FantLab ru

Г. Ф. Лавкрафт «Хребты безумия»

Хребты безумия

At the Mountains of Madness

Другие названия: Хребты Безумия

Роман, год; цикл «Мифы Ктулху»

Перевод на русский: В. Бернацкая (Хребты безумия), 1995 — 25 изд.
О. Мичковский (Хребты Безумия), 2001 — 1 изд.
Л. Брилова (Хребты Безумия), 2010 — 7 изд.

Жанровый классификатор:

Всего проголосовало: 119

 Рейтинг
Средняя оценка:8.33
Голосов:1573
Моя оценка:
-
подробнее

Аннотация:


«Хребты безумия» написаны в документальной манере повествования, постепенно привыкая к которой, становишься свидетелем особой реальности описываемых событий. Полярная экспедиция сталкивается с запредельным ужасом древних веков. Лучшее кошмарно-прекрасно-завораживающее описание в творчестве Лавкрафта запечатлено именно в этом произведении. Это описание заброшенного ледяного города «древних», уводящего в недра земли.

Входит в:

— сборник «The Outsider and Others», 1939 г.

— антологию «Загадка Артура Гордона Пима», 2006 г.

— антологию «Foundations of Fear», 1992 г.

— журнал «Astounding Stories, February 1936», 1936 г.

— журнал «Astounding Stories, March 1936», 1936 г.

— журнал «Astounding Stories, April 1936», 1936 г.

— антологию «Strange Ports of Call», 1948 г.

— сборник «At the Mountains of Madness and Other Novels», 1964 г.


Экранизации:

«Хребты безумия» / «Le Montagne Della Follia» 2009, Италия, реж: Michele Botticelli



Похожие произведения:

 

 


Хребты безумия
1995 г.
Шепчущий во тьме
2000 г.
Тень из безвременья
2001 г.
Хребты Безумия
2001 г.
Скиталец тьмы
2004 г.
Хребты Безумия
2004 г.
По ту сторону сна
2005 г.
Тварь на пороге
2005 г.
Хребты Безумия
2005 г.
Загадка Артура Гордона Пима
2006 г.
Пробуждение Ктулху
2006 г.
Хребты безумия
2006 г.
Гипнос
2007 г.
Хребты безумия
2007 г.
Хребты безумия
2007 г.
Зов Ктулху
2008 г.
Зов Ктулху
2009 г.
Говард Филлипс Лавкрафт. Малое собрание сочинений
2010 г.
Хребты безумия
2010 г.
Хребты Безумия
2010 г.
Зов Ктулху
2012 г.
Хребты безумия
2012 г.
Говард Филлипс Лавкрафт. Малое собрание сочинений
2014 г.
Зов Ктулху
2014 г.
Хребты Безумия
2014 г.
Хребты Безумия
2014 г.
Зов Ктулху
2015 г.
Зов Ктулху. Хребты Безумия. Мгла над Инсмутом. Повести. Рассказы
2015 г.
Зов Ктулху
2016 г.
Хребты безумия
2016 г.
Миры Артура Гордона Пима
2017 г.
Ктулху
2017 г.

Аудиокниги:

Хребты безумия. Герберт Уэст — воскреситель мертвых
2006 г.
Хребты Безумия
2008 г.
Сборник рассказов 2. Хребты Безумия
2013 г.

Издания на иностранных языках:

Astounding Stories, February 1936
1936 г.
(английский)
Astounding Stories, March 1936
1936 г.
(английский)
Astounding Stories, April 1936
1936 г.
(английский)
The Outsider and Others
1939 г.
(английский)
Strange Ports of Call
1948 г.
(английский)
At the Mountains of Madness and Other Novels
1964 г.
(английский)
At the Mountains of Madness and Other Novels
1968 г.
(английский)
At the Mountains of Madness and Other Novels
1985 г.
(английский)
At the Mountains of Madness and Other Novels
1985 г.
(английский)
Omnibus 1: At the Mountains of Madness
1987 г.
(английский)
W górach szaleństwa
1990 г.
(польский)
Foundations of Fear
1992 г.
(английский)
 Les montagnes hallucinées suivi de Dans l'abîme du temps
1996 г.
(французский)
The Annotated H. P. Lovecraft
1997 г.
(английский)
H. P. Lovecraft: Tales
2005 г.
(английский)
The Whisperer in Darkness
2007 г.
(английский)



 

Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  56  ]  +

Ссылка на сообщение , 13 февраля 2009 г.

В данный момент я хочу написать рецензию, но я должен предупредить насколько это будет страшно. Вывод моей рецензии может пошатнуть настроение некоторых людей, ведь эти некоторые люди могут расстроиться, потому что их отношение к прочитанному совершенно иное. Трудно описать что я увидел в поле комментариев, когда писал этот комментарий, я такого не видел никогда в жизни, это что-то неземное — я смотрю на поле для текста, а там добавляются мои мысли, хотя я всего лишь нажимаю кнопки на пластиковой доске. Это было действительно страшно, увидеть такое, очень страшно.

Это не все, что препятствовало мне раскрытию сути моей рецензии, были другие страшные и необъяснимые вещи. Необъяснимое желание написать спойлер, без тэга спойлера. Хотя может это потому, что даже перепечатывая целые абзацы я все равно не раскрою сюжета, ведь он там стоит на месте. Так вот, пролетая на самолете над горами, он увидел нечто очень странное, необъяснимое. Он продрог от страха и холода, увидев это. Страшно представить что он увидел, да и описать невозможно. Ну нет, дальше писать не буду.

Мысли запутались от страха, но я все же пишу и подхожу все ближе и ближе к раскрытию сути, ведь то что я хочу написать может быть действительно страшно. Особо страшно осознавать, неотвратимость того, что я напишу. Итак, я уже вплотную подошел к сути, и сейчас... нет, что это... невероятно... а, нет показалось

Надеюсь намек понятен)

Оценка: 2
–  [  34  ]  +

Ссылка на сообщение , 29 апреля 2010 г.

Есть старая идея – вся история мира движется циклично, повторы без конца и начала, есть идея и поновее – вся история стремится к какому-то замечательному концу: возвращению Иисуса, приходу Мошеха, ну или просто – к коммунизму. И есть еще одна идея – в конце просто вылезет Ктулху и наконец-то «зохаваит всех», прелесть этого мифа в том, что у него один создатель, который вообще во все это не верил.

Лавкрафт заложил основы собственной мифологии и основы специфического поджанра, так называемого «сверхъестественного ужаса». И Лавкрафт конечно не писал хороры, не писал «ужасы» в их современном значении. Ужас для него – это весьма специфический гносеологический феномен, только с его помощью человек способен хоть немного почувствовать всю офигенную величину, чуждость мироздания и ничтожество человека, ужас – как единственный способ принять то, что человек копошится и считает себя круче всех, а любое мельчайшее подергивание космических феноменов может его изничтожить и даже не заметить. «Лавкрафтовские ужасы» весьма специфический жанр, они не пугают, потому что пугать то и не собираются, ужас тут – это причудливый способ понять, что человек просто случайность, может просто игрушка и закуска. На мой взгляд, лучшим и самым подробным произведением из этой «мифологии ужаса» и будут «Хребты безумия».

В этих «Хребтах» Лавкрафт наконец-то добился просто поразительного стиля. Вообще-то его стиль не самого первого сорта – слишком тяжеловесный, слишком много повторов и неуклюжестей. Но он очень тонко подбирает вышедшие из употребления, просто старомодные слова, архаичные обороты (они уже были такими в его время, а сейчас смотрятся еще интересней, к сожалению, это не так заметно в переводах) и как-то ухитряется гармонично объединить это с самым актуальным научным сленгом – этим он добивается странного эффекта: «мистичность» и научная точность. Особым боком это поворачивается когда Лавкрафт изображает, например, Старцев – совершенно дурацкие, просто по самое «немогу» фантастические создания описаны серьезно, скрупулезно, с толком, языком биолога описывающего новооткрытый вид. Или когда суховатые упоминания всех этих геологических эпох и форм жизни в них сменяются непонятными, «мистическими» переживаниями участников экспедиции – как изящно Лавкрафт сталкивает уже познанное и тщательно распределенное по полочкам с тем, что вообще фиг поймешь!

Лавкрафт, конечно, мастер описывать архитектуру и в «Хребтах» он развернулся по полной: строения Старцев воссозданы подробно и с каким-то «ужасным восторгом», немного раздражает то, что он постоянно ссылается на то, что человек не в силах этого полностью описать из-за совершенно другой геометрии, но тут так – а кто из нас способен понять, в общем-то, несложную геометрию Лобачевского? Очень изящно использован прием так сказать «каскада информации» – Старцы ужасны свое инаковостью и величием, шогготы ещё непонятней и ужасней, а то, что стоит за ними вообще ужасно и непонятно, а уж та самая гора – та вообще пипец полный. Само по себе это выглядит так себе, но Лавкрафт ухитряется очень точно дозировать информацию и намеки, и это круто.

Очень хорошо, ни грамма не страшно.

Оценка: 9
–  [  22  ]  +

Ссылка на сообщение , 2 июня 2013 г.

Первая половина XX века закрашивала последние белые пятна на карте Земли. Пока последние колумбы и магелланы штурмовали последнюю terra incognita — белый континент, Лавкрафт открывал собственную Антарктиду — священную страну древнейшей расы Старцев, прибывших сюда из глубин космоса. Миллиард лет назад они необратимо изменили историю Земли: как тем, что запустили процессы, приведшие к появлению и развитию жизни, так и тем, что привели на неприметную планетку космический ужас: чудовищных врагов и богов, столь древних, что Вселенная юна по сравнению с ними. В этой повести мы мельком слышим имена некоторых из них: Йог-Сотота, Ктулху, Цатоггуа. Также мы узнаём, что именно в Антарктиде за горами «выше Гималаев» лежит кошмарное плато Ленг, чьи омерзительные обитатели, однако, пуще всего боятся других гор на западе, осененных умопомрачительным ужасом, скрывающимся за наименованием Кадат. Поиски Кадата, как известно, станут основой другого рассказа Лавкрафта.

Как следует относиться к «Хребтам Безумия» в частности и лавкрафтианскому ужасу вообще? Меня умиляют частые отзывы: мол, не страшно. Наверное, это чертовски приятно для самолюбия сказать признанному классику хоррора: а мне не страшно! И «не писатель ты, а говно», если воспользоваться словами Д. Хармса. Увы, это лишь свидетельствует о совершенном непонимании сути творчества Лавкрафта, которое прискорбно не исправляется даже внимательным чтением. А суть эта в том, что ужас Лавкрафта абсолютно интеллектуален. Он призван воздействовать не эмоционально, давить не впечатлениями, подогревать не страсти. Мы привыкли, что именно чувства обычно противопоставляют разуму, однако иррациональность лавкрафтианского ужаса крайне далека от эмоциональной сферы. Её источник — крайние пределы самого разума, ее цель — разум и только разум, ее метод — порождать не впечатления, а размышления. Конечно, поскольку Лавкрафт все же пишет художественную прозу, он пользуется ее приемами, вполне умело нагнетает атмосферу, но главный эффект достигается именно сухой, документальной, безжалостной логикой размышлений.

В качестве примера приведу описанную в повести расу Старцев. Что они из себя представляют, дано совершенно рационально, просто, в телеграфном стиле. Ну, жили очень давно, ну, владели невероятной мощью, но ведь так же, как люди, строили, познавали, торговали. Ужас в другом — они существуют уже БОЛЬШЕ МИЛЛИАРДА лет! (насколько больше — неизвестно, ведь они откуда-то прилетели на Землю). По сравнению с ними люди, которым от силы 2,5 миллиона лет, а цивилизационно и того меньше — сущие младенцы. К тому же Старцы, в отличие от людей, практически вечны индивидуально. КАК должен мыслить организм возрастом миллиард лет? КАКИЕ у него могут быть приоритеты, ценности, мечтания? Очевидно одно — совершенно другие, чем мы можем себе представить. Абсолютно, тотально, непостижимо иные. Нам нельзя их оценивать ни как добро, ни как даже зло, потому что и этим категориям, скорее всего, не прожить миллиард лет, радикально не изменившись. Любое зло принадлежит нашему, человеческому миру, УЗНАВАЕМО как зло, может быть как-то преодолено, но только не запредельный ужас Лавкрафта. Таким образом, его традиционные эпитеты «чудовищный, кошмарный, ужасный» отсылают не к визуальному восприятию чего-то зловещего и ужасного на вид, а именно к рациональному страху перед тем, что превосходит любые возможности и пределы разума, что бы он сам о своей бесконечности ни думал.

Очевидно, такой ужас требует от читателя активного шевеления мозгами. Позыв: «Сделайте мне страшно!», который произносят обычно, удобно усаживаясь перед телевизором, здесь не канает. Лавкрафт, словно летописец, фиксирует лишь фактический материал; читатель-историк должен сам с помощью рацио усмотреть в нем соответствующие схемы. Увидеть — и ужаснуться. Потому что эти схемы всегда будут превосходить всякое рацио, подавлять, уничтожать его. Разве это не страшно — оказаться в мире, где дают сбой не чувства (они и так ненадежны), а разум — основа того, что является человеком? Не случайно любимейшим «ужасным» эпитетом Лавкрафта явлется слово «бесформенный» (бесформенны шогготы, Цатоггуа, Азатот и проч). Казалось бы, как может напугать что-то, что не имеет формы, а, следовательно, непредставимо визуально? Но если вспомнить, что со времен Аристотеля форма является той рациональной категорией, которая дает всему существовать так, как оно существует, то есть вносит в мир порядок, логику, понимание, то легко осознать, что бесформенное — это то же самое иррациональное, запредельное разуму, неподвластное прежде всего ему. Надеюсь, сказанного достаточно, чтобы правильно оценить как название «Хребтов Безумия», так и их трансцендентальный ужас...

P.S. Пара слов о переводах повести. У меня имеются два из трех русских переводов: Бриловой и Бернацкой. Оба примерно равноценны, на четверочку по 5-балльной шкале, оба имеют удачные и откровенно неудачные пассажи, так что читать — в первый раз — можно любой, а для сравнения лучше иметь оба.

Оценка: 10
–  [  18  ]  +

Ссылка на сообщение , 9 февраля 2016 г.

Чтобы восторгаться Лавкрафтом, надо быть его поклонником, и читать все его произведения. Я таковым не являюсь. До этого, я читал несколько его рассказов, достаточно страшных и интересных.

Но «Хребты Безумия?». Мне сложно оценить эту книгу. По отзывам, это чуть ли не самая страшная книга всех времён и народов, классика хоррора. Ну что в ней такого страшного? Пишут, что мастерски нагнетается атмосфера ужаса, происходит это из-за стилистического своеобразия Лавкрафта. А по моему, стиль писателя вообще примитивен. Читать нудно и неинтересно. Стилизовано под документалистику, но сходу видно, что в науке автор полный дилетант. Столько технических и научных глупостей, что извиняет Лавкрафта то, что писал он в 30 годы XX века.

Нет сама идея романа интересная, хотя и не оригинальная. Аналогичные сюжеты есть у Конан Дойля в «Марракотовой бездне», «Последний человек из Атлантиды» Беляева, у А . Толстого в «Аэлите».

Но реализация романа отвратительная. Это не книга, а схема, план к роману. Из книги можно было сделать великолепный роман ужасов , если сделать яркими краски, добавить образы, детали. А то в книге нет ни одного диалога, герои- схема человека.

Ну и конечно, рассмешило меня, как за несколько часов, по барельефам, два героя полностью составили картину миллиона лет существования Земли, нескольких цивилизаций, их развития и краха.

Современные ученые десятками лет пытаются воссоздать древние цивилизации, научные институты не могут за много лет расшифровать древние языки, лишь строят догадки. А тут два человека- геолог и ещё неизвестно кто, за пару часов раскрывают тайны внеземных, негуманоидных расс.

Мой вывод такой: идея романа интересна и достаточно оригинальна, а реализация её слабая и недоработанная.

Оценка: 4
–  [  17  ]  +

Ссылка на сообщение , 15 мая 2009 г.

Длинная повесть «Хребты безумия» давно устарела как научно-фантастическое произведение, но вечно жива как «миф Ктулху». Когда мы говорим о Лавкрафте, обычная система оценок не действует. В его творчестве есть своя магия, хотя порой совершенно непонятно, почему оно так привлекает.

Конечно, невозможно закрыть глаза на многочисленные недостатки повести. Да, ни на секунду не бывает страшно (а почему, собственно, должно быть? Лавкрафт не писал хоррор).

Да, весьма сомнительный и лишний реверанс Эдгару По. Этому я не смогла найти оправдание, но раз любил Лавкрафт По и Рериха, остается только восхититься его хорошим вкусом.

Да, герои ведут себя нелогично, врываясь туда, куда сами настойчиво отговаривают приближаться. Но стоит учитывать, что они не простые люди, а фанатичные исследователи, сумевшие по чуждым их культуре барельефам рассказать историю целой цивилизации. По-моему, очень важно помнить, кого избрал Лавкрафт главными героями. Людей, которые в страхе смогли признать Древних: «Ученые до последнего – что они сделали такого, чего бы мы не сделали на их месте? Боже, какой интеллект и настойчивость!.. (…) кем они ни были, они были людьми!». Эта фраза, наверное, самое сильное место повести.

Большую убедительность многим произведениям Лавкрафта придаёт манера повествования: документальная и чрезвычайно отстраненная. Отсюда и отсутствие эмоциональности, монотонность, но и – непередаваемое ощущение реальности происходящего. Лавкрафт умело использовал этот прием, который и поныне помогает ваять лучшие ужасы.

Оценка: 8
–  [  17  ]  +

Ссылка на сообщение , 12 июня 2008 г.

А мне не понравилось. У Геймана, которого почти всего прочитал, было несколько отсылов к Лавкрафту, и я захотел ознакомиться с творчеством последнего. Выбрал произведение с высоким рейтингом и был весьма разочарован.

Во-первых, постоянные повторения (например, «Все вокруг напоминало странные и тревожные азиатские пейзажи Николая Рериха...», «Невольно вспоминаешь картины Рериха...», «...руинами первобытных храмов в горах Азии, которые так таинственно и странно смотрятся на полотнах Рериха», «В нездешнем виде этого континента с его загадочными горами было нечто рериховское», «...усиливая сходство с изображенными на картинах Рериха руинами в горах Азии», «...в очередной раз вспоминали загадочные картины Николая Рериха из его азиатской серии», «вновь напомнили нам о таинственных азиатских полотнах Николая Рериха»).

Во-вторых, неубедительные попытки нагнать страху какими-то намеками, особенно в самом конце («Иногда с его губ срываются бессвязные, лишенные смысла словосочетания вроде: «черная бездна», «резные края», «протошогготы», «пятимерные, наглухо закрытые конструкции», «мерзкий цилиндр», «древний Фарос»...»). На мой взгляд, просто какая-то белиберда.

В-третьих, главные герои очень туго соображают — несколько раз все уже очевидно за несколько страниц до того, как они наконец по сюжету признают некоторый факт. Зато каким-то неправдоподобным образом им удается читать многотысячелетнюю историю Старцев по барельефам как по писаному.

P. S. Не согласен с CONSUL. Научная фантастика — это Жюль Верн. :)

Оценка: 4
–  [  16  ]  +

Ссылка на сообщение , 23 октября 2009 г.

Итак, Мискатоникский университет снаряжает экспедицию для исследования Антарктики. Начало повести очень похоже на романы Арсеньева. Тщательно спланированная и богато оснащенная экспедиция для изучения такого малоизвестного района земного шара, каким во время написания повести была Антарктида. На удивление подробное описание оснащения экспедиции. Лавкрафт, в не свойственной ему манере, обстоятельно рассказывает о подготовке экспедиции, например, о тонкостях бурового механизма. Экспедиция отплывает на двух кораблях, имея на борту все что, только может пожелать ученый-исследователь, включая несколько современнейших самолетов. Но стоит экспедиции приступить к исследованиям, как автор плавно съезжает в свою излюбленную колею. Читателя ждет очередная порция запредельного ужаса, от которого немногие выжившие повредятся в рассудке.

Мне повесть понравилась. Хотя конечно есть кое-какие моменты, на которые не мог не обратить внимания. Во-первых, автор приделал своим Старцам совершенно необязательные для их облика крылышки, похоже, исключительно для того, чтобы увязать образ Старцев с мифическими белыми птицами из финала «Приключений Артура Гордона Пима» Эдгара По. Во-вторых, не выдерживают никакой критики слова Лавкрафта о том, что Старцы на этих своих крылышках летают в космосе. Показалось занятным то, что шоггота, преследующего убегающих героев в подземных туннелях, автор сравнил с составом метро. Что дало повод ему вложить в уста помешавшегося героя фразу, в которой тот перечисляет станции подземки между Бостоном и Кембриджем. Вот такой вот нехитрый постмодернизм.

Также, в очередной раз, читатель узнает суровую правду.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Никакие мы не хозяева мира и венцы эволюции. А всего лишь побочный результат экспериментов Старцев по выведению новой породы домашнего скота в качестве домашних любимцев и источника вкусного мяса.

Показалось занятным то, как Лавкрафт постепенно подводит читателя к решающей рокировке. Казалось бы, степень страшного достигла своего предела — раса Старцев кажется безумным кошмаром. Но внезапно герои узнают, что есть еще более ужасная сущность — мерзкие и опасные шогготы, на фоне которых Старцы кажутся, чуть ли не братьями по разуму. Тут интересен прием, которым пользуется Лавкрафт — сравнивание стилей барельефов, на основе которого герои узнают о существовании шогготов и превращении их в страшную угрозу всему живому, включая Старцев. Правда, несколько выбешивает постоянное повторение слов «декадентский» и «упадочнический».

Хотя, нарисованная Лавкрафтом грандиозная картина — руин городов Старцев и долгой истории их освоения Земли задолго до появления нашей цивилизации, не может не впечатлить. Так что, несмотря на свое старческое брюзжание — мне повесть понравилась. Глубоко впечатлен фантазией и визионерством автора.

Оценка: 9
–  [  15  ]  +

Ссылка на сообщение , 5 февраля 2009 г.

Слабо. Во-первых, как книгу, проливающую свет на «Приключений Артура Гордона Пима» воспринимать «Хребты безумия» совершенно нельзя. Короткое упоминание и черезчур надуманная связь — зачем это понадобилось Лавкрафту непонятно абсолютно. Во-вторых описание самих событий полностью притянуто за уши. Поведение главных героев опять не поддается логике. Каждый абзац они признаются, что им жутко страшно, оправдываются, что поступают они не логично и безрассудно, но все равно прут вперёд, делая всё чтобы умереть. Далее меня взбесило, что перед каждым описанием чего то увиденного идет описание того, насколько это будет страшно, насколько морально пошатнулось сознание участников событий, как им стало тяжело и т.д. и т.п. — и так каждый раз. А на деле — увиденное, по прочтении, не вызывает ни малейшего страха, скорее оно просто странно. В итоге, к примеру, описание прохода в скале разворачивается на пять страниц лишнего и пустого текста; такими пассажами занята половина произведения, в итоге чтение очень вязкое и через силу. Эмоции Лавкрафт так передать и не смог, вместо этого перегрузил читателя бесполезными отступлениями...

P.S. ну и на фоне известных фактов в целом произведение воспринимается как альтернативная история, по-большому счету не такая уж и интересная. Хотя, безусловно, в сороковых годах воспринималась мощно.

Оценка: 3
–  [  13  ]  +

Ссылка на сообщение , 20 июля 2016 г.

Второе прочтенное мной у Лавкрафта произведение. Первым был конкретно понравившийся мне рассказ «Цвет из иных миров», предварявший сборник. От первого в сборнике я перешёл сразу к последнему, так как именно из-за отсылки на него у Эдгара По перешёл к чтению Лавкрафта. Так что ожидания были самые радужные, тем более, что произведение имеет достаточно высокий рейтинг, много положительных отзывов, где даже называется шедевром занимающим свое место в мировой литературе, к тому же имеющим какое-то отношение к Ктулху, о котором я пока больше слышал, чем разбираюсь, что это такое. И началом я разочарован не был. Оно было интригующим в духе «The Thing»: научно-исследовательская экспедиция в вечной антарктической мерзлоте откапывает это «Нечто»...

Но далее начинается целый ряд вопросов, которые существенно портят впечатление. Начиная уже с того, какое это отношение имеет к Приключениям Пима, кроме нескольких упоминаний о нём? — больше никакой связи кроме крика «таке-ли» нет. Многократное упоминание картин Рериха из той же оперы, так как при постоянных о них упоминаниях подспудно ожидаешь, что его тоже как-то должны привязать к сюжету — должен же он тогда неверно был их видеть, раз рисовал, или как? Да и само название и произведения и гор — Хребты Безумия — почему рассказчик с самого начала повествования их так зовет? Ведь сначала у них была успешная экспедиция с достойными результатами, но только нашли горы, сразу нарекли их безумными. Наверно изначально им должны были дать какое-то другое название и лишь потом можно было упомянуть то «безумие», которое они якобы в себе таили.

А в чем собственно безумие, в чем тот безудержный страх и ужас, который добрую половину произведения пытается внушить автор? Ну нашли древний город и сразу он у них вызвал запредельный ужас, судя по эпитетам — должны были едва самолет не уронить. По-моему изначально находка должна пробудить интерес, тягу к открытиям, это же находка переворачивающая всю человеческую историю! Одно значение подобного открытия уже нивелирует все скелеты которые там могут храниться. Исследование египетских пирамид тоже было сопряжено с реальным риском вызвать к жизни древний мор и кое-кто даже болел и умирал, но не смотря на это, тяга к открытиям гнала туда все новых и новых исследователей, расхитителей и толпы туристов. А тут находка такого колоссального масштаба — руины цивилизации более древней чем динозавры, цивилизации инопланетной, цивилизации имеющей непосредственное отношение к появлению человека на планете, но не вздумайте туда ходить и ничего исследовать, ибо там так страшно...

А что страшно то? Часть экспедиции погибла в результате экстремально сильного урагана и каких-то диких зверей (изначально же наверно должны были предположить зверей, пусть даже неизвестных науке, нет?). Да это страшно и печально, скорбим, но неужели это первый такой ужасный случай на планете или хотя бы в истории покорения Антарктиды? Или увидели руины, которых оценили в миллионы лет и испугались, глупо. Зачем было так стращать. Думаю если бы автор столько раз не повторял слова страх, ужас и безумие — роман бы только выиграл; пусть бы герои скорбели о трагедии постигшей товарищей, пусть увлеклись исследованием руин, и лишь потом их обуял бы ужас, и то на время, от погони монстра — это было бы намного реалистичней и интересней.

Ну и последний гвоздь — множество несуразностей и нестыковок, в которых просто не веришь, на грани абсурда. Сами летающие бочонки удивительно прочной конструкции и кожи, способные пережить в некоем анабиозе миллионы лет или перемещаться на своих крыльях даже в космосе, не то что быстро бегать на своих щупальцах, кроме того они искусно вырезают из камня барельефы, плохо пахнут и имеют кроме лёгких жабры, чтоб жить не только над водой, но и под ней — достойны пополнить мою коллекцию удивительнейших вымышленных фантастами существ. До них там у меня было только 2 экземпляра: летающие ульи на колёсиках — колёсники Саймака и ходячая пищевая база — куставр того же автора. Теперь туда же заношу лафкрафтианских страшно-ужасных крылатых летающих в космосе бочонков с жабрами=Старцев.

Города старцев миллионы лет тому покрывали всю планету на суше и под водой, их монументальная архитектура в данном примере смогла простоять миллионы лет и даже барельефы на стенах устояли, но больше нигде не осталось ни единого следочка. Наши герои легко читают их чудом уцелевшие барельефы и просто хаотично перемещаясь по их циклопических руинах в течении всего нескольких часов успевают раскрыть и систематизировать всю их историю заодно с историей планеты, разобраться в географии и картографировании и легко обнаружить сразу несколько ходов к месту исхода некогда могущественной цивилизации. А почему старцы под землю полезли, почему не улетели на другую планету, как некогда прилетели на Землю? А было ли какое-либо развитие их цивилизации с момента их появления на земле? и т.д. и.т.п.

Развалины города старцев, коим миллионы лет, вызывают неимоверный страх, их запах вселяет ужас; творение старцев — шогготы внушают уже запредельный ужас (причем их пока даже ни стрелять ни травить не пробовали, а может они от солнца дохнут?), а где-то там дальше виднеется тень другой горы, и в этой тени притаился еще более адский мрак и архивозможный ужас. Я в шоке, неужели там еще более древние руины???

Скажу так, ожидал большего и остался разочарованным.

Оценка: 7
–  [  12  ]  +

Ссылка на сообщение , 30 октября 2015 г.

Да простят меня поклонники Лавкрафта, мой отзыв адресован не им. Он адресован тем, кто руководствуется отзывами и оценками при выборе книги к прочтению. Сразу скажу, что из произведений Лавкрафта прочитал только «Хребты безумия». Возможно я схватил кусок из середины какого-то цикла, возможно надо было начать не с этого произведения, но, прочитав, могу сказать следующее. Такой жуткой чепухи я не читал давно. Чрезвычайно бедный язык (возможно виноват переводчик), совершенно детские попытки нагнетания атмосферы эпитетами «жуткий», «невообразимый», «гнусный», «ужасающий». Хотя, ничего жуткого и ужасающего я там не нашёл. Напротив, местами разбирал смех от словесных приёмов типа «в чёрном-чёрном городе стоит чёрный-чёрный дом». «Гнусная резьба» меня прямо доканала и я смеялся в голос:) Далее — постоянно повторяющиеся слова, обороты и даже местами почти целые предложения. Сюжет очень простенький, хоть и перегружен высосанным из пальца жизнеописанием Старцев и их домашней разумной слизи. Для рассказа или повести пойдёт, но ведь заявлен роман...

Повторюсь, возможно, отчасти виноват переводчик, поэтому укажу того, который попался мне — В. Бернацкая. Или же я сам, не вникнув в обширную мифологию, а прочитав единственную книгу автора. Но, так или иначе, к прочтению в качестве самостоятельного произведения крайне не рекомендую.

Оценка: 2
–  [  12  ]  +

Ссылка на сообщение , 29 июня 2008 г.

Сразу оговорюсь (так как собираюсь высказать довольно спорную мысль) — все нижесказанное — это просто мое личное мнение, ни в коей мере не претендующее на объективность.

Итак, на мой вкус, Лавкрафту великолепно удалось то, в чем недоиграл Дэн Симмонс в «Терроре». У Дэна этот снежный монстр смотрится откровенно пририсованным к миру крайнего Севера, добиться гармоничного слияния мистической и реалистической составляющих ему, имхо, не удалось.

Лавкрафт в этом плане выступил на голову сильнее. Его древний город, инопланетные монстры очень органично связаны с бескрайними антарктическими пейзажами. Несмотря на всю — казалось бы — дикость и фантастичность идеи, в то, что он описывает, можно поверить.

Возможно, дело в том, что он не сваливает свой хоррор на голову читателя обухом по голове, как Симмонс. Лавкрафт постепенно вводит в свой мир и я от маленьких допущений (ну, предположим, тут я вам поверю) пришел к абсолютному доверию Вселенной автора.

Резюмирую: несколько тяжеловатый в подаче текст, описывающий эпические и совершенные в своей фантастичности вещи. Читать иногда скучновато — в основном изза той самой медлительности, постепенности и документальности, но впечатление производит неизгладимое.

Оценка: 10
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение , 24 декабря 2016 г.

Лавкрафт — фамилия известная далеко за пределами литературных кругов — в какие только отрасли индустрии развлечений не проникли щупальца придуманных им созданий! Лично я познакомился с отголосками творчества автора в компьютерной игре «Call of Cthulhu», в которой со страха наделал кирпичей, наверное, на целую загородную виллу. Конечно, я загорелся идеей попробовать на зубок первоисточник и начал с Хребтов безумия, потому как многие рекомендации называют это произведение едва ли не квинтэссенцией, пиком проявления авторского таланта (при этом оно не является частью цикла, что немаловажно). Но разница между игрой и повестью оказалась, как пропасть.

Я не был разочарован только благодаря множеству предшественников-рецензентов, за что им большое спасибо — многого и не ждал. Мой же отзыв будет некой компиляцией общих наблюдений, так как я вполне понимаю восторги читателей, даже если не разделяю их в полной мере и остаюсь с собственным мнением где-то посередине.

Во-первых, Хребты, вероятно, не лучший роман (повесть все же) для ознакомления с Лавкрафтом, это больше демографический очерк от псевдо-ученого о расширенной вселенной с сильным мифическим уклоном, то бишь контент для продвинутых последователей Культа. Возможно, стоило начать с повести «Тень над Инсмутом» или рассказа «Зов Ктулху», как советует лаборант Renat Asadullin.

Во-вторых, это не хоррор в современном его понимании. Несомненно, рассказчик описывает ужасные события, но выглядит это комично из-за постоянных самоповторов в речи, недосказанности («увиденное было настолько гнусно и ужасно, что я не расскажу об этом») и громких обещаний («следующая часть рассказа шокирует и парализует»), когда на деле мы имеем обтекаемые «стерильные» описания якобы «мерзостей».

В-третьих, герои ведут себя странно — едва не прудят в штаны от страха, но научный интерес побеждает инстинкт самосохранения и голос рассудка. То, что геолог и летчик щелкают древние барельефы инопланетян как орешки — отдельная история, вызывающая лишь снисходительную улыбку.

Что же тут есть примечательного.

Конечно, любовь и тщательность, с которой автор создает образ невероятной расы, совмещающей в себе растительные, животные и подводные функции жизнедеятельности. Вот здесь пусть неправдоподобно — это же фантастика, полет воображения, ничуть не ломающий целостность невозможного образа.

Во-вторых, это все-таки хоррор, блин, но особого рода, который не пугает, но завораживает, как бы сказать, «на дистанции». То есть не бросает на амбразуру так, что слетают изрядно измаранные подштанники, но давит масштабом невиданных конструкций, холодной мрачностью антарктической природы и сверхчеловеческой логикой поступков. Лавкрафтианский хоррор словно накрывает осознанием ближе к финалу, как четко выразился один из фантлабовцев — интеллектуально.

В-третьих, внутри произведения лежит отличная идея, Лавкрафт с помощью Старцев показывает, как мелочны человеческие потуги обуздать цикл жизни, хотя не перегибает — Старцы предстают не таким уж непонятным народом, в конце концов, у них есть свои радости и печали.

В целом, повествование очень монотонное, и в этом плане оно идеально имитирует стиль исследовательских заметок, но именно такое оформление, на мой взгляд, внесло свою лепту в вековую холодную скуку, которую может вызвать эта повесть-роман. Однако я обязательно продолжу изучение Лавкрафта, ибо узрел главное — творчество индивидуального толка с мощным стрежнем, а прочая мишура может варьироваться.

Оценка: 6
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение , 9 февраля 2016 г.

Изначально не нужно забывать, что основные моменты этой истории несчетное количество раз использовалось везде, где только можно, и потому на данный момент книга кажется предсказуемой и наивной в изрядной степени.

Тем не менее, читается она до сих пор достаточно бодро, что не может не означать высокую степень мастерства автора.

Обратимся же к повести – в ней было все, что необходимо для создания произведения «на века» — дух классических приключений (злоключений) первооткрывателей, исследование «белых пятен» далеко за границами населенных земель, жестокие природные условия, древние тайны и поразительные научные открытия.

А кроме того, в дополнение к и так насыщенной программе: упоминание «Загадок Артура Гордона Пима», «Некрономикона» и чудовищ из него; «Научное» доказательство природы древних существ, их происхождение, поведение, эволюция, быт и культура; нахождение однозначно простого и якобы единственно верного вывода о причинах их регресса и последующего забвения.

И вот с этого момента начнем «вазюкать» дегтем бочку для пищевых продуктов – ведь оказалось в итоге, что содержание устарело.

Мы не станем говорить о техническом оснащении экспедиции, неточностях в науках, методах изысканий, приводимых расчетах и выдвигаемых теориях – они, по крайней мере, искусно вплетены в текст, и можно, не акцентируя внимание, даже пропустить подобные огрехи, какими бы нелепыми и смешными, не имеющими ничего общего с реальностью, они не были.

Мы не станем отвлекаться на персонажей, очень скупо описанных – мир, окружающий их, и древние монстры здесь главнее.

Нет, мы заострим свое внимание на атмосфере, давящей, тягучей, с нарастающим напряжением – в то время это было действительно жутко.

Но не сейчас. Предпочтение отдано, с одной стороны, «скримерам» и прочей «крипоте», с другой — натуралистическому садизму и живодерству. (И это

наглядно демонстрируют фильмы и игры). Лишь немногие остаются верны саспенсу.

Реалии в настоящее время совсем другие и «Хребты» уже в меньшей степени воспринимаются как нечто страшное. Наука готова объяснить практически все, а если нет – им в помощь придут британские ученые. Вера в неизведанное притупилась ежедневными новостями о всяких убийствах, новых штаммах неизлечимых болезней, вооруженных конфликтах и т.д.

Выработалась привычка к ужасам, и сейчас больше давят психологизмом и бытовухой, а не чем-то потусторонним и непонятным.

Не забудем также упомянуть и специфическую манеру письма самого Лавкрафта. Засилье всяких «ужасающих», «древних», «хтонических», «потусторонних», «чудовищных», «отвратительных» и прочих мерзких причастных оборотов в конце-концов вызывает неподдельное отторжение.

Оттого текст кажется громоздким и неповоротливым. Устаревшим. Несерьезным?

Однако, заключение: «Хребты безумия» — один из самых ярких представителей жанра ужасов, это знает большинство. И, несмотря на минусы, как вышеприведенные, так и множество опущенных, мы еще раз порадуемся одному важному факту — каким бы могущественными не были Древние Боги (Старцы и т.д.), насколько сильный ужас они не вызывали, природа все равно оказалась сильнее, сковав их города и их самих слоем льда на долгие тысячелетия.

Оценка: 8
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение , 25 ноября 2015 г.

Честно говоря, зарегистрировался только чтобы оставить отзыв об этом «шедевре».

Ну что сказать — для времени Эдгара По и Жюля Верна довольно неплохо, но для 30-х годов 20 века, извините очень смешно. Поражает безграмотность автора в казалось бы таких вещах, которые наверное были известны в то время уже школьникам: высота свыше 8000 метров -« летальная зона», там невозможно сколько-нибудь долгое время находиться без кислородной маски — отек мозга начинается, а уж в Антарктиде на такой высоте вообще находиться нельзя (на Камчатке высотная болезнь начинается на высоте 1000 м.), а герои ходят, перерисовывают «барельефы» (тут вообще обхохотался), фотографируют, кстати и летели они на такой высоте на самолете с «открытыми иллюминаторами», вы пробовали летать на высоте 10000 м. с открытыми иллюминаторами — попробуйте. Далее — они определяют возраст города по «по сколотым со зданий обломкам» — ну это все равно что определить возраст сфинкса или египетских пирамид по их осколкам — тоже наверное выйдет или Юра или Мел — т.е. когда образовалась горная порода, кстати для прикола если так подходить — то любое изделие из никеля тоже получается Архейской эры (просто никелевые залежи именно тогда образовались). Старцы обладают неклеточной структурой, но у них есть органы дыхания, нервы — интересно а они из чего??? и как в отсутствие клеточной структуры герои определили что это нервы, мозг и т.п.??? и т.д. и т.п. — просто привел наиболее ляпные места (кстати интересно — у Старцев нет мебели!!! как же так и куда они ее эвакуировали???))) — тут вообще слов нет.

Еще раз повторю — для По или Верна, даже Уэллса все это нормально — когда их читаешь принимаешь своего рода их правила, учитываешь когда это писалось, но опять же 30-е годы 20 века...

Ну а насчет атмосферы — «В черном, черном городе, на черной, черной улице, в черном, черном доме жил черный, черный человек...», с той же регулярностью повторяются слова «ужасный», «мерзкий»,« жуткий» и т.п. Такое ощущение что у героев небольшое (или большое) расстройство психики — они всего боятся...

В общем уровень — пятиклассник пытается написать фантастический роман ужасов... уж извините...

Оценка: 1
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение , 30 января 2010 г.

Не самая удачная вещь автора. Мало того, что повесть написана чисто в повествовательном стиле и кроме голого квеста (которого хватает разве что на небольшой рассказик) ничего не содержит — бог с этим, таких вещей великое множество. Но практически с первых страниц в глаза бросаются два недостатка: во-первых постоянное повторение определенных ключевых моментов текста (например сообщение о том, что дальше будет ужасно страшно) — эдакое зомбирование читателя, которое очень быстро начинает раздражать, а во-вторых — хорошо видимое для современного читателя огромное число нелепиц в тексте. Чего стоит одно то, что два абсолютно безграмотных в археологии, биологии, социологии и пр. человека за несколько часов по барельефам досконально изучают всю многомиллионную историю неизвестной негуманоидной расы (которая, кстати, оказывается обитала ровно в таких же, как наши с вами многоэтажных домах с окнами). А что вы скажите о негуманоидах, миллионы лет пролежавших (зачем?!!) в пещере, а после выноса их мумий (?!) на белый свет пришедших в себя за несколько часов до такой степени, чтобы смочь поубивать всех членов экспедиции, их обнаружившей...

И, самое главное, хотя книга как бы и написана в жанре horror, ни малейшего страха при ее прочтении не испытываешь. А ощущаешь какую-то пережевываемую и пережевываемую жвачку — «а вот подождите, дальше я вам расскажу такое... Ужасное...». А такого-то нет и нет вплоть до самого конца повести.

Оценка: 5


Ваш отзыв:

— делает невидимым текст, преждевременно раскрывающий сюжет, разрушающий интригу