые стали мне невероятно близкими. Но радует одно — «есть в мире непреложный закон, и он гласит: «Окончание одного пути — всего лишь начало другого». Поэтому с нетерпение жду новые произведения Наталии и мчусь перечитывать любимые моменты первой книги под названием «Невеста ветра».

~

«Храни, Заступница, живых и мертвых. А тем, кто в море, даруй силы и веру в то, что все всегда заканчивается хорошо.»

Оценка: 10
–  [  4  ]  +

Р. Скотт Бэккер «Нейропат»

Iriya, 17 апреля 2020 г. 17:35

«Дана ли тебе власть десницы Божьей?»

*

В начале 2000-х годов мне — тогда еще желторотой студентке — случайно на глаза попался фильм «Семь» («Se7en») Дэвида Финчера, который уже на тот момент стал культовым. За жуткими сценами происходящих событий и мрачностью нуарного антуража незаметно скрывались очень интересные размышления на тему морально-этических проблем развития личности и общества в целом. Именно тогда я поняла, что триллер не просто может, для меня он должен быть интеллектуальным. И вот сейчас, взяв в руки историю о жестоком маньяке по прозвищу Костоправ, я поняла, что это как раз тот случай! Увы, любители классических триллеров могут не найти в этом романе искомое. Возможно остросюжетные элементы здесь присутствовали лишь для острастки впечатлительных читателей, а возможно — для того, чтобы книга заинтересовала более широкие народные массы. Так или иначе, но данное художественное направление не имеет четко выраженных границ, которые могли бы удержать полет фантазии талантливого писателя. И Бэккер снова с шутовской улыбкой вышел за общепринятые рамки жанра, снабдив триллер пространственными рассуждениями из области нейроэтики — дисциплины, изучающей взаимовлияние нейронных процессов и самосознания человека. Поэтому вопрос: «Кто люди по сути — биомеханизмы, не имеющие даже возможности контролировать физический процесс своего существования, или нечто больше?» является здесь основополагающим. Если вы хотите вместе с героями подумать над тем, что значит быть человеком, то добро пожаловать на страницы этой истории. Однако хочу сразу предупредить, что финальные выводы могут шокировать, буквально растоптав все стереотипные представления большинства о «победе человеческого разума...»

«Каждая наша мысль, каждое переживание — результат случайных, как брошенная игроком кость, синаптических сигналов. Бесцельная статистика.»

Повествование сосредоточено вокруг профессора психологии Томаса Байбла, жизнь которого однажды превратилась в ад. Нельзя сказать, что до этого она была образцовой — его брак давно рухнул, оставив после себя редкие встречи с детьми по расписанию, а единственным профессиональным успехом являлась собственноручно написанная книга по психологии человека. Однако, когда его настоятельно попросили принять участие в поиске серийного убийцы, он неожиданно для себя понял, что все пережитое им до этого момента было светлой полосой его жизни. Интриговала и сама взаимосвязь между дипломированным психологом и одержимым идеей контролировать человеческий мозг маньяком. И на этом уровне книга оказалась невероятно тревожной. Страница за страницей мы ценой человеческих жизней собирали намеки на возможный мотив, движущий психопата, и каждая жертва была определенной идейной подсказкой на этом пути. Снова приходили ассоциации с фильмом Финчера, вот только на этот раз перед нами предстал псих, который возомнил себя не Богом, а Мозгом. Да и псих ли...? Скорее прямое воплощение всадника Апокалипсиса. Имя Бога здесь тоже фигурировало и не раз, но лишь как одно из доказательств доктрины кровавого врача.

Сто́ит отметить, что в романе нет расследования как такового, да и сюжетная динамика появляется только в финальной части. Огромная доля повествования была занята рассуждениями об иллюзорности сознания, а также о конфликте между социально-духовной жизнью людей и развитием науки. И все это представлялось в форме очень интересного художественного произведения. Буквально каждая глава несла нам то или иное откровение, из уст в уста передаваемое разными персонажами в процессе их общения. Поэтому важная роль отводилась диалогам. Не берусь бранить нелестными словами качество литературного перевода, так как создавать эквивалент текстов Бэккера на другие языки — своего рода подвиг. Однако я иногда путалась в понятиях и оперировала подобранными к ним синонимами.

«Пары, впервые встретившиеся на подвесном мостике через пропасть, явно считают своих партнеров более волнующими и привлекательными, чем пары, впервые встретившиеся на тротуаре.»

Немало и межличностной чернухи присутствовало в содержании книги. И здесь главным было не отвлекаться на избыток накрученного автором негатива, а понять причину его появления. Размышляя о целостности человеческой личности, сложно было пройти мимо таких понятий как свобода воли, наслаждение, страдание, ответственность, дружба и любовь. И Бэккер практически расчленил их перед нами, показав ипостаси всего перечисленного на разных уровнях развития духовности, которая нередко уступала место низменным инстинктам. Бесконечные терзания профессора по поводу и без казались иногда бессмысленными, а сцены сексуального взаимоотношения между героями часто вызывали неприятные впечатления. Наличие грязно-откровенных сцен можно было внести в недостатки. Однако, как я уже сказала, все здесь являлось неотъемлемым элементом, без которого сюжет стал бы недоработанным.

Что касается действующих лиц, то несмотря на присутствие в истории ярких персонажей, удивляющих читателей неожиданными перевоплощениями, для меня данный роман являл собой театр двух актеров. Образ главного героя оказался центральным, но не таким запоминающимся, как образ Костоправа. На языке оригинала он именовался «The Chiropractor» (мануальный терапевт). Переводчик очень точно уловил идею произведения, взяв сленговый вариант перевода. В мире, где технологии позволяли из людей делать биологических марионеток, превращая их физически в бесхребетных тварей, прозвище «Костоправ» звучало как самое подходящее. И мне было немного жутко такое читать, особенно в обрамлении финальных подробностей. Бэккер приводил вполне убедительные доводы в пользу того, что наше осознанное «Я» — это процесс, происходящий в небольшой части головного мозга, в то время как остальная часть — уязвимая перед «Костоправами» машина, создающая иллюзии: время, мораль, любовь к детям... Автор намекал, что не за горами час порождения нейроманьяков. Это пугало и заставляло задуматься одновременно. Поэтому «Нейропат» имеет большие шансы обогатить читателей интересной информацией, особенно из области самопознания, которая давно обсуждалась, обсуждается и будет обсуждаться великими мыслителями всех времен.

*

«Мы живем в субъективном мире, где есть «я это люблю», «я это ненавижу», «мне это нравится», «мне это не нравится», «я этого хочу», «я этого не хочу», — иными словами, в мире своих симпатий и антипатий, приязней и неприязней. Мы не видим реального мира, он скрыт от нас пеленой воображения. Мы живем во сне.» 

Георгий Гурджиев «В поисках бытия. Четвертый Путь к сознанию.»

Оценка: 10
–  [  5  ]  +

Джон Маррс «The One. Единственный»

Iriya, 14 апреля 2020 г. 07:15

«Ты никто, пока тебя никто не любит.»(с)

Как много написано книг, спето песен и снято фильмов на тему поиска людьми своей второй половинки. Рядом с этим человеком время замедляем ход, опустевший мир блекнет, и вы ощущаете, как на вас обрушивается цунами чувств. Свою лепту в рассуждение о родственных душах решил внести и Джон Маарс — в прошлом талантливый журналист, а ныне профессиональный писатель популярных триллеров-бестселлеров. Роман открывает реальность, полностью аналогичную привычной нам с вами, за тем редким исключением, что в ней наука шагнула немного вперед, и была обнаружена генная совместимость людей. Прощайте, астрологи с Синастрией, совместимостью по имени и натальной карте. Теперь достаточно плюнуть в пробирку и... вуаля!...система обязательно найдет рожденного именно для вас человека. И не важно, что он может оказаться одного с вами пола. Надо верить системе, ведь она никогда не ошибается. Самое главное, чтобы твой дуальный человек тоже находился в поиске, тогда любовь не заставит себя долго ждать. И автор лишил нас утомительного, так как уже в начале романа практически все наши жаждущие истинных чувств герои получили письма счастья на электронную почту. Итак, пять абсолютно непохожих друг на друга любовных линий и 103 главы сумасшедшей гонки, в которой триллер переплетался с мелодрамой, а зарождающееся светлое чувство шло рука об руку со смертью. Поэтому обложка, визуально заляпанная кровью и отпечатками пальцев, является здесь самой что ни на есть говорящей.

»...полные надежд романтики вечно попадаются на крючок к тем, кто выдает себя за других людей.»

Скажу честно, я не заметила, как прочитала эту книгу. Пять сюжетных линий автор очень удачно разделил на небольшие главы и пустил их чередоваться друг за другом. Причем каждая мини-глава завершалась настолько шокирующе, что я несколько раз была готова от неожиданности выронить томик из рук. Хотя первая половина книги отчасти оказалась предсказуемой. А вот дальше каждая страница вызывала только удивление. Не все пять историй стали для меня любимыми, но каждая оставила неизгладимый след в душé. Самые непростые воспоминания связаны с кроваво-триллерной линией, которую из-за некоторых подробностей читать иногда было просто неприятно. Однако именно она несла максимальную психологическую окраску произведению. Невероятно порадовала история любви, которая перенесла читателей в Австралию. Иногда, вытирая скупую женскую слезу, я мысленно благодарила автора за то, что он внес в сюжет эту романтическую нотку с горьким отзвуком неизбежной обреченности.

...Плоская равнина, тихая музыка и рука в руке на фоне пурпурного зарева восхода солнца — самого лучшего подарка от жизни, в которой не всегда есть место для завтра...

«Если у тебя есть шанс любить кого-то так же сильно, как любят тебя, хватай его обеими руками и не выпускай.»

Совершенно разные ниточки повествования принадлежали очень ярким персонажам. Каждый из них по своим причинам пришел к ДНК-тесту: одних на это толкнуло любопытство, других — холодная пустота одиночества в сердце, а кого-то даже — любимая невеста (Да-да! И такие глупышки были в этом романе). Не могу сказать, что книга задела много всего злободневного. Однако кое-какие межличностные проблемы она очень точно проиллюстрировала. Автор отлично описал вечный риск, на который идут многие люди по зову своего сердца. Очень меня задела душещипательное самопожертвование в одной из историй, которое ставило потребности ближнего человека выше собственных. Также хорошо передана тема такого необходимого доверия и открытости между людьми. Иногда хотелось прокричать: «Расскажи всем правду о себе!». Но все секреты были раскрыты лишь в финале, который меня удивил и порадовал. Роман оказался и остросюжетным, и мелодраматичным одновременно, что, несомненно, увеличивало круг его читателей. Для меня же послевкусием от прочтения данного произведения являются мысли о научных открытиях и о том, какими неожиданными могут оказаться благие (на первый взгляд!) намерения.

«Наверное, если посмотреть глубже, это и есть настоящая любовь: просто быть рядом с кем-то, когда солнце встает и садится...»

Оценка: 9
–  [  13  ]  +

Святослав Логинов «Многорукий бог далайна»

Iriya, 11 апреля 2020 г. 07:03

«Бесконечно мала вселенная по сравнению с миром человека. Тесно и некуда идти.»

Вот и состоялось мое абсолютно неожиданное знакомство с творчеством мэтра российской фантастики. И я благодарна судьбе за это, потому что копилочка прочитанных мной шедевров пополнилась еще на одну книгу. Возможно кто-то скажет, что слово «шедевр» звучит слишком громко рядом с названием этого романа. Однако, пропуская через себя его финальные строчки, меня переполняли эмоции, схожие с теми, которые я испытывала 20 лет назад на страницах восхитительного произведения «Сто лет одиночества». Ворох важных вопросов самого различного характера, затронутый Логиновым здесь, нисколько не уступал в своей пронзительности Маркесу, Булгакову и Данте. А необычной способ выражения философских мыслей, аккуратно спрятанных в антураже странного мира, надежно увековечил данное творение на полках книг жанра фэнтези.

«Тяжкая доля — делать, не ведая, что делаешь.»

В качестве основы романа выступает интересный мир прямоугольной формы, со всех сторон закрытый огромной стеной, скребущей серое небо. Твердая поверхность мира поделена на квадратные участки, именуемые оройхонами. Центральная его область, не занятая оройхонами, заполнена холодной жижей с едкими свойствами, называемой Далайном. Именно в этой темной слизи и обитает Многорукий Бог — страшный монстр с тысячами щупалец и сотнями глаз, голод которого периодически утоляется живыми существами близлежащих к Далайну участков суши. И поначалу казалось, что у людей нет спасения от этого чудовища. Но по ходу повествования перед читателями раскрылись неожиданные особенности жизни в пределах замкнутой системы данного мира. Все эти нюансы я намеренно упущу — они более интересны не на уровне рецензии, а во время чтения. Скажу лишь, что именно они и оказались отправной точкой сюжетного действа данной истории. Надо отдать должное автору, он очень детально продумал мир, начиная от флоры-фауны и заканчивая потрясающей мифологией, очень интересно описанной посредством фольклорных вставок. Содержание каждой главы было украшено пронзительной философской мыслью, превращенной автором в небольшие притчи. Я очень полюбила эти курсивные части сюжета, после которых хотелось ненадолго отложить книгу в сторону и немного подумать о прочитанном. В контексте этих притч автор вел незаметную игру с читателями — одни из них намекали на дальнейшее развитие сюжета, другие неожиданно противоречили уже сказанному.

«К кому судьба неравнодушна, того она в щёку целует, а там, сколько ни мойся, — след останется.»

Мне очень понравился слог повествования, который оказался невероятно самобытным и иногда превращал роман в эпос, умиротворяя читателей напевным звучанием. По словам самого Логинова, во время написания данного произведения он пользовался словарем монгольского языка. Поэтому текст переполнен труднопроизносимыми именами (Ёроол-Гуе, Шооран) и сложнозапоминаемыми названиями. Нельзя сказать, что он читается на одном дыхании. Да и само содержание, обильно снабженное спецификой придуманного автором мира, заставляло вчитываться в каждое слово, а иногда и возвращаться к уже пройденным моментам. Сюжет был настолько уникальный, что с одной стороны легко превращался в увлекательную игру, а с другой — иносказательно преподносил читателям жизненную мудрость. Начертив прямоугольник 45х36 квадратиков, можно было смело вместе с героем совершать подвиги, как будто вышивая крестиком по клетчатой канве мира, перепрыгивая от одного участка к другому. Кому-то все это могло напомнить компьютерную игру. Но мое внимание больше всего привлекла межличностная составляющая произведения, которой было здесь предостаточно. Путешествуя по миру и выстраивая его, герой преображался и сам. Пересекая пути других людей, он непреднамеренно скрещивал их судьбы со своей. И они дальше шли каждый по выбранной дороге, но уже совсем иными внутренне.  

«Виновен тот, кто делает. Значит, будем виновны.»

Странствия главного героя позволили нам чуть ближе познакомиться с общественным устройством мира. Налицо оказалось несколько государств с разным политическим строем и вероисповеданием, но одинаково жестоким обращением к человеку разумному. Здесь была благопристойная знать, военные люди (цэрэги), чиновники (баргэды), ремесленники, земледельцы и изгои — отбросы общества, способные рано или поздно превратиться в преступников. Как же много мокрых оройхонов по колено в вонючем нойоте мы прошагали вместе с человеком-чудотворцем. Опасная охота в затопленных по грудь шаварах, бесконечное поедание безвкусной чавги и бесчисленные ночевки в люльке из кожи на холоде влажной земли — все это и многое другое нам пришлось разделить с ним. Отсутствие тепла и уюта делали роман еще более мрачным и пронзительным. Вместе с тем, были здесь и завораживающие своей красотой моменты невиданного зрелища появления новой суши — с плеском волн, водоворотами сверкающей влаги и фонтанами животворящей воды. А также очень страшные сцены, когда вершина вязкой жижи Далайна вихрилась пеной, оттуда вырывались столбы бесчисленных рук, и огромное тело выпрыгивало на сушу. Другими словами, фэнтезийная составляющая романа была более, чем интересная. Однако мне запомнилась в нем прежде всего смысловая нагрузка, которая междустрочно присутствовала на каждой странице, тем самым увеличивая его ценность в моих глазах.

«Не загадывай. О будущем могут говорить только боги. А нам его ждать. И, по возможности — делать.»

Чтобы понять хотя бы часть сути переданных автором мыслей, важно было дочитать данное произведение до его логического завершения. Тогда и только тогда становится ясным, что по большому счету и не было здесь никакой борьбы между Добром и Злом, как казалось на первых страницах. Логинов недвусмысленно намекнул, что эти вселенские понятия есть стороны одной медали. Очень проникновенной для меня оказалась тема одиночества. Она нашла в этом романе свое масштабное отражение и словно черной слизью затопила все его строчки. Пожалуй, такого страшного проявления этого состояния я давно не встречала в книгах. Также эта история мне неожиданно напомнила немного видоизмененные библейские мотивы о потерянном Рае. И в чем-то заключительная часть с уродливым нагромождением камня и страшной агонией мира подтвердила мои догадки. Финал же выбил оройхон у меня из-под ног, буквально окунув в холодную жидкость Далайна. Еще не дойдя до последних строк, я поняла, что не смогу уйти из этой истории прежней. Смех одного над бессилием другого с прозрачной мольбой: «Отдай» своей сумасшедшей безысходностью замкнули пространство и время, доказав тем самым неизбежную закономерность процессов мироздания. Браво, Святослав Владимирович! Просто до мурашек...

«И чем дольше он думал, тем яснее ему становилось, что вечность длится долго, и конца ей не видно…»

Оценка: 10
–  [  3  ]  +

Маркус Зузак «Глиняный мост»

Iriya, 9 апреля 2020 г. 05:05

«Люди, как мне кажется, забавно признаются. Мы признаемся почти во всем, но важно лишь то, о чем мы умалчиваем.»

*

Преданные поклонники автора ждали этот роман много лет, так как после шедеврального «Книжного вора» в творчестве Зусака произошел длительный перерыв. Я не была в их числе, ведь мое знакомство с его работами только совершило свои первые шаги. Однако уже сейчас, прочитав всего одно его произведение, становится понятным, за что любят книги австралийского писателя. Так случилось, что молва бежала впереди моих читательских успехов, и о пронзительности «Книжного вора» я давно была наслышана. Поэтому изначально готовилась к невероятно душещипательной книге, которая смогла бы надолго завладеть моими мыслями и навсегда поселиться в сердце. Забегая вперед, скажу, что так оно и случилось. Но если, прочитав аннотацию, вы думаете, что данный роман о мосте, мальчиках и их отце, то поверьте — все это лишь вершина событийного айсберга. А если нырнуть глубже, то...Cherchez la femme. Потому что «когда-то, в приливе прошлого семейства Данбаров, жила одна женщина, носившая много имен.» Она-то и стала основой, началом всех начал этой истории диною в жизнь.

» -И что за женщина то была!»

Первое, что бросилось в глаза во время чтения романа — это стиль повествования. На начальных страницах он поражал своей необъяснимой простотой и легкой недосказанностью. Все это завораживало читателя, особенно того, кто еще не был знаком с творчеством автора. При этом Зусак старался передать настроение каждой сцене, используя сумасшедшую образность литературного языка. И вот стол превращался в пустыню между отцом и его сыновьями, а молоденькая девушка на перроне вокзала плакала бездомными слезами. Даже в самых обычных на первый взгляд сценах, заполненных будничными предметами, был виден драматический эффект. Мы наблюдаем, как перед лицом смерти крошится лицо, как человек становится обернутым в плаху пером, а луна неуклонно путается в шторах. Иногда создавалось впечатление, что сюжет как будто рассыпался на мириады карандашных штрихов и мазков кистью. Страница за страницей они превращались в фееричную картину на холсте истории жизни наших героев. Чтобы придать живость и глубину сюжетной композиции, автор использовал светлые тона, душевно описывая милые чувства героев, а также всклокоченный детьми и животными порядок в уюте семейного дома. Эмоциональные моменты передавались яркими красками, с которыми море становилось винноцветным, глаза приобретали оттенок металлолома, а кудри превращались в охристый росчерк. И любовь тоже была передана в линиях и цветах — рыжеватыми прядями волос, осколком солнца за спиной и мотыльком из слов, который, казалось, будет витать вечно. Я читала романа и понимала, что манера письма автора — наслаждение для любителя уникальной литературы.

»...терпение не перепутаешь с мягкотелостью, а предосторожность — с медлительностью.»

Зусак очень скрупулезно создавал роман долгие 20 лет, и это чувствовалось в каждой строчке. Пожалуй, пропустить через себя всю пережитую героями боль, и аккуратно превратить ее в слова, способен только писатель, который не понаслышке знает, какова она на вкус. Безоговорочно тяжело было читать психологическую подробность страшного существования человека, который уже постучался на небеса, но все еще барахтается в жизненном потоке, превращая своим уходом любимых людей в груду осколков. Я не стыжусь слез, которые иногда вызывали тяжелые события произведения. И не было во всем этом умышленного издевательства над читателями. Привлекали прежде всего погребальная душевность происходящего и мужественное поведение тех, кто попал в водоворот всей этой грустной кутерьмы. Поэтому образы героев просто не могли не полюбиться. Девочка-сбивашка, мечтающая о книжной полке и пианино. Убийца, который не всегда был Убийцей, а когда-то был влюбленным в жизнь Художником. Разновозрастные и абсолютно непохожие друг на друга мальчишки-юноши, выросшие на «Илиаде», «Одиссее» и под звуки фортепианного Шопена и Моцарта. Все они стояли стеной против неукротимости смерти, которая слонялась по дому, висела на высоковольтных проводах и заставляла детей прощально кивать остаткам юности и безголовости.

«Когда наблюдаешь, как умирает человек, видишь не только его исчезновение.»

Несмотря на то, что мост в романе все-таки был, для меня он во веки веков останется некой метафорой — спасательным кругом для утопающего, созиданием во имя жизни. Этот образ всколыхнул великое множество всяческих актуальностей. Поэтому произведение надолго останется в моих мыслях историей о непостижимой братской любви, излучающих душевное тепло людях и о том, какой великой удачей может обернуться чье-то расставание. А еще оно недвусмысленно доказывает, что иногда протянутая рука помощи нуждающемуся может стать собственным спасением. Поэтому в моем сердце навсегда останется образ мальчишки с говорящим именем, улыбка которого озаряла печальные страницы затронутых тем. «Этот мост будет сделан из тебя,« — сказал ему однажды отец, и он, не мечтая о чуде, творил его своими руками.

Оценка: 10
–  [  4  ]  +

Уна Харт «Троллий пик»

Iriya, 3 апреля 2020 г. 05:53

«Гораздо проще уложить в своей голове опыты секретных организаций, чем легенды из прошлого.»

*

Атмосферный детектив с элементами фэнтези оставил после себя легкое разочарование. Возможно мои ожидания были завышены после восторженного отзыва на эту книгу солистки любимой фолк-рок-группы «Мельница» Натальи О'Шей (Хелависы), удачно помещенном на обложке бумажного издания данного романа. Да и аннотация тоже оказалась невероятно заманчивой. Итак, молодая женщина по имени Лора исчезает из самолета во время полета. После чего ее несовершеннолетняя дочь Грейс отправляется на воспитание к тёте Вивиан, о существовании которой девочка даже не подозревала. Несложно догадаться, что именно это знакомство поможет Грейс разгадать тайны ее необычной семьи. И начало, действительно, было многообещающим, особенно после появления в романе Вивиан, образ которой окутан пеленой мрачных загадок и таинственных поступков. Интригующие вопросы возникали буквально на каждой странице, превращая сюжет в нечто бомбическое. Но никакого кульминационного взрыва, увы, не произошло. Перевалив за середину книги, история медленно, но верно покатилась под откос вместе с моим к ней интересом. Переломным для меня оказался тот самым момент, когда автор решила приоткрыть перед читателями завесу в сказочную часть романа, украсив сюжет элементами скандинавского фольклора. Все это выглядело настолько неправдоподобным, что казалось втиснутым из какой-то другой истории. Наверное, мой читательский интеллект навсегда изуродован уже прочитанными доселе книгами, поэтому данный ход автора казался слегка неуместным, а многие интриги стали очевидными. Единственное, чего мне хотелось — это узнать в финале подробности произошедшего: куда пропала Лора, откуда взялась неоправданная жестокость в семье сестер и кто такие Охотники. Могу сказать, что ответы на все эти вопросы меня по-хорошему немного удивили.

Повествование шло от третьего лица и вращалось вокруг девушки по имени Грейс. Читатели невольно разделяли чувства главной героини и владели мыслями, которые отлично передавались посредством ее непрекращающихся внутренних монологов. Порадовал милый авторский юмор со свойственной подростку пылкостью, а также слог, оказавшийся невероятно легким и неожиданно образным. Благодаря всему этому книга читалась на одном дыхании. Хочу поблагодарить писательницу за антураж с колючим снегом и холодным ветром, который сквозил со всех страниц книги. Я невероятно люблю такую атмосферу как в книгах, так и в действительности. Очень хотелось побольше описательных моментов природы милого горного городка и того самого Пика, завораживающего одним своим названием. Что касается действующих лиц, то мне очень понравился образ Вивиан, лишенный приторной женственности и радующий логичностью поступков, продиктованной холодным предубеждением. Чего, конечно, нельзя было сказать о самой Грейс, поведение которой формировали скорее эмоции, чем доводы рассудка. Было невероятно интересно наблюдать за взаимоотношениями между двумя «неожиданными» родственницами, оказавшимися до смешного непростыми. Удручала попытка автора добавить в сюжет немного любовной линии, которая с воспоминаниями о поцелуе и теплых руках под свитером, на мой взгляд, была абсолютно лишней.  

«Глупость какая!» — сказала главная героиня в заключительной части романа и выразила тем самым мое отношение ко всему происходящему в финале. И нельзя было сказать, что автор спустила его в тартарары, но к последним страницам мне все порядком поднадоело. Именно здесь события набрали максимальную скорость и до тошноты мелькали перед глазами постоянно меняющимися действующими лицами. Дочитывала книгу я без особого энтузиазма, благо слог повествования располагал к скоростному чтению своей лаконичностью. Финал оказался непростительно открытым (я бы даже сказала оборванным) и сумел подарить читателям больше вопросов, чем ответов. Однако не думаю, что автор оставила пробелы для полета фантазии неугомонных любителей книг и их домыслам. Поэтому не удивлюсь появлению в этой серии еще нескольких частей, с событиями которых мне все же не по пути. Как ни печально, но эта история оказалась не моя, хотя она с легкостью найдет своего страстного почитателя.

Оценка: 7
–  [  4  ]  +

Мариам Петросян «Дом, в котором…»

Iriya, 27 марта 2020 г. 19:32

«Мира, куда их выбрасывают, когда им исполняется восемнадцать, для них не существует. Уходя, они уничтожают его и для других.»

Дом мог не принять меня, такое бывало с другими читателями, и мне об этом говорили не единожды. Но книги, как и люди, появляются в нашей жизни именно тогда, когда мы в них нуждаемся больше всего. Поэтому Дом поглотил меня с первых строк — с длинного прямоугольника обнесенного сеткой двора, с жмущихся друг к другу мусорных баков и собачьих будок, с плачущего трещинами фасада здания, которое предпочли бы не видеть жители соседних многоэтажек. Но все же, не могу назвать это погружение легким. И об этом чуть подробнее...

«В любом сне, детка, главное — вовремя проснуться.»

Никогда бы не подумала, что книга про мальчишек-подростков, обитаемых в доме-интернате для инвалидов, может вызвать во мне шквал абсолютно разноцветных эмоций. Сразу хочу оговориться, что чувства, переживаемые мной во время чтения романа, не имели ничего общего с сопливой жалостью, которую по всем законам жанра можно было бы испытывать в контексте затронутой «инвалидной» темы. Цель автора была создать изолированную от окружающей действительности группу людей, живущую по своим законам. А разного рода неполноценность героев служила лишь маленьким способом удовлетворения условия их пространственного обособления. Поэтому многие мальчишки абсолютно не воспринимались калеками, несмотря на имеющуюся и периодически упоминающуюся их физическую ущербность. У автора очень образный, по-колючему пронзительный и по-литературному художественный слог. Я читала с опаленным восторгом лицом, и каждая фраза сладким мороком проникала в кровь. Книга завораживала не только игрой слов и магнетизмом придуманных образов, но и наслоением реальностей, которые в духе магического реализма иногда перемещались перед глазами неожиданными голограммами. Сюжет склеен из кусочков разновременных линий, принадлежащих разным героям, а иногда и разным пространствам. Со многими мальчишками мы прожили тот фундаментальный «школьный» жизненный период, который обычно связан с интенсивным физическим и психическим развитием. Основная доля повествования посвящена переломному выпускному году жизни подростков, находящихся на пороге окончательного взросления.  

«Музыка — прекрасный способ стирания мыслей, плохих и не очень, самый лучший и самый давний.»

Автор писала роман 18 (!!!) лет, поэтому в нем хранилась большая частичка внутреннего мира творческого человека. Мне не хотелось пробежать по этим страницам, не поняв хотя бы толики колючей, но такой завораживающей действительности книги. Я смаковала каждую фразу, представляя в мельчайших деталях прочитанное и пропускала все это через призму своего мировосприятия. Она заняла мои мысли, поселилась в сердце и драматическими фрагментами бередила старые душевные раны. Я не просто читала этот роман, я в нем мистически пребывала. Большую часть времени мы с героями находились в пространстве комнаты, где от пола до потолка все было забито полками и шкафчиками, увешано коллажами, разрисовано всевозможными рисунками. И как ни странно, в этом ворохе всевозможного вещизма, в атмосфере прокуренного помещения, мятых кроватей и беспросветного кутежа я чувствовала себя на удивление удобно, хотя все вышеперечисленное шло вразрез с моими понятиями о комфорте. Возможно всему виной оказалась максимальная подлинность происходящего, вывернутая перед читателями картина видимо-невидимого мира подростков безо всякой розовой фальши и напускного оптимизма. Все это было заметно каждому, кто давал себе шанс приглядеться. Наверное, такая искренность в словах происходит всегда, когда автор не просто высказывает свои слова-мысли, а распахивает душу. Ведь не для кого не секрет, что книга была написана Мариам Петросян в первую очередь для себя самой и уже в последнюю — для широкой общественности.

«Улыбка, малыш, улыбка. Лучшее, что есть в человеке. Ты не совсем человек, пока не умеешь улыбаться.»

Наличие в сюжете замкнутой группы подростков явилось основой для раскрытия множества межличностных тем, жестко снабженных большими трагедиями жизни маленьких людей. Прекрасно передана тема появления новичка в утвержденном коллективе, вопросы взаимоотношения отцов и детей, жестоко-кровопролитная Большая Игра в борьбе за лидерство, а так же психологически-необъяснимый страх еще вчерашних мальчишек и девчонок в шаге от взрослой жизни. Дом принадлежал им, и каждый в нем поддерживал любые личностные порывы его обитателей, не ограничивая их самовыражение. Они уродовали тела наколками, раскрашивали лица, прятались за ширмой небрежной мрачности в одежде и создавали из стен Дома кроссворды, вглядываясь в переплетение надписей которых, можно было понять их страшные мысли, своей обреченной невысказанностью терзающие штукатурку. В этих стенах обитали липкие и острозубые, мягкие и пушистые их фантазии-видения, призраками слоняющиеся по обшарпанным коридорам. Они были такими же ненужными и нереальными за гранью Дома, как и сами его обитатели. Восхищали так же потрясающие образы отдельно взятых воспитателей, находящихся всю жизнь на круглосуточном дежурстве. Являясь Ловцами Детских Душ по призванию, некоторые из них не имели права ни на ошибки, ни на случайную смерть.

«К входящему Дом поворачивается острым углом. Это угол, об который разбиваешься до крови. Потом можно войти.»

Ненавидящий часы балагур с шутовской улыбкой, суровый мудрец с ледяными лужицами слепых глаз, мальчик в красных кроссовках и бесконечными вопросами, лысый философ, девушка-чайка с плюшевым мишкой, немногословный красавец с эльфийской внешностью, утративший половину себя самого страдалец и рыжеволосый миротворец с душой то ли ангела, то ли дракона... Вот те прекрасные герои, по которым я буду невероятно скучать. Кто-то из них писал незрячему любовные письма, кто-то влюблял в себя, несмотря на уверенность в собственном уродстве, и все они вели странную борьбу за жизнь в замкнутом пространстве черной краской по прозрачности стекол. Их облик менялся от настроения, иногда превращая детей во вневременных созданий. Они воспринимались старцами в обличье подростков, которые для отвода глаз читателей совершали безрассудства, адресуя всем намек на свой физический возраст. Взрослость этих людей исчислялась не количеством прожитых лет, а ворохом вопросов, задаваемых себе и Судьбе. На их личностном росте автор показала, что чувство ответственности за других доводит людей до священного безумия, за пределами которого подростки оборачиваются во взрослых незнакомцев. Связь между героями была настолько фантастически необъяснимой, что незаметно сковывала всех в одну стаю. Где самые чувствительные и добродушные проникали в сердца других настолько глубоко, что ничем позже не могли смыть с себя следы чужой боли. А абсолютно неслащавая дружба сопровождалась глубокой преданностью и превращала мальчишек в братьев до конца дней.

«Выпуск близко! Грядет вселенский швах! Готовьте гробы!»

В поддержку жанра магического реализма понятие времени в романе то искажалось до кажущегося отсутствия, то превращалось в цикличность. Поэтому «сказочная» заключительная часть и сам финал превзошли все мои ожидания. Я бы сказала, что категория «12+« немного занижена для этой книги, а вот старшеклассникам, находящимся перед лицом внешкольной жизни, многие основополагающие темы романа будут более, чем актуальны. Автор увещевала здесь важные истины, поэтому подросткам на страницах этой истории будет, что послушать. Буду ли я перечитывать роман? Однозначно буду! Чтобы снова бесшумно бежать по темным коридорам Дома, незаметно унося с собой Лес. Переживать ужас раскаяния мальчика с грустными умными глазами, напоминающего сказочного человека. Впитывать ночную мглу, в которой ненавязчиво играла мелодия флейты, отпугивающая страшные мысли и призывающая сны. А так же, чтобы вновь пережить холод в позвоночнике от страшных событий Самой Длинной Ночи и встретить вместе с ребятами первый рассвет их новой жизни, нетерпеливо подтолкнув саму неподвижность времени.

»...любой предмет — это времена, события и люди, спрессованные в твердую форму и подлежащие размещению среди прочих, себе подобных.»

...Дом мог не принять меня, такое бывало со многими. Но то НЕЧТО, что было самим Домом или его духом, или сутью поглотило меня буквально с первых строк и уже не отпустит никогда. Сюда нельзя войти и уйти, когда пожелаешь. И если уж когда-то вошел, то будешь помнить этот Дом всегда.

Оценка: 10
–  [  3  ]  +

Леви Тидхар «Усама»

Iriya, 19 марта 2020 г. 13:46

«Жизнь — не пустяковый роман, Джо, и смерть тоже.»

*

Развитие современной литературы не стои́т на месте и с каждым новым произведением стремится к разнообразию. Все чаще встречаются работы талантливых писателей, которые удивляют читателей не только своим содержанием, но и художественным методом изложения авторской мысли. «Усама» — роман, который на протяжении всего повествования являл читателям явные элементы нескольких литературных жанров. Завязка происходящего выглядела вполне по-детективному — частного сыщика таинственная незнакомка нанимает для поиска популярного писателя. На обложке белым по сиреневому издательство указывало, что книга содержит альтернативную историю, и лишь в финальной части становится ясно, что перед нами — представитель магического (мистического) реализма. А от заявленной альтернативной истории здесь осталось так мало, что мне были понятны все негодования любителей фантастики, которые стремились прочитать в лице данной книги «Человека в высоком замке» XXI века.Также ждало разочарование тех, кто планировал увидеть на страницах книги вплетенные в сюжет истории печально известной террористической организации. Тема терроризма — краеугольная в этом произведении, и все здесь началось, как по написанному, с большого взрыва. Однако автор не злоупотреблял вниманием читателей и элементы физического насилия разного уровня присутствовали крайне редкими эпизодическими кадрами без подробностей.  

«Это война во имя страха, не ради количества земных потерь. Это война — повествование о войне которая разрастается в земных пересказах.»

Чем же все-таки мне был интересен данный роман? Прежде всего он запомнился слогом повествования, который очень напомнил японскую прозу с характерными для нее поэтичностью и образностью с акцентом на природу. Это бросилось в глаза уже с первых строк. Даже названия некоторых глав были написаны в том же стиле (например, «Очертания женщины в струях дождя»). Используя по максимуму режим повествования от третьего лица, автор описывает нам окружающее настолько скрупулезно, что собеседников главного героя мы видим вплоть до морщинок на лице, а убранство комнат — до мелких деталей, засоряющих своим присутствием письменный стол. Событийность романа разделена на две сюжетные линии, одна из которых заключена в двумерное пространство беллетристических триллеров о культовом супергерое по имени Усама бен Ладен. Пожалуй, тема «романа в романе», да еще и с такой яркой исторической личностью во главе, являлась одним из немногих пересечений данного творения с ранее упомянутым шедевром Дика. Немного странными казались явные намеки автора на причастность его прозы к творчеству именитого фантаста. Он как будто играл с нами в игру, акцентируя внимание на одних деталях и ловко скрывая другие. Хотя внимательные читатели сразу узнают маленькие подсказки на главную загадку романа. Они бисером рассыпаны по всему повествованию — в граффити на кирпичах, в случайных фразах, в зеркале на стене...

«Жизнь шла взаймы, в вечном ожидании, в вечном страхе перед шагами сборщика долгов за дверью…»

Еще одной отличительной чертой произведения являлся необычный мир, который выглядел отражением в кривых зеркалах привычного нам с вами. Он был настолько мрачно-промозглым, что я с самого начала испытывала невероятный дискомфорт. Это было безвоздушное пространство с унылой до удушья атмосферой черно-белых комиксов. Казалось, что я попала в бункер, откуда сторонним наблюдателем созерцала происходящее. Была неприятной даже сама мысль полного погружения на страницы романа. Дышать одним воздухом с этими героями совсем не хотелось, потому что каждая его молекула была пропитана сладким запахом тлетворного опиума и прокурена сигаретным дымом. В этом лишенном красок мире не было ни любви, ни террора, алкоголь делал людей реальнее, а книги с насилием становились хитами продаж. Вместо любви здесь процветала похоть, вместо существования — дурман. Здесь люди жили по другую сторону нормальности (радуги бытия), устремив свой взор либо на выпивку, либо на амфетамины, либо в самих себя — «в то темное место, куда уходит разум, когда из него изгнан рай». Поэтому я часто задавала себе вопрос о том, что же все-таки было отправной точкой магических элементов романа — специфика мира, опиумные пары, сдвиг системы астральных координат, воспаленный рассудок или...?

«Одиночество усиливается в ночное время.»

Смещение пространств, мистический фон и повсеместный сюрреализм — все это задавало настроение произведению. В сюжете романа все выглядело таинственно размытым, даже сцены отчаянной борьбы за выживание и героического стремления к цели не воспринимались реальными. Здесь явно выделена психологическая линия (вос)становления героя, поэтому самая напряженная борьба шла именно в сознании Джо и в его душе. Его эмоции и сердечные порывы как социального существа описаны очень подробно. Эта книга в каком-то плане — лабиринт, по которому мы аккуратно продвигались вместе с героем, для осознания его личности. Места, посещаемые нами, не казались случайными в свете затронутой проблематики, как и странные собеседники, появление которых неожиданно придавало сюжету яркую нотку мистичности. Несмотря на щепетильную подробность автора в описании антуража, внешние прелести героя остались вне фокуса нашего зрения. Для нас его личность — темная сторон сюжета, мизерные знания о которой, полученные в начале книги, превращаются в тлен в конце. Тем еще интереснее получились заключительные ответы, которые в духе магического реализма спрятались за пеленой открытого финала. Я самонадеянно была уверена в том, что разгадала главную интригу книги и в чем-то оказалась права. Однако автору все равно удалось удивить. Финальное пространство романа для меня сжалось до размера важных вопросов, навеянных «книжной» сюжетной линией, — какова роль терроризма в современном обществе и каково мое отношение к нему? Ответы на них и стали послевкусием от прочтения данного, необъяснимого в своей загадочности шедевра.

*

»...изображение ее колебалось между солнцем и каплями дождя, девушка смотрела на него, а когда ушла, то унесла солнце с собой.»

Оценка: 9
–  [  7  ]  +

Филип Дик «Человек в высоком замке»

Iriya, 19 марта 2020 г. 13:43

«А существует ли вообще человек, способный изменить ход событий? Некто великий..?»

*

Что было бы, если бы История пошла по другому пути развития, и во Второй Мировой Войне победу одержала Гитлеровская коалиция во главе с Германией и Японией? Именно на этот вопрос постарался в 1962 году дать свой прозаический ответ Филип Дик, предложив вниманию читателей фантастический роман в жанре альтернативной истории. Итак, перед нами Америка начала 60-х годов — мрачная страна, власть над которой поделили между собой Япония и Германия. Не изменяя своему лаконичному стилю, писатель очень достоверно передал окружающую действительность романа, отразив при этом важные отличительные особенности мира, живущего пятнадцать лет под влиянием стран-победителей. С одной стороны, на наших глазах наглядно вырисовывалась эпоха великих свершений. Воздушное пространство рассекали шикарные стратосферные ракеты, способные преодолеть немыслимые расстояния за десятки минут. Велись исследования по освоению космического пространства, вплоть до колонизации планет. С другой стороны, жизнь большинства людей в мире с перемешанными, абсолютно разноидеологическими культурами превратилась в тяжкое психологическое испытание. На личностном развитии многих из них был поставлен фашистский крест, превращая их в чужаков на территории родной страны. Окончательно запутавшись во всем и, потеряв умение самостоятельно принимать решения, единственным источником помощи многие из них выбрали немого советчика, совокупная мудрость которого исчислялась пятью тысячелетиями. Имя ему «И-Цзин» — древнекитайская «Книга перемен». Для событий этого романа «Книга перемен» являлась не только основным действующим лицом, но и ключом к разгадке всей интриги. Сказать, что подобным ходом автор меня удивил, ничего не сказать. Мое знакомство с творчеством Филипа К. Дика еще в самом начале. Однако я могу уже сейчас с уверенностью сказать, что гениальность его прозы меня завораживает.

»...если хоть один человек находит свои путь...это говорит о том, что Путь существует. Путь для всех.»

Сюжетное полотно данного литературного творения было прекрасно переплетено из пяти (!!!) равнозначных линий. Каждая их них отличалась не только паттерном поведения главного персонажа и настроением выделенной ей части произведения, но и манерой повествования автора. Шведский торговец создавал таинственность, драматизм несла женская история, а владелец антикварной лавки и крупный торговый атташе своими внутренними монологами-самокопаниями превратили книгу в нечто воистину философское. Внешнюю динамику произведения сложно было назвать стремительной, а вот интересные изменения в постоянно чередующихся сюжетных линиях не давали читателю заскучать. При этом не было явного мельтешения между событийными кадрами. Пропорциональность и равновесие во всем. Складывалось впечатление, что Дик при создании романа придерживался по-восточному «иньской» выдержки и спокойствия, очень аккуратно расставляя все детали по своим местам. Роман не располагал к скоростному чтению, натянуть паруса и мчаться по волнам его страниц у меня не получилось. Плотное содержание вызывало необходимость вчитываться в каждое слово, а прекрасный слог автора превращал такое чтение в невероятное удовольствие. Я снова кайфовала от потрясающей образности, которой запомнился мне когда-то литературный язык писателя. «Невидимая струна тянется от безделушки, лежащей на моей ладони, вдоль руки к душе» или «это дело рук Художника, взявшего из темных холодных недр минерал и превратившего его в лучезарную частицу неба». Одним словом — восторг! Не обошлось здесь и без припрятанных загадок, поэтому иногда малейший жест, взгляд или случайно произнесенная фраза имели свое важное значение.

«Вправе ли мы, даже ради спасения собственной жизни, помогать продвижению зла к власти?»

Также невероятно интересно автор вплел в канву сюжета древнекитайскую философию, виртуозно показав ее влияние на судьбы главных героев в частности и всего мира в целом. Иногда странно было наблюдать, как взрослые люди с трясущимися руками малодушно бегут изыскивать подсказку в книге, не решаясь верить самим себе. Однако эти же герои очень правильно воспринимали весь сакральный смысл необычного общения с «Книгой перемен». Они понимали, что способны сотворить чудо превращения «Ян» в «Инь», прерывистой черты в сплошную на пути к возникновению того самого Момента для больших свершений. Дик очень добросовестно подошел к задетым им вопросам. Там, где речь заходила о мировой расстановке политических сил, повествование пестрило важными именами и событиями. Где сюжет смещался в сторону восточных предсказаний, автор разнообразил текст малоизвестными нюансами описываемых действий. Например, на страницах романа присутствовал очень непопулярный метод гадания по «Книге Перемен» на стеблях тысячелистника. Было невероятно видеть подобный ритуал, равно как и интерпретацию некоторых гексаграмм, ставших в чем-то пророческими. «Великие дела, изначальное счастье, хулы не будет.»(с) В альтернативной Америке 1962 года «И-Цзин» являлась своего рода Библией. Именно она была отправной точкой для важных решений многих героев, недвусмысленно намекая на иллюзорность описанного автором мира.

«Наше пространство, наше время — суть творения нашей психики...»

Пожалуй самой яркой отличительной особенностью этого произведения для меня оказалось использование автором так называемой темы «романа в романе». Наряду с «И-Цзин», здесь появилась другая книга, также играющая ключевую роль в сюжете. Мы буквально по крупинкам собирали ее части, разбросанные автором по всем сюжетным линиям. Каждая найденная строчка воспринималась маленькой частичкой одного большого пазла под названием «И наестся саранча». Завораживало даже название этой книги, которое уводило меня к Натанаэлу Уэсту и его произведению «День саранчи». Являясь провокационной бульварщиной, повсеместно запрещенной на территории Германии из-за прозрачной пропаганды другой жизни, «И наестся саранча» несла в себе еще один вариант развития событий во Второй Мировой Войне. И именно эта книга нравственным уроком на опыте сравнений попыталась проиллюстрировать истинный мир, соответствующий Дао, к которому можно прийти через накопленные многочисленными поколениями знания. На фоне шизофренической трясины нацистской междоусобицы основных событий, неоднократно звучал извечный вопрос: «А победила ли Япония с Германией?» Ответ на него финальным ударом расставил все точки в этом романе.

*

»...популярность книги — не самый верный признак ее достоинства.»

Оценка: 10
–  [  3  ]  +

Эл Ригби «Серебряная клятва»

Iriya, 15 марта 2020 г. 16:31

«Какие времена — такая расплата.»

Не могу назвать себя ярой поклонницей славянского фэнтези с типичным для него антуражем и манерой повествования. Но роман о смутных временах Дома Солнца меня приятно удивил. Он был написан тем потрясающим литературным языком, полным ярких афоризмов, который восхищал своей мудростью и образностью: «крики не так страшны, как вспоротая ими тишина» или «от любопытства до надежды — шаг». Веяние фольклорного направления во многом прослеживалось через образы героев и происходящие с ними события. Здесь есть князья с королевнами, дружины с воеводами, цари с боярами. И все они изображены на фоне страшного исторического периода войн и политически-социального кризиса. Это невольно переносило читателей в 17 век, когда наши далекие предки переживали аналогичные времена, именуемые смутой. Возможно автор лишь вдохновилась теми событиями, потому что роман сложно назвать явным их ретеллингом. Это произведение для меня оказалось абсолютно самостоятельным. В нем интересен мир, который хоть и был похож на наш, но соответствовал заявленной фэнтезийной тематике. Он продуман до мелочей, а прописан без мучительных подробностей. Концепция мироустройства оказалась по-своему необычной, особенно в части мифологических особенностей. Сильно углубляться в ее описание автор не стала, но все и без того было более чем понятно. Порадовали и волшебные существа, среди которых были удивительные крылатые воины и именуемое Злато-Птицей легендарное создание, таинственное появление которого уходило вглубь столетий. В этой былинной сказке с терпкой атмосферой мрачной войны любая деталь имела важное значение. Например, маленькая фраза подрастающей девочки: «Подари мне лучше счастье», неожиданно проникающая в самую душу, внезапно становясь в каком-то плане пророческой.

«Если кто-то сильный дружит с кем-то тоже сильным — дружат они, скорее всего, против кого-то третьего.»

Очень необычно была выстроена сюжетная композиция. Автор использовала для раскрытия идеи несколько линий повествования, прерывая его линейность ретроспективными фрагментами. Отдельно хочу отметить, насколько красиво она сплела все линии, медленно, но верно подводя всех нас к финальным сценам раскрытия главной интриги. Стежок за стежком, лоскуток к лоскутку мы вместе с Екатериной и героями постепенно собирали воедино общее полотно этой истории, не забывая при этом курсивные линии знаковых событий уже ушедших дней. Роман оказался очень кинематографичным. Эпизоды прошлого представлялись черно-белыми кадрами, которые дополняли красочные сцены основной сюжетной линии настоящего. Рассвет за рассветом...вслед за событиями менялся и антураж. Нам пришлось немного попутешествовать с героями, поэтому прочувствовать книжную атмосферу удалось на все сто. На наших глазах поля сменяли дремучие леса, а их в свою очередь — деревянные избушки небольших деревень. И мрачным фоном всего этого выступала война. Да и какое фэнтези без войны, тем более в затронутые романом смутные времена. Однако автор здесь делала упор не на описании военного кровопролития с подробностями ведения боев, а скорее на отражении духа войны в сердцах и умах главных героев. Поэтому в плане баталий произведение отличалось от многих сказочных боевиков с аналогично прослеживающейся славянской тематикой. Ну а слог повествования, обладающий воистину авторским волшебством, неумолимо погружал читателей в эту историю с головой. Я слышала ветер в резных ставнях царского терема, я видела летящих за смертью всадников и чувствовала на губах сладкий привкус диких трав, смешанный с золой погасших костров. Восхитительно!

«Нельзя уходить, потому что обижен. Уйти стоит, только если отпустил.»

Правдоподобность образов была достигнута минимумом слов описания. Здесь не было явного разграничения на хороших и плохих. Каждый персонаж играл свою роль и примером собственных ошибок нес на страницы ту или иную важную истину. Однако мое читательское сердце сумел растопить лишь один герой, который восхищал всех не только своими огненными кудрями, лихим изломом бровей и заснеженной улыбкой, но и мощной внутренней энергетикой. Поэтому остальные виновники литературного торжества отошли на задний план. Даже очаровательный мальчишка, наивно уверовавший, что нет ничего важнее чести и страшнее подлости, а единственным хорошим подсказчиком является собственное сердце. Были и представительницы прекрасного пола, которые украшали собой сюжет. Особенно запомнилась бойкая и обаятельная самозванка, наделенная любознательностью и преданностью. Невероятно подлинными оказались и второстепенные герои. В большинстве своем это были люди, по воле судьбы оказавшиеся не на своей войне. Но сколько в них было отваги, удали и самопожертвования, что не могло не задеть чувствительные струны моей души. По-хорошему ужаснуло наличие крылатых людоедов, которые (о, нет!) в лучшем случае поедали людей по праздникам, а в худшем — после великой битвы. Снова хочу отметить красноречие авторского слога, который легко передавал все тонкости, переживаемых героями чувств. Отчетливо осталось в памяти волнение перед битвой, когда герой мечтал о мнимых подвигах, вспоминал солнце на родном знамени и милый поцелуй на удачу.

«Разве не каждый сам выбирает свои крылья и кандалы?»

Для меня этот роман стал гимном любви, которая на его страницах заиграла всеми цветами радуги. Мне иногда казалось, что жизнь для героев — просто красивое слово, которое меркнет на фоне смерти и любви. Здесь мы увидели проявление любви семейной, патриотической, любви к Богу и самое главное — дружеской любви. Такой дружбы я давно не встречала в книгах. Она оказалась убежищем двух душ, клятвой двух сердец, сильнейшей привязанностью абсолютных противоположностей и их взаимопониманием, которые были приобретены ценой множества страшных испытаний. Когда в произведении есть такая дружба, то никакие любовные линии уже не нужны. На фоне такого чуда все остальное кажется второстепенным и менее значимым. Финальные же страницы прошли под эгидой темы дома, которая и повлияла на послевкусие от прочитанного. Мои мысли то тянулись молитвой, то уподоблялись стремительному взлету. И думалось — хорошо в том месте, где рядом те, кто нужен. Ведь именно с ними мы на самом деле находим истинного себя.

«А ведь никто не бесприютен, когда не один...»

Оценка: 10
–  [  9  ]  +

Джо Аберкромби «Острые края»

Iriya, 13 марта 2020 г. 14:49

Данный сборник рассказов чуть ближе знакомит читателей с уже известными событиями романов «Земного круга». Я бы даже сказала, что эту книгу можно читать частями, дополняя отдельно взятый роман цикла тем или иным рассказом.

*

«Обаятельный мерзавец» История перенесла нас в день страшной битвы на мосту с гурками. Он оказался переломным в судьбе (тогда еще полковника) Глокты, который именно после этой битвы попал в плен. В этом рассказе мы знакомимся не только с будущим архилектором, но и с квартирмейстером Реусом, а так же лейтенантом Вестом. Было интересно наблюдать за поведением обаятельного Глокты до того, как весь его привычный мир рухнул под ноги гуркам.

«Мелкие благодеяния» Рассказ открыл серию небольших историй о девушке Шев и рыжеволосой бестии Джавре, именуемой себя Хоскоппской львицей. Шев — профессиональная воровка, и этот рассказ наглядно иллюстрировал один день из непростой ее жизни на воровском поприще.

«Поганые задания» Одна из самых любимых мной историй, потому что в ней мы встречаемся с потрясающими героями из дюжины легендарного Зоба. С ними читатели познакомились в романе «Герои». А события этого рассказа произошли задолго до того, как наши славные воины вступили в кровавую Северную войну. Здесь Зоб и его команда должны были выполнить важное задание, но это оказалось не так просто.

«Свалить поскорее (по городам и весям)» Рассказ продолжил серию историй о путешествии Джавры и Шев — абсолютно непохожих друг на друга девушек.

«Ад» Эта история перенесла нас в период осады Дагоски. В качестве главного героя здесь выступил Темпл, уже знакомый читателям по роману «Красная страна». Для меня этот рассказ оказался одним из самых мрачных, тем и запомнился. Он во многом объяснил психологию поведения Темпла в романе-вестерне.

«Двое — в самый раз» Снова с нами Джавра и Шев. Но на этот раз их женскую компанию разбавил Вирран из Блая. Да! Это тот самый Жужело, которого я полюбила на страницах романа «Герои». Неожиданные повороты сюжета, сражения и много темного юмора — именно этим мне и запомнился данный рассказ.

«Кому-то сильно не везет» Рассказ состоял из трех частей, каждая из которых дополнила события романа «Лучше подавать холодным». Все три истории переданы от лица второстепенных героев — мелкий служащий банка «Валинт и Балк», проститутка дома удовольствий и молодой вояка. Происшествие в офисе банка, печальные события в доме удовольствий Кордоти и осада Уфриса — все эти эпизоды нам предстояло увидеть глазами «маленьких» людей.

«Храбрость отчаяния» История повествовала о девушке Шай, которая была главным персонажем романа «Красная страна». Здесь описан небольшой эпизод из ее жизни, когда она скиталась вдали от родины и занималась разбоем. Очень явно задета тема дома и родных людей. Вот только для меня и сама Шай, и ее приключения были абсолютно неинтересными.

«Вчера, около деревни под названием Барден» Сюжет этого рассказа увел нас во времена Северной войны, которая отражена в романе «Герои». Здесь автор рассказал о судьбах обычных людей, по воле злой судьбы ставших невольными свидетелями кровавых битв. В центре сюжета — герой, всячески пытающийся сохранить жизнь свою и своих близких.

«Третий лишний» Эта история произошла в Сипани, которую посетили уже известные нам Джавра и Шев. Им предстояло решить проблему похищения любовницы Шев и продемонстрировать читателям силу женской дружбы.

«Освобождение» Страничка из летописи писателя-биографа, знакомого по роману «Красная страна». Было очень смешно узнать иную версию событий давно минувших дней, произошедших с группой наемников во главе с самовлюбленным Никомо Коской. Здесь Аберкромби высмеял правдивость того или иного жизнеописания, негласно акцентируя внимание на субъективности истории.

«А кому сейчас легко?» Самый динамичный из всех рассказов, в котором из одной сюжетный линии в другую эстафетной палочкой передавался важный сверток. Точнее, не передавался, а тайно изымался то у одного, то у другого персонажа. И, конечно, во главе всей этой кутерьмы находились уже знакомые нам воры-профессионалы — Хоскоппская львица Джавра, Шев и ее желанная любовница Каркхольф. Этот рассказ персонажно объединил многие романы цикла и завершил серию историй о Джавре и Шев, которые оказались для меня не самыми сильными произведениями данного сборника.

«Создал монстра» Вместе с этим рассказом мы перенеслись в прошлое, где встретились с Логином Девятипалым и самопровозглашенным королем Севера. Любит автор шокировать читателей героями-перевертышами. В этом плане рассказ меня немного удивил. Если в трилогии «Первый закон» я была в восторге от образа Логена и испытывала неприязнь к Бетоду, то здесь мои эмоции оказались прямо противоположными.

*

Хочу заметить, что каждый из перечисленных рассказов обладал уникальным сюжетом и был наделен, в той или иной степени, авторским юмором. Пожалуй, самыми интересными из всех для меня оказались истории с персонажами романа «Герои».

Оценка: 8
–  [  6  ]  +

Джо Аберкромби «Красная страна»

Iriya, 6 марта 2020 г. 05:16

«Кратчайший путь редко ведет к исполнению мечты, а гораздо чаще заводит вас в дебри залитых кровью земель.»

*

Необычным романом завершил автор важную часть цикла «Земной круг». В центре сюжета этой книги лежит история девушки по имени Шай, которая однажды, возвратившись домой, застает в руинах родные земли, а брата и сестру пропавшими. Взяв в компанию отчима и нас — читателей, она отправляется по следам разбойников-бандитов, чтобы найти любимых родственников и отомстить за них. Таков незамысловатый старт этой книги. После эпических боев шедеврального романа «Герои» я была удивлена, попав на страницы приключенческого ревизионистского вестерна в темных тонах. Соглашусь со сказанным в аннотации — среди многообразия жанров это произведение можно смело отнести к «дико-западному» литературному направлению. Были здесь фермеры с плантациями, трактиры с борделями, а так же зараженные золотой лихорадкой люди, в жажде наживы доведенные до кровавых неревольверных перестрелок с погонями на лошадях в антураже очень суровой местности. Однако все это воспринималось мной скорее очень умело написанной авантюрной пародией на американскую классику, чем попыткой автора создать что-то воистину дерзко-вестерное. Несмотря на то, что данный роман произвел на меня не такое сильное впечатление, как его предшественники по циклу, я читала его с удовольствием. Да и как же иначе? Это ведь Аберкромби!

«В окружении сумасшедших любой здоровый человек выглядит безумцем.»

В подтверждение приключенческой тематики автор строит сюжетные линии в виде путешествия героев от одного пункта к другому с целью поиска потерянных детей. Вместе с ними мы попали в братство фургонщиков, сражались со злодеями разных мастей, пережили страшный ураган и переправу через шумные воды свирепой реки, а так же познакомились с необычным племенем дикарей. При этом отправной точкой позиционирования поступков для этих людей были не социальные механизмы, а скорее собственный кодекс чести и внутренние психоэмоциональные убеждения. Над этим автор не забывал иронизировать, и это было по-настоящему весело. Одни города приходили на смену другим, а постоялые дворы уступали свое место бескрайним просторам пустынных равнин. Под девизом: «Я бывала во многих дерьмовых местах, занималась многими дерьмовыми делами, но такого дерьма, как здесь не видела никогда», мы посетили очень необычный город, который еще надолго останется в моей памяти адски неприятными осадочными эмоциями. В нем мечты втаптывались в навоз, надежда находилась на дне бутылки, странности становились привычными, а люди поскорее стремились получить максимум удовольствия до падения в хищные лапы смерти. И если воспринимать все происходящее здесь близко к сердцу, то был шанс не дочитать роман до финала. Мрачный антураж и кроваво-тревожные события были настолько печальными, что его с легкостью можно было назвать «Кровавой страной». Хотя автор своим красноречивым юмором сделал все, чтобы читатель смеялся сквозь вонь, грязь и жестокие разборки.    

«Зло — это насилие без угрызений совести и мысли о последствиях. Возможно, зло — это высокие идеалы и низкие средства для их достижения.»

Хочу отметить динамику происходящего, которая удивляла своей стремительностью. Сюжет не задерживался на на миг, проносясь перед глазами новыми интересными горизонтами событий с неожиданными поворотами. Повествование идет в привычном для автора темно-ироничном стиле. Каждый раз читая прозу Аберкромби, я понимаю, как все-таки люблю его саркастический слог, украшенный потрясающей образностью и крылатыми высказываниями. Если в «Героях» автор взял верх над всеми описанием потрясающих битв, то этот роман навсегда мне запомнится шикарными диалогами-афоризмами. Острые подобно клинкам диалоги-состязания, широкодушные диалоги-откровения и милые диалоги-признания. Как в любом классическом романе-вестерне, здесь также задеты сложные морально-социальные проблемы: отношение к малочисленным народностям, беззаконие, соотношение богатства и бедности. Отличием же от вышеупомянутого литературного жанра является отсутствие явно выраженного разграничения Добро/Зло. Все герои являются отталкивающими (хоть и в разной степени), а их поступки далекими от идеалов. Очень интересным показался ход автора — добавить на страницы книги в ряды второстепенных персонажей писателя-биографа. Иногда я вместе с ним испытывала шок от происходящего, ощущая себя маленькой лодкой здравомыслия в необъятном океане неуправляемого безрассудства. 

«Мир — серое место. Он весь состоит из полуобмана и полуправды. И все же есть ценности, за которые стоит бороться. И тут нужно прилагать все усилия и все старания. Полумерами ничего не добьешься.»

Каждая книга Аберкромби представляет собой сборище людей-карикатур в хорошем смысле этих слов. «Красная страна» не стала редким исключением. Бандиты на страже закона, скрытые мятежники, пьяницы, проститутки, законники и толстосумы. Думаю, что найти еще где-то в рамках одной книги такое количество реалистичной аморальности — абсолютно непосильная задача. Самым смешным в своей отвратительности для меня оказался известный всем лидер наемников. Он представлял собой твердыню эгоцентричной самовлюбленности, закамуфлированную грязным простодушием. Сила его личности обладала притягательностью лишь для таких же отъявленных негодяев, как и он сам. Поэтому страницы с участием Роты Щедрой Руки были липкими от крови и вонючими от мужского перегара, дрянной похоти и сожженных жизней. Женская составляющая романа практически отсутствовала. Желание увидеть на территории Земного круга интересный «слабый» персонаж я оставила давным давно, еще во время чтения «Первого закона». В этом плане книга меня снова не удивила. Даже наличие мелькающих представительниц прекрасного пола на страницах данной истории не несло в нее дух женственности. Пожалуй самыми запоминающимися действующими лицами оказались уже знакомые по предыдущим частям герои. Наконец-то я узнала любимого авторского персонажа, которого он провел через все уровни ада Земного круга. Ну и конечно, мне понравился высмеянный Аберкромби за постыдно-трусливое поведение персонаж, который был на порядок милее остальных смехотворцев. Так случилось, что именно его внутренние возгласы: «О, Боже!» шли актуальным созвучием с моими собственными эмоциями.

«Бутылка — хитрый кредитор. Она может ссудить вам немерено отваги, но потребовать возврата долга в самый неподходящий момент.»

В отличие от предыдущих романов здесь практически нет магии. Присутствует лишь абсолютно пассивный атрибут волшебства. Я наивно надеюсь, что он еще даст о себе знать в следующих книгах «Земного круга». Равно как и небольшие намеки, связанные с развитием промышленности. Как признанный поклонник драматических финалов, не могу назвать итог этого романа (а вместе с ним первой части цикла) таковым. Перед тем как окончательно опустился занавес, мы увидели победу культуры над дикостью, порядка над хаосом, чуда лжи над жестокостью правды и...как ни печально...победу ушедшего над будущим. В душе после прочтения поселились немного печальные мысли о понятии прошлого. Мы принимаем свои разочарования и потери, признаем вину и не отказываемся от позора. Но немногие способны оставить во вчерашнем дне все нанесенные и полученные раны. Они переплетением рубцов и шрамов сопутствуют многим из нас всю жизнь, потому что прошлое никогда не остается там, где его бросили. Никогда...

*

«Минувшие года — теплая компания. Каждый раз ты оборачиваешься, а этих ублюдков за твоей спиной все больше и больше.»

Оценка: 8
–  [  8  ]  +

Джо Аберкромби «Герои»

Iriya, 4 марта 2020 г. 18:44

«Принимай победу спокойно и осторожно, потому что настанет час, и тебе так же предстоит принимать поражение.»

*

Если, открыв книгу, на первых страницах у вас зарябило в глазах от списка действующих лиц, не спешите удивляться. Добро пожаловать на Север...а точнее на Северную войну, которую суду читателей представил Джо Аберкромби в книге с говорящим названием «Герои». По хронологии событий, происходящих на страницах «Земного круга», данный роман следует непосредственно после «Лучше подавать холодным». Однако, в отличие от истории о знаменитой наемнице, это произведение сюжетно оказалось не таким самостоятельным. Оно подтягивало множество маленьких ниточек из предыдущих частей. Поэтому «Героев» лучше всего читать по возможности сразу после первых книг цикла без продолжительных пауз между ними. Не сложно догадаться, что лейтмотивом этой книги стала тема войны. Здесь мы оказались свидетелями того, как автор в традиционном для него ироничном стиле письма буквально вывернул наизнанку, показал жуткое нутро военной действительности со всеми перипетиями и психологическими отступлениями. В мгновение ока он погрузил всех в безумно мрачную атмосферу, где Великий Уравнитель сцепил кровавой цепью смертельных объятий тысячи бойцов по разные стороны линии фронта. Вместе с героями нам предстояло продержаться три дня утопающего по самые плечи в грязи кровопролития. Три дня резни, о которой когда-то расскажут в словах, спрятав мерзость за ширмой из песен, былин и отроческих грез. Три дня из жизни Героев...

«Кто-то славен тем, что совершает насилие. Кто-то призван его задумывать и просчитывать. А есть те немногие, избранные, кто наделен талантом ставить и то и другое себе в заслугу.»

Боевой порядок с перечнем задействованных лиц, расположенный на нескольких страницах начала книги, сразу намекал на огромный масштаб происходящего. Но я даже не могла себе представить, что многие из перечисленных бойцов окажутся самостоятельными протагонистами. Автор развернул перед читателями множество перспектив повествования как Северян, так и представителей Союза. Это было шикарно. Однако многоликость сюжета имела свою жестокую сторону, особенно в момент кульминационного сражения. Потому что именно тогда автор ожидаемо столкнул мечами самых любимых героев с разных сторон расстановки военных сил. Антураж произведения сложно назвать приятным, да и сам краеугольный вопрос войны, задетый в контексте книги, не вызывал ничего мило-развлекательного. Все это вполне соответствовало заявленному жанру неуютного, темного фэнтези. И тем не менее, слог автора и всяческие литературные приемы не оставляли читателю никакого выбора — эта история попросту поглощала целиком и полностью с первых страниц. Яркие описания, живой слог в диалогах, неожиданные повороты и бесконечное множество крылатых высказываний — вот те важные атрибуты книги, которые делали ее шикарной в своем роде. У Аберкромби есть несомненный талант делать читателей непосредственными участниками событий. Вместе с героями меня распирало от сумбура испытываемых чувств, связанных не только с ужасом войны. С ними я разделяла трагедию безответной любви, рассуждала о неумолимо приближающейся старости, чувствовала радость наконец обретенной свободы и печаль утраты юношества.

«Жизнь катится лишь в одну сторону, и не всегда в ту, куда бы нам хотелось. Такие дела.»

Очень порадовали образы главных персонажей. Этих головорезов (в прямом смысле слова) нельзя было назвать образцовыми представителями морали, но именно этим они и оказались интересны. Некоторые из них пришли сюда из предыдущих частей цикла, где они пребывали на второстепенном плане. Другие яркими вспышками озарили события лишь этой истории, порадовав своим появлением в начале и огорчив уходом в конце. Аберкромби отлично поработал над составом действующих лиц, пополнив его абсолютно непохожими друг на друга людьми. Я просто влюбилась в чудика, удивляющего сумашедшинкой в словах и виртуозностью в бою. Восхищал своей прямотой вечно причитающий на возраст «правильный» предводитель дюжины. По-доброму веселил находчивый северный принц, балансирующий над бездной безнравственности. Именно он очень наглядно показал, что борьбу можно вести не только оружием и магией, но и дипломатической болтовней. Не обошлось без экзотики от автора в лице главнейшего дикаря и темнокожей ведьмы. Даже женские образы несли определенный героизм в сюжет и по-своему оказались интересны. Однако самым ярким, на мой взгляд, оказался герой, уже знакомый нам по небольшим эпизодам из предыдущих книг. Там его сложно было не разглядеть, но легко можно было не расслышать. Подобно Глокте из «Первого закона» он предстал перед нами во всей красе внутреннего мира со всеми чаяниями, надеждами и ядовитой иронией своих неугомонных внутренних монологов. Снова порадовал стилистический прием автора, благодаря которому мы не просто слышали, что говорил герой, но и знали, о чем он думал. Сами вставки-монологи очень органично вписывались в сюжет и представляли собой некий мысленный манифест героя, его внутреннее самовыражение, высказывание наболевшего и раскрытие сущности перед читателями. При этом Джо не стеснялся использовать разговорный стиль, экспрессивно окрашенную и даже нецензурную лексику. Причем подобным бранным красноречием автор наделил не только мыслительные процессы героев, но и потрясающие диалоги. Что нисколько не портило внешний вид произведения. Конечно, ИМХО.

«Прежде чем отправлять человека в грязь, убедись, что он не принесет тебе пользы живым. Иные рубят головы лишь потому, что им это по плечу. У них недостает ума понять, что ничто не выказывает столько силы, сколько милосердие.»

Отдельное внимание хочу уделить сценам сражений. Честно говоря, для меня Аберкромби с некоторых пор является непревзойденным мастером слова в описании батальных эпизодов. Когда я читаю его книги, то понимаю, что в них битва для героев имеет сакральный смысл, верхнюю точку сознательности. Победа и поражение, слава и забвение — все здесь представлено в абсолютном равновесии. Бой, прорисованный автором, шедеврален. Иногда он превращается в безумный хор скрежетания стали, воплей погибающих, хруста кромсаемого дерева и чавканье разрубаемой плоти. Но это не кажется отталкивающим. Для автора важна не только сама схватка на мечах и кровопролитие, но и события, предшествующие и последующие столкновению клинков, кулаков и интересов. Мы заранее знакомимся с героями и впоследствии чувствуем их волнения, физическую боль и эмоции. Все это позволяло воспринимать сражение здесь на более высоком уровне, чем простое описание тактики и маневров. Восхищало, как автор в повествовании потрясающе передавал сюжетные линии от одного героя к другому, маленькими атрибутами соединяя для читателя все в единую схватку. Лицом к лицу с Великим Уравнителем и друг к другу, застывшие в противостоянии герои-бойцы для всех нас превращались в памятники славы роковой войне, достойной быть воспетой в балладах. Вот только после всего этого несносного крещендо ужаса любые напевы на фоне правды боя звучали как-то фальшиво. И хотелось тишины, которую автор любезно даровал, добавляя на страницы сладкие минуты покоя, лирические отступления от резни.  

«На войне человек может понять, кто же он есть на самом деле. Он становится как на ладони. Война показывает в людях худшее — алчность, трусость, дикость! Но она же раскрывает в нас и лучшее — доблесть, силу, милосердие!»

Роман «Герои» скроен по стандартным для автора лекалам, когда ожидаемо-желаемые события достигаются непредсказуемыми методами в непредугадываемое время. Поэтому я даже не бралась спрогнозировать финал, который отчасти разбил мне сердце, отчасти удивил развязкой. Пожалуй, на сегодняшний день это произведение является наиболее сильным из всех мной прочитанных работ автора. Война, потери и смерть — неизбежные представители этого странного мира. Где никто не знает обратную сторону чьих-то блестящих побед. Где рубилово на передовой честнее внутриштабных разборок с дележкой чинов. Где некомпетентный дурень, взбалмошный карьерист и нерешительный педант мужественно борются за звание наихудшего генерала в истории, управляя при этом тысячами жизней. Такие времена. А героизм — всего лишь красивое слово, которое такое разное, как и сами Герои. Так кто же такие Герои? Небольшая кучка счастливчиков с железной аурой, научившихся убивать быстро? Или величественные изваяния из камня, ставшие невольными, немыми свидетелями чужих кровавых подвигов? Вопросы...вопросы...

*

«Оптимист и пессимист, романтик и циник. А что такое любовь, как не поиск и обретение того, кто тебе подходит? Того, кто возмещает твои недостатки? Того, с кем и над кем ты работаешь.»

Оценка: 10
–  [  4  ]  +

Наоми Новик «Чаща»

Iriya, 4 марта 2020 г. 18:24

«Если здравый смысл в том, чтобы разучиться любить, его мне даром не надо! За что и стоит держаться, как не за людей?»

*

В живописной долине окраинных земель королевства Польнии находится деревушка под названием Дверник. Здесь густые ласковые леса, блестящая под солнцем речка, а также чаша окружающих долину гор. И жизнь людей была бы прекрасна и безоблачна, если бы по соседству с Дверником не находилось аномальное место, именуемое Чащей. Чаща — живой лес, пугающий своим пагубным воздействием на окружающий мир. Сдержать пространственный рост и ее влияние на людей способен лишь маг по прозвищу Дракон, который живет недалеко от Чащи в высокой башне. Раз в 10 лет за свои доблестные труды он взымает с деревни дань в виде одной молоденькой девушки-прелестницы. Как складывается дальнейшая жизнь девушки с Драконом — тайна, покрытая мраком. И узнать об этом удалось Агнешке — дочери дровосека, когда однажды выбор мага, неожиданно для всех, пал на нее. Так начиналась это необычная история, которая вызвала во мне бурю самых разных эмоций. Очеловеченный дракон, некрасивая героиня, усложняющий всем жизнь принц и природа, превратившаяся во Зло. Такая кутерьма не могла не заинтриговать.

Книга является ярким представителем жанра славянского фэнтези с многочисленными отсылками к фольклору упомянутой этнической общности. Сам слог автора тоже радовал милыми словесами-выражениями. Они напевными нотами уносили нас в те времена, когда жизнь каждого человека была неразрывно связана с Матушкой-Природой. Пожалуй за все время чтения произведений жанра фантастической литературы я не встречала романа, настолько пропитанного волшебством. Магия на его страницах обвивала своими побегами каждый абзац, проникала во все уголки сюжетных передряг и заставляла книгу светиться в руках читателей. Герои неустанно демонстрировали нам образчики высшего чародейства, сложные переплетения жестов и слов, которые лились задушевной песней. Очень интересно автор тянула основную нить сюжета по принципу единства и борьбы противоположностей. Мужское и женское, чувства и разум, интуиция и логика, эмоциональность и уравновешенность, белые рюши накрахмаленной рубашки и домотканое платье — все это рождало невероятно проникновенные моменты магической энергетики двух разных людей. Когда в безмолвном спокойствии библиотеки чуткие пальцы обнимали ладони, волшебство струилось сквозь сознание, а шепот силы откликался в ответ на мелодичные мотивы заклинания, рождающего неведанную красоту. Это были потрясающие моменты!

Повествование идет от лица главной героини — Агнешки, постепенный рост личностных качеств которой происходил на наших глазах. Из неуклюжей деревенщины, шокирующей своим безалаберным поведением и неряшливым внешним видом не только благородную публику романа, но и читателей, она ожидаемо для всех преображалась в мудрую лесную чародейку. Образ этой девочки интересен прежде всего тем, что автор в ее лице представила читателям абсолютно нетипичную героиню романтической литературы. Если вам по душе жеманницы, хо-хо-хотушечки и зазнобы, покоряющие мужские сердца с одного взмаха шелковистых ресниц, то вы будете разочарованы в главной героине. Манерности, внешней привлекательности и кокетливости здесь не было, нет и не надо. Агнешка завоевывала сердца наблюдательных читателей совсем другими прелестями. Эта девочка обладала открытой душой, любознательностью и пытливым умом. А окружающая ее необъяснимая действительность только разжигала в ней интерес к жизни, абсолютно не связанный с ростом тщеславия. Порадовали собой и другие женские персонажи, которые, на мой взгляд, у автора получаются значительно интереснее мужских. В отличие от Агнешки, образ главного героя целиком и полностью соответствовал традиционным канонам любовного романа. Его мысли были нереально логичны, наряд вычурно аккуратен, высказывания насмешливо-ироничны, а суть одновременно объединяла молодость юнца и мудрость старца. Любовная линия тоже была по-своему интересна. Новик старалась не утомлять сердечными переживаниями персонажей и совсем немного внимания уделила этой составляющей произведения. Однако романтично настроенные читательницы смогут и здесь найти немного ярких эпизодов, где чувства из маленьких искр соприкосновения рук разгораются в нежно-пылкую близость тел. При этом меня немного удивил завышенный рейтинг книги.

Так же хочу выразить благодарность автору за образ Чащи. Как ни странно, но самые яркими воспоминания о книге связаны именно с этим таинственным лесом. Она мне представлялась единым организмом — созданием, которое умело думать, строить планы и читать людские сердца, вливая в них яд. До мурашек проникновенно описаны жуткие сцены, когда герои по тем или иным обстоятельствам попадали на земли Чащи. Эти страницы испещрены страшными сражениями со странными существами, описанием кошмарных последствий «порчи» от воздействия упомянутого аномального места и рассуждениями о непонятной природе возникновения всего этого безумия. Неожиданные повороты сюжета, в корне меняющие направление истории романа, недвусмысленно намекали, что сама Чаща не так безоговорочно отрицательна. Основная интрига, связанная с ней, как и основная идея всего произведения раскрывается лишь в заключительной части романа. Автор вложила в финал невероятно правильные и умные мысли о родине, дружбе, природе, любви и о сострадании ко всему сущему. Страшные сцены противоборства с Чащей показали, что людские огонь и ярость влекут только ответную смерть и боль. И лишь кажущаяся неряхой девочка смогла понять, что смотреть на мир надо только с открытым сердцем. Возможно заключение этой темной сказки было немного наивным. И все же книга оставила после себя приятное послевкусие. Ну а небольшое сюжетное сходство с романом «Ритуал» Марины и Сергея Дяченко сделало ее еще интереснее. После прочтения мне так сильно захотелось раскрыться навстречу Природе-Матушке, наплевать на все приличия и с наивно-детской улыбкой на лице пройтись босиком по траве, по земле, по мостовой...

*

«Если не собираешься убивать человека, не стоит дубасить его по голове с упорством, достойным лучшего применения!»

Оценка: 8
–  [  10  ]  +

Скотт Оден «Стая воронов»

Iriya, 21 февраля 2020 г. 06:42

«Мне отмщение, и аз воздам.» (с)

*

Знакомство с творчеством Скотта Одена стало для меня приятным литературным событием. Объединить под одной обложкой достоверность исторической прозы, будоражащий ужас темного фэнтези и манящее волшебство мифологии может далеко не всякий писатель. Именно такое сложное действо сумел проделать автор в романе «Стая воронов» из цикла о великом и ужасном Гримнире. И, надо сказать, у него это отлично получилось. Перед нами не просто фэнтезийная страшилка, а необычное произведение — общность интересных черт разных литературных жанров. События этой истории разворачиваются в 999-1014 годах от Рождества Христова на территориях острова Зеландия и восточной Ирландии. Это был переломный исторический период духовно-религиозного развития человеческого общества. Языческие боги уже не имели над людьми своей первоначальной власти, а вера в христианских святых только начинала свой путь, приобретя более-менее завершенный облик в странах Северной Европы, лишь на закате ХI века. Однако в те времена на земле еще были места, где сохранилась сила легендарных орков, а мифы воплощались в жизнь. Об этом однажды узнали два путника, шедшие провозглашать слово Господа и Спасителя нашего заблудшим душам язычников. В дороге их настигла буря, и по воле рока они приняли решение спастись от страшной непогоды в необычной пещере. Вспышки молний, капли воды, грохот грома, каменная стена с гигантским символом и похожее на дыхание огромного зверя дуновение ветра — все предвещало беду... Это оказалось началом невероятной истории, превратившейся в долгое путешествие во имя мести.

«А надежда может стать грозным оружием в руках человека, у которого есть внутренний стержень и горит огонь.»

Произведение показалось мне очень контрастным, а идея противопоставления двух разных религий как раз положила начало этому. Неожиданно на страницах романа уживались герои, которые во всех смыслах слова являлись диаметральными противоположностями друг друга. И отношение к ним формировалось такое же неоднозначное, как и их вынужденная пространственная совместимость. Вечные коленопреклоненные молитвы одного персонажа (даже в ситуациях, когда все может решить лишь меч), удивляли не меньше постоянного желания другого пустить кому-нибудь кровь (в лучшем случае) и выпустить кишки (в худшем). С другой стороны, эти же персонажи совершали поступки, достойные восхищения даже невидимых богов с песней рока, грозного звона и могильного эха на устах. Различие так же ощущалось и в стиле повествования, который хорошо отразила своим потрясающим литературным переводом Дарья Сергеева. Жесткость фраз откровенно кровавых сцен насилия легко чередовалась с напевными строками минут временного спокойствия. При этом, последовательный переход между высказанными мыслями и переданным сюжетным настроением не лишал содержание романа необходимой логичности. Антураж тоже был различным. Вместе с героями мы покинули крупный остров с извилистыми долинами и скалистыми берегами, чтобы попытаться покарать клятвопреступника на фоне диких ирландских земель с болотами, торфяниками и глухими лесами.

»...отдых порождает лень, за ленью идет тоска — а, наступая ей на пятки, плетется черная овца смерти.»

Данная книга — кладезь зрелищных эпизодов, которые сделали ее в чем-то даже кинематографичной. Думаю, что это связано с использованием автором мифологических мотивов. Необычные перемещения по пронизывающему все сущее Пути Ясеня, чары древних наговоров, кровные клятвопреступления и шикарные сцены с вороньими стаями — все это завораживало. Хочу так же заметить, что роман относится к жанру темного фэнтези и каждая его страница украшена повсеместной мрачностью с грязью разрушенных городов, сыростью вонючих подземелий, страшными методами предсказаний и ужасом кровопролитных поединков. И все же, был в этой истории какой-то необъяснимый магнетизм, волнующее душу волшебство слов-чудесников. А появление эпизода с фразой: «Подойди, ночь слишком ужасна для того, чтобы ссориться на крыльце» в антураже самобытной хижины с жаром очага и светом домашнего тепла дарило читателям долгожданный уют. Иначе говоря, это произведение очень многогранное. Впрочем, как и сам главный герой, будто сошедший со страниц скандинавских сказаний. Его образ был выше всяческий похвал. Последний в своем роду невероятных созданий, идущих на смерть в лучах славы, вдохновляющих последователей на сочинительство саг в их честь и вызывающих дрожь страха у врагов при одном лишь упоминании их имен. Он был представителем тех величественных существ, против силы которых не могли устоять, даже праведники с надежными доспехами в виде христианской веры.

«У истины много граней и сторон, но нельзя говорить правду и ложь одновременно.»

Несмотря на мрачность описываемого, мне не хотелось уходить со страниц этой истории. Пройдя огромное расстояние в надежде завершить пятисотлетнюю пляску кровной мести, финальную часть мы вместе с героем встретили близ дублинской деревни. Под пение медных горнов и барабанный бой, под пронзительные звуки волынки и воинственный рев наемников-викингов на равнине Клуэн Тар произошла битва, вошедшая в летописи Ирландии под названием Битва при Клонтарфе. Не могу сказать, что она была передана настолько подробно, как многим бы того хотелось. Происходящие батальные сцены мы наблюдали со стороны, практически не углубляясь в их гущу. Однако автор отлично смог передать потрясающую атмосферу героического события. В унисон развернувшемуся действу звуковым фоном в моем сознании играл сингл «Dead Man's Glory» группы Civil War со словами «Brothers, be brave and we live as they die 'neath the Irish sky». И все вместе это было шикарно! Порадовало, что заключительные страницы подарили нам развязку, поэтому продолжение следует ждать с новым сюжетным конфликтом. И если Коварный пошлет нам удачу, то уже через пару лет мы сможем познакомиться со следующей книгой цикла под названием «Twilight of the Gods».  

*

«Мир таков, как есть, и если ты не решил перерезать себе глотку, ты будешь его частью.»

Оценка: 10
–  [  4  ]  +

Брендон Сандерсон «Легион»

Iriya, 21 февраля 2020 г. 06:13

«Все, что имеет значение в жизни, — это то, что нельзя измерить...»

*

Цикл «Легион» включает в себя три повести, которые связаны между собой как главными персонажами, так и общей сюжетной интригой. На сегодняшний день он полностью завершен, и третья его часть предоставляет читателю полную картину происходящего, даруя повествованию окончательный финал. Но я бы все-таки не советовала начинать знакомство с творчеством автора посредством этого цикла. Не могу не сравнивать эту работу Сандерсона с остальными его шедеврами. И на мой искушенный взгляд, данная книга является далеко не самым лучшим его творением. Хотя автор, несомненно, гениален. Задетая здесь тема настолько интересно обыграна и завуалирована, что финальные откровения становятся в какой-то степени неожиданными. Перед нами правдивая история человека по имени Стивен Лидс. Бесконечный поток разноплановой информации в виде непрекращающихся голосов в голове он сумел обратить себе на пользу. Стивен систематизировал их и визуализировал в образы живых людей (аспектов), каждый из которых имеет свою индивидуальную особенность. Кто он — гений, чокнутый или человек обыкновенный? Каждый читатель, прочитав эпилог, ответит на этот вопрос по-своему.

«Гениальность часто сопровождается причудами ума.»

Повествование было достаточно однообразным и состояло в основном из диалогов. В книге мало описаний, внутренних переживаний и сложно-сочиненных рассуждений. И вместе с тем, на страницах цикла много юмора, интересные открытия, яркие персонажи и неизбежная миссия по предотвращению катастрофы национального масштаба. Другими словами — скучать не пришлось. Упомянутые события происходили в привычном нам с вами мире, немного шагнувшем в ближайшее будущее. Здесь возможна телепортация живых существ, изобретены необычные приборы, а биотехнологии превратили человеческое тело в хранилище данных. Все три повести отличались друг от друга как жанровым, так и сюжетными особенностями. Какая-то повесть напоминала детектив с элементами фантастики, другая — фантастику с элементами детектива. Финальную часть с виртуальными мирами, смещением пространств и симуляцией вообще можно было назвать стопроцентной фантастикой. Самой сильной для меня оказалась первая история, которая обладала не только необычной интригой, но и динамикой. В остальных же зачастую наблюдались сюжетные провисы на пути к раскрытию основной идеи, из-за кустов появлялись рояли, и без того раздутый список действующих лиц пополнялся и загружал читателей новыми персонажами.

«Множество «нормальных» людей на самом деле не контролируют себя. Их психическое состояние — стресс, беспокойство, разочарование — мешает им быть счастливыми. По сравнению с ними, думаю, я просто образец стабильности.»

Раскрытию образа главного героя автор уделил не так много внимания, как мне бы того хотелось. И все же Стивен Лидс по прозвищу Легион мне очень понравился. Думаю, что многие читатели смогут узнать в себе хотя бы малую долю этого героя. Его взаимосвязь со своими галлюцинациями иногда вызывала улыбку, равно как и взаимоотношения между самими людьми-аспектами. Иногда их появлялось так много, что я даже забывала об особенностях того или иного аспекта, целиком и полностью полагаясь на пояснения самого автора. Надо отдать должное Сандерсону — он умеет создавать в своих книгах очень душевную атмосферу, некое коллективное единство. И этот сборник не является исключением. Мне было невероятно уютно находиться в переплетах этого цикла. Хотя книгу в 380 страниц сложно назвать «циклом» по меркам других его работ.

«Иногда очень полезно иметь репутацию затворника и аморальной скотины.»

Сандерсон — невероятный умница, наделенный открытым умом и безграничной фантазией. Снова маленькими порциями он дал читателям немного поразмышлять о таких важных аспектах человеческого существования, как религия, наука и эзотерика. Даже само название цикла лично мне сразу напомнило новозаветное «Имя мне — Легион». Но автор сильно не утомлял пространственными рассуждениями на какие-либо глобальные темы. Хотя вопросы религии немного проскальзывали в небольших диалогах строго в рамках проводимого расследования. Равно как и интересные рассуждения о возможностях головного мозга, суперсилы психологии, реальности и многочисленной итерации людских воплощений, обусловленных понятием бесконечности.

«Даже малейший шанс, умноженный на бесконечность, сам по себе бесконечен.»

Очень советую это произведение всем тем, кто уже сформировал свое незыблемое мнение о прозе автора и является неравнодушным к его творчеству. Повести этого цикла отлично украсят собой несколько вечеров любителя хороших книг. Отдельную благодарность хочу выразить издательству за оформление книги. Иллюстрации-заставки, которыми было украшено начало каждой главы, имели очень важное значение для более полного понятия главной идеи этой истории. Ну а я в свою очередь жду не дождусь новые произведения любимого писателя. В частности, четвертый том «Архива Буресвета».

*

» — Вы отказываетесь от величия, мистер Лидс.

- Дорогая моя, вам следовало бы знать, что я уже достиг величия. Я променял его на посредственность и некоторую степень здравомыслия.»

Оценка: 8
–  [  5  ]  +

Донна Тартт «Щегол»

Iriya, 16 февраля 2020 г. 05:46

»...везде есть скрытый смысл, мы — часть большой игры.»

*

Мог ли предполагать Карел Фабрициус в далеком 1654 году, что его картина «Щегол» будет увековечена не только как уникальное явление Золотого века голландской живописи, но и как ключевой элемент одноименного литературного творения Донны Тартт? Биение крохотного сердца, залитая солнцем стена, чувство катастрофической безысходности и маленький пленник, смирившийся со своей участью-цепью. Что хотел передать художник? Понять не дано — между нами пропасть столетий. Однако выбор этой картины в качестве лейтмотива к роману далеко не случаен, и это становится ясно с первых строк. Я понимаю книжных любителей, которым роман не понравился и в то же время, мне понятны и те, кто внес его в список любимых произведений. «Щегол» каждой своей строчкой поднимает очень страшные социально-этические вопросы наших дней, передавая весь ужас задетых тем со скрупулезностью ювелира. И вместе с тем, он подобен распахнутой перед читателями маленькой человеческой душе, которая плавится под натиском темной стороны натуры и старается напоследок выразить свои крохотные истины.

«Когда речь идет о великом шедевре, тебя всякий раз потряхивает, как током от оголённого провода. И неважно, сколько раз ты хватаешься за этот провод, неважно, сколько там еще человек хватались за него до тебя. Провод-то один и тот же. Свисает из высших сфер.»

На поверхности сюжета романа лежит история жизни мальчика по имени Тео Декер. Однажды привычная повседневность его уютного существования с любимой мамой в одночасье превращается в пепел. Чудом оставшись в живых после взрыва в музее, Тео понимает, что эта трагедия унесла не только любимого человека, но и часть его самого, оставив взамен нечто другое. Начиная с 13-летнего возраста, нам вместе с ним предстояло провести более 10 лет жизни — тот важный период, когда дети взрослеют, ищут тепло родительских объятий, поддержку друзей и авторитет окружающих. На наших глазах жизнь мальчика претерпевала фатальные изменения. Нью-Йорк, Лас-Вегас и Амстердам. Многолюдная, будто бродвейская атмосфера одного дома менялась на повсеместную неказистость грязных комнат другого. Правильный уклад со школой и установленным режимом дня оказался забытым, жизнь превратилась в бесконечный хронический угар бешеных подростковых пьянок и наркотических безумств. А стеснительный друг детства с непрошибаемой логикой ботано-математического уклона так и остался в прошлом, уступив свое место бесшабашному, но чертовски обаятельному разгильдяю с вывернутым наизнанку кодексом ценностей. Шажок за шажком читатели будут наблюдать такое странное взросление главного героя, моральное падение на дно жизни, превращенной в леденец с морфином. И мне было по-матерински страшно это читать...

«Разве есть в жизни что-то, чем нельзя было бы рискнуть? И разве не может что-то хорошее явиться в нашу жизнь с очень черного хода?»

Сюжет произведения имеет своего рода кольцевую композицию, когда начало и финал замыкаются друг на друге, в данном случае Амстердамом. Это было очень уместно во всех смыслах этого слова. Читатели с первых строк понимают, что протагонист Теодор Декер рассказывает нам о важных вехах своей жизни с высоты прожитых лет. Потрясающий слог автора и не менее потрясающий слог переводчика меткостью фраз попадали в самое сердце. Психологичность здесь была в каждой строчке, в каждой реплике героев. Всегда странно, когда испытываешь негативные чувства к главному действующему лицу. Я была на грани этого состояния. На протяжении всей книги к Тео я испытывала лишь жуткую жалость, которую часто вызывают к себе серьезно больные люди. Для меня его образ представлял собой растрескавшуюся душу, склеенную не теми людьми, не в то время и не в том месте. И таких как он в этом романе было очень много. Большинство героев воспринимались мной моральными уродами, счастье и радость в жизни которых зависели от дозы принятого транквилизатора. Да, все персонажи были чудесными людьми, которые умели по-своему любить, видели в мире прекрасное и ценили каждое мгновение. Но иногда они выглядели отталкивающими карикатурами на нормальных людей. Однако и среди них было несколько героев, которые оказались для меня по-настоящему интересными. Спасибо автору за Энди, Пиппу и, конечно, за Хоби!

«Мы не можем выбирать, чего нам хочется, а чего нет, вот она — неприглядная, тоскливая правда. Иногда мы хотим того, чего хотим, зная даже, что это-то нас и прикончит.»

Эта книга такая разная, поэтому воспринималась двояко. Тартт сумела объединить на ее страницах абсолютно несовместимые на мой взгляд вещи. С одной стороны, интересны были рассуждения о красоте, бессмертных шедеврах, позволяющих нам говорить друг с другом сквозь века. Любовь к прекрасному озаряла здесь все золотым светом, она была линзой, которая укрупняла прелесть некоторых эпизодов так, что весь роман преображался. Искусство здесь олицетворяет волшебный способ лечения израненной души. С другой стороны, невероятно тяжело было читать ту часть произведения, где главный герой делал первые шаги в опиумную бездну, а искусство превращалось в заложника у преступного мира. Очень детально прописаны сцены странной жизни, где по ночам орали пьянчуги, подростки ходили в грязной одежде, а викодин рассматривался героической победой над алкоголизмом. Вместе с тем, были и невероятно уютные моменты, когда в повествовании появлялся антураж подобный вневременной заводи со старыми книгами и громким тиканьем часов, где повсюду был осадок прошлого, а атмосфера хранила густой запах воска и палисандровой стружки. История преображалась в миг упоминания дома антиквара, который одним своим существованием вносил душевную теплоту и позволял мне наслаждаться течением событий книги. А еще мне очень понравилась любовная линия, тонкой ниточкой пронизывающая весь роман. Веснушчатая рука, олицетворение Рая в улыбке, смоляная топь души, голова в тучах, сердце в небесах и жизнь больше жизни. Это было чудесно.

«Когда тоскуешь по дому, просто взгляни на небо. Потому что, куда бы ты ни поехала, луна везде — одна и та же.»

Наиболее острое проявление конфликта романа я почувствовала в двух заключительных частях. На их страницах очень сложно было снизить скорость чтения, сюжетное напряжение достигало своего апогея, а вязкая тревога за героев обволакивала меня своим омутом. Мне было невероятно волнительно за ту сотканную из света картину-шедевр, которую столько лет держали в темноте. Финальные страницы оказалась очень лирическими. Они были полны философских рассуждений автора устами главного героя. Очень непростое послевкусие зиждилось на самых обычных вопросах. Я думала о том, как важна роль взрослых в судьбе ребенка, и как родительские поступки могут иногда стать гибельными для детей. Несмотря на то, что Тео называл жизнь катастрофой, я еще больше убедилась, что жизнь — это величайший дар. И иногда ее спасением может оказаться, даже лучистый взгляд, случайно пойманный за миг до того, как все твое привычное существование рухнет в преисподнюю.

*

«Мне нужно сказать, что жизнь — какой бы она ни была — коротка. Что судьба жестока, но, может быть, не слепа. Что Природа (в смысле — Смерть) всегда побеждает, но это не значит, что нам следует склоняться и пресмыкаться перед ней. И что, даже если нам здесь не всегда так уж весело, все равно стоит окунуться поглубже, отыскать брод, переплыть эту сточную канаву, с открытыми глазами, с открытым сердцем. И в разгар нашего умирания, когда мы проклевываемся из почвы и в этой же почве бесславно исчезаем, какой же это почет, какой триумф — любить то, над чем Смерть не властна.»

Оценка: 10
–  [  13  ]  +

Яцек Дукай «Иные песни»

Iriya, 12 февраля 2020 г. 07:17

»...предполагаемый уровень реальности подобен воску в наших руках.»

*

Мое знакомство с творчеством автора началось с произведения «Идеальное несовершенство», которое оставило после себя очень неоднозначные чувства. В отличие от него, роман «Иные песни» показался мне своего рода шедевром. Здесь я увидела совсем другого Дукая, который продолжал удивлять и завораживать необычностью своей прозы. Данная книга очень сложная по форме и глубокая по содержанию. Ждать от нее какой-либо легкости не имеет смысла, и это ясно с первых строк. Автор экспериментирует с языком повествования, выстраивает сюжет в условиях уникального мира, а так же задевает вопросы, охватывающие многие сферы интересов человека думающего. Мне хотелось тишины библиотеки, где ни один посторонний звук не отвлекал бы от созерцания событийности книги. Я снова на несколько дней покинула повседневность и очутилась в мире демиурга Аристотеля. Представьте, что Вы на планете Земля, которая является центром мироздания, началом отсчета всех координат. В основе ее существования лежит система четырех первоэлементов, а все остальные небесные тела обращаются вокруг нее в субстанции пятого элемента, именуемом эфиром. Порадовало упоминание Луны, которая в романе является колонией Земли и населена человеческими существами. Здесь нет явной магии, но активно используется «перпетуа мобилиа», а у власти находятся «кратистосты» — аристократы, способные «морфировать» людей вокруг себя и выстраивать Форму окружающего пространства по своему усмотрению. Назвать все это альтернативной реальностью сложно/невозможно. Несмотря на кажущиеся сходства, мир Дукая и привычный нам с Вами абсолютно разные.

«В столкновении Форм разум и логика ничто, здесь, от начал мира, лишь одна мера: сила.»

Иногда я ловила себя на мысли, что воспринимаю эту книгу не как художественное произведение, а как увлекательно написанную научную работу. Здесь очень умело метафизическая философия была спрятана за ширму фэнтези и научной фантастики. Очень понравилась описанная автором нумерологическая рекомбинация вселенной и рассуждения о принадлежности Форме человека составляющих времени («начало-теперь-тогда»). Поэтому взять мгновенным штурмом это произведение невозможно, да и не особо хочется. Наоборот, было огромное желание читать и перечитывать отдельные эпизоды романа, а так же анализировать приложение, которое любезно составил для читателей переводчик Сергей Легеза. Дукай снова импровизирует с лингвистикой и создает производные от древнегреческого языка неологизмы. Подобной игры со словом я никогда не встречала в литературе. На первых страницах я задавалась вопросом, зачем создавать такую речевую неразбериху. И лишь к финалу становилось понятным, что особенности слога автора являются неотъемлемым элементом всей этой истории, которая только в реалиях придуманных писателем слов приобретала «морфу» высокой искренности. В очередной раз восхищаюсь трудами переводчика. На мой взгляд, работа, которую он провел с этим произведением, выходит на уровень подвига.

«Можно наложить на тело морфу игнорирования боли, нельзя наложить на мир морфу игнорирования тела. Разве что ты — настолько уж безумный кратистос.»

Завязка этой истории начинается с обнаружения аномальных мест, на территории которых стирались границы увековеченных законов природы, все живое претерпевало неожиданные метаморфозы, и окружающая действительность превращалась в одну огромную «какоморфу». Люди, жаждущие верить, что в мире есть чудеса и не все можно охватить разумом, совершали набеги на окраины Искажения, чтобы поохотиться на необычных видоизмененных зверюшек. Именно главному герою этого романа и его команде предстояло разобраться в причинах появления странных областей безымянной аморфности. С целью определения водораздела между познанным и непознанным, он снаряжает «джурджу» в эпицентр африканских «не-джунглей». Вместе со всеми действующими лицами нам предстояло лицезреть ужасающее зрелище искореженного пространства. Оно душило влажностью, рычало, трещало, стонало и хихикало, а люди в нем умирали в неописуемых состояниях. События оторванной от форм цивилизации дикой Африки дополнялись интригами разделения власти, путешествием в лунной ладье на обитаемую планету-спутник, военными действиями с осадами городов, а также полетом в космос. Читала ли я когда-нибудь такое в контексте одного романа? Никогда. Антураж произведения восхищает!

«Белизна рубахи и тяжесть колец на пальцах определяют значимость мгновения.»

Повествование ведется с позиции нескольких персонажей, но основная доля принадлежит главному герою — «кратистосу» Иерониму Бербелеку. Роман-головоломка с массой разбросанных на страницах загадок требовал повышенного внимания к деталям. Поэтому интересно было наблюдать за сюжетными линиями абсолютно всех рассказчиков, в достоверность суждений которых с трудом верилось. Каждый из них вел свою борьбу, стремился к своим целям и пел о происходящем свои песни. Не вызывал стопроцентного доверия, даже сам Бербелек, образ которого претерпевал различные изменения подобно фабуле самого произведения и пространству окружающей его действительности. Начало романа застало героя в состоянии полной эмоциональной отстраненности, холодного равнодушия ко всему. На глазах читателей из диванного, раздавленного неудачей полководца он ожидаемо превращается в могущественного творца, воля которого задает вектор исторического развития. Вместе с ним мы движемся от невежества к совершенству через принятие гипотез, которые во всеобщем незнании кажутся среди прочих самыми разумными. Герой, действительно, растет на наших глазах во всех смыслах этого слова. Но при этом, не воспринимается слащавым суперменом, потому что для мира Дукая сверхчеловек — явление очень актуальное. В унисон с образами героев меняется и стиль повествования: от иронично-веселого в начале, до трагически-напряженного в финале.

«Мне недостаточно одержать победу. Мои враги должны еще и проиграть.»

Думаю, что однажды вновь захочу перечитать эту потрясающую историю, чтобы еще раз попытаться постичь таинство полностью открытого финала, незаметно замыкающего в себе несколько линий сюжета. Надо сказать, что автор не загружал читателей философствованиями и многие проблемы затрагивал очень аккуратно. Однако во время чтения этой книги в моей голове взрывалась шрапнель тысячи новых мыслей и вопросов, которые набирали скорость по мере повествования и еще долго продолжали свой полет по инерции. Что есть месть? Разновидность жажды воздаяния за израненную гордыню, когда страдание унижает слабость в глазах собственных и чужих? Хороша ли жизнь, сведенная к поиску мелкого спокойствия, счастья, мечтаний и легких чувств? Что есть Сознание, которое определяет Бытие. И как добраться до неизменной Истины, когда мы все невольно живем во Лжи, живем Ложью и живем, потому что Лжем? Иллюзорность реальности снова напоминала о себе. Хотелось верить, что где-то в бесконечности миров за пространством Земли существует иная Жизнь, иные Цели и иные «Адинатосы» с иными Песнями на музыку небесных сфер. Они существуют.

*

«Неважно, каково оно есть; важно, как на это смотришь. Все возвышеннейшее вызывает отвращение у тех, кто ползает в пыли и глядит из грязи: рождение, смерть, любовь, победа.»

Оценка: 10
–  [  9  ]  +

Марина и Сергей Дяченко «Ведьмин зов»

Iriya, 6 февраля 2020 г. 08:15

«Да погибнет скверна!»

*

Эта книга включает в себя дилогию, которая состоит из двух романов — «Ведьмин Век» (написан авторами в 1997 году) и «Ведьмин Зов» — прямое продолжение финальных событий «Ведьминого Века» спустя 30 лет. Уже с первых страниц началось разочарование. Было абсолютно непонятно, зачем искромсали роман «Ведьмин Век», убрав из него важные эпизоды, в том числе Пролог. Эти части произведения были настолько атмосферными, что молниеносно погружали читателей в мрачный мир, где сила любви была способна создать нежить, а человечество и Ведьмы век за веком вели непрекращающуюся войну. Если Вы хотите получить более правдивую версию этого романа, то лучше возьмите книгу в другом издании. Теперь перейду непосредственно к «Ведьминому Зову». Здесь читателю предстояло знакомство с новым поколением Инквизиторов и Ведьм, а так же встреча с уже знакомыми по первому роману персонажами. И эта встреча, как ни странно, окончательно разрушила во мне эмоции от шикарной спиральной развязки, которой завершился «Ведьмин Век». Сумасшедший подвиг нескольких героев превратили в нечто обыденное. Я была бы счастлива, если бы авторы не затрагивали так явно сюжет «Ведьминого Века». Но, что есть, то есть. Моя попытка абстрагироваться и воспринимать новое произведение, как нечто самостоятельное ни к чему не привела. Режим сравнения с когда-то прочитанным все же имел место быть. Несмотря на это, я снова по-настоящему смогла насладиться яркими образными описаниями, интересным тонким юмором и меткими изречениями, которые являются визитной карточкой авторов. Что же касается персонажей, то здесь положение оказалось для меня немного сложнее.

»...глупость этого мира иногда казалась ему худшим из зол. Куда не дотянется зло – там радостно справится глупость.»

Кто уже читал произведения авторов, тот прекрасно знает, насколько достоверными у них получаются психологические портреты главных действующих лиц. Увы, здесь этого не было. Все Инквизиторы, Ведьмы, Чугайстеры и Навки были немного картонными и не вызывали практически никакого сочувствия. Очень переживательная главная героиня перекочевала со страниц предыдущей книги вместе со своей тонкой душевной организацией. Но если раньше ей было 18 лет (ну кто в этом возрасте не паниковал в смертельно опасной ситуации), то здесь ей уже 48 лет (и ее терзания уже надоедают). Главный Инквизитор вообще пребывал на втором плане и не запечатлелся в моей памяти ни на миг. Другие герои были более интересными, но настолько самоотверженными, что к финалу воспринимались нереальными. За ними было очень интересно наблюдать со стороны в рамках динамичного сюжета с массой твистов. Они растворялись в системе Инквизиция-Ведьмы, балансируя между сумасшедшими фанатиками с истощенной психикой и злобными дамами с желчью вместо крови. Но если в романе «Ведьмин Век» чувства, переживаемые героями, рвали мне сердце, то в этот раз все прошло без валидола.  

»...когда делаешь что-то, чего раньше никто не делал, становишься кем-то, кем прежде не был никто.»

Используя тот факт, что персонажи принадлежали двум поколениям, поверхностно была задета тема «отцов и детей» с присущей ей проблематикой. Также оказалась не забыта любовная составляющая, которая была представлена двумя разновозрастными парами. Если во многих других творениях авторов магия любви пробегала между героями маленькими искрами, всегда оставляя за собой недосказанность, то здесь все сердечные порывы были выделены жирным верхним регистром. Однако это нисколько не мешало, и некоторые моменты были очень даже трогательными. Кульминационная часть превратила все события в фееричную галлюцинацию со смещением пространств, перетасовкой людей и взрывом эмоций. Все это повышало напряжение заключительных глав и было прочитано на волне максимального интереса. Но финал оказался абсолютно явным и был лишен какой-либо интриги. Для творчества авторов это тоже не очень характерно. Обычно они дают лишь намек на конечный исход событий и позволяют читателям самостоятельно решить его.

«Я вижу твою судьбу! Кружить в темноте вечно, носиться забытым, проклятым, даже имя твое будет стерто! Палач!»

Бежать безоглядно по страницам этой книги у меня так и не получилось. Зато эта история прекрасно создала иллюзию просмотра увлекательного фильма. Посему могу сказать, что с удовольствием скоротала вечерок в уютной компании героев по-прежнему любимых авторов. Произведения Марины и Сергея Дяченко я читала, читаю и буду читать. Исключение составят лишь те, в которых авторы снова надумают продолжить давно написанное (например, «Ритуал» или «Долину совести»). Больше сиквелы в их исполнении читать нет желания. Пусть судьбы Юты с Арм-Аном или Апреля с Анной так и останутся в моей душе загадочным многоточием...

Оценка: 8
–  [  19  ]  +

Дэн Симмонс «Террор»

Iriya, 5 февраля 2020 г. 10:04

«Смерть! Где твое жало? Ад! Где твоя победа?»

*

55°02′29″ северной широты, 82°56′04″ восточной долготы, январь-февраль 2020 года

За окном снег, на календаре зима. Самое время рассказать про прочитанную совсем недавно книгу, от которой за версту веет жутким холодом, ледяным пленом...«Террор». Перед нами мистический триллер с элементами хоррора, основанный на реальных исторических событиях. В далеком 1845 году с целью завершения открытия Северо-Западного прохода была снаряжена экспедиция на двух судах под руководством сэра Джона Франклина. Однако все члены экспедиции в количестве 129 человек таинственно исчезли. Данный роман является литературной иллюстрацией авторской версии причин, приведших к огромной трагедии середины 19 века. Сказать, что до настоящего времени я знала какие-то подробности подвигов Британии по освоению новых территорий, значит солгать. Поэтому неугомонное любопытство поволокло меня читать исторические очерки ранее упомянутых событий. Возможно из-за этого уже с первых строчек все описанное здесь виделось чрезвычайно реалистичным. Мне никогда не было так холодно на страницах книги. Арктическая стужа проникала под кожу, пульсировала в крови, обжигала лицо и вымораживала сердце. Не отрицаю и тот факт, что само повествование тоже способствовало этому. Очень плотный текст с обилием мельчайших деталей прекрасно погружал в атмосферу затертых льдами «Эребуса» и «Террора». Красноречием ни автор, ни переводчик тоже не были обделены. Жуткие сцены расправ над смертными людьми, пронзительные откровения героев в личных дневниках, с каждой главой нарастающее количество бед и несчастий, а так же ощущение абсолютной безысходности. Все это было описано невероятно образно и тем самым проникало в самую душу. Мне казалось, что я даже слышу стон кораблей, которых неумолимо сдавливали стылые льды Атлантического океана.

«Может, начитанность — своего рода проклятие, вот и всё. Может, человеку лучше жить своим умом.»

Все происходящее читатели наблюдали со стороны самых разных действующих лиц. Повествование идет как от первого лица, так и от лица автора с отражением чувств и эмоций задействованных персонажей. Хочу заметить, что поклонники жанра хоррор не будут разочарованы. Готический ужас, перемещающийся по страницам книги, шокировал эффектом внезапности и был описан очень интересно, причем практически без неприятных физиологических подробностей. Здесь были также использованы самые классические приемы этого литературного направления. Мушкеты не стреляли, когда это было жизненно необходимо, люди совершали заведомо глупые поступки, злодеи были злее самого зла, а кровавые эпизоды имели самые неожиданные и яркие подмостки. До сих пор перед глазами момент, навеянный рассказом Э.А.По «Маска красной смерти». Такие эпизоды, действительно, щекотали нервы восприимчивых читателей. Но я оценила роман по иным аспектам. Мне очень понравились важные отсылки к произведениям других именитых писателей, которые оказались здесь уже не для украшения обстановки, а скорее, как идейные составляющие сюжета. Не казалось случайным упоминание «Божественной комедии» А.Данте с девятым кругом Ада, где грешники-предатели были вморожены в лед и испытывали вечные муки холодом, равно как и «Кентерберийские рассказы» Д.Чосера. Теологией автор старался не злоупотреблять, хотя размышления о божественном и греховном здесь иногда наблюдались. Еще одной отличительной особенностью романа являлось использование Симмонсом необычной древней мифологии северных народов. Именно она стала ярким украшением и основной подоплекой всей этой истории.

«Быть священником — дело такое же заурядное и бесполезное, как быть ирландским пьяницей.»

Автор провел интересную работу с персонажами, изучив личности реально существовавших людей. Этим исследователям он подарил небольшое продолжение жизни, увековечив их в книге и в сердцах читателей. Не все персонажи были лицеприятными, некоторых я откровенно презирала. Но многие участники экспедиции мне невероятно понравились. Прекрасными оказались образы искреннего лейтенанта, самопожертвованного доктора, начитанного вестового, везучего ледового лоцмана и необычной девушки. Ну и, конечно, самое центральное место в моем читательском сердце занял капитан корабля «Террор» Фрэнсис Крозье. Все герои пытались выжить в условиях, где сами стихии восставали против человека, где молнии с треском падали со студеных небес, а неослабевающие морозы превращали мир в царство тьмы и холода. Воля к жизни многих из них поражала своей силой. Как они сражались за свое существование вызывало слезы восхищения. Однако именно маленькое голубое пламя решимости, горевшее в груди капитана Крозье, стало олицетворением стойкости на пути к возможной победе над смертельными обстоятельствами.

«Когда имеешь дело с дураками, спустя какое-то время начинаешь понимать ход их мыслей.»

Этот роман перевернул мое немного наивное восприятие окружающей действительности. Тошнотворная тема об одном из крупных культурных запретов, задетая автором в рамках этой истории, накрывала волной отвращения. Даже чудовищный ужас, посещающий произведение, не вызывал такого омерзения. Некоторые страницы мне хотелось немедленно перевернуть и никогда не возвращаться к ним. Могла ли я осуждать поступки людей, оказавшихся в несовместимых с жизнью условиях? Насколько каждый из нас способен в самом страшном положении сохранять человечность и продолжать контролировать свое поведение рамками морально-этических норм? Эти вопросы не давали мне покоя и не покидали в заключительной части. Сюжет этого произведения представлял собой нереальную борьбу обыкновенных людей со всевозможными несчастьями и проблемами. Из-за постоянного переживания за героических персонажей наступление финала я заметила далеко не сразу. Благодарю автора за финал, который сумел меня порадовать, удивить и немного опечалить. А также за роман, который вызывал у меня бурю разнозарядных эмоций. Здесь древние легенды воплощались в реальность, люди становились кровожаднее зверей, сны-галлюцинации пророчили будущее, ошибки единиц приводили к смерти сотен, а фраза «Пошел к черту» звучала как никогда буквально. Обязательно продолжу знакомство с творчеством автора, проза которого меня пленила. Впереди меня ждет его научно-фантастический роман «Гиперион».

»...великие актеры умеют уходить со сцены вовремя, прежде чем прискучат публике или начнут переигрывать.»

Оценка: 10
–  [  7  ]  +

Наталия Осояну «Звёздный огонь»

Iriya, 28 января 2020 г. 09:12

«Однако мир устроен так, что, если ты хочешь встретиться со своей судьбой, ее надо искать.»

~

«Важность любопытства неоспорима — оно ценится столь же высоко, как и любовь с ненавистью.»

~

«Иной раз самые большие глупости делаются из-за того, что кто-то честно держит слово.»

~

Эта книга продолжает увлекательное путешествие, которое началось в романе «Невеста ветра». Так много всего интересного мы оставили на страницах предыдущей части, и так много всего завораживающего поджидало нас здесь. События по-прежнему набирают обороты, ведь команда живого фрегата только начала решать поставленные перед нею задачи. Значит настало время натянуть изумрудно-зеленые паруса и с любимыми героями рвануть навстречу новым приключениям, которые незаметно из опасных превращаются в смертельно опасные. На суше любая тропа способна превратиться в тупик, а в водном пространстве путей великое множество. Какие из них выберут наши отважные герои для достижения намеченной цели? Об этом нам расскажет данный роман. А так же откроет тайну зловещих черных кораблей, убедит в бесценности настоящей дружбы и покажет, что осколки прошлого должны уходить в небытие.

«Для меня нет дороги назад, как нет и прошлого, потому что оно прах и пепел, поэтому я иду только вперед, даже если доподлинно знаю, что сгорю.»

Уже на первых строчках произведения я поняла, насколько соскучилась по завораживающей атмосфере этой истории. В ней шум волн ласкал слух, ночная водная гладь приобретала чернильный цвет, парящий в вышине крылан казался воплощением одиночества, а соленый воздух напоминал о безграничном океане, заставляя ощущать себя маленькой песчинкой в его ладонях. Однако Наталия не останавливалась на достигнутом, поэтому морской антураж был играючи дополнен буйством красок великолепных садов и холодным гостеприимством старинного замка. Невероятно красивый и мелодичный слог творил чудеса, и милая сказка постепенно превращалась в лирическую балладу. Создавалось впечатление, что еще чуть-чуть и автор голосами своих героев заговорит стихами. Содержание книги было обогащено небольшими притчами, а пришедшие из первой части нюансы очень логично вплелись в общий сюжет. Здесь каждая фраза была продумана до единого слова, а некоторые эпизоды яркой зрелищностью проникали в самую душу. Сияние ослепительного лица, немигающий мудрый взгляд, полыхающий воздух и струящееся по руке золотистое сияние, соединяющее воедино два создания. Когда я читала этот восхитительный момент, мое сердце билось в унисон с сердцами тех, кто был невольным зрителем происходящего волшебства.

«Лучшее средство борьбы со страхом — помочь тому, кто боится сильней.»

Полотно повествования традиционно сплетено из нескольких нитей, в том числе и разновременного направления. Неожиданно на первый план со своими сюжетными линиями были приглашены действующие лица, которые еще недавно ютились на второстепенных ролях. Этот потрясающий ход сделал команду Невесты Ветра еще ближе к читателям. Внутренние переживания героев чарующе отражались в диалогах. И казалось, что все персонажи находились в одном мысленном потоке, поражая гармонией взаимопонимания. Понять природу их связи было так же нереально, как объяснить понятие любви и ненависти. Они просто стали очень сплоченными людьми, связующим душевным звеном которых оказалась Невеста Ветра вкупе со своим навигатором. Несмотря на то, что Наталия не стремилась затмить образом капитана всех прочих лиц, он был прекрасен. Причем не приторной красотой, а невероятной мудростью. Его высказывания превращались в афоризмы, а сердце было способно распознать за внешностью сущность, а за уродством — изящество. Невозможно было не проникнуться всей душой к судьбам его команды — сумасбродных авантюристов. Фрагменты их драматичных жизненных историй маленькими грустинками оседали на дно моей памяти. Там оказался ветер, который безжалостно обрывал последние лепестки цветущей вишни, там были отчаянные обещания влюбленных и прощальный горько-сладкий поцелуй, застывший на целую вечность. Я закрывала глаза, и мне мерещилось, что я существую в том мгновении вместе с героями, переживая удары судьбы на пепле их мечтаний. Это было потрясающе!

«Одна ночь, один шаг, одно мгновенье — иногда они бесценны.»

Заключительная часть книги открыла нам неожиданные тайны некоторых главных лиц и еще глубже погрузила в уникальный мир трилогии. Иногда он шокировал. В нем фраза могла превратиться в смертельный приказ, на фоне которого невероятно бесценным казалось такое короткое слово ЖИВИ. Финальные строки были превосходными и вызывали радость! Они уводили читателя от тревожных мыслей и ненадолго позволяли насладиться спокойствием. Но жизнь не стоит на месте, а Великий Шторм ждет к себе тех, с кем уже давно хочет встретиться. «Огонь вечен, пока горит.» Что ждет нас всех впереди — пожар, теплый очаг или пепелище? Об этом мы узнаем уже в следующей книге. Мне снова грустно покидать мир Десяти тысяч островов. С огромным удовольствием уже совсем скоро отправлюсь в дальнейшее путешествие навстречу светящемуся призраку одинокому странствию которого суждено длиться вечно. Поэтому вновь жду следующую книгу серии под названием «Белый фрегат» со словами любимых песен на устах.

~

«Что ж, зажженному положено гореть —

Мы не знаем, что судьба подбросит вскоре:

Даст она кому-то жизнь, кому-то — смерть,

Ну, а с вами нас всегда рассудит море.» (с)

Канцлер Ги

~

Продолжение следует...

Оценка: 10
–  [  14  ]  +

Роберт М. Вегнер «Каждая мёртвая мечта»

Iriya, 26 января 2020 г. 06:07

«Абсолютная искренность у людей встречается так же часто, как и третья рука.»

*

«Вера творит чудеса, но реже, чем хорошо обученный рубака.»

*

»...военный опыт говорит, что любопытство — прямая дорога к куску стали в кишках.»

*

Пять книг Сказаний остались позади, поэтому настало время петь дифирамбы прочитанной части цикла и подводить, хоть и предварительные, но итоги. На мой взгляд, именно эта книга получилась самой масштабной и в каком-то плане показательной. Здесь писателя можно оценить не только с позиции несомненного прозаического мастерства, но и с точки зрения таланта демиурга. Огромный мир Меекхана Вегнер продумал до мелочей. В этом романе уже более четко вырисовывалась мифологическая основа мира, которая восхищала своим размахом и необычной концепцией. Обобщалась информация о населяющих полотно эпика народах и племенах. Все они были очень интересны своими религиозными традициями, политическими взглядами, а так же языковой культурой с многочисленными диалектами. Сюжет продолжает завораживать различными тайнами-недоговоренностями и изобилует резкими поворотами, меняющими само восприятие происходящего. Диалоги по-прежнему пестрят жестким юмором, описательные фрагменты текста пронизаны невероятной образностью, а душевные переживания героев проникают в самое сердце читателя. На уровне этой части видно, что все события происходят не с бухты-барахты, а согласно давно продуманного автором плана, реализация которого началась еще в начальных книгах-повестях. Очень рада, что у меня была возможность читать все произведения подряд. Еще не были забыты малозаметные, но важные для понимания цикла нюансы, встречающиеся в предыдущих частях. Вегнер уже проделал огромный труд, пропустив через себя колоссальный объем информации. Но цикл еще не завершен, и впереди у писателя будет еще возможность продемонстрировать свои литературные подвиги.

«Война на карте всегда полна легких побед.»

Пожалуй, эта книга оказалась для меня самой запоминающейся. Она собрала в себя все сюжетные линии, став кладезем мною любимых персонажей. Неожиданные переплетения их судьб оказались настолько желанными, что вызывали восторг. Я очень полюбила рыжего лейтенанта и его людей, которые не сражаются с миром, а сопротивляются ему. Эти герои — как горы, что сумеют выстоять, даже если их прожигают молнии и обдувают шквальные ветра. В самое сердце попал образ девушки со скрытым лицом, которая пробиралась узкой тропой между обычаями и собственным, неустойчивым путем, словно танец на клинке кинжала. Поражал своей жизненной стойкостью и авантюризмом изворотливый вор, принявший вызов судьбы и сделавшийся еще одной искрой во всеохватном океане Силы. Радовал духовной сплоченностью отряд уникальных степных наемников под предводительством кха-дара (отца) — генерала Первой Конной армии. Все вышеперечисленные действующие лица были лишены фальши, двойного дна и психических червоточин. Они влюбляли в себя читателей не только самопожертвованием, но и раскрытыми сердцами. А простые в изъяснениях и по-доброму мудрые диалоги между ними помогали им в этом. Незаурядными оказались и второстепенные герои, жизненные истории которых были по-своему проникновенными. Особенно те, чья судьба представляла собой череду плохих выборов и нарушенных обетов. Отдельную благодарность хочу выразить автору за появление на страницах этой книги интересных существ и сущностей.

«Дай мужчине выпить несколько бокалов вина, а потом выведи его из себя и одновременно оскорби. И он выкрикнет тебе в лицо больше, чем сказал бы в постели.»

Вегнер не отталкивал читателей обилием сложных описаний и не удешевлял роман многочисленными диалогами, превосходно сохраняя баланс между этими составляющими. Он снова сумел создать сумасшедшую динамику происходящего. Кровавое восстание обездоленных людей, новые тайны аномальных территорий, многочисленные смещения пространств, масштабные битвы и зловеще-гигантские артефакты — все это прекрасно украшало страницы этой книги. Количество линий повествования здесь выросло в какой-то непонятной прогрессии, превращая сюжет в бесконечную череду разноплановых событий. Однако они были переплетены между собой без эффекта мельтешения и очень красиво уводили читателей к финальному рывку. Интересно автор подошел и к политической линии, которая по большому счету являлась связующим элементом. Про метафоричность авторского слова вообще можно было говорить бесконечно. Текст романов хотелось разбить на сотни афоризмов и цитировать. Понравилось также, что батальные сцены были поданы в правильном ритме и раскрывались с очень неожиданных ракурсов. Еще хочу отметить работу переводчика, который, однозначно, чувствовал каждый творческий посыл автора.

»...нет ничего дурного в том, чтобы удивляться боевым умениям врага. Благодаря этому ты не делаешь глупых ошибок, а победа тогда приобретает куда более сладкий вкус.»

Финальные главы шокировали глобальными откровениями и интриговали новыми горизонтами событий. Именно на страницах этого романа история перетерпела некий излом и в дальнейшем пойдет уже по новому пути. Многие предпосылки к возникновению охваченных циклом проблем уже ясны и понятны. Но это не говорит о том, что все точки расставлены и интриги раскрыты. Вовсе нет! Расставлены только акценты и даны лишь небольшие намеки на возможное направление развития. От нашего внимания все еще ускользает множество интересных подробностей, которые соединяются в нечто логически целое, но нам пока недоступное. Книги цикла не смогли оставить меня равнодушной. Заключительная страница давно прочитана, а перед глазами до сих пор война и кровь, религия, смерть и неизбежное страдание. То страдание, которое пленит умирающее тело и становится стартом для возникновения чего-то чарующего своим могуществом. Впереди всех героев ждет длинная извилистая дорога, которую я с удовольствием пройду вместе с ними. Поэтому с нетерпением жду продолжение...

»...люди любят находить для себя чудовищ, которых смогли бы ненавидеть и обвинять во всем плохом.»

Оценка: 10
–  [  8  ]  +

Роберт М. Вегнер «Память всех слов»

Iriya, 20 января 2020 г. 11:34

«У жестокости много лиц, она часто скрывается под маской правды и искренности.»

*

«Порой то, как тебе врут, скажет тебе больше истинной правды. Потому что ложь обычно скрывает слабость.»

*

«Единственные вещи, не удающиеся наверняка, это те, которые никто не пытается делать.»

*

Данный роман являет собой прямое продолжение сюжета юго-западной части Сказаний. Это четвертая книга цикла, поэтому неосознанно к ее анализу подключается режим сравнения с уже прочитанным. Я не претендую на истину в последней инстанции, но на фоне малогабаритных повестей это произведение, как и предшествующее ему, стоит особняком. Очень уважаю повествование с детальным описанием не только происходящих событий, но и психологических портретов главных виновников литературного торжества. Вегнер в этом плане радует, причем его мастерство растет с каждой книгой. Слова-описание, слова-молитва, слова-отчаяние, слова-ловушка, слова-признание...вся эта буквенная лавина незаметно охватывала, погружая вглубь всех сюжетных тягот. Автор создал не просто картинку, он создал объемный образ, придавая визуалу форму, цвет и запах. Читатели с легкостью могли ощутить липкую ночную тьму пустыни, расплавленной смолой поглощающую каждый отблеск света. Или насладиться рассветным небом, которое облачалось в одежды рождающегося дня. И это было достигнуто простыми словами простых фраз, избегая никому не нужные лингвистические сложности. Снова я была восхищена множеством философских мыслей, большинство из которых затвердевали в памяти мудрыми афоризмами.

»- Судьба бывает изменчивой, злой или жестокой, но никогда не обманывает.

- По крайней мере так думают глупцы, пытаясь сыграть с ней в кости...»

В отличие от предыдущей книги, сюжет юго-западного направления автор моделирует немного по-другому, позволяя читателям обозревать происходящее с новых, иногда неожиданных ракурсов. Здесь нам всем пришлось узнать необычную тайну древнего острова и столкнуться со страшными волнениями в той области империи, где огромный город поражает своей красотой, а кровь местных князей считается святой. Не забывал автор и о северо-восточных проблемах, которые неизбежно влияли на направление общего сюжета цикла. После сумасшедшей битвы предыдущего романа автор берет небольшую паузу в эпических схватках и делает основной упор на мистической подоплеке. Несомненно, здесь были захватывающие боевые сцены, но они представляли собой одиночные красивые поединки с мечами-тальхерами, трансом битвы, неожиданными выпадами и молниеносными контратаками. Масштаб описываемых в романе событий оказался настолько велик, что в подмогу главным линиям сюжета появилась небольшая вспомогательная, которая была неким связующим звеном между ними. Она носила музыкальное название «Интерлюдия» и добавляла свою таинственную тональность на страницы произведения. Все отчетливей вырисовывалась «божественная» специфика мироздания цикла с интересной иерархией пантеона Владык. Вновь приходилось буквально по фрагментам собирать информацию касательно этой составляющей истории. Однако по-прежнему пробелов в знаниях осталось больше, чем имеющихся данных.

«Мало существует вещей более раздражающих, чем люди, которые правы — и не упрекают никого в этом.»

Роман подарил нам встречу с уже знакомыми со времен предыдущих книг персонажами. Яркий юмор западного направления, граничащий с мрачной иронией, задавал сюжету противоречивое настроение, замешанное на безысходности обстоятельств и попытках ее хоть как-то избежать. Представитель этой линии своей внутренней борьбой, нереальным упрямством и неожиданными перевоплощениями был интересен как никогда. Его умение выкручиваться из самых щекотливых ситуаций восхищало и было продиктовано прошлым, в котором честь и честность ничего не значили, а человеческая жизнь давно стала обесцененной. Однако более близким для меня оказалось южное направление, своей драматичностью проникающее «под кожу». Снова жар пустыни сдавливал горло, прагматизм побеждал порывы сердца, смешивалась под ногами кровь с песком, окружающие люди напоминали клубок ядовитых змей, и проще было вонзить клинок в сердце противника, чем достичь его души. Продолжая пронзительную тему «Будь у меня брат...», здесь на первый план выходит девушка-воин, внося с собой необычную женскую энергетику. Ее образ оказался мне невероятно близок. Каждая мысль, молитва, ошибка, удар клинка был понятен. Женщина, сердце, любовь. Вегнер не поскупился и порадовал читателей лирическим отступлением в виде небольшой любовной линии. Она была такой тонкой, словно шелковая вуаль...незримой, как прикосновение ветра...и прекрасной, будто вспыхнувшая звездным сиянием темнота. Каким же все-таки разным мы видим здесь Вегнера. Сказать, что он меня удивил, ничего не сказать.    

«Не отчаивайся над тем, над чем ты не имела никакой власти, такие горькие мысли убивают душу.»

По уже известной традиции кульминационная часть оказалась напряженной и очень динамичной. Чувство надежды на счастливый исход и отчаяние из-за поражения героев сражались за место в моем сердце параллельно с заключительным событиями. Страх и радость, боль и избавление... — эмоции достигали своего апогея. Эти эпизоды были достойны того, чтобы о них слагали песни, ведь именно здесь огненные умения одних героев схлестнулись с холодной яростью других. Очень жду, что в следующей книге под названием «Каждая мертвая мечта» автор сможет объединить все части цикла, а так же продолжит размышления об истинности человека. Правда ли, что огромное число людей идет тропой слепцов, превратившихся в марионеток на веревках обычаев, предрассудков и традиций? Люди есть те, кем они хотят быть и сами выбирают свою дорогу? Или все-таки они в большинстве своем — сущности, сформированные законами обязанностей и спутанные цепями бессмысленных ритуалов? Вопросы открыты...

«Но если бы мир был таков, чтобы справедливость оставалась его постоянным и нерушимым элементом, он стал бы лучшим местом для жизни во всех пространствах Всевещности.»

Продолжение следует...

Оценка: 10
–  [  5  ]  +

Роберт М. Вегнер «Небо цвета стали»

Iriya, 15 января 2020 г. 09:40

«Разница между жизнью и театром такова, что жизнь либо в сто раз скучнее, либо в сто раз интересней.»

*

«На самом деле историю создают те, кто записывает ее на пергаменте.»

*

«Комплимент должен быть как прикосновение лепестка розы, а не как удар шестопером...»

*

После частей цикла, состоящих из самостоятельных повестей, нашему вниманию представлен полноценный роман достоинством в 800 страниц. Ничего не имею против предыдущих произведений, они были потрясающими (каждому из них я не задумываясь поставила максимальную оценку). Однако широкоформатная проза всегда воспринималась мной с бóльшим интересом. Здесь было, где разгуляться авторской мысли-фантазии и читательскому взору. Тревожные и невероятно захватывающие события подстерегали нас буквально на первых страницах. Героям предстояло разобраться с таинственными исчезновениями людей и выйти на след неуловимых преступников. Параллельно с этим мы стали свидетелями грандиозного действа по возвращению на родные земли народа Фургонщиков, когда-то изгнанного оттуда жестокими кочевниками. Масштабы происходящего сложно было представить. Это был «Кровавый Марш» тысяч фургонов через самые негостеприимные места опасных гор на северо-востоке Меекханской империи. И читатели вместе с героями оказались в самом эпицентре этого исторического безумия, чарующего своим размахом.

«Дом — место, которое принадлежит человеку, и место, которому принадлежит человек.»

Эта история является прямым продолжение северо-восточной части цикла. Автор интересно переплетал сюжетные нити, которые то неожиданно пересекались, то уходили в кажущуюся параллель. Они как будто эстафетно передавали друг другу бразды повествования, составляя общую картину истории. Многие важные события были показаны с ракурса нескольких персонажей, расширяя тем самым читательские границы восприятия происходящего. Язык автора очень многогранный. С одной стороны «солдатская» сюжетная нить несет нам северный, жесткий слог, сопровождаемый суровым, но невероятно уместным юмором. Чаще всего он встречался в диалогах, которые немного развеивали флер трагичности и безысходности. С другой стороны, наличествуют невероятно образные словеса, наделяющие прозу автора милым красноречием. Например, «ночь укладывалась спать, уступая место дню» или «в свете факела скальная стена рыдала влагой». Хотелось цитировать каждую фразу, особенно в части романа, относящейся к народу фургонов и повозок.

»- Стебель теряет опадающий цветок...

- …и тот умирает там, где коснется земли...» 

Сложно не проникнуться всей душой к героям. Со времен предыдущих книг они стали уже по-своему родными. Поэтому происходящие с ними неприятности и трагедии не могли не вызывать у читателей чувство глубокого сострадания. Среди многочисленных действующих лиц были персонажи, которые лидировали на фоне других. Однако каждого из них трудно было представить без того окружения, неотъемлемой частью которого они являлись. Будь то Красные Шестерки Горной Стражи, народ Фургонщиков, отряд степных наемников или неожиданно появившееся племя сахрендеев. Сплоченность представителей каждой из вышеперечисленных общностей формировала из них несокрушимую твердыню, способную выдержать любые жизненные удары. Фургонщики запечатлелись в сердце образами своих детей. Они оказались из того поколения ребят, которое стало не по годам старше своих родителей. Эти дети превратили все свои мечты в горстку пепла из-за вечного желания вернуться на родину предков. Красные Шестерки поразили хладнокровием и рассудительностью, с которыми они встречали и преодолевали трудности. Багрянец цифр на плащах связывал их сердца крепче любых оков, а совместная служба незаметно перерастала в крепкую дружбу. Эти вояки при жизни носили горы в костях и были друг для друга скалами, на которые можно было опереться в самые трудные минуты.

«Порой я забываю, что тебе уже девять, а во время войны — это как тридцать.»

Абсолютно ничего здесь не казалось затянутым и неуместным. Даже магии было ровно столько, что она воспринималась ярким и очень неожиданным дополнением, будоражащим воображение. Там, где была возможность, автор сокращал сюжет флешбэками и фрагментарными описаниями. Каждый эпизод, сцена, фраза — все имело свое значение и играло огромную роль в раскрытии важных тем, затронутых Вегнером. А таковых было великое множество. Ключевой из них для меня оказалась одна из самых острых проблем всех времен и поколений — война и сопутствующие ей темы родины, кровного единства и самопожертвования. Читать финальную часть было невыносимо трудно: именно там эти предметы рассуждения стали концентрированными, приняли кульминационный оттенок. Автор вовсе не стремился выдавить из читателей слезу. Он повествует в своем стиле красноречивой размеренности. Вот только от одного осознания того, что происходило на наших глазах становилось тяжело. Мы видели страшные события с точки зрения нескольких героев, в том числе — девятилетнего ребенка. Как такое может не задевать за живое и не рвать душу? Ребенок и война..! Здесь каждое слово, каждый взгляд метко били туда, где бьется сердце. Проникновенно до слез.

«Слезы — это дождь, который вымывает засохшую кровь из наших ран.»

Восхищает то, как завораживающе у Вегнера получилось описать батальные сцены. В этом романе он разыгрывает очень необычное и грандиозное сражение между фургонами-колесницами и конницей. Оно оказалась комком непрекращающейся боли и ближе к финалу приобрело проникновенные черты сумасшедшей мистерии. Боль! Удары железа о железо, крики, топот ног, глухой стук в борта боевых фургонов смертельного дождя из кровожадных стрел. Боль! Шанс кровью вернуть утраченный дом, чтобы хотя бы еще раз увидеть ненаглядные белые цветочки родных земель. Боль! Месть за предательство и измену давно минувших дней ценой жизни тысяч не в чем неповинных людей. Боль! Кадры батальных событий с каждым ударом сердца героев ускоряли свой ход, постепенно превращаясь в мерцающее чередование знаковых эпизодов. Боль! Напряжение достигало невероятных высот, поэтому финальные сцены подкрались совсем незаметно. Они облегчили боль повествования, принеся с собой неожиданный и такой долгожданный исход героического кровопролития. На примере этой истории автор показывает, что чернота ненависти, людской злости и жажда безграничной власти способны привести к очень плачевным последствиям. Любая цивилизация может стать жертвой всего вышеперечисленного, рискуя когда-нибудь остаться без человеческих душ, имея над головой вместо голубого неба серую, бездонную пропасть.

«У страха — сила тысячи копий, мой Сын. Он отбирает дыхание, ослабляет ладони и мутит сознание. Он — лучшее оружие на поле битвы.»

Думаю, что следующий роман под названием «Память всех слов» вернет читателей на юго-восточную часть Меекханской империи, где ждут нас не менее любимые герои. С нетерпением спешу к ним, а так же надеюсь, что уже совсем скоро мы снова встретимся с сюжетной ниточкой, в которой люди навсегда отдали свое сердце горам, которые своей монументальной красотой стремятся к небесам.

"– Проблемы с горлом?

– Один сукин сын попал мне локтем в шею.

– Что-то личное?

– Не сказал. Может, вся проблема в том, что я воткнул ему корд в брюхо.

– Нечто такое обычно приводит к тому, что человек забывает о манерах.

– Именно.»

Продолжение следует...

Оценка: 10
–  [  6  ]  +

Роберт М. Вегнер «Запад. Кинжал и море»

Iriya, 9 января 2020 г. 07:09

«Когда человеку полтора десятка лет и он живет на улицах, то редко планирует дальше, чем на несколько дней вперед.»

*

«Мудрость и возраст, никогда не относись к ним слишком легкомысленно.»

*

«Истинная сила может тебя уничтожить, но не согнет тебя, если ты будешь упрям.»

*

Оставив на некоторое время героев Северных, Южных и Восточных рубежей Меекханской империи, перемещаемся на ее Западные границы. Эти территории расположены на берегу моря, которое своими во́дами омывает крупнейший город-государство Понкее-Лаа. Здесь невероятными темпами растет культ бога Войны, идет страшная борьба за власть, процветает нелегальная магия и воровство, а морской порт является крупнейшим во всем цивилизованном мире. Соленый воздух, смешанный с запахом рыбы, крики чаек и брань рабочих, а так же смертельные распятия, непростое божественное благословение и сумасшедшие прогулки по крышам домов — именно этим меня и увлек Запад.

«Лига Шапки объединяла все воровские гильдии города на условиях добровольного членства. Впрочем, тот, кто не желал делаться добровольным членом, быстро становился членом мертвым.»

Сборник повестей под общим названием «Запад» оказался не менее интересным, чем его предшественники. Удивил его очень незаурядный сюжет, который на первоначальном этапе повествования сложно представлялся в общей канве истории. Взаимосвязь с остальными частями цикла появилась здесь далеко не сразу. Но произошло это очень неожиданно и весьма необычно. Снова поражало умение автора менять эмоциональный фон произведения, причем не только в отдельно взятых историях-главах, но и в контексте всей книги. На страницах первой повести улыбка не сходила у меня с лица вплоть до финальных эпизодов, которые шокировали жуткими сценами, вызывая ужас. Думаю, что оценивать эту книгу надо уже по прочтению всех ее составляющих. С высоты финальных строк наглядно видны ее достоинства как некоего целостного произведения. К примеру, одна повесть имеет очень смазанный финал, прелесть которого можно понять, лишь в заключительной части общего сюжета. К слогу автора за время чтения предыдущих книг я уже успела привыкнуть. Он по-прежнему ласкает взор своей лаконичность и прекрасно передает атмосферу происходящего. Порадовал также необычный (иногда темно-ироничный) юмор, который немного разряжал напряженную обстановку.

«Если тебе больше двадцати и кто-то тебя натянул — значит, ты сам подставил жопу.»

Понравилась потрясающая игра автора со временем посредством добавления дополнительной сюжетной линии. Магическая основа здесь иногда уходила на второй план, уступая место чему-то мистическому. Очень интересно Вегнер продолжал раскрывать особенности мироздания цикла. Вместо того, чтобы внести какую-либо ясность, он интригует еще больше. Читателям пришлось буквально по осколкам собирать «курсивную» составляющую повествования, включающую в себя упоминание множества божественных образов. Я несколько раз перечитывала ее эпизоды, чтобы хотя бы эмоционально запомнить их и постараться узнать в следующих произведениях. Пока же для меня остается загадкой, даже временна́я принадлежность этой сюжетной вставки: ретроспектива или все же экскурс в будущее? Интрига интриг! В общем, умеет автор не только рассказать придуманное, но и грамотно это подать читателю. А это — залог успеха любого произведения!

«Достаточно иметь соответствующую одежду — и тебе перестают смотреть в лицо.»

Не разочаровал и главный герой, который оказался интересен не милыми добродетелями, а поразительным умением впутываться в глупые неприятности. Хоть сообразительный, но «засранец», вращающийся в воровских кругах, он постепенно становился жертвой своих жизненных принципов. В игре сильных мира сего, где ставкой являются деньги и власть, ему была уготована роль мелкой пешки, лишенной значения и человеческих черт. Но он смел, упрям и честолюбив, а значит ждем его дальнейшего развития. Импонирует отсутствие любовной линии, хотя герой романтичен. Очень понравилось, как мы вместе с ним наслаждались потрясающими закатами. На наших глазах солнце погружалось в море, и казалось, что оно подсвечивало его поверхность снизу, пока горизонт не начинал пылать всеми оттенками багрянца. Как Вы уже догадались, книга имеет потрясающий антураж портового городка с за́мками и шикарными поместьями, а так же с небольшими домиками и тавернами, тени между которыми выглядели словно мазки кисти безумного художника.

«Отчаявшиеся люди совершают отчаянные поступки.»

Кровопролитные бои и горы трупов — таков очень мрачный занавес финальной повести. Но иначе в жанре «темное фэнтези» и быть не могло. Здесь снова связываются две сюжетные линии, вот только размах общего действа пока не виден. Масштабная история только начинает набирать обороты, и впереди нас ждет что-то воистину грандиозное. Я рада, что состоялось мое знакомство с частями цикла, разбросанными по всем сторонам света. Очень жду соединения элементов этой эпической головоломки с именем «Сказания Меекханского пограничья». Продолжаю дальнейшее чтение, и в руках у меня книга под названием «Небо цвета стали».

«Войны не начинаются из-за того, что портовая шлюха перепутала любовника, как и из-за того, что некий вор окажется не в том месте и не в то время. Войны начинаются, потому что пара людей предельно ненавидит друг друга, или оттого, что кто-то пожелает больше денег, власти или удовольствий и не сумеет их раздобыть другим образом.»

Продолжение следует...

Оценка: 10
–  [  9  ]  +

Роберт М. Вегнер «Восток. Стрела и ветер»

Iriya, 8 января 2020 г. 07:13

«Честные и мудрые люди умеют видеть несколько дальше расстояния сабельного удара и даже дальше, чем летит стрела из лука.»

*

Продолжаем путешествие по границам Меекханской империи. На этот раз перед нами — Восточная ее часть. На смену заснеженным горам Севера и раскаленным пескам Юга пришли обдуваемые всеми ветрами степи. Здесь политика ведется железом, кровью и тайной, местность богата проклятыми землями, тайно используется неаспектированная магия, а люди готовы самоотверженно сражаться против приграничных угроз до последнего дыхания и удара сердца. Ветер в лицо, гром копыт, дышащие в затылок смертельные враги, до предела натянутая тетива и ощущение дикой радости от всего происходящего — именно за это я и полюбила Восток.

«Кто не уважает собственных законов и не слушает собственного короля, тому придется поклониться законам чужим — и они станут невольниками у чужаков.»

Книга снова представляет собой роман в повестях, которые продолжают и дополняют друг друга. Во избежание недопонимания сюжетных тонкостей все восточные повести необходимо читать тоже по порядку. Не устаю удивляться, как автор интересно выстраивает повествование, придавая каждой повести свою суть, цель и стиль изложения. Одни истории увлекают стремительностью происходящего, имея при этом абсолютно предсказуемое завершение. Другие — тянутся с удручающей медлительностью, шокирую всех финальными разборками. Прекрасно были описаны сцены сражений-погонь, проносящиеся перед глазами читателей со скоростью полета стрелы. Язык автора-переводчика не пестрит витиеватостью фраз и заковыристостью высказываний. Однако все было так зрелищно передано, что у меня создавалась иллюзия просмотра фильма. Несмотря на масштабность событий, в слоге Вегнера всегда присутствует какая-то простота, своей лаконичностью и легкостью попадающая в самое сердце. Это тот случай, когда автор умеет внести в текст междустрочную душевность, которая не вырабатывается годами (неустанной практикой и бесконечным редактированием), а рождается вместе с литературным талантом.  

»- Поправь меня, если я ошибаюсь, но долина — это что-то вроде дыры между скалами?

- Более-менее. Точно так же, как конь — это кошка с копытами.

- Умняшка.»

Не могу сказать, что автору на уровне этой части цикла удалось внести ясность в характеристику общей картины придуманного им мира. По-прежнему остается очень много открытых вопросов, ответы на которые придется искать уже в следующих произведениях. Очень понравился антураж описанного действа. Нашему вниманию были представлены бескрайние степи, наполненные бесконечным воздушным пространством. Их обозримая равнина обманчива и таит множество опасностей, скрытых в глубоких оврагах. Одним из самых завораживающих явлений для меня оказались Урочища — проклятые земли, в густых туманах которых можно было встретить ужасающих, смертоносных тварей. В отличие от предыдущих частей, где магия присутствовала очень отдаленно, здесь она начинает расцветать яркими красками. Ее неожиданное присутствие в боевых сценах отлично украсило не только сюжет, но и образы действующих лиц.

«Отчаяние, брат неверия.»

С главными героями более подробно нам удалось познакомиться, лишь в финальной повести. Перед нами — горстка абсолютно непохожих друг на друга людей, которым суждено было стараниями лука и сабли внести свою лепту в историю огромной империи. Автор умело передавал свои чувства к героям, обогащая пережитое ими жизненными драмами. Здесь каждый персонаж за плечами влачил свою трагедию, которая невысказанной горечью и невыплаканными слезами давила душу страшной ношей. Очень полюбила главную героиню, которая ни одним своим поступком не разочаровала. Восхищал также образ их лидера. Он являлся сердцем чаардана — отряда степных наемников. Каждый из них, не раздумывая, доверил бы ему собственную жизнь и с легкость отдал бы ее за остальных. Эти герои были семьей, товарищами, соратниками и совершали великие дела, о которых еще долго будут петь в степях. А еще у них были лучшие кони, какие только можно купить, украсть или добыть в бою. Отдельную благодарность хочу выразить автору за сюжетную линию с припевно повторяющейся фразой «Вот моя заслуга». Темнота ночи, круг людей, мигающие от дыхания огоньки и люди со свечами в руках раскрывали свое сердце, освобождая его от невыносимой тяжести. Восторг!

«Нельзя презирать слова, что попали в огонь.»

Перелистывая последнюю страницу этой части, становилось понятным, что главные события всех Сказаний Меекханского пограничья находятся лишь в начале начал. Заключительная повесть восточной части традиционно радует новыми загадками и появлением уже когда-то полюбившихся героев. На ее страницах автор с невероятной легкость незаметно и очень неожиданно соединяет несколько отдельных сюжетных лоскутков в одно общее эпическое полотно. До окончательного знакомства с особенностями жизни пограничных районов Меекхансокй империи у меня осталась еще одна неохваченная сторона света. Впереди ждет книга под названием «Запад. Кинжал и море».

«Мне только интересно, отчего, если речь идет о битве добра и зла, жрецы сами так редко шевелят задом? Болтовня, болтовня, болтовня, а потом всегда: ступайте, дети, на бой с силами Мрака сами, потому как нам-то ещё нужно в храме подмести...»

Продолжение следует...

Оценка: 10
–  [  5  ]  +

Роберт М. Вегнер «Юг. Меч и жар»

Iriya, 4 января 2020 г. 07:15

«Человек предусмотрительный живет дольше и дольше радуется компании друзей.»

*

»...если бы мы всегда делали то, что должны, этот мир был бы прекраснейшим местом в бесконечности Всевещности.»

*

«Нет лучшего эликсира красоты, чем титул и большое приданое.»

*

Добро пожаловать на Юг Меекханской империи. После сурового Севера с величественными горами, шаманскими чарами и непростой службой пограничных войск, южные рубежи встречают нас совсем другими историями. На фоне дьявольского зноя здесь честь поколений обязывает следовать страшным традициям, тысячелетняя история раскрывает смысл человеческого существования, а лица и чувства людей скрыты за ширмой тканевой маски. Горячий песок, раскаленные страсти, запретная любовь и непоколебимые клятвы — именно таким мне запомнился Юг.

»...мы те, кто мы есть, а кости наши попадут туда, куда и кости всех прочих убийц.»

Продолжая традицию «Севера», содержание этой части так же представляет собой сборник из четырех повестей, которые следует читать строго в авторской последовательности. Все они сюжетно продолжают друг друга и, образно говоря, каждая является отдельной главой одной общей истории. Линейность повествования красиво дополнена неожиданными флешбэками, разбросанными по всей южной книге. Смысл некоторых временных отступлений был понятен, лишь в финале, когда общая мозаика происходящего была более-менее собрана. Напряжение в событиях не снижалось на на одной строчке, и за каждым разворотом страницы ожидался новый, неожиданный сюжетный удар. Я была уверена, что после грандиозных северных битв меня сложно будет растрогать. Однако автор не перестает удивлять, обнажая перед читателями людские трагедии иного жизненного уровня. Его слог обладает своего рода волшебством, поэтому не принимать происходящее близко к сердцу было выше моих сил. На страницах этих повестей мы стали свидетелями драматичной истории любви с неожиданным исходом. А так же познакомились с загадочным племенем закутанных в ткани людей, несущих смерть без колебания и жалости.

«Воспоминания других людей почти всегда лживы».

Отношение к главным действующим лицам было очень неоднозначным. В большинстве своем, герои книги — люди, загнанные в угол устоявшихся законов, традиций и вековых клятв. Поступки многих из них вообще не помещались в общепринятые нравственные рамки. Паттерн их поведения можно было понять, лишь на некоторое время став такими как они. В противном случае, происходящее вызывало шок. Молитвы, состязания на мечах, выходящие на уровень магического транса, и горячее сердце с ледяной кровью — все это завораживало и пугало одновременно. Казалось, что все они уже перешагнули границу навстречу Мраку и давно безразличны к собственной жизни, которая полна безысходности и ошибок. Постыдное желание забвения — вот единственная их надежда. Потому что тропой, ведущей к искуплению, пройти здесь суждено было не всем и не каждому. Мне очень понравилось, как автор раскрывал перед нами переживания людей, иллюстрируя их не только словами, но и жестами, взглядами, страшными усмешками. Один-два-три удара сердца...и я готова уже была (Великая Матерь!) плакать вместе с ними...или вместо них.

«Любовь позволяет на миг позабыть, кто мы такие, но это похотливое и эгоистичное чувство. Всегда требует от тебя платы, деклараций, подтверждений…»

Что касается антуража, то «Север» был мне значительно ближе. Здесь же мы попали на раскаленные солнцем земли, где разогретый воздух разукрашивал горизонт миражами, а зной солнечным молотом ударял с небес. Читая про то, как жар окружающей атмосферы лез в сознание, иссушал дыхание и приносил всем обещание медленной смерти, представлялось, что сам автор вместе со мной больше любит снега северных красот. Эта мысль укрепилась на повести, где он буквально загнал всех читателей на барханы бескрайней пустыни, пески которой душили все живое. И думалось, что не будет ни конца ни края этому слепящему безумию. Но он снова радует. Умеет Вегнер завершать отдельно взятые части цикла на самых ярких нотах своего творческого регистра. Финальная повесть оказалась шикарной. Она внесла неожиданные нюансы и новые имена, расширила видимые горизонты, заворожила необычной магией и в корне изменила направление сюжета. На уровне этой повести мелкими стежками начинает соединяться общая картина мира Меекханской империи. Неожиданная недоговоренность, а так же открытые новые вопросы манят читать цикл дальше. Не теряя ни минуты, начинаю знакомство со следующей частью цикла. Она нам расскажет о событиях, происходящих на Востоке Меекхана. Продолжение следует...

«Смерть — это хорошее решение, особенно для души, страдающей от боли. Бой — это хорошее решение для сердца, наполненного ненавистью. Но такая душа и такое сердце никогда не узнают даже части правды. Погибнут в неведении.»

Оценка: 10
–  [  6  ]  +

Роберт М. Вегнер «Север. Топор и скала»

Iriya, 4 января 2020 г. 06:12

«Мужчины кривятся, словно от зубной боли, лишь когда разговаривают о хворях или о женщинах.»

*

«Сила всегда искушает глупцов, даже если и нарушает человеческие кодексы.»

*

»...один день мира достоин ста лет войны.»

*

Вот и началось мое знакомство с творчеством еще одного польского писателя-фантаста. Не хочу выводить его на уровень ассоциативного сравнения с другими авторами, творящими в аналогичном жанре — темное фэнтези. Но у Вегнера, однозначно, есть свой индивидуальный подход как к построению структуры произведений, так и к их содержанию. В целом цикл нам поведает о событиях, происходящих на периферии обширной Меекханской империи. Не сложно догадаться, что в этой книге речь пойдет о том, что творится на Северных границах могущественного государства. Шикарные повороты сюжета, неожиданные развязки, яркий юмор, интересные интриги и большие трагедии в маленьких историях человеческих судеб — всем этим мне запомнился Север.

«Серп может воображать, что это он срезает колосья, а молоток — что это он вбивает гвоздь. Но и тот и другой — лишь инструменты.»

Книга представляет собой сборник самостоятельных повестей, основной точкой пересечения которых являются главные герои. Повествование ведется от третьего лица и раскрывает перед читателями суровые будни оплота северных границ империи — войск Горной Стражи. Автор не затягивает с описанием происходящего, нет здесь лишних отступлений, а динамика радует своей стремительностью. Буквально с первых строчек читатель врывается в гущу очень тревожных событий, происходящих со зловещей закономерностью. Мы узнали историю о самоотверженной защите родных земель ценой многочисленных жизней, о возвращении чести в рычании снежного чудовища гор, о кроваво-алой вышивке, о Луне Похитителя Коз, а так же о ночной схватке, в которой магия демонов противостояла смертоносности мечей и топоров Горной Стражи.  

»-Может, помолиться?

-Никогда не видел, чтобы ты молился. Ну всегда что-то случается впервые.»

Отдельно хочу отметить слог автора и талант переводчика. Они смогли прекрасно передать происходящее, не оставив при этом ни одного лишнего слова, праздной фразы. По мере чтения каждая повесть нанизывалась бусиной одна на другую, постепенно соединяясь в нечто целостное, удивляющее своим многообразием. Автор даровал каждой из них индивидуальное настроение, посыл и идею. На смену трагичным событиям, выворачивающим душу наизнанку, приходили увлекательные расследования с леденящей кровь мистической основой. Все это прекрасно дополнил шуточный рассказ, который я прочитала в самом финале северной книги. И, как оказалось, правильно сделала. На фоне жестоких событий предыдущих историй он придал книге позитивное настроение и убедил читателя в том, что не вся работа Горной Стражи погрязла в плачевной безысходности. Жизнь этих мужчин состояла не только из черных полос, и в ней было место смешным оказиям и шуткам госпожи Судьбы. Таким образом, читатели постепенно знакомятся с некоторыми особенностями существования Меекхана и его взаимоотношениями с внешними соседями. Хочу отметить, что прилагаемая к книге карта была для меня абсолютно не информативной.

«Вот так ведут политику. Не лупят молотом между глаз, но умащивают тропку медом, чтобы зверь сам пришел, куда нам нужно.»

Очень близок был описанный антураж, словно сошедший с любимых мною картин Николая Рериха. Если вы видели хотя бы несколько из них, вы поймете, о чем я говорю. Пирамидальные, необъятные, покрытые снегом вершины, разукрашенные солнцем во все цвета радуги. Перевалы, озёра цвета глубокой синевы с отражением в них хребтов и маленькие деревушки, спрятанные в лабиринте величественных гор, способных снежными лавинами стереть с лица подножья все живое. Именно такое природное изящество книжной реальности оказалось причиной моего мгновенного погружения в эти истории. Когда в описании эпизода я видела фразу, что «скалистая стена, обнимает долину», становилось понятным, насколько сам автор любит описанную им первозданную красоту. Однако далеко не все здесь было таким кристально прекрасным. На фоне этой сказки природы происходили кровопролитные битвы со звоном стали о сталь, рычанием людей и визгом лошадей. Белоснежной чистоте противостоит вонь пещер, а людской чести и милосердию — порочность, жестокость и алчность власть имущих.

«Это горы, господин лейтенант. Здесь счастье ластиться лишь к детям и идиотам.»

Знакомство с героями происходило постепенно. Повесив плащ на плечи и приставив гигантского пса к ноге, они не совершают подвигов, а просто выполняют свою работу, стараясь не ломать воинскую мораль и ежесекундно помня о долге и совести. Я благодарна автору за отсутствие любовной линии, в которой можно было наворотить много всего отталкивающего. Диалоги между героями были просты, немногословны и искрили беспардонными шуточками, которые не выглядели пошлыми и легко вызывали улыбку. Мне немного не хватило психологичности действующих лиц, их внутренних переживаний. Образ лейтенанта Шестой роты Шестого полка Горной Стражи оказался очень интересным, и рост его личности был очевиден. Но даже он померк на фоне воинов одной из повести, которая шокировала меня своей драматичностью. Вместе с молодым вестовым мы стали свидетелями того, как мужчины с волей в глазах и с криками: «Крыша! Стена! Бегущий град!» на устах, живыми щитами откупали время у противника, не обладающего и долей их обреченности. С бесстрашием в глазах, без высокомерия и отчаяния они навсегда запали в душу, оставаясь в памяти будущих поколений грудой камней вместо памятника. Жестко и проникновенно до слез. Браво, автор!

Чтение «Севера» прошло «на ура», поэтому не вижу причин откладывать цикл в сторону. Впереди меня ждет часть под названием «Юг. Меч и жар». Интересно, какие события нас поджидают на южных окраинах Меекханской империи. Продолжение следует...

«Топор и скала — вот сокровища севера. Не золото, серебро и железо, но лишь верность и руки, готовые сражаться в защиту империи.»

Оценка: 10
–  [  3  ]  +

Р. Скотт Бэккер «Зовите меня Апостол»

Iriya, 26 декабря 2019 г. 15:19

«Истина — дама слишком благородная для липких ручонок толпы.»

*

«В правде не много достоинства, а то, что есть, происходит от человеческой боли. Без нее любая правда как сводка погоды.»

*

«В мире кривых зеркал худшим уродством кажется правдивое отражение.»

*

Вопреки надоевшей фразе, что «Бэккер — это не женская литература», держу очередной томик автора в руках и понимаю, что снова хочу цитировать каждую строчку. Бесконечные мысли, спрятанные за бестактной иронией, сюжетное переплетение вещей с разных концов жизненного спектра, неожиданные развязки, персонажи с бредятиной в голове и много антуража в грязных подворотнях человеческого существования. Иногда наступает период, когда хочется читать подобные произведения, лишенные розовощекого оптимизма и пропитанные глубокой мрачностью. На поверхности сюжета этого романа лежит детективное расследование с пропавшей белокурой красоткой, частным сыщиком-неудачником, некультяпистым инспектором полиции и представительницей «акул пера». Казалось бы, ничего нового. Столько тонн букв уже было посвящено всему вышеперечисленному. И это чертовски верно! Однако я ждала чего-то еще, и автор сумел меня удивить. Копнув сюжет немного глубже, стало ясно, что основная подоплека здесь была отнюдь не детективно-триллерная. Она, несомненно, несет свою интригу, но главная специфика книги в другом. Бэккер снова играет своими излюбленными темами, начиная от одаренного героя, способного видеть суть людей, и заканчивая религией. В центре истории находится малюсенький городишко, обделенный анонимностью и при этом напичканный сектантами-фанатиками, пытающимися поделить между собой сферы влияния. Как Вы уже поняли, именно в этом «чудеснейшем» месте на планете появляется наш славный герой.

«Простота — свойство жизни, идущей путем наименьшего сопротивления. Плывущей по течению, верящей в то, во что верит большинство.»

Повествование ведется от первого лица — частного детектива по имени Мэннинг...Апостол Мэннинг. На первый взгляд это лицемер, нигилист, отъявленный сексист и язвительный циник, находящийся в одном шаге от социопата. Добавьте к этому «букету» феноменальную фотографическую память, позволяющую запоминать все попадающее в его поле зрения на веки вечные, и вот перед Вами виновник всего этого литературного события. А мы в прямом смысле слова находимся у него в голове. Бэккер зачастую пишет свои персонажи не для того, чтобы читатели их любили, восхищались совершенными подвигами, хранили волшебным сокровищем в глубинах памяти. Читать про этих людей — уже отдельный подвиг, многие из них нередко вызывают неприязнь и осуждение. И этот роман — подтверждение тому. Он представляет собой парад чудиков среди которых Апостол со всеми своими отклонениям выглядит самым нормальным. Автор снова взял концентрат гнусности общества и оживил его в людях. Религиозные фанатики со свастикой на мерзких телесах, багроволицый проповедник с омерзительным рэпом: «Бог ненавидит — а значит, ненавидеть угодно Богу», псевдоучителя со смехотворными учениями на уровне маразма. Все эти тошнотворные представители социума не вызывали любви, но и карикатурами нижайших человеческих стремлений, как ни странно, тоже не выглядели. Все было очень жизненно.  

«Когда проводишь жизнь, изображая внимание и сочувствие к всевозможным мерзавцам, тебе повсюду видится только мерзость. Неизбежная профессиональная хворь.»

Мозголомство с рассуждениями о вере/веровании, поисками пропавшей прелестницы и бесконечным потоком воспоминаний героя на грани выпотрошенного сознания было красноречиво приправлено потоком ироничных высказываний с иногда встречающейся нецензурной лексикой. И под девизом: «Было бы не так смешно, если не было бы так грустно», эта книга неожиданно подняла мне настроение. Я реально смеялась. Любит автор поиронизировать над жизнью, поставить людей в нелепое положение, буквально поиздеваться над ними. И здесь он не лишил себя такого удовольствия. Ну и зацепить «за живое», заставить о многом задуматься и посочувствовать персонажам у Бэккера тоже отлично получилось. Ценой нескольких абзацев он мастерски меняет настроение повествования, снимая с героя вуаль цинизма, за которой тот обманчиво скрывается. И вот высокомерный «мудак» из мегаполиса, любитель покурить травку и постоянно мыслящий о сексе «свинтус» предстает перед читателями в ином свете. Кто он? Одаренный или наказанный? Не ясно. Вот только когда воспоминания набирают силу, увеличиваются в объеме и норовят истребить его сознание, он не в силах определить, где заканчивается прошлое и начинается явь. Носить в водовороте растревоженной памяти постоянную бойню пережитого сможет далеко не каждый. Отсюда образ сыщика становится понятнее, а его постыдная тяга к суициду хоть как-то обоснованной.

«Я знаю, вас это ужаснет, но вы ведь нормальны. А здесь речь обо мне. Проклятый способностью ничего не забывать не может видеть смерть иначе как убежище, обещание отдыха. Смерть — единственное, что не повторяется никогда.»

Если бы я ждала от книги сумасшедшие ходы детективного расследования с бешеными трюками и перестрелками, я была бы разочарована. Однако я хотела увидеть психологический роман с элементами детектива и триллера. Поэтому мне произведение понравилось. С учетом всех затронутых тем и использованных действующих лиц финал оказался в стиле Бэккера — неожиданная развязка, небольшое кровопускание и открытые вопросы для внутреннего самокопания читателей. Я поняла, что мне невероятно сложно представить существование с «бесценным даром» в виде неисчерпаемой памяти. Ведь жизнь не ограничивается сквозным подсчетом выкуренных сигарет и осчастливленных любовниц (любовников). Она состоит из многочисленных неконтролируемых ошибок близких тебе людей, которые «не забывая, невозможно простить». И эти воспоминания вместе с запахами и эмоциями как гнусь судьбы будут постоянно приходить расплывчатыми обрывками, заставляя тебя переживать все заново и не давая возможности идти дальше. Когда дар становится пленом он называется проклятием. Но финал меня порадовал. Спасибо автору!

«Кучи, горы, эвересты правил загромождают жизнь. Я их вижу, вы — нет. Куда бы вы ни сунулись, повсюду правила: не кури, не ходи, покупай билеты, плати штрафы, не говоря уже про церковь с тюрьмой. Всегда — суждения, проклятия, клейма. Они — не ваш разумный выбор. Они — работа правил, засевших в ваших головах, забродившей каши мнений, чьи основания вы уже забыли.»

Оценка: 10
–  [  16  ]  +

Марлон Джеймс «Чёрный леопард, рыжий волк»

Iriya, 26 декабря 2019 г. 12:46

«Малец мертв. Больше и допытываться нечего.»

*

Давно не писала гневные отзывы на романы, да и не люблю этого делать. Но в данном случае не могу молчать. Давайте, я назову это не отзыв/обзор/рецензия, а крик поруганной души книголюба. Тем более, это произведение я так и не смогла дочитать, хотя делала героически несколько попыток. Для начала я хочу сказать, что решила ее прочитать НЕ потому что это новинка (и все обрадуются новизне моего отзыва), НЕ потому что клевая обложка (где-то через 30 страниц чтения она мне казалась грязным бархатом в руках) и НЕ потому что в слогане на обложке красуется имя моего любимого автора (Мураками...как он туда попал?). Я решила прочитать эту книгу, потому что захотела познакомиться с творчеством нового автора — лауреата Букеровской премии. Как и для многих читателей, для меня это не пустой звук.

Сам сюжет интригует, и задумка Марлона очень оригинальна. Перед нами — исповедь/баллада африканского мужчины о важных, пережитых им событиях, рассказанная от первого лица. Уже на первой строчке мы узнаем от него, что произошло что-то непредвиденное, но как и по какой причине, должны разобраться по мере чтения.

А вот продвижение по книге оказалось для меня абсолютно непосильным. Текст представлял собой непролазные дебри. Мне казалось, что я вместе с героем продираюсь через тот самый африканский буш, который полон чудовищ и мстительных духов, только в виде плотной неразберихи в словах. Я запуталась в антураже, который был продиктован мифологией, — где все это происходит? В каком-то плане я люблю перегруженное повествование, где сложно-согласованные предложения витиевато занимают львиную долю текста. Но есть еще и содержание. И именно здесь я окончательно застряла. Если бы мне в руки не попал текст оригинала, я бы так и остановилась на странице номер 37 (из 600 наличествующих). Но взяв оригинал на английском языке, я почувствовала себя морально изнасилованной. Простите за грубость, но то, что есть в русском варианте романа (а именно самые мразотные сцены) в большинстве своем отсутствует в англоязычном брате-близнеце. Мне показалось интересным, почему автор (кто-то от его имени) решил, что русскому читателю будет интересно читать ЭТИ (!!!) сцены. Какая была версия у русскоязычных читателей — НЕДОзрелая или ПЕРЕзрелая...? Вопрос открытый и мне уже абсолютно неинтересный.

Читать английскую версию было не так печально, но мое чтение в конечном итоге свелось к бесконечному сравнению двух текстов. Во избежание лишней траты драгоценного времени, я решила, что история, которая уже оставила неприятный отпечаток в душе, не сто́ит того, чтобы я ее дочитывала. Тем более сама подача была омерзительной. Я не против секса в книгах, зачастую такие сцены являются неотъемлемым элементом раскрытия образов героев. Но постоянные нечеловеческие, неприятно описанные сношения — основа сюжета этого романа. Это меня утомило. Что касается перевода, то я бы его назвала грязно-красноречивым. Слог перевода очень богатый, уж поверьте мне, значительно богаче, чем у самого автора. Однако обычно написанная сцена секса на языке оригинала, нам была переведена настолько мерзко, что мне хотелось промыть руки после такой книги. В общем и целом, не тот экземпляр попал не в те руки, и в итоге мы имеем то, что имеем. Эта книга (и трилогия в целом) в моем лице не увидит почитателя. Думаю, что это относится ко многим книголюбам, далеким от «прелестей» африканской мифологии. Интерес к тому, почему пропал «малец», у меня окончательно угас. Так как книга не дочитана, то и оценки быть не может. Хороших нам всем книг!

Оценка: нет
–  [  7  ]  +

Лю Цысинь «Вечная жизнь Смерти»

Iriya, 25 декабря 2019 г. 05:28

«Если мы теряем нашу человеческую натуру, мы теряем многое, но если мы теряем нашу звериную натуру, мы теряем все.»

*

«Слабость и невежество не помеха для выживания, а вот самонадеянность — да!»

*

«Всем разумным существам предначертано стать настолько же великими, насколько велики их устремления.»

*

Завершающая часть цикла под названием «Вечная жизнь Смерти» прекрасно дополнила и одновременно продолжила историю двух первых книг. С первых страниц автор запустил несколько сюжетных линий, которые сначала шли параллельно с событиями предыдущего романа, а затем очень мягко уводили историю вглубь тысячелетий. Анализируя прочитанное, постоянно удивлялась, как мастерски автор прыгнул вместе со всеми героями через такое временное пространство, охватив существование всей цивилизации и подтверждая тем самым неголословность названия финальной книги. Гнетущая атмосфера ожидания чего-то неизбежного развивается скачкообразно: то постепенно сходит на нет, то вспыхивает с яростной силой. И вновь продолжение получилось более жесткое, чем предыдущие части. Напряжение не уходило со страниц цикла, оно запитывалось положением фатального кризиса на уровне всей Солнечной Системы. Перед читателями предстает сценарий глобального, бесповоротного и абсолютно непредсказуемого действа. Одним из достопримечательных новшеств этой книги для меня стали сказки, рассказанные одним из героев. Очень интересно автор внес иносказательную интригу в историю посредством трех маленьких сказочных глав, смысл которых не давал мне покоя, но стал понятен лишь в финале.

»...время действительно самая жестокая сила во Вселенной.»

Описываемый в романе уровень достижений человечества в науке заставлял восторгаться разносторонними знаниями и необъятной фантазией автора. Мы стали свидетелями опытов с Черными Дырами, безракетного запуска объектов в Космос, испытаний звездно-водородных бомб, управления термоядерными реакциями и создания гелиоцентрического ускорителя частиц. Но все это почему-то воспринималось мной лишь как отчаянная попытка людей собрать воедино весь набор своих примитивных знаний. Читая про Вселенское пространство на ум постоянно приходила гипотеза о Темной Материи, и казалось, что за время чтения цикла я смогла распознать тысячи оттенков черного цвета. Хочу так же отметить, как невероятно легко автор жонглирует пространствами окружающей реальности. Впервые за долгие годы я осознала, насколько мое воображение скудно. И в этом мне «помогла» Теории Струн, рассуждающая о многомерности. Человеческий мозг, с рождения привыкший воспринимать трехмерное пространство, никогда не сможет постичь поток информации более высокого уровня, насыщенного бесконечными подробностями и неограниченным уровнем детализации. Даже в своих волшебно-объемных снах. Однако то, что Лю Цысинь придумал с двухмерностью шокировало меня еще больше. Вероятно вдохновленный творчеством Ван Гога он описал процесс проецирования трехмерной структуры, который вызывал лед в крови. Если бы не отсылка к картине художника, я бы даже не смогла представить визуально красоту всей трагедии.

«Если Создатель и вправду существует, единственное, что Он в процессе Творения запечатал семью печатями, — это скорость света».

Образность слов и пронзительная философия сумели найти отклик в моем сердце. На фоне бесконечного пространства Вселенной я вместе с героиней ощущала себя маленькой пылинкой, позволившей солнечному лучу пронзить душу и подхваченной ураганом судьбы. Для меня она была воплощением любви, добра, созидания, света и справедливости. В контексте истории она оказалась необходимым элементом, противостоящим другим героям с хищническими усмешками, похожими на трещину во льду. Никто не застрахован от ошибок в положении, когда дорога длиной в миллиарды лет упирается в маленького человечка, одного из сотни миллиардов, когда-либо живших на Земле. Мне был понятен каждый ее поступок, каждая эмоция, каждая мысль. Что касается остальных образов, то здесь любой персонаж был олицетворением чего-то общечеловеческого, определенным рупором автора. Очень радовали появления уже знакомых действующих лиц, которые продолжали героически бороться за существование всего мироздания. Признаюсь честно, несколько эпизодов смогли довести меня до слез. Когда мужчина, пожертвовавший всем в своей жизни ради других, слезными глазами смотрел на картину из далекого прошлого, прозревая даль времен. Или сцена, в которой два человека одним взглядом создавали между собой пространство тайного мира, пересекая множество световых лет, желая согреть друг друга теплом и счастьем. Это было душещипательно. Вынуждена признать, что автор непревзойденный романтик.

«Любой момент истории содержит в себе бесчисленные упущенные возможности.»

Финал получился очень двояким: с одной стороны он полон жизни, с другой — невероятно близок к смерти. В нем перемешано столько знаний Вселенских законов и древней китайской мудрости, что разгадывание его истин стало для меня глотком свежего воздуха. Лю Цысинь одним эпизодом полностью лишил цикл банального исхода в розовых тонах. Как бы мне этого не хотелось, но завершение истории принять буквально по написанному я не смогла. И тем не менее, я осталась невероятно довольной. Все было до последней буквы логично, до горечи трагично и фатально целостно, как смерть и жизнь перед лицом вечности. Думаю, если вернусь к циклу еще раз, то передо мной откроются более обширные горизонты изреченных мыслей. Рекомендую эти книги всем без исключения. Отныне глядя в безмолвную, безграничную небесную высь, я неустанно задумываюсь о непостижимости окружающего меня пространства, которое в каждой миллионной доле миллиметра способно скрыть бездонное богатство. Меня постоянно терзает мысль, что не Вселенная выродилась из десятимерности, а человечество по какой-то причине упало в трехмерное мировосприятие. Однако мое сознание не способно постичь эту тайну, даже имея за спиной багаж прочитанных знаний. В очередной раз снимаю шляпу перед автором! Троекратный восторг!  

«Если мир может обратиться в пыль по одному щелчку пальцев, то смерть одного человека нужно встречать с теми же умиротворенностью и бесстрастием, с какими встречает свой конец капля росы, падающая с травинки.»

Оценка: 10
–  [  6  ]  +

Лю Цысинь «Тёмный лес»

Iriya, 20 декабря 2019 г. 16:19

«А красоту высоты не ощутить без страха падения.»

*

«Что бы ни сулило будущее, настоящее всегда важнее.»

*

«Не существует постоянных врагов и постоянных союзников. Постоянен лишь долг.»

*

Трилогия продолжается, увлекая читателей каскадом невероятного действа с непредсказуемыми поворотами. Не могу сказать, что автор с первых страниц погружал читателей в гущу кричащих событий (как это было в предыдущих книгах). Здесь повествование началось очень ламинарно, без вихрей сногсшибательной судьбоносности, но с долей загадочности. И это с одной стороны настораживало, а с другой — интриговало. Зачастую промежуточные части трилогии несут судьбу проходящих книг и являются менее значимыми для читателей. Здесь тот уникальный случай, когда продолжение оказалось намного насыщенней старта. Стремительно и верно бежало время, мелькая перед читателями устрашающими заголовками с цифрами неумолимо приближающегося Судного дня. Совершенствовались научные разработки, объединялись силы специалистов со всего мира, росло напряжение общественных масс в ожидании чего-то неминуемого, и вместе со всем этим еще больше повышался мой интерес к происходящему. Если первая книга только подготавливала читателей к фантастической действительности, то в этой книге автор окончательно перешагнул черту привычной нам реальности. И с этого момента меня уже сложно было оторвать от чтения. Фантазия автора приятно удивила. Вместе с героями нам предстояло вступить в новый необычный мир, который во многом шокировал, вызывая самые противоречивые чувства.

«Природа останется с нами навсегда, неизменная и вечно молодая, как воспоминание о прошлой любви…»

В отличие от предыдущей части трилогии, где многие герои были невыразительными и психологически замкнутыми, здесь все по-другому. Лю Цысинь не просто залез под кожу персонажам, он буквально вывернул их образы наизнанку, вытряхнул из них душу. Я испытывала симпатию практически ко всем действующим лицам, даже к тем, кто с морально-этических соображений должен был вызывать неприязнь. Все они представляли собой несгибаемых воинов, способных в рамках отведенной им малюсенькой жизни повернуть историю огромной планеты в нужное русло на многие века вперед. Также я благодарю автора за проект «Отвернувшиеся», который вносил свою интригу и иногда добавлял живой юмор в очень серьезные события. На фоне эпохи, когда надежда и разочарование в мгновение ока сменяли друг друга, идея создать группу авторитетных мыслителей планеты была превосходной. Читая эту книгу, мысль о краткости человеческого существования неоднократно возникала у меня в голове. Перед лицом предстоящего пришествия всех ждала длинная и трудная дорога, заканчивающаяся где-то в тумане будущего. Но герои смеялись над пропастью времени и старались «здесь и сейчас» объединяться друг с другом, чтобы вместе вести борьбу за существование посреди тепла родной Земли и ледяного холода Космоса.

«Вы планируете свои действия, вычисляя их возможный исход. А мы исполняем свой долг независимо от результата.»

Игра со словами здесь повсюду. Автор часто «окрыляет» страницы афоризмами, придает отдельным частям сюжетной композиции лейтмотивы и не боится использовать говорящие названия («Естественный отбор», «Высший закон»). Невероятно интересно было читать многочисленные размышления думающего человека на самые различные темы. Ненавязчивая философия здесь является фоном любой линии сюжета. Колоссальный объем приобрела форма повествования, повсеместно удивляя разнообразием художественного слога. Линии с научными разработками пестрят интересными деталями, умело преподнесенными читателям на уровне школьных азов. Здесь буквально каждая глава несла свою инновацию, дополняя уже имеющиеся изобретения и технологии. Снова автор отлично вплел в общее полотно сюжета виртуальный мир «Трех тел». Детективная составляющая тоже имела место быть, она пролегала через весь роман, маленькими всплесками многочисленных загадок постоянно катализируя интерес читателей. Раскрыть главный секрет фабулы у меня, увы, не получилась, хотя все вроде бы лежало на поверхности рассказанного. Отдельный восторг вызвала любовная линия, которая оказалась настолько нежно-волшебной, что думалось, ее написал другой автор. Это в очередной раз говорит о многогранности литературного таланта Лю Цысиня. Признаюсь честно, что мое сердце наполнялось радостью, когда я читала строки, посвященные сердечным переживаниям героя. Перед нашими глазами звезды сплетали своими хрустальными лучами серебряное покрывало, планеты трепетали, издавая чудесную музыку, а Вселенная сжималась до взгляда чудесных глаз, оставляя за собой лишь животворящий свет любви. Браво!  

«Нет, нет! Не говори, где мы! Как только мы узнаем, где находимся, огромный мир сужается до карты. А когда это неизвестно, он кажется бесконечным».

Самопожертвование, ценность жизни отдельно взятого человечка, роль личности в истории общества и роль существования самой цивилизации — эти темы с первых глав ненавязчиво присутствовали на страницах романа, проникая в самое сердце. Оценят ли последующие поколения сегодня самоотверженно утраченные жизни, не интересовало никого. И припевно повторяющаяся фраза: «Мама, я стану светлячком», — была гимном судеб многих героев этой истории. Очень проникновенно, практически до слез. Книга получилась более жесткая, чем ее предшественница. Автор поставил всех в такое сложное положение, когда возникала ужасающая безысходность жертвовать частью для сохранения целого. Вслед за Ферми с его парадоксом мы не просто пустились в рассуждения о космической социологии, но и наглядно лицезрели доказательство всего упомянутого на примере «Звездолетов Земли», понимая меткое название книги.

»...единственной дорогой в будущее является сокрытие нашего существования путем отражения Вселенной».

Заключительная часть мне показалась сумасшедшим светопреставлением. Когда сюжет превратился в безумно динамичное крошево из термоядерных взрывов, белого сияния и расплавленного металла, мои эмоции отражались в зеркальной поверхности чего-то необъяснимого и пребывали на уровне отчаяния. Абсолютно непредсказуемые события доводили до мурашек. Когда за секунду до гибели люди понимали суть существования Вселенной, выражая ее простой фразой: «Неважно. Будет все то же». Как автор смог довести финал до того аккорда, которым он завершил роман? Я остаюсь в догадках. Возможно, было бы хорошо, если бы цикл завершился на нем. Но...впереди меня ждет следующая книга под названием «Вечная жизнь смерти». А это означает, что продолжение следует...

«Любое существо в этом мире становилось божеством; каждый мог сосчитать все песчинки в пустыне и сплести хрустальное ожерелье из звезд, чтобы украсить им шею возлюбленного…»

Оценка: 10
–  [  4  ]  +

Лю Цысинь «Задача трёх тел»

Iriya, 15 декабря 2019 г. 09:18

«А женщина должна быть как вода, способная обойти любую преграду или пробиться сквозь нее.»

*

«Перед лицом безумия разум бессилен.»

*

«Вселенная сама по себе прозрачна, и при наличии достаточно острого зрения можно заглянуть в самые отдаленные ее уголки. Но чем дальше ты заглядываешь, тем таинственней она становится.»

*

Я полтора года откладывала чтение этого цикла. «Задача трех тел» — очень отдаленно знакомая фраза из астрономии, которая по сей день как задача не имеет общего аналитического решения. Первая книга уже одним своим названием одновременно пугала и манила меня наличием чего-то сложного, но, вместе с тем, нового и интересного. По мере чтения становилось ясно, что автор не стремился умничать перед читателями, хотя был отлично виден его уровень знаний. Чего здесь только не было! Небесная механика, теория струн, космология и, даже маленькая тревожная веха из истории Китая. И все же я прочитала это произведение на одном дыхании, ни разу не поймав себя на мысли, что чего-то недопонимаю. Вкупе с переводчиками Лю Цысинь сумел создать роман со сложной научной основой, сделав его понятным широкой аудитории читателей. Это огромный плюс! Текст перетерпел два перевода, прежде чем попал к русскому читателю (с китайского на английский, а с английского на русский). Однако никаких потерянных мыслей или лишней «воды» здесь не наблюдалось. Каждая буква была на своем месте, и все они объединялись в уникальную историю как по форме, так и по содержанию.

«Из глубины сознания поднялась щемящая грусть, хрупкая и чистая, как роса, еле заметно отливающая розовым в свете утренней зари…»

Автор внес сюда много интересных моментов научного и исторического характера. Снова он подал это как нечто обыденное, объясняя различными способами по ходу действия появляющиеся нюансы. Сюжет многогранный и состоит из нескольких линий, принадлежащих различным временам и пространствам (в том числе и виртуальному). Уже с первых глав понятно, что розовых очков автор не приемлет. Книга (а вместе с ней и цикл) стартует невероятно сильным эпизодом, читать который было психологически нелегко. Читатели невольно попали в самый разгар так называемой «культурной революции» Китая, разделяя с героями трагедию происходящего. Ритмичный стук красных капель, невидящие глаза, резкий смех полусумасшедшей женщины и опустевший помост в унисон с человеческой душой, в одночасье ставшей ледяной. Я пребывала в ужасе, читая сцены революции. Но такова была историческая точка отсчета этого произведения, позже дополненная небольшой детективной составляющей и увлекательными научными рассуждениями о причинах надвигающейся страшной войны Вселенского масштаба. Даже не представляла, как «Задача трех тел» будет участвовать в сюжетной композиции романа и то, что я увидела, поразило меня своим новаторством. Поначалу линия повествования в виде виртуальной игры меня неприятно удивила. Однако позже стало понятным, что именно в ней стоило искать ответы на все возникающие вопросы. Автор сумел по-новому, весьма творчески описать этапы развития научной мысли, а вместе с ней и способность цивилизации к прогрессу. Очень понравилась потрясающая демонстрация многомерности пространства путем развертывания протона. Просто восторг! Были так же невероятно пронзительные главы. В самое сердце попал момент, когда героиня сидела и слушала безжизненный, едва слышный шум Вселенной, как будто сужая ее до размера комнаты. И тогда меня охватывал озноб, и чувство одиночества не только отдельно взятого человечка, но и всей планеты осознавалось очень глубоко. «Зацепила» сцена в Панамском заливе, которая надолго погрузила меня в состояние оцепенения. Я готова была понять героя, у которого от ужаса увиденного волосы шевелились на голове. Обратный отсчет: два километра, один километр...леденил душу, и яростно-алый закат сливался с кровью, идеально отражая все происходящее.  

«Когда ум не разберет, где правда, где ложь, науке конец.»

Здесь был сделан упор скорее на событийном раскрытии сюжета, чем на персонажном. И все же, герои не показались мне картонными — я многим из них сопереживала (несмотря на отталкивающие проявления неконтролируемого фанатизма). Действующие лица этой книги (как и все люди в совокупности) не безукоризненны, поэтому далеко не всегда вызывали у читателей чувство всецелого понимания. Многие из них оказались абсолютно не раскрытыми, с некоторыми мы распрощались, даже не успев познакомиться. И тем не менее, они несли невероятно трагические, будоражащие воображение, интригующие загадками и вызывающие живой смех моменты (отдельное «спасибо!» автору за образ полицейского). Эти люди-клопешки были способны на героические поступки, пусть даже на уровне предательства, равного которому в истории планеты еще не случалось быть. Ненависть к человеческой расе за ее жестокость превратили чувство долга в преступление, и трагедия жизни одного индивидуума стала проблемой всего человечества. Браво, Лю Цысинь, это было потрясающе!

«Теоретическая физика требует чуть ли не религиозной веры. А фанатика легко столкнуть в пропасть.»

Роман интересно всколыхнул забытые мной мысли о страшных проблемах повседневности, которые ежесекундно бьют цивилизации под дых. Вопрос экологии здесь выявила тема истребления огромного количества видов живых существ. Мировые политические перевороты были представлены несмышленышами-подростками, с одурманенными взглядами на жизнь. Задета главная тема фантастов всех времен и народов: повсеместный прогресс — добро или зло? Ну и основной сюжетный козырь, который автор достал достаточно неожиданно, представлял собой размышления на тему внеземных цивилизаций: нужен ли нам контакт с братьями по разуму, готовы ли мы к нему, стоит ли прибегать к помощи стороннего арбитра для решения земных проблем и сможем ли мы уцелеть после такого внедрения? Вопросы интересные, и у автора были на них свои ответы.

«Ведь самым свежим взглядом всегда обладает сторонний наблюдатель. Только он сможет определить, какую роль мы сыграли в истории — героев или злодеев.»

Финал интригует своей открытостью, но ждать чего-то светлого и радостного от продолжения я , увы, не могу. Герои, и вместе с ними вся Земля, находятся в самом начале пути решения надвигающейся катастрофы. По земным меркам у них еще очень много времени, а вот по меркам Вселенной — крохи. Люди достигли того рубежа, за которым никто не услышит их молитв. Смогут ли они правильно распорядиться отмеренным для них временем и как планируют решить задачу вселенского размаха в масштабах одной планеты? Об этом и многом другом мы узнаем уже в следующей книге под названием «Темный лес». Продолжение следует...

*

«Я всегда чувствовал, что внеземной разум будет для человечества самым большим источником неуверенности в завтрашнем дне.»

Лю Цысинь

Оценка: 10
–  [  8  ]  +

Лю Цысинь «Шаровая молния»

Iriya, 11 декабря 2019 г. 17:24

«Ключ к замечательной жизни — это завораживающая страсть к чему бы то ни было.»

«В природе необычное на самом деле является лишь еще одним проявлением нормального.»

«Когда ты превращаешься в макрочастицу, находящуюся в квантовом состоянии, понять законы мироздания становится гораздо проще.»

Восхитительное явление природы под названием Шаровая Молния уже долгие годы является одной из ярких загадок планеты Земля. Вопросы о природе ее возникновения, протекании и способах искусственного получения до сих пор остаются открытыми. Я очень надеялась, что в этой книге автор немного приоткроет завесу тайн, окружающих этот феномен, и по-своему постарается ответить на вопрос: каким образом электромагнитные волны, распространяющиеся со скоростью света, можно заключить в такой необычный шар. Однако то, что я прочитала здесь, превзошло мои самые смелые ожидания. Непреодолимая страсть людей стать чуть ближе к познанию законов природы и вечная погоня мировых держав за новым видом оружия — вот две фундаментальные темы, ставшие основой романа. Чтение этой книги оказалось не только невероятно увлекательным, но еще и очень познавательным.  

«На самом деле красоту предмета можно полностью отделить от его практического предназначения.»

Книги жанра «Научная фантастика» обычно предполагают, что читатель должен иметь определенную базу знаний из области физики и математики, чтобы понять суть произведения. Роман Лю Цысиня меня приятно удивил отсутствием зубодробительных понятий и определений со ссылками на малознакомые и узконаправленные теории. Поэтому, если для вас квантовая, ядерная и атомная физика — темный лес, а физические законы макромира и корпускулярно-волновая теория — непонятные слова, то НИЧЕГО страшного в этом нет! Несмотря на то, что все вышеупомянутое является основой этой истории, вы можете абсолютно спокойно начинать ее читать. Автор рассказал все происходящее очень доступным языком, выстраивая сюжет таким образом, что появляющиеся специфические термины сразу объясняются посредством диалогов или описаний деталей событий. Слог повествования оказался мягким, поэтичный и в то же время ярким, пикантно приправленным китайской философией. Я не ожидала, что у него получится так красиво и наглядно описать это молниеносное явление. Изобразить подобное в словах способен только человек, влюбленный в упомянутое природное великолепие. Мне иногда казалось, что молнии являются негласными участниками всего инженерного торжества книги: их загадочные свойства избирательности интриговали, появление на страницах восхищало яркостью красок, а разрушительные воздействия ужасали своими масштабами. И эта зрелищность вызывала восторг не только у книжных участников экспериментов, но и у читателей.

«От искр, сверкающих на крышах, у меня мурашки по спине бегали. Гром практически сразу же следовал за вспышкой, от оглушительного грохота содрогались все клетки тела, и казалось, что гора под ногами вот-вот расколется на мелкие кусочки, а смятенная душа в ужасе металась между ослепительными зигзагами, не ведая, где укрыться…»

Где-то примерно на середине книги я вообще потеряла грань между тем, что есть в официальной науке и тем, что нафантазировал автор. Все было настолько правдоподобно, что я верила каждому слову. Весь роман, образно говоря, представлял собой один большой страшный эксперимент, состоящий из разных стадий. Придя к конечному результату одних опытов, мы практически сразу внедрялись в очередные головоломные рассуждения, подготавливая почву для нового научного прыжка. Другими словами, наблюдая за всеми этими увлекательным учеными трюками, я просто не заметила наступивший финал. Хотя сюжет, на мой взгляд, был не без недостатков. Впечатление немного подпортило появление главы с родимой Сибирью. Конечно, медведей с балалайками я не дождалась, но уж лучше были бы они. В действительности же роман «украсили» новосибирские ученые, выживающие на белом свете за счет врожденной смекалки, цистернами употребляющие горячительные напитки (видимо, за счет чего-то тоже врожденного) и прогревающие свое полуголодное существование керосинками (иногда бюджетно сжигая в них книги). Уважаемый, Лю Цысинь, зачем все это? Я понимаю, что жанр — фантастика, но не настолько же!

«В Сибири стопроцентная гарантия — еще не обязательно хорошо. Порой ты прилетаешь к месту назначения и выясняешь, что лучше было бы упасть на полпути.»

На фоне описанных переливающихся молний, макромиров и сумасшедших достижений науки образы главных действующих лиц оказались совсем тусклыми и невыразительными. Автор очень правильно поместил в начало книги невероятно трагическую прелюдию, рассказывающую о печальной грозовой ночи, ставшей точкой отсчета самостоятельной жизни подростка. Не будь этой мини-главы в тексте, я про главного героя и не вспомнила бы, закрывая книгу. Героиня тоже удручала. Более боевой девчонки я не встречала на страницах книг. Это тот редкий случай, когда у женщины напрочь отсутствовал инстинкт самосохранения, и она готова была сунуть голову в пасть любой проплывающей мимо опасности. А если таковой не было, значит создать ее и прыгнуть во имя родины в эту скверну, забрав с собой для порядка еще пару десятков ничего не подозревающих жертв. В общем, я так до конца и не смогла проникнуться таким отчаянным патриотизмом. Все было объяснимо, но даже глава-исповедь в финале не смогла возродить мою симпатию к этой героине. Одни герои были движимы манией узнать строение Вселенной, другие одержимы страстью к оружию. Думаю, самым интересным персонажем оказался взбалмошный ученый, которого, увы, было очень мало.

«С точки зрения физики форма движения материи, известная как жизнь, ничем не отличается от любых других движений материи. Никаких новых физических законов в жизни нет, поэтому для меня смерть человека и таяние кубика льда по сути одно и то же.»

Несмотря ни на что, я осталась под большим впечатлением от прочитанного. Еще надолго сохранятся в памяти эмоционально сильные эпизоды: нарисованная пеплом людских тел абстрактная картина, невидимый «пузырь» чарующего явления с шахматной доской позади, электрическая дуга в ночном небе, и могучая сила, за долю секунды превратившая бо́льшую часть страны в дремучее первобытное состояние. Мне очень понравилось, как автор продемонстрировал корпускулярно-волновой дуализм на примере физических объектов, превратив физику в мистику. Это было что-то невероятное! Книга заставила в очередной раз задуматься над вопросом: сможем ли мы (люди разумные) когда-нибудь раскрыть мало-мальски доступные нам загадки матушки-Природы? Ведь, как бы великие умы не стремились познать ее тайны, она так и остается для всех нас прекрасным непостижимым, всегда находящаяся на одну ступеньку выше нашего понимания. Глядя на окружающий мир, постоянно меняющий свое многообразие, трудно поверить в то, что человечество сможет втиснуть его яркие явления в непрочные границы математических уравнений.

«Каждый лист за окном показывает, какой наивной и бессильной является наука». (с)

Альберт Эйнштейн

Оценка: 9
–  [  6  ]  +

Наоми Новик «Зимнее серебро»

Iriya, 7 декабря 2019 г. 19:22

«Сила, трижды взысканная, трижды испытанная и трижды явленная, вовеки неизбывна.»

*

«Вор крадет нож и ранит себе палец — разве в том вина хозяйки, что держит ножи наточенными?»

*

«Даже если не знаешь, как все обернется, делай что должен, вот и все.»

*

Что может быть общего между дочерью займодавца, бедняка и герцога. На первый взгляд — ничего! Три девушки, три жизни и три разные сословия. Вот только Зимоярова дорога уже звенит серебряными монетами, огненный демон прибирает к рукам власть, а зима не торопится уходить, принося с собой холод и зло. Жизнь бросает вызов трем женщинам, незримой нитью связывая их судьбы. Ведь, чтобы победить беду, нависшую над родными землями, надо сначала помочь выжить друг другу.

«Сказки — они на самом-то деле о том, что долг платежом красен.»

Наверное, я сейчас скажу странную вещь, но меня всегда привлекали книги с многослойным смысловым содержанием и эмоционально тяжелым сюжетом. И эта — как раз такой случай. Поэтому, если вы ждете от нее зимнюю сказку, то хочу сразу вас предупредить, что сказка будет, но далеко не сразу. Очень динамичный сюжет буквально с самого начала затягивал читателя в кутерьму всевозможных бед и несчастий героинь, начиная от безденежья и заканчивая бытовым насилием. Проблематика происходящего окутывала всех кажущейся безысходностью, потому что решение одной задачи сразу влекло за собой новую. И читать про все это было невероятно тревожно, и, тем не менее, очень интересно. Роман напрочь был лишен чрезмерности описаний, но содержал ту необходимую образность, которая заставляла читателей ощущать реальностью происходящее в книге. Я рада, что читала эту книгу зимой, потому что пушистое время года за окном шло в унисон со снежной атмосферой романа. Зима здесь морозно проникала в дверные щели, царапала застывшими ветками лицо, погружала в зыбучие ледяные сугробы и пронзительным ветром продувала одежду. Однако не все было так мрачно. Волшебные элементы маленькими серебринками появлялись на страницах истории, постепенно превращая ее в сказку, всю прелесть которой нам суждено было познать лишь в финале. Меня покорило своей красотой зимнее королевство, согрело уютом в промозглой мгле заброшенная деревянная хижина, а зеркальная поверхность удивила волшебством пересечения нескольких пространств. Атмосфера романа была завораживающая.

«Так судят лишь смертные. Вы платите подделкой за подлинное и жалким за великое.»

Повествование условно состояло из трех линий, которые переплетались между собой по мере продвижения истории, превращая три восхитительные сказки в одну. История нам была поведана от лица нескольких персонажей, причем нить сюжета постоянно передавалась между этими рассказчиками. Автор очень умело играла с читателями: перебрасывала героев между сюжетными линиями, меняла стилистику повествования, добавляла обманчивые детали и претворяла пространство романа в нечто сюрреалистичное, выходящее за рамки трехмерности. Чудеса здесь пропитали все страницы книги. Они одним прикосновением преобразовывали серебристое в золотое, смыкали объятия на шее необычным ожерельем, наделяли деревья душой ушедшего близкого и огненным демоном пожирали существование изнутри. Были в истории трогательные моменты, когда герои, сжимая в руках последнее упоминание о матери, молились об удаче. Тем не менее, львиная доля происходящего была скорее напряженной, чем душещипательной. Причем вольтаж повествования не снижался до самого финала, и иногда я ловила себя на мысли, что готова постыдно открыть заключительные страницы, чтобы буквально пересчитать «по головам» наличествующих на них действующих лиц.

»...они смеются до тех пор, пока ты позволяешь им смеяться.»

Очень большое внимание автор уделила женским персонажам, становление которых происходило каждую главу. На фоне бедственного положения разной степени тяжести был отчетливо заметен рост личностных благодетелей героинь. Я просто обожаю, когда в книгах есть сильные женские образы. А когда из целых 3 (!!!) — это вообще праздник. Эти девчонки были достойны восхищения, потому что они украшали страницы романа не столько внешним великолепием, сколько не по годам мудрыми поступками и смелыми решениями. Они не боялись брать инициативу в свои руки, знали цену своим словам и готовы были нести ответственность за каждую совершенную ошибку. Вслед за ними красной нитью через весь роман неотрывно идет важная тема роли женщины в обществе, в семье, в жизни ребенка и в судьбе мужчины. Где женщина, там и любовная линия?! И да, и нет. Автор, действительно, задевает тему сердечных отношений, но делает это очень аккуратно, создает из нее прозрачный фон морозной дымки сюжета. Все целомудренно, как у целомудренных детей. Нет здесь пылких признаний и душераздирающих страстей, но иногда проскальзывает искорка страсти, желания и нежности.

«Моя матушка была волшебница. И перед смертью она преподнесла мне три чудесных дара. Первый — ум, второй — красота. А третий состоит в том, что глупцы не замечают ни того ни другого.»

Чуть менее выразительными и все же интересными получились мужские герои. Некоторым из них даже дали поучаствовать в качестве рассказчиков, делая тем самым чуть ближе читателям. Моя отдельная благодарность уходит к автору за придуманные ею образы Зимояров в целом и их короля в частности. Страницы с участием «холодного» народы несли интересные мысли насчет существования во благо справедливого воздаяния и были самыми волшебными! Все действующие лица — представители разных слоев общества, и каждый из них был по-своему интересен. Я переживала за всех, даже за героя, нуждающегося в услугах экзорциста. Моя тревога прошла лишь в финале, уступив место радости от прочитанного. Поэтому книга по праву становится одной из любимых, а автор — заслуживающий пристального книжного внимания. Как ни странно, но после прочтения романа, ощущение магии окружающего пространства не исчезает. Согласитесь, что вокруг каждого из нас ежесекундно творится магия: магия символов, магия звуков, магия имен, магия ручного созидания и магия семьи. Образно говоря, все мы — волшебники, превращающие серебро в золото, а золото — в жизнь.

Оценка: 10
–  [  2  ]  +

Сергей Михайлович Белоусов «Сердце дракона, или Путешествие с Печенюшкиным»

Iriya, 1 декабря 2019 г. 20:08

«Все же легче, когда обжигающие истины произносят за тебя чужие уста.»

*

«Юности свойственна категоричность.»

*

«А от горьких, неотвязных мыслей работа — единственный целитель…»

*

Если вы хотя бы раз в жизни попадали в увлекательное происшествие, то существование без приключений будет казаться вам скучным и бессмысленным. Вот и сестренки Зайкины постепенно пытаются привыкнуть к обыденности сибирского города, лишенного магнетизма волшебства. Мелькают дни, текут недели, месяцы идут неспешной походкой. А от любимых фантазильцев нет желанных весточек. Предчувствие Лизе и Алене подсказывает, что случилось что-то страшное и, как обычно это бывает, оно не подводит. Фантазилья и ее жители очутились в беде, и надо во что бы то ни стало их выручать. Поэтому вместе с девочками мы решаемся на отчаянный шаг — сквозь снежные бури и мартовский насморк, натянув паруса, пускаемся в новое путешествие.  

Пожалуй, финальная часть трилогии стала для меня самой любимой. Мы снова оказались в яркой от волшебства стране, антураж которой менялся перед глазами читателей каждую страницу и удивлял своим разнообразием. На смену неприветливого, хмурого и покрытого дымом города, приходила зеленая поляна с самобытным домиком забытых фей, напоминающим пряничный. А с театральных подмостков и гостиной старинного замка мы с легкостью перемещались в ужасающую своей мрачностью Драконью пещеру. Все это завораживало и уносило читателей вглубь увлекательных событий. Сам сюжет был достаточно запутанным и интриговал вплоть до заключительных сцен. Надо сказать, что некоторые обнародованные в финале детали удивили в том числе и меня. Вместе с героями мы пребывали в гуще страшного заговора под названием «Облава на рыжих», отправлялись в прошлое, чтобы узнать тайну очень древнего фантазильского рода и были активными участниками драматического представления с не менее драматическим названием «Найденная в капусте». Поэтому, поверьте, дети будут в восторге от многослойности происходящих событий. Места для скуки на страницах этой истории нет. Тем более по-прежнему присутствовал яркий юмор, который оставался визитной карточкой произведения. Этот цикл украсил мои вечера, заставляя веселиться от души и наслаждаться прекрасным авторским слогом, обладающим собственным волшебством красноречия.

«Феи не исчезают из нашей жизни бесследно. Закрыв глаза навсегда, они превращаются в нежное бормотанье лесных ручейков, в ласковый тихий ветер, навевающий сладкую полуденную дремоту, в цветные видения сказочников и теплые, прозрачные грибные дожди.»

Третья повесть подарила циклу новые образы. И вы думаете автор обогатил только список чудненьких летающих добрячков? Нетушки! Коварных гадов тоже прибавилось. Они плели интриги, смешили говорящими именами и совершали невероятные поступки на пути по внезапно открывшейся долгожданной дорожке к власти. Среди новеньких появился персонаж, который черной вуалью, журчащим голоском и обворожительной внешностью очаровывал не только окружающих, но и читателей. При этом главные роли играл все тот же всеми любимый и неизменный актерский состав, который снова не разочаровал. Пожалуй, моей фавориткой осталась самая маленькая участница всей истории (шуба и валенки, взятые в дорогу, положили начало моего восторга еще со времен первой книги). Как это часто бывает, в критических ситуациях она вела себя мудрее и смелее всех взрослых вместе взятых. За время чтения книг я сумела полюбить всех героев. Они воспринимались мной старыми добрыми приятелями, с которыми мы геройствовали и совершали немыслимые подвиги. Я буду очень скучать по голубоглазому мальчугану с рыжими волосами, любознательно-бесстрашным сестренкам, мудрому Дракошкиусу, симпатишному домовому и (да-да-да!) по необычному троллейбусу. Все они незабываемые!

«Удел слабых делить с друзьями собственные беды и вины.»

Снова очень ненавязчиво, но метко автор дает назидательные советы маленьким участникам происходящего. Он не перегружает повесть нравоучениями, и, тем не менее, задевает важные проблемы. Взяв за основу поступки, совершенные доблестными героями, можно (и нужно) многое обсудить с ребенком. Например, к чему приводит непослушание, и как страшно оказаться орудием возмездия в руках злодеев. Что такое воздаяние, кара, и надо ли уметь прощать. Задета животрепещущая тема заговоров и предательств, когда еще вчера всеми любимый спаситель, сегодня становился оболганным преступником, рискующим быть распятым. Ну и вечная тема дружбы, иллюстрирующая, что даже великий чародей оказывался бессильный перед лицом опасности, если с ним не было надежных соратников и верных единомышленников. А еще хочу заметить, что Белоусову удалось создать в книгах несокрушимую атмосферу любви и благожелательности, которая не покидала читателей ни на миг. Читая эпизоды с милыми посиделками-чаепитиями, мне хотелось физически присутствовать на страницах сказки, чтобы вместе с героями ощутить душевную теплоту дружной компании и разделить уют момента. Просто прелесть! В этих книгах нет злости и насилия, а мечты о счастливом финале всегда имеют шанс быть осуществимыми.   

«Все беды преходящи, пока мы молоды и дружны. Еще не раз предстоит жмуриться от солнца, звенеть булатом, восхищаться красавицами и бросаться, очертя голову, в новые приключения.»

Несомненно грустно осознавать, что любые книжные истории когда-нибудь завершаются, вот как сейчас. И каким бы длинным ни был путь, финал подкрался незаметно. И он оказался прекрасным! Герои снова справились с поставленной перед ними задачей и сделали все блестяще. Это была потрясающая история длиной в три повести, за которую я благодарю ее создателя. Советую этот цикл всем от мала до велика. К этой детской сказке я постараюсь обязательно вернуться, ведь она позволяет вновь поверить, что детство — это маленькая частичка души, над которой неподвластен неумолимо растущий возраст. Белоусов верит в чудеса, волшебство и бессмертное детство, а значит и у нас все получится. А Печенюшкин все же кое-что обещал. Глядя на пушистую новосибирскую зиму за окном, я вспоминаю листок с посланием, шестнадцать таинственных строк неравной длины, хитрые золотые искорки коричневых глаз маленькой девочки и ее лучезарную улыбку, секрет которой она не расскажет НИ-КО-МУ.

«Роза — сердце — корабль. —

А в единственном окне —

Снег, снег, снег...»(с)

М. Цветаева

Оценка: 10
–  [  3  ]  +

Сергей Михайлович Белоусов «Приключения Печенюшкина»

Iriya, 1 декабря 2019 г. 12:45

О цикле книг Сергея Михайловича я узнала уже не в детском возрасте. Вместе с ребенком я тут же пустилась в это приключение и была очарована им буквально с первых строк. История рассказывает нам о двух сибирских девчонках, в жизни которых однажды появилось волшебство под названием «страна Фантазилья». В общей аннотации к циклу сказано, что все три повести, входящие в него, абсолютно самостоятельные, и читать их дозволено в произвольном порядке. Однако я бы все-таки рискнула посоветовать проводить первое знакомство с этими книгами строго в авторской последовательности. Всегда интересно наблюдать за метаморфозами образов героев по ходу линейного движения сюжета. И это как раз тот случай. Начиная с первой книги, сестренки из хнычущих детей превращаются в самостоятельных барышень, радуя при этом читателей. Мне так же показалось, что и само повествование немного изменилось, стало еще более уверенным и красноречивым.

«Когда папа на меня сильно сердится, — отозвалась Лиза, — он говорит, что я кончу жизнь в сумасшедшем доме. Я ему не верила, а теперь верю…»

Сюжет историй невероятный и обязательно понравится детям. Сказочные повести отлично удовлетворяли «Закон трех У»: они увлекательные, удивительные и убедительные. Через какие только приключения мы с героями не прошли! Все вместе мы прокатились по радуге, побывали в смертельной кастрюле и разобрались с сердцем дракона. Все это сопровождалось неожиданными поворотами сюжета, поучительными ситуациями и первоклассным мило-ироничным юмором. Нас подстерегали опасности не только на родной Земле, но и в Волшебной стране Фантазилье. Белоусову удалось придумать интересный сказочный мир с очень необычной историей возникновения. События, происходящие вне земного пространства, радовали читателей очень ярким антуражем.

Читать современных читателей — отдельное удовольствие. Мы с ними живем в одно и то же время, влекомые общими источниками информации. Поэтому появление различных отсылок к проявлениям художественного гения других людей искусства усиливало интерес к этим книгам. От этого они казались еще более реалистичными.

» — Что делать-то?

- Ты еще спроси — кто виноват?»

Отдельная благодарность автору за прекрасных героев. Они были настолько искренние и душевно раскрытые, что навсегда поселились в сердце читателя. Это относится абсолютно ко всем, даже к непревзойденным подлецам. Повествование украшено рассказами-притчами, которыми делятся персонажи друг с другом, еще лучше иллюстрируя себя. Ну и, конечно, образ Печенюшкина оказался бесподобен! Появление этого по-настоящему скромного героя всегда сопровождалось восторгом. Его глаза излучали синий блеск, а радостная улыбка всегда была невероятно заразительная. От него словно исходил могучий заряд бодрости, уверенности и оптимизма. Этот герой не теряет человечности ни при каких обстоятельствах и относится с пониманием/сочувствием, даже к отъявленным мерзавцам. Им невозможно было не восхищаться. «Где мои 11 лет», — говорила я себе и улыбалась, глядя на влюбленные глаза своей дочери. Ведь когда-то сама была влюблена в книжного Мио (спасибо, А.Линдгрен).

«Девчонкам и старушкам,

Чтоб не было беды,

Поможет Печенюшкин

И принесет воды!

В ней радуги сверкают

Чешуйками язей,

Врагов она пугает

И радует друзей!»

Хочется так же отметить, что от книг мы получили еще и эстетическое удовольствие. Иллюстрации Анны Доброчасовой, которыми украшено переиздание 2017 года, делали сказочную атмосферу более правдоподобной. Думаю, что эти повести можно с легкостью внести в золотой фонд детской фантастики. Читать такую литературу можно (и нужно) всем, вне зависимости от прожитых лет. Поэтому рекомендую цикл и детям, и взрослым. На его страницах каждый найдет себе отдушину и сделает несколько вечеров своей жизни невероятно уютными. Вместе с Печенюшкиным так легко пустить время вспять и снова вернуться в детство. Он поможет поверить в чудеса и вспомнить о внутренней молодости, которая неподвластна ни морщинкам под глазами, ни неумолимо увеличивающемуся возрасту. У Сергея Белоусова это получилось, значит и у нас с вами тоже есть шанс. Достаточно только захотеть! «Раз, два, три и еще половинка...»

Оценка: 10
–  [  4  ]  +

Сергей Михайлович Белоусов «Смертельная кастрюля, или Возвращение Печенюшкина»

Iriya, 27 ноября 2019 г. 20:20

«Но жить без черной, с одной белой завистью в душе, можно лишь тогда, когда сам чего-то стоишь.»

*

»...случай всегда приходит на помощь терпеливому.»

*

«Юность мечтает о несбыточном.»

*

Будни любой школьницы, в большинстве своем, состоят из прекрасных хлопот. Ну какая девочка не любит погулять с подружками, попрыгать в резиночку, покататься с одноклассниками на велосипеде и просто тихо наслаждаться детством, не задумываясь о том, что на свете бывают более серьезные заботы, чем сделать школьное домашнее задание. Увы, все это совсем не относится к Лизе Зайкиной. Около года прошло со времен событий в Фантазилье, и, казалось бы, ее жизнь вошла в привычное русло. Но не тут то было! Рука Лизы снова тянется схватить краски и кисточку, невольно верша судьбу новых обоев на стене. И все это не просто так. На этот раз существование не просто Волшебной страны, а всего мира лежит в руках двух сестренок и их смелых помощников с обворожительным Печенюшкиным во главе. На Земле появились страшные картоморы и они стремятся заполонить все вокруг. С этим срочно надо что-то делать! Что ж, если вы, как и я не знаете, кто такие картоморы, и какой коварный замысел они плетут, тогда добро пожаловать на страницы этой сказочной повести. Все вместе мы уж точно сможем вывести на чистую воду этих опасных существ. Поэтому, не дожидаясь радуги, прыгаем в гущу увлекательных событий. Сказка снова начинается!

«Мир вокруг каждого из нас — живое зеркало. Чем он прекрасней, тем лучше мы сами. То же верно и наоборот.»

Идет время, растут главные героини-сибирячки, и растет проблематика затронутых автором тем. В первой книге Белоусов акцентировал внимание скорее на вопросах межличностного характера. Девочки учились дружить, сопереживать, помогать ближнему и находить гармонию в коллективе/социуме. Здесь же на повестке истории обсуждаются глобальные, общемировые проблемы, причины их возникновения и варианты решения. Любознательным детям (а они все являются таковыми) обязательно понравится на страницах этого увлекательного путешествия. В качестве фундаментального события для развития сюжета автор берет бич современности — тему экологии. Очень доступным для понимания языком, он описывает далеко не детские проблемы, расширяя тем самым кругозор маленьких читателей. Они ненароком смогут узнать много полезной информации: об особенностях озонового слоя Земли, явлении парникового эффекта и пагубного его влияния на окружающую среду. Абсолютно не перегруженная громогласными эпитетами книга прививает детям важное чувство всецелой ответственности за каждый совершенный поступок. Очень занимательно было обсуждать это с ребенком, оперируя деталями авторского текста.

«Земля — это вроде как кастрюля, которая на огне стоит, а в ней лягушата плавают. Бранятся лягушата, кричат, что свариться недолго, а сами все через края перегибаются да огонь раздувают. Смертельная кастрюля. И люди, положившие начало гибели природы, сами будут повинны в собственной гибели.»

Стиль изложения мысли, в рамках данного жанра, был по-прежнему безупречен. Автор отлично чувствовал детское мировосприятие, прекрасно изучив психологию ребенка, на что способны далеко не все родители. Чтобы понять ребенка, надо самим стать ребенком. И у Белоусова это отлично получилось. Поэтому поведение главных героинь со всеми его недостатками (неожиданными слезами, взрывными капризами, лишними страхами) Сергей Михайлович смог описать так, что вышеперечисленные эмоции не вызывали раздражения и разочарования. И такую работу он провел с каждым персонажем. Не было ни одной сцены, когда какой-либо герой вызвал недовольство. Это относится и к изначально отрицательным образам. Очень необычными и удивительными у автора получились непреднамеренные враги человечества — картоморы. Лично я просто влюбилась в милашку с пышной шевелюрой буро-розового цвета и ярко-зелеными глазками-бусинками по имени Кожурка. В подмогу главной сюжетной линии добавляется второстепенная — пистолетно-автоматная. Здесь появляются новые действующие лица: весельчаки-гангстеры. Эти крутые парни добавляли еще больше юмора в текст и немного меняли его настроение. Ну просто не может не веселить романтичный громила, мечтающий о гареме и целом острове отпрысков, как и бандит, испорченный овсянкой.

«Почтительность и страх диктуют слог,

<...>Дракон и фея — нет преграды боле.

Хочу бежать к вам, не жалея ног,

Но ударяюсь лбом в защитно поле.»

Уже знакомые с первой книги герои продолжают радовать, играя свои роли в строго отведенных для них рамках. Персонажей очень много, но они не утомляют и не мельтешат перед глазами. Эта история по-прежнему принадлежит двум девочкам. И, несмотря на родство, они невероятно разные. У одной не хватало доброты, спокойствия и рассудительности, у другой — опыта, настойчивости и знаний. А вместе они, как собравшиеся две половинки одного целого — огромная сила! Поэтому сам Печенюшкин, в каком-то плане, второстепенен. Но его образ прекрасный и настолько многогранный, что всю его глубину сложно постичь, даже взрослому. Спасительное появление этого героя на страницах несло читателям минуты блаженства. Незабудки его взгляда, неподвластного времени и оттого немножко грустного, завораживали. И именно он — профессиональный гуманист, запрограммированный на справедливость, для меня оставался сердцем цикла, двигателем сюжета. Даже один человек может попытаться пойти против системы. Рычаг тоже способен перевернуть весь мир, если у него есть точка опоры. И у Печенюшкина была такая опора — верные и надежные друзья, пребывающие с ним на одной волне взаимопонимания.    

«Скользить по лезвию ножа,

Дрожа от сладости пореза,

Чтоб навсегда зашлась душа,

Привыкнув к холоду железа...»

Некоторые считают, что читать о приключениях гораздо лучше, чем в них участвовать. Здесь у нас получилось и то, и другое. Скорость происходящих событий и их разнообразие продолжают удивлять. Вместе с героями нам предстояло убегать от таинственных преследователей, стать узниками с очаровательным надзирателем Симпомпончиком, участвовать в поиске легендарных сокровищ, посетив лабиринт темных пещер, и даже угодить в ловушку Заусенчатых Обормотов!!! И это — лишь малая доля подаренных автором интересностей. Так же очень забавляет наличие курьезных сцен, описанных уютным и уже ставшем привычным для нас юмором. Такие эпизоды хотелось обсудить с ребенком, обратив внимание на смешные несуразности/нелепости. Эта книга не просто поднимала настроение, она вызывала смех, во всяком случае у взрослого читателя. Юмор, который автор зачастую посвящал родителям, в очередной раз взрывал возрастные рамки книги до категории «от пионеров до пенсионеров». Честно признаюсь, что иногда смеялась громче ребенка.

»- Как там в песне: «Мы рождены, чтоб сказку сделать былью»?<...>

- Ну что хорошего — сказку сделать былью. Это как из феи сделать обычную тетеньку. Усталую и в пыльных туфлях. Лучше быль сделать сказкой.»

«Мир во всем мире!» — вот негласный лозунг этой книги. Разве это не здорово?! И пусть многое здесь было мило-наивным и идеалистичным. Детям такое очень нравится. Именно стремление к недостижимому прекрасному и делает наши жизненные пути интересными и правильными. Эта повесть — отличный материал для работы с ребенком, чтение которой будет не только увлекательным, но и очень познавательным. Финал оказался невероятно романтичным и окончательно меня заинтриговал. История «Смертельная кастрюля» подошла к концу, и миссия оказалась выполненной. Но я рада, что впереди нас ждет следующая книга под названием «Сердце дракона». Она дает нам надежду на счастливый исход одного важного, но немного грустного события.  

«Тихо. Сонно. Лишь далече

Посреди земной тиши,

К Ленке рыжий королевич

На кораблике спешит.»

Продолжение следует...

Оценка: 10
–  [  4  ]  +

Сергей Михайлович Белоусов «Вдоль по радуге, или Приключения Печенюшкина»

Iriya, 24 ноября 2019 г. 11:40

«А как здорово уснуть, зная, что хорошо сделал свою работу, и проснуться для новых дел!»

*

«Добро и зло перемешаны в душах, как железные опилки с древесной трухой. Поднесешь магнит — взлетят железные опилки. Дунешь — взметнется труха, забивая глаза и горло.»

*

«Ты радуешься и печалишься, негодуешь и смеешься — значит, ты живешь…»

*

Если Вы, видя радугу за окном, даже не стремитесь разглядеть, где она коснулась земли...Эх! Значит Вы — самый обычный взрослый человек, абсолютно далекий от чудес. Спросите любого ребенка, и каждый Вам ответит, что на конце радуги всегда случается волшебство. Об этом знала и второклассница Лиза Зайкина. Однако, когда прекрасным майским днем на небесах появилось яркое явление, Лиза была занята печальными мыслями. Она не заметила, что одним концом чудо природы коснулось балкона их квартиры, поэтому даже представить себе не могла, какие удивительные события с этого момента ее поджидают. Отныне вместе с сестрой ей предстоит отправиться путешествовать в Волшебную страну с говорящим названием Фантазилья, познакомиться с загадочным чародеем Печенюшкиным и помочь ему победить злодея в серебряном капюшоне. Вот это да!!! Что это за злодей такой? Какую угрозу он несет Фантазилье? Почему именно земные девочки могут стать великим освободительницами? И кто же все-таки такой Печенюшкин? Чтобы узнать ответы на все эти вопросы, мы и пускаемся навстречу захватывающим приключениям. «Формула названа, за окнами душно, туча спешит издалека, и радуга, еще не рожденная, вот-вот ляжет под ноги нам.» Готовы ли вы вместе с сестренками помочь жителям Волшебной страны? Лично я — ДА! Поэтому вдоль по радуге полетелииииии!

Читать детские книжки во взрослом возрасте, прихватив себе в компанию ребенка, — непередаваемое удовольствие. Думаю, что со мной согласятся многие родители. Это тот удобный случай, когда житейская мудрость передается детям в легкой форме увлекательной истории, а нам — взрослым, остается лишь разделить эмоции ребенка, обсудив с ним прочитанное. Цикл книг Сергея Белоусова о приключениях Печенюшкина — отличный пример сказочной литературы, которую можно читать в любом возрасте и при этом испытывать очень яркие, незабываемые эмоции. Интересный, но абсолютно незамысловатый и простой в понимании сюжет будет хорошо восприниматься детским сознанием, а достаточно зрелые мысли, украшенные неожиданным юмором, поднимут настроение и хорошо украсят осенне-зимний-весенне-летний вечер любого взрослого.

»-Ты меня, гриба старого, девонька, не слушай. Мне и начальство говорит, мол, тезаурус у тебя, Федя, сильно засоренный. <...>

- А что это: теза… терюза?<...>»

Радует выбор автором действующих лиц. Перед нами — самые обыкновенные девочки, жительницы самого обыкновенного сибирского города. Они как и все дети радуются пепси-коле (неожиданно появившейся в водопроводе), любят объедаться сладостями, страдают от размера кажущегося слишком длинным носа, восхищаются волшебству балабончиков и не любят ходить в садик. «Папа, не буди меня, сегодня в садике воды не будет…» С первых строк этого приключения, они, подобно нам, абсолютно ничего не понимают в происходящем. И это просто отлично! В волшебной стране эти сестренки такие же инопланетяне как и мы. Поэтому: их двое и нас двое — вчетвером как-то веселее, да и не так страшно. Тем более, в подмогу нам (как и всей Фантазилье) автор дарит потрясающего персонажа с очень смешным именем — Печенюшкин! Он то уж точно ничего не боится и всегда весел, отважен и непобедим. Его прошлое кишит подвигами, потому что когда-то он раскрыл тайну серых загрызунчиков, заговорил самого Упыря-Краснобая и сразил у Волчьего кургана Черного вампира! Теперь Вы понимаете, что в компании этого голубоглазого удальца нас вообще ничто не страшило. Другие персонажи тоже прекрасны: очень практичный фей-Федя, добродушная Фантолетта, трехглавый Дракошкиус, темпераментный Дон Диего Морковкин, медведь-клоун и опасный злодей Ляпус, который (о, Боже!) чистит зубы только по пятницам и всем своим дурацким поведением явно напрашивается на смертную казнь через превращение в осиновый пень. Приятно удивляли даже второстепенные действующие лица, появившиеся буквально в одном эпизоде.

«Еще вчера льстецов придворный рой

Мои поэмы слушал не дыша,

Сегодня ж платье у меня с дырой,

Мечты разбиты и пуста душа...»

В этой сказочной повести была одна очень важная особенность — автор писал ее о детях, причем делал это с огромной нежностью и любовью. И это чувствуется в каждой строчке. Здесь нет насилия и кровожадности, и несмотря ни на что, торжествует доброта и миролюбие. Слог писателя был очень образным и в то же время, лаконичным и простым. «Узкий солнечный луч падал наклонно из окна к ногам юного незнакомца, и тысячи пойманных пылинок бились в нем сверкающей мошкарой.» Невероятно умиляла его манера использовать уменьшительно-ласкательные слова: «Дурешкин маленький», «Лизонька» и «Аленушка». На страницах этой истории было необычайно уютно. Чего только сто́ят сцены чаепития с поеданием всяческих вкусняшек! Само повествование состояло из двух временных линий, в центре каждой из которых находился наш отважный спутник — Печенюшкин. Очень понравилась история прошлого необычного героя, из которой мы узнали много нового о Вечном Воине Справедливости. У автора получилось создать своего рода притчу о добре и зле, преступлении и наказании, а так же о великой дружбе, самопожертвование которой способно творить чудеса.

«И помни, если тебя настигнет беда, я появлюсь, где бы ты ни был.»

Скорость изменения событий в единицу времени здесь просто сногсшибательная. Скучать точно будет некогда — на одном квадратном дециметре каждой страницы книги содержалось столько всего необычного и интересного, что причин для сплина просто быть не могло. Сказка есть сказка, и случиться может всякое, поэтому мы были готовы к любым неожиданностям, которые не заставляли себя долго ждать. Пусть многие сюжетные ходы были предугадываемыми и по-хорошему наивными, но все действо было очень динамичным и интересным. А детей такое привлекает! Так же очень понравился мир с его необычной историей развития. Думаю, что каждый ребенок без раздумий ринулся бы сюда вдоль по радуге. Фантазильцы обладали магией, обожали пить газирон и негрустин, гуляли вдоль реки Помидорки и любовались Хрустальным ручьем. А недалеко от замка Уснувшего Рыцаря в этом мире находилась необычная Драконья пещера, которая хранила свои тайны.

«Иду на разведку. За меня не беспокойся, в случае чего, спасай.»

Финал был веселым и грустным одновременно. Вместе со всеми мы совершили много подвигов и усвоили массу жизненных уроков, за что заслужили радостный праздник. Но в глазах у героев затаилась тоска, ведь сказка приближалась к концу, а, значит, предстояло расставание. Но нам печалиться не с руки, ведь в руках у нас еще две книги-повести цикла. Я невероятно благодарна автору за эту книгу. Надеюсь, что остальные части будут не менее хороши! Согласитесь, это так здорово, взяв ребенка за руку, вдоль по радуге вернуться в детство. Поэтому с огромной радостью спешу продолжить наше путешествие в Волшебный мир. Впереди нас ждет еще одно приключение под названием «Смертельная кастрюля«! Интересно? Мне тоже!!! Поэтому продолжение следует...

Оценка: 10
–  [  3  ]  +

Майкл Шейбон «Потрясающие приключения Кавалера & Клея»

Iriya, 22 ноября 2019 г. 06:33

«Подлинная магия нашего изломанного мира кроется в умении вещей исчезать, теряться так абсолютно, будто их и не существовало никогда.»

*

«Один из самых твердокаменных догматов в истории человеческого самообмана гласит, что всякий золотой век либо пройден, либо грядет.»

*

«Великое достижение инженерной мысли — объект неугасающего интереса людей, склонных к самоуничтожению.»

*

Приключения Кавалера & Клея начались в осеннем Бруклине 1939 года, когда два еврейских пацана, неожиданно встретившись, решили создавать комиксы с супергероем во главе. Эта судьбоносная встреча оказалась началом крепкого дружеского союза. Каждый к нему пришел с уже имеющимся грузом непростого жизненного опыта. Один из них чудом вырвался из оккупированной фашистами Европы, оставив  по ту сторону Атлантического океана любимых людей. Другой на фоне душевных переживаний делает попытку уйти от реальности в мир выдуманных грез. Поэтому их супергерой по имени Эскапист становится литературным и художественным воплощением всех чаяний и надежд утраченной прыщаво-очкастой юности слишком рано повзрослевших мальчишек.

«Забудь, от чего убегаешь. <...> Прибереги страхи для того, к чему бежишь.»

Вот уже несколько дней прошло с того момента, когда я перевернула последнюю страницу этого романа. Однако я до сих пор не могу отделаться от мысли, что продолжаю присутствовать там, ежесекундно в своих руках ощущая фантом давно стоящей на полке незабываемой книги. Всему виной потрясающий слог и в целом литературный талант автора, который ловко увлек меня в водоворот своей истории. Честно признаюсь, что впитывала каждое слово и наслаждалась каждой фразой, которые хотелось после прочтения еще некоторое время обдумывать. Метафоризм, неожиданная образность и крылатость метких предложений потрясающе украшались тонким юмором. Меня поразила странная совместимость на первый взгляд несопоставимых словосочетаний. Например: «разум его уже гнул и выкручивал арматуру надежного элегантного плана» или «сердце толкалось в ребра, как шмель в окно». Такие фразы как льдинка на языке удивляли своим неожиданным появлением, неся в текст еще большую объемность. Мне казалось, что я вместе с героями физически ощущала происходящее. Чтение этого романа ни с чем не сравнимое удовольствие для каждого любителя хорошей литературы.    

«Сэмми редко имел дело с актрисами, но разделял общепринятое убеждение, что актрисы обладают сексуальными повадками шиншилл в течке.»

Автор восхитительно работал с реальностью, делая ее на 100% достоверной. Не покидала уверенность в том, что окажись я в Нью-Йорке того времени, у меня был бы шанс случайно столкнуться с вымышленными им героями. Настолько они казались живыми! Правдоподобность происходящего еще больше усиливалась появлением или упоминанием на страницах романа всемирно известных людей (Гарри Гудини, Фредерик Уэртем и Орсон Уэллс). Отдельная благодарность автору за использование в романе мифологического Голема, который придавал налет мистицизм, а так же за эпизод с Сальвадором Дали. Он был настолько неожиданный, что вызывал восторг! Тем не менее, не стоит забывать о том, что события романа начинаются в страшное время, когда прямоугольное свастическое клеймо оставляло свой неизгладимый отпечаток на судьбе не только отдельно взятой страны, но и всего мира в целом. Поэтому, если вы думаете, что эта книга о том, как два еврейских задрота забавы ради занимались созданием никому не нужного литературного шлака, то это заблуждение. Роман Шейбона своей глубиной задевает множество вопросов. Зенитом его сюжетных линий стало важное мировое событие, произошедшее 7 декабря 1941 года и вошедшее в мировую историю как нападение на «Жемчужную бухту» (Перл-Харбор). После чего жизнь людей уже нельзя было развернуть в прежде выбранном ими направлении.

«Они были дети.<...> А мы были волки.»

Тема войны проходила здесь сугубо по касательной и в метафизическом ключе. Мы не сидели в окопах, не сражались на передовой и не видели мощь палубной авиации японского флота. До нас дошли лишь отголоски всего этого. Но даже и они воспринимались тяжело, потому что в полной мере влияли на судьбы героев. Автор способен буквально парой фраз попасть в самое сердце читателя. И в эти моменты, неожиданно даже для самой себя, я ревела вместе с этими мальчишками, разделяя их горе. Здесь все совсем непросто, потому что во времена Второй Мировой Войны ничего не было простым. И вопросы, задеваемые автором, не имели легкого решения, а многие из них не имели решения вообще. Но герои сражались с обстоятельствами, придумывали выходы из сложных ситуаций — творили, воистину, чудеса. Поэтому магии здесь тоже хватало. Магия слова Сэмми, магия кисти, карандаша и иллюзиониста Джо и, конечно, магия великой дружбы, терпеливой любви и партнерского сотрудничества.

«В жизни есть лишь один способ сделать так, чтобы разочарование, тщета и безнадежность не измололи вас в труху. А именно выполнять свою работу по возможности сугубо ради денег.»

Восхищало то, как мастерски автор вплел в канву сюжета фрагменты создания комиксов и представлений иллюзионистов-эскейпологов. Не передать словами, как эти эпизоды украшали роман и раскрывали непревзойденное усердие, трудолюбие и таланты героев. Даже не представляю, сколько автору пришлось проштудировать источников, чтобы настолько грамотно суметь изложить тонкости этих узконаправленных творческих течений. Он буквально раскрывает перед читателями историю становления нового вида искусства, рассказывает о «золотом веке» книг в картинках. Из макулатуры для одноразового чтения комиксы превращаются в шедевры со смелым использованием перспективы, а так же радикальной интеграцией повествования и изобразительного ряда. Что, несомненно, стало возможным благодаря абсолютно гармоничному сотрудничеству художника и писателя — Кавалера & Клея. Шейбон прекрасно работает со временно́й составляющей повествования, оперируя сразу тремя ее векторами. Я впервые столкнулась с подобной манерой изложения в книгах Г.Г.Маркеса. Здесь тоже линейность сюжета прерывается не только ретроспективой жизни героев, но и маленькими намеками на то, как происходящее «здесь и сейчас» будет восприниматься в будущем. И это вообще не портило интригу, а, наоборот, делало ее еще более сочной, доводящей до мурашек, а иногда и до слез.

«В позднейшие годы, вспоминая эту минуту, Йозеф готов будет поддаться соблазну счесть, будто, глядя на заляпанные клеем этикетки, провидел грядущий ужас.»

Легко догадаться, что центральными персонажами всей этой истории являются упомянутые в названии книги Йозеф (Джо) Кавалер и Сэмюэл Льюис Клейман. Вместе с героями нам предстоит провести яркий 15-летний период их жизни (плюс/минус). И образы этих мальчишек/юношей/мужчин, при всех их недостатках, вызывали только положительные эмоции. Эти прекрасные фантазеры с новаторскими идеями, стремящиеся сделать свою несбывшуюся мечту чуть ближе к реальности, были невероятно мне близки. Представив даже на миг себя на их месте, я понимала любой их поступок, даже выходящий за рамки логики. Они были настолько искренними и невероятно открытыми, что не боялись показать своих постыдных эмоций со слезами отчаяния. Думаю, что не окажусь оригинальной, сказав, что моим фаворитом оказался мальчик-чех. Автор столько всего потрясающего вложил в образ этого героя, что он не может не радовать. Оставив половину себя с любимыми людьми и находясь буквально в шоковом состоянии беженца в неродной стране, Джо открывает очень душещипательную тему родины, эмиграции и геноцида. Целеустремленность Кавалера не знала границ, как и изобретательность его карандаша, а способность во имя великой цели взяться даже за авантюрное дело просто поражала.

»-Ты хочешь рисовать комиксы?<...>

-Да, тетя. Хочу.<...> Но у меня есть один вопрос. Что такое комикс?»

Не обошлось здесь и без любовных линий. Согласитесь, что просто невозможно описать жизнь 20-летних подростков, не затронув их сердечные поползновения. Шейбон не впадал в детализацию любви, и здесь она выступала лишь дополнительным сюжетным элементом. Герои бросались в отношения стохастической манерой мужчин своего возраста, различая в мельчайших деталях свидетельства достижения желаемого совершенства. Лишь военный диктат здравомыслия и сумасшедшее трудолюбие-занятость не позволяли им пускаться «во все тяжкие», находясь в невообразимом городе свободы с ночными клубами и ослепительным блеском «Warner Bros». Платоническая любовь к недостижимым идеалам и физическая близость с партнерами во многом влияли на раскрытие творческого потенциала наших героев, а сами их возлюбленные стали для них некими священными тотемами. И автор восхитительно описал это, придавая всему очень яркую характеристику в свойственной ему красноречиво-образной стилистике повествования.

Вопросы ЛГБТ тоже присутствовали в романе, и в этом ключе автор сохранял отличный баланс: они были, но их было очень мало. Поэтому будут удовлетворены как сторонники, так и противники подобной тематики в книгах. Сцены однополой любви являлись основой одной из любовных составляющих этой истории. И многие из них были очень красивые — они странным образом не акцентировали взор читателей на нетрадиционности отношений. Я не являюсь поклонником подобного, но соглашусь, что даже это автор умудрился описать шедевриально (строго 18+). Тем более у него был важный повод — раскрыть лучше психологию человеческой натуры и наглядно продемонстрировать огромное влияние на ее развитие внутрисемейных отношений.

«Год назад, если я хотел быть рядом с таким, как ты, я должен был… ну, тебя сочинить.»

Несмотря на то, что в романе много душераздирающих тем, он очень оптимистичен, здесь блещет свет в конце последней главы. Поэтому финал был прекрасен. Я перечитывала его несколько раз, чтобы еще больше им насладиться и удостовериться в том, что поняла все правильно. А потом прочитала главы-сиквелы, прилагающиеся к этому изданию книги. Я даже захотела поближе познакомиться с романами-комиксами, которые раньше во мне не вызывали никакого интереса. Однозначно автор стал авточитаемым и автопокупаемым. Читать, читать и еще раз читать! Шейбон прекрасен и своим произведением он оставил в моем сердце немного грустные, но такие неизбежные и правильные чувства. В ворохе бесконечной повседневности каждый из нас упускает из вида тот факт, что все смертны, причем «внезапно смертны». Мы забываем поцеловать на прощание любимого, откладываем «на потом» прочтение важного письма и признания из трех слов дорогому сердцу созданию, постепенно превращая свою жизнь в вереницу упущенных возможностей. Лишь в миг утраты с поразительной остротой и нерафинированным сожалением к нам приходит осознание того, что ничего хуже этой ошибки-бездействия в жизни не совершали. Мы слишком поздно начинаем понимать, что от близкого человека на память может не остаться даже маленького загадочного рисунка, выполненного цветным карандашом на потрепанной от многочисленных складываний бумаге...даже крохотного затертого рисунка...

Оценка: 10
–  [  6  ]  +

Роджер Желязны «Пятикнижие Мерлина»

Iriya, 16 ноября 2019 г. 09:01

«Сила — это сила. Она страшна до тех пор, пока ее не поняли.»

«Это хрупкое, ускользающее понятие, которое мы называем «правда«!.. Когда она неожиданно всплывает на поверхность, наступает страх перед деталями.»

«Иногда жернова Богов вращаются слишком быстро, черт возьми, и нас с головой засыпает перемолотым.»

*

Продолжаю путешествие по мирам цикла «Хроники Амбера». Начало этой части оказалось невероятно захватывающим и с первой строчки увлекло детективной интригой. Вот уже несколько лет в один и тот же день с героем по имени Мерль Кори случаются непредвиденные происшествия. В очередной раз столкнувшись со смертельной опасностью, он начинает искать причину злополучной цикличности. Что же все-таки происходит? Вся эта череда несчастий — чья-то глупая шутка, злой рок, период «прошитых» черных дат или что-то другое? Зачастую, чтобы понять настоящее надо вспомнить прошлое. А прошлое у него самое что ни на есть богатое. И как всегда, ответы оказываются еще загадочнее, чем ситуация, породившая вопросы.

»- Ну, как дела в Хаосе?

- В данное время — хаотично...»

Не могу воспринимать книги Мерлина отдельно от книг Корвина, так как для меня все они запечатлелись в памяти одной большой историей. Поэтому читать их лучше всего подряд, чтобы не потерять нить сюжета и накопленные эмоции. Если в предыдущем пятикнижии автор всех долго знакомил с миром Порядка (Амбер), то это здесь он расширил вселенские границы и рассказал нам о мире Хаоса (Хаос). Героям предстояло много путешествовать, разбираясь в мироустройстве Вселенной и восстанавливая баланс между Хаосом и Порядком. И эти путешествия были очень увлекательными! Не забывает автор и об отражениях этих миров. Другими словами, скучать от однообразия антуража точно не придется. Снова миры красочным калейдоскопом раскрывались перед читателями, а их описание иногда вызывало мурашки. Повествование наделено невероятно поэтичным слогом, достойным восхищения. Здесь так мастерски передавался милый взору уют и первозданная красота окружающей действительности, что мне не хотелось уходить с этих страниц. Приятно было с героями неторопливо прокатиться по сельской местности, вдыхая осенний воздух, любуясь сверкающей на влажных лугах росой и слушая пение птиц, улетающих к солнечным островам. Поэтому происходящие тревожные события воспринимались обычными жизненными неурядицами. Оптимизм и вера в лучшее здесь заполнили все пространство.

«Я стоял на пригорке над садом, восхищаясь видом расстилавшейся внизу осенней листвы. Ветер играл моим плащом. Дворец купался в густом полуденном свете. В воздухе стоял холодок. Стайка опавших листьев пронеслась подобно леммингам, мимо, и улетела, трепеща, за край тропы.»

Книги Корвина отлично иллюстрировали эпическое направление истории. Назвать эту часть цикла эпической сложно, хотя она и задевала проблемы, которые из сугубо межличностных плавно вырастали до вселенских масштабов. Тем не менее, книги Мерлина во всех смыслах слова «унаследовали» основные примечательные черты своих предшественников. По-прежнему поддерживалась сумасшедшая динамика событий, с крейсерской скоростью проносящихся перед глазами. Как автор умудрился сохранить ее и не испортить при этом ни один эпизод, остается только догадываться. Иногда казалось, что мое восприятие не успевало за изменением положения вещей истории. Некоторые моменты пришлось даже перечитывать, дабы понять смысл произошедшего. Другими словами, зевать здесь нельзя, да и особо некогда. Интерес усиливался в том числе и привнесенными маленькими элементами научной фантастики. А так же очень понравились отсылки к творчеству Кэрролла, которые на этот раз составляли антураж большого эпизода одной из книг. Много было неожиданных поворотов сюжета, особенно в финалах книг. Также «наследственность» от предыдущей пенталогии ярко выражалась в ироничной манере повествования, иногда подкрепленной абсолютно нелепыми сценам. Они вызывали улыбку и создавали веселое настроение.

«Рядом с нами, совершенно голый, если не считать повязки на глазу, стоял Джарт, улыбаясь и сияя от переполнявшей его пульсирующей энергии.

- Рад, что ты заскочил, брат. Жаль только, что не сможешь остаться.

- У тебя шнурок развязался, — произнес я, ибо ничего другого в голову не пришло.»

Эти книги осознавались легче, чем предыдущие. Возможно, уже был выработан некий «иммунитет» к огромному числу имен и лиц (многие из которых перекочевали из предыдущего пятикнижия) и понятна специфика мироустройства. Но автор не останавливается на достигнутом. Появляются новые персонажи, которые вместе с уже знакомыми выступают на второстепенных ролях. Не скрою, что буквально с первой страницы ждала явления героя, полюбившегося со времен первых книг. Мерлин тоже интересен, но скорее своими недостатками, чем достоинствами. В прикладной науке его умственные способности вызывают восхищение, а вот в житейских делах он выглядит абсолютным недотепой. Путь героя усеян трупами буквально с первой главы, но на любое предупреждение он смотрит сквозь пальцы. Самоуверенность и «юношеский» максимализм здесь сошлись в одном образе. Меня Мерлин не раздражал, а скорее умилял своим поведением. Однако, где скрывается мудрость, обитает разум и согласие он знать не знал. Его жизнь представляла собой бесконечный хоровод со зловещими, постоянно меняющими облик лицами. Особого «становления героя» я здесь не увидела, хотя и был небольшой личностный рост на фоне мук выбора жизненных приоритетов.

«Неожиданно у меня возникло такое ощущение, будто на некоей войне мне отстрелили способность к критическим суждениям. Я не мог сосредоточиться к аномалиям, которые наверняка здесь есть. Я знал, что запутался, но не видел выхода.»

Появились интересные женские персонажи, которые вслед за собой влекли сердечную линию сюжета. Однако автор не делал акцент на любовных взаимоотношениях и они оказались настолько мало воспетыми, что при поверхностном прочтении их можно было легко не заметить. Это вовсе не говорит о том, что герои бессердечны. Нет! Они любят, теряют, пребывают в поиске и стараются быть счастливыми. Но это вынесено за рамки основного сюжетного течения и представляло собой малозаметный фон. Все персонажи были интересны, но не до конца раскрыты. Я бы выделила среди них лишь двух героев, за взаимоотношением которых с удовольствием наблюдала. Представляя собой абсолютно разных личностей, один из них напоминал вечно доверчивого простака, другой — прожженного пройдоху. Этими образами автор наглядно показывал пример крепкой мужской дружбы, проверенной временем.

«Мы многим были друг другу обязаны; когда люди знают друг друга так долго, трудно вести счет долгами обидам.»

Несмотря на видимость клиффхенгера, развязка основной сюжетной линии была и она отлично украсила кульминацию. Поэтому финалом я осталась довольна. Что касается всего второстепенного, то впереди героев ждет много интересного, но нам об этом можно только догадываться. Думаю, что «Хроники Амбера» будут интересны не только любителям жанра фэнтези, но и всем, кто ценит по-настоящему качественную художественную литературу. Каждый сможет найти на страницах этого шедевра что-то свое. Ну а я, в свою очередь, не прощаюсь с прекрасным Амбером и буду надеяться, что когда-нибудь снова стану гостьей на его страницах.

«Амбер, бессмертный город, недосягаемая вершина для всего Истинного Мира, я никогда не смогу забыть тебя...»

Оценка: 10
–  [  5  ]  +

Роджер Желязны «Пятикнижие Корвина»

Iriya, 10 ноября 2019 г. 06:07

«Быть принцем Амбера — значит всегда быть гордым, бесконечно одиноким, не доверять никому.»

*

«Я, конечно, говорил, что собираюсь умереть в постели… но если точнее, я хочу, чтобы на эту постель наступил слон, когда глубокий старик я занимаюсь любовью.»

*

«Очень хотелось заорать «Нечестно!» — хотя я и знал, что Вселенная абсолютно не обязана придерживаться моих представлений о справедливости.»

*

Вот я и добралась до золотой классики жанра фэнтези — цикла «Хроники Амбера». Учитывая годы написания и противоречивые отзывы многих читателей, я не думала, что эти книги произведут на меня такое впечатление. Однако автор сумел меня во многом порадовать, и об этом мы сейчас поговорим. Свои впечатления от прочтения цикла я решила разделить на 2 части. Несложно догадаться, что сейчас речь пойдет о книгах Корвина — первом пятикнижии цикла, которое для меня воспринималось одной большой историей. Итак, завязка цикла проста как жизнь и легко укладывается в несложное математическое выражение: 1 трон + 9 престолонаследников = интересная коллизия. И все могло бы получиться также просто и банально, но автор создал поистине литературное чудо, которое неспроста стало источником вдохновения для многих талантливых людей искусства.

Удивление началось буквально с первых страниц. «Где принцы? Где Амбер? Что вообще происходит?» — таковы были мои мысли на первоначальном этапе чтения. Поэтому если вы, открыв книгу, испытываете приблизительно такие же эмоции, не делайте поспешных выводов. Лучше похвалите автора, который сумел придумать образ Вселенной со множеством параллельных миров, одним из которых является и наш с вами. Лишь позже я смогла понять, какой отличный ход в сюжете придумал Желязны. Благодаря ему, мы вместе с главным героем с начала первой книги не спеша разбираемся в мироустройстве цикла и постигаем тонкости внутрисемейных конфликтов Амберской семьи. Восхищает динамика происходящих событий, которые зачастую описаны без ненужных подробностей. Иногда казалось, что упустив хоть одно предложение, я рискую потерять важную ниточку истории. Огромное количество неожиданных сюжетных поворотов, а так же абсолютно открытые финалы каждой книги послужили причиной того, что оторваться от цикла было абсолютно невозможно (не дочитав до логического завершения хотя бы первого пятикнижия). Поэтому пять книг были прочитаны на одном дыхании.

Повествование ведется от первого лица, что в жанре фэнтези встречается не очень часто. Слог автора интересен. В диалогах он прост, лаконичен и приправлен неожиданной остротой фраз. Вместе с тем, описание происходящего, да и размышления главного героя были очень сладкоречивыми. Герой награжден чувством юмора с тонкой, но очень милой иронией, которая прослеживается во всех переводах. К сожалению, все пять прочитанных мною книг имели разных переводчиков, поэтому иногда наличествовало небольшое разногласие в понятиях, определениях и именах. Погружение во Вселенную происходило постепенно, небольшими яркими переходами, которые на уровне первой книги были очень неожиданными. Красноречие выражается не только в витиеватости фраз, ставших афоризмами, но и в описании антуража происходящего. Я восхищалась тем, как у автора получилось разукрасить все в такие яркие тона. Вместе с героем читатели будут мчаться в круговороте огней, вращаться и кувыркаться по световым лентам сквозь неосязаемые облака сияния, переливающегося всеми цветами радуги. Да и Амбер вместе со своим подводным и небесным отражениями будоражил воображение. Восхитительное зрелище! Хочу отметить, что не все книги вызвали упомянутый мной восторг. К примеру, первая книга показалась немного поверхностной. Мне не хватило глубины как в сюжетных линиях (много было размытых эпизодов), так и в описании психологических портретов героев. Восторг рос постепенно, и финальная книга первого пятикнижия оказалась, на мой взгляд, самой сильной. Я получила огромное наслаждение от лирических отступлений и философских размышлений в этой части цикла. Поэтому книга «Двор Хаоса» запечатлелась в памяти навсегда.

«Возможно, все это — не настоящее прошлое, а только образы прошлого, приходящие к нам потом, чтобы радовать нас или мучить, — к нам, людям и целым народам. Какая разница?...Если все окончится благополучно, как-нибудь я найду такую Тень, обязательно найду…Ничем не хуже моего Авалона…Я забыл…Подробности…Штрихи, детали, в которых вся жизнь…Запах каштанов…»

Если читать книги внимательно, то можно легко обнаружить на их страницах отсылки к произведениям Кэрролла, Шекспира, а так же к скандинавской и кельтской мифологии. Поэтому здесь мы встретили много волшебных существ, среди которые были не только ужасающие своим видом, но и ласкающие взор. Отдельный восторг у меня вызвала колода карт и необычное их использование в сюжетных хитросплетениях. Радует огромное количество ярких интриг. Сопоставляя свои симпатии к героям на уровне первой и пятой книги, приходилось недоуменно пожимать плечами. Герои удивляли, причем делали это очень неожиданно и неоднократно. Основными действующими лицами всего действа являются представители королевской семьи Амбера. Глава семейства Оберон постарался на славу (лично я насчитала у него 10 жен), и перед нами предстало просто немыслимое для запоминания количество персонажей. Поэтому, к слову сказать, без конспекта не обошлось. Все они были настолько разными и оттого еще более интересными. Несмотря на то, что основное внимание автор уделяет одному из них, многие персонажи своими поступками и образом мышления запоминаются надолго. Это относится и к женщинам, которые играли свою роль в истории, но где-то на втором плане.

Автор много иронизирует на тему любви, доверия и просто уважения в королевской роду. Было очень интересно наблюдать за межличностными отношениями в этой семье. Наглядно демонстрировалось, как сильно стремление к власти влияет на людей, что даже единокровные родственники становятся врагами, примирив которых способны только скорбная ноша и надгробный камень. Здесь плетутся хитроумные интриги с целью поставить в щекотливое положение, отправить в ссылку или искалечить противников в борьбе за корону. Холодная надменность и расчетливость, отвага и порывистая помпезность, мудрость и сдержанность, злоба и амбициозное бешенство, а так же изысканная ирония — все это несут нам семейные эпизоды. Однако герои преображаются и меняют отношение друг к другу, очень удивляя при этом читателей.

«Так внес я сэра Ланселота Озерного в Твердыню Ганелона, которому доверял как брату, иными словами, не доверял вообще.»

Финальные события во многие вопросы внесли ясность и в чем-то для меня оказались очень неожиданными. Принцы и принцессы Амберские вошли в новый важный этап истории своего семейства. Линия повествования Корвина дает начало другой, не менее интересной истории, которую мы узнаем уже в следующей части цикла. Под ля-минорный аккомпанемент любимых с детства «Зеленых рукавов» переносимся в пятикнижие Мерлина. Продолжение следует...

Оценка: 10
–  [  13  ]  +

Филип Дик «Мечтают ли андроиды об электроовцах?»

Iriya, 3 ноября 2019 г. 06:10

«Это непреложный мировой закон: вся Вселенная движется к конечному состоянию полной, абсолютной прохламленности.»

*

"<...>сострадание размывает грань между охотником и добычей, между победой и поражением.»

*

«Все, что кому-нибудь когда-нибудь пришло в голову, все соответствует истине.»

*

Земля, 2021 год. После ядерной войны планета буквально превратилась в радиационную пустыню. Все живое постепенно вымирает (если еще не вымерло) или эмигрирует на внеземные колонии, за что в качестве награды получает бесплатного слугу-андроида. Не все андроиды хотят быть слугами, и многие из них, переступая через закон, становятся беглецами на Землю. На них ведется неустанная охота профессионально обученными людьми, одним из которых является Рик Декард. Чем же все-таки отличаются андроиды от людей и могут ли они занимать достойное место в обществе? На этот вопрос герою и предстоит найти ответ.

*

Вот и случилось мое знакомство с творчеством еще одного именитого автора. И, надо сказать, прошло оно просто замечательно! Книга мне невероятно понравилась. Захватывающий сюжет с неожиданными поворотами, интересные персонажи и множество мыслей на важные темы — все это сделало ее очень многогранной. Думаю, что в каком-то роде ее можно назвать универсальной — здесь каждый читатель найдет для себя что-то привлекательное. Несмотря на объем, она читалась достаточно долго — очень плотный текст как по форме, так и по содержанию. Потрясающий слог автора вкупе с переводчиком создавали ощущение максимальной реалистичности. Со страниц убрана вся лишняя информация, оставив место лишь сути. Все было четко, лаконично и по существу, но при этом красноречиво до метафоричности. Некоторые фразы вызывали улыбку удивления своей неожиданной формулировкой, в которой совмещались несовместимые на первый взгляд вещи: «голод с жарой образовывали ядовитую смесь, похожую по вкусу на поражение» или «потрепал ее по бледному, как пасмурный рассвет, плечу». Настроение и внутреннее состояние героев автор передает не только через диалоги, но и посредством фоновых мыслей рассказчика.

«Они с Айран вошли в лифт и вместе вознеслись на несколько десятков метров ближе к Богу.»

Было удивительно, как на 300 страницах Дик умудрился раскрыть столько важных тем. Мне хотелось впитывать в себя каждую фразу и долго анализировать описанные им мысли/действия, умело скрытые под вуалью фантастики. Книга была написана в 1966 году (полвека назад!!!), но она никогда не утратит интереса со стороны читателей. Автор пишет о вопросах, которые не могут потерять своей актуальности, сколько бы поколений не сменило друг друга. Невольно задумываешься над тем, насколько многие вещи в мироздании закономерны и постоянны. Здесь машины уже покорили небеса, андроиды стали неотъемлемыми членами общества, а планета Земля превратилась в груду радиационный пыли. Но люди по-прежнему остались с вечными людскими проблемами. Одни — пребывают в депрессии от безделья, другие — уходят от реальности в псевдорелигию, третьи — испытывают душераздирающие угрызения совести на фоне переоценки жизненных ценностей. Но именно в этих людях и их трудностях — есть прелесть нашего, человеческого существования.

«Жизнь в том и состоит, чтобы идти против своей природы. Рано или поздно это приходится делать каждому живому существу. Это кромешная тьма, крах любого творения, проклятие любой работы, проклятие, иже питает всю жизнь.»

Мир Земли 2021 года (по версии автора) описан поверхностно. Но и этого было достаточно, чтобы понять всю трагичность когда-то случившегося и ныне происходящего. Не могу сказать, что погрузилась в книгу «с головой», хотя автор сделал все для этого. Возможно тому виной оказалось мое собственное нежелание — было не очень уютно читать про изуродованную планету и вымирающее население. Поэтому на все действо я старалась смотреть с позиции стороннего наблюдателя. Несмотря на мрачность антуража, в романе чувствуется оптимизм, иногда выраженный неожиданным юмором: «Что же это за мир такой, где андроид прямо из кожи вон лезет, навязывая свою помощь профессиональному охотнику на андроидов?»

Сам факт того, что по разным причинам на планете еще остались люди тоже несет веру в лучшее. Этот роман целиком и полностью посвящен таким смельчакам-патриотам (пусть даже вынужденным). Повествование состоит из двух сюжетных линий. Главная из них рассказывает нам об охотнике за андроидами и его успехах на профессиональном поприще. Этот образ автор лепит буквально на глазах читателей, преображая с каждой главой его внутренние убеждения до неузнаваемости. Сюжетная линия с охотой на андроидов не давала заскучать, являя собой основной двигатель истории. Мне также очень понравился герой, который относился ко второстепенному направлению. Он прокладывал в романе так называемую тему «маленького человека» и в этой книге играл свою роль. Образ этого человека попал мне в самое сердце. Сколько же в нем было неприкрытой душевности, ищущей возможности для реализации. Автор отлично перемешал персонажи, поэтому было много неожиданных моментов с немым вопросом: «Андроид или человек?» Позиция Дика ясна, но сама я иногда ловила себя на мысли, что андроиды тоже по-своему симпатичны, а в чем-то даже неожиданно человечны. Однако ключевой вопрос книги: «Мечтают ли андроиды об электроовцах?» повлек за собой лишь встречный вопрос: «А умеют ли андроиды мечтать вообще?» Увы... Иногда мне казалось, что люди романа сами превращаются в «живых» роботов, уже неспособных самостоятельно контролировать свой уровень эмоциональности и полностью зависимых от прибора-генератора.

Финал неоднозначен и в каком-то смысле оптимистичен. До тех пор пока люди не утратят свои человеческие качества, планета имеет возможность для существования. Наши герои знают вкус любви и ненависти, задумываются над вопросами личностного роста и способны к авантюрным поступкам, выходящим за рамки не только законопослушания, но и элементарной логики. Поэтому, на мой взгляд, еще не все потеряно. Перелистывая последнюю страницу, меня не покидало ощущение, что я не смогла понять всей полноты передаваемых автором мыслей. Поэтому книга должна быть прочитана мной как минимум еще раз. Обязательно продолжу знакомство с творчеством автора. Его проза интересна и по-своему гениальна. После прочтения романа, лейтмотивом в голове звучала тема одиночества. Она здесь сквозила из всех междустрочий и гнетущей волной тишины проникала во все уголки пространства. После таких книг всегда хочется возрадоваться тому, что нас окружают люди без микросхем в сердце. Жизнь не стоит на месте, и все может измениться. Но пусть как можно дольше продлится такое существование, где у каждого есть шанс найти живую родственную душу, которая бы разделила его, увы, неизбежное одиночество.

Оценка: 10
–  [  9  ]  +

Наталия Осояну «Невеста ветра»

Iriya, 30 октября 2019 г. 07:19

«Дом. Это такое место, куда ты всегда можешь вернуться, как бы далеко тебя ни забросила судьба.»

~

«Просто есть в мире вещи, которые не купишь за золото и не заставишь отдать под угрозой страшной смерти.»

~

«У каждого человека есть то, что он скрывает от других и иногда от себя самого...»

~

Много лет назад мир Десяти тысяч островов посетили пришельцы и, по странному стечению обстоятельств, не смогли его покинуть. Со временем наделенные сверхчеловеческими способностями чужаки становятся у власти, оттесняя в сторону обычных людей. Причина же, по которой магусы так и не сумели покинуть неродной мир, постепенно превратилась в тайну за семью печатями... Эта удивительная история начинается с того, что однажды молоденькую целительницу по имени Эсме судьба сводит с необычными людьми. Неожиданная встреча переворачивает всю ее жизнь, и под изумрудно-зелеными парусами она в компании весьма примечательных личностей вынуждена отправиться в невероятно опасное путешествие навстречу легендарным загадкам.

~

Эта книга покорила меня буквально с обложки — необычный корабль с изумрудными парусами, брызги непослушных волн и...название — «Невеста ветра». Все это завораживало! Восторг от картинки был лишь вершиной айсберга моих эмоций после прочтения этой книги.

Произведения на морскую тематику с самого детства являются моими любимыми книжными друзьями. Поэтому антураж романа околдовал меня с первых страниц. Образный, очень красноречивый слог автора сделал свое волшебное дело, и я из частично заснеженного сибирского города перенеслась во власть густого воздуха и бескрайнего моря. Я слышала шум ветра, всплеск волн, чувствовала соленый вкус воды на губах, погружаясь в фантастический мир приключений и грез. Обстановка происходящих в романе событий не утомляла своим однообразием. Мы видели милые взору города, пахнущие пряностями и рыбой (напоминающие Каперну Грина). На смену им пришла уютная каюта необычного корабля, а так же необъятные океанические просторы. И это было только началом! Вместе с героями нам предстояло посетить множество удивительных уголков красивого мира, поэтому в книге мне очень недоставало карты. Мир романа раскрывал свои особенности перед читателями постепенно. Здесь некоторые люди наделены уникальными способностями, тайна появления которых уходит глубоко в века. Морские просторы кишат смертоносными тварями, и случайно встреченный шторм — самая легкая из страшный напастей для моряков. Есть здесь и представители, покорившие воздушное пространство, огромные бирюзовые глаза которых надолго остались в моей памяти.

~

«Мы там, где звездный свет.

Мы там, где неба нет,

А есть лишь отраженье моря.

Взмывая к облакам,

Доверясь парусам,

Мы выбираем путь, не зная горя!»

~

Книга разделена на три части, каждая из которых ведет общую линию повествования, но вращается вокруг отдельно взятого персонажа. Сюжетная композиция украшена небольшими главами-интерлюдиями с очень лирическим названием «Шум моря». Они являлись связующими звеньями между главными частями и отлично интриговали своим содержанием. Повествование ведется от третьего лица со ссылками на размышления и чувства героев. Несмотря на очень подробные описания происходящего, провисания в динамике не наблюдалось. События проносились перед глазами со скоростью стремительного полета. Линейность сюжета прерывалась многочисленными флэшбеками, за счет которых картина происходящего становилась более понятной. Автор очень умело переплела временные нити, поэтому никакого мельтешения между эпизодами не происходило. Могу сказать, что события давно минувших дней захватывали меня не меньше, чем основные.

~

«В бездонной глубине,

В прозрачной вышине

На крыльях серых птиц летают наши души.

Я не вернусь домой,

Ведь я обрел покой

Там, где шумят ветра, вдали от суши…»

~

Персонажи этой истории — моя отдельная любовь. Потрясающий капитан — мальчик/юноша/мужчина, рожденный настоящим назло прошлому. Он оказался решительным и бесстрашным человеком с огненным сердцем и живой душой. Герой легко влюблял в себя читателей озорным взглядом разноцветных глаз, а своей неповторимой улыбкой напоминал мне Грэя из «Алых парусов». Потрясающая девушка-целительница поражала своим неземным самопожертвованием. Ее красота была не приторная, а душа необъятная, как необъятны просторы омывающего этот мир океана. Другие действующие лица тоже были прекрасны и своими проникновенными историями жизни попадали в самое сердце: «Помоги мне, Белокрылая…» До мурашек! Я осталась в восторге даже от отъявленных гадов, которые по-своему восхищали.

Спешу выразить огромную благодарность автору за придуманные ею образы необычных кораблей. Хочу сразу оговориться, что «живые» корабли Н.Осояну не имеют ничего общего с наиболее известными «живыми» кораблями Р.Хобб (которые я тоже обожаю). Они настолько разные, что если бы в аннотации не фигурировало слово «живые», я бы вообще не проводила никакой аналогии. Здесь они даже называются по-другому, а вот как, я не скажу — это маленький спойлер. Некоторые эпизоды с кораблями были настолько чудесными, что улыбка умиления не сходила у меня с лица. Так же очень понравилась идея автора создать эзотерическую связь между героями, поместив большинство из них под единый эгрегор с именем Невеста ветра. На фоне этого очень отчетливо прослеживается задетая в романе тема великой дружбы. Той дружбы, которую можно назвать целостной, когда один способен чувствовать другого на расстоянии и не различать, где заканчивается его боль и начинается боль друга. Дружбы, которая никогда не будет омрачена тлетворным предательством, потому что ее основа — единение душ. Именно такую дружбу я встретила на страницах этой книги. И она была прекрасна...

На уровне этой части трилогии история выглядит прекрасной сказкой. Однако финал подбрасывает много новой информации, благодаря чему несложно догадаться, что роман постепенно превратится в эпическое произведение. Пока герои находятся лишь в начале своего непростого пути, и впереди у них еще множество испытаний. Могу с уверенностью сказать, что мир Десяти тысяч островов — один из немногих книжных миров, который я не хотела покидать. Глубокий смысловой посыл, интересный антураж и междустрочные отсылки к любимой мною музыке — все это сделало цикл «Дети великого шторма»  невероятно мне близким. Поэтому со словами песен группы «Мельница» на устах, жду следующую книгу цикла под названием «Звездный огонь». Продолжение следует...

~

«Я список кораблей не раз перечитал,

По верфям и портам не раз меня влекло,

Ведь вся моя любовь — расплавленный металл —

Она в воде морской застыла, как стекло.» (с)

«Список кораблей»

Оценка: 10
–  [  7  ]  +

Джосайя Бэнкрофт «Рука Сфинкса»

Iriya, 28 октября 2019 г. 19:32

«Миф — это история о том, чего мы не понимаем в самих себе.»

*

»...движение, как и весь прогресс, как и ход времени, представляет собой иллюзию. Жизнь — это многократно повторенная неподвижность.»

*

«Достоинство — вещь совершенно эфемерная, подобная пыльце с крыла бабочки. После того как она осыпалась, вернуть ее на место невозможно.»

*

Продолжаем путешествие по необычному миру вместе с героями цикла «Вавилонские книги». Несколько уровней восхождения по Башне осталось у нас в предыдущей книге, и казалось бы, впереди следующий круг со своими тайнами и задачами. Однако автор взрывает ожидаемую банальность математической последовательности путешествия и начинает расширять пространственные границы сюжета в другом направлении. Параллельно с раскрытием загадок легендарного строения мы будем покорять воздушные просторы, окутывающие Башню. Бескрайнее пространство, пропитанное ветром, воздухом и туманом, прекрасно дополнялось тесным лесом, давящие деревья которого были бледные как грибы, а извилистые дорожки пятнали заросли светящегося мха. В общем, фантазия автора снова на высоте. Так же порадовали придуманные им необычные стимпанковские атрибуты жизни Башни. Использование паровых двигателей в этом мире достигло высочайшего уровня развития и применялось в разных областях науки.

Хочу так же отметить, что в романе по-прежнему наличествует очень образный и красочный слог. Он делал атмосферу происходящего максимально реалистичной. Были потрясающие сцены, напоминающие сказки для малышей. На смену им неожиданно приходили шокирующие эпизоды, от которых тошнота подходила к горлу, и в жилах стыла кровь (моя арахнофобия снова дала о себе знать). Радует и динамика событий, которая на фоне предыдущей книги заметно увеличилась. Здесь не было ни одной праздной главы, в которой бы автор снижал темпы нарастающего тематического напряжения. Снова интересная приключенческая идея отлично сочеталась с психологическим подтекстом и философскими мыслями. Отдельное спасибо автору за цитаты из различных источников, которые встречали нас эпиграфами в начале каждой главы. Не обошлось здесь и без юмора, который для меня всегда был неожиданным.  

»- Он был плохим капитаном...

- А птица из него вышла еще хуже...»

Финальная часть предыдущей книги дала прекрасное направление на увеличение количества главных действующих лиц. Если раньше мы только слышали про лидерские таланты учителя (директора школы) Томаса Сенлина, то здесь нам предстояло наглядно увидеть и оценить их в деле. На этот раз главный герой кувыркался в бесконечном потоке всевозможных неприятностей не в одиночку, а в сопровождении потрясающей команды, состоящей из ярких индивидуальностей. Женщина-воин, девушка-акробат, бесстрашная амазонка, юноша-механик и он — долговязый мужчина, оставивший в прошлом жизнь искреннего учителя, занудного гостя вечеринок и неуклюжего мужа. Все они боролись за свободу и воевали друг за друга, черпали мужество в верности и назло всем олицетворяли прекрасный пример крепкой дружбы в совершенно разношерстном коллективе:  

»- У тебя нет друзей...

- Все мои друзья так говорят...»

Я очень люблю, когда в книгах присутствуют женские персонажи, которые привлекают читателей продуманными и грамотными поступками. В этом плане книга меня порадовала. Идеей фикс в голове нашего героя по-прежнему обитает все то же непреодолимое желание найти свою потерянную женщину, которая уже даже не маячит на горизонте. Поэтому очень хочу, чтобы в финале цикла автор удивил меня исходом любовного посыла этого произведения. Пусть хотя бы на страницах книг восторжествует справедливость, и счастье получат те, кто за него сражался, балансируя между жизнью и смертью. Второстепенные действующие лица оказались тоже весьма интересными, если не сказать удивительными. Их появление не только изменило курс развития сюжета, но и во-многом скрасило финальные страницы книги.    

Заключительная часть приоткрыла туманную завесу многих тайн Вавилонской Башни, и, как обычно это бывает, вопросов относительно происходящего стало еще больше. Финал снова открыт, что неудивительно, ведь впереди еще две книги цикла. Перед героями появились новые горизонты, новые задачи и новые чувства. Им всем еще только предстоит сыграть свою роль в этой истории. Это будет интересным испытанием для них, потому что действовать придется не кулаками, а сердцем. С нетерпением буду ждать следующую книгу под названием «The Hod King», которая, надеюсь, уже не за горами. Продолжение следует...

Оценка: 10
⇑ Наверх