FantLab ru

Все отзывы посетителя fox_mulder

Отзывы

Рейтинг отзыва


Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  94  ]  +

Дмитрий Глуховский «Метро 2033»

fox_mulder, 21 июня 2013 г. 20:05

Вы никогда не задумывались над тем, какие критерии отличают книгу, написанную писателем-профессионалом от откровенной любительщины? Любительские опусы, предназначенные исключительно для самиздата, обычно сочиняются на досуге, в свободное от прямой работы время, а их основной читательской аудиторией изначально является довольно узкий круг друзей, знакомых, соседей, друзей знакомых, соседей друзей, за которыми еще предстоит немало побегать с воплями: «Я тут такую книжку сочинил. Почитайте, ну что вам стоит!». Типичному самиздатовскому автору-любителю обычно нет дела до хромающей во все стороны литературной стилистики, многочисленных повторений одних и тех же местоимений или словно вырубленных из огромного куска древесины, кондовых диалогов — ведь вероятность того, что произведение попадет в руки людей с филологическим образованием изначально равна нулю, так для кого стараться? Кроме того, типичному самиздатовскому автору-любителю нет никакого дела и до провисающего сюжета с полным отсутствием внутренней логики или чудовищного количества научных ляпов, допущенных на страницах его произведения — ведь добрый сосед дядя Коля из квартиры №8, который любезно согласился почитать его творение все равно не разбирается в тонкостях эволюционной биологии и не имеет ни малейшего представления, что 20 лет — слишком мизерный срок для мутации сложных организмов в новый биологический вид. Поймите правильно: я ничего не имею против авторов-любителей, размещающих свои произведения на сайте «Самиздат». В конце концов, в самом желании творить нет ничего плохого: чем черт не шутит, а вдруг, следующая книга получится значительно лучше предыдущей, и раздвигая в разные стороны кипу всевозможной макулатуры, на свет вылезет очередной крепкий писатель-профессионал? Плохо другое — когда подобные низкопробные поделки, написанные для соседей знакомых ВНЕЗАПНО попадают на стол редактора крупного издательства, и тот, спекулируя на модной тематике решает издать сей опус, причем в первоначальном виде и с полным отсутствием какой-либо редактуры. На любительский опус приклеивают весьма увесистый ценник, а все средства, которые можно было бы потратить на доработку книги или зарплату корректорам пускают на изготовление огромных рекламных стендов, которые стоят в любом крупном книжном магазине, суля потенциальным покупателям как минимум «роман десятилетия». Таким образом, изначально узкая читательская аудитория расширяется до десятков тысяч человек и на тумбочках потенциальных потребителей появляются свежекупленные книжные поделки наподобие «Метро 2033».

Собственно на этом отзыв можно заканчивать, ибо роман Глуховского впитывает в себя абсолютно все недостатки, присущие любительским фанфикам, написанным по мотивам известных фильмов или любимых компьютерных игр. Попытаюсь облегчить задачу тем читателям, которые все еще раздумывают над тем, стоит ли им тратить кровные сбережения на покупку самого распиареного российского романа прошлого десятилетия — представьте, что в культовой CRPG «Fallout» глобальная карта представлена в виде схемы Московского Метрополитена, сократите количество действующих NPC до десятка субъектов с нулевой проработкой характеров, кастрируйте разветвленные диалоги до всего лишь двух вариантов — либо односложные рубленые фразы, либо неконтролируемая словесная диарея, густо замешанная на банальности в десятичной степени и чудовищном количестве ПАФОСА!!!!!111 Полностью удалите своеобразный фоллаутовский юмор, а любые намеки на язвительную сатиру замените фигурами коммунистов и нацистов — настолько утрированными и карикатурными, будто их перерисовали с иллюстраций старого советского журнала «Крокодил». Ну и конечно, авторский месседж — как же без него, который полностью укладывается в донельзя банальную фразу «Умирать тоже надо человеком», которую автор очевидно считает чем-то вроде Священной Заповеди и поэтому заново пересказывает ее почти в каждой главе, постепенно умножая количество букв и использованных восклицательных знаков.

Впрочем, современных читателей (особенно российских) этим не испугаешь — и пробравшись в самую глубь темного тоннеля, разбирая на своем пути пудовые завалы авторской стилистики, перепрыгнув через множество трещин, образовавшихся в результате крайне небрежной проработки местного сеттинга, они в конечном итоге окажутся перед огромной черной дверью, за которой их вовсю поджидает финальный сюжетный твист, по совместительству являющийся основной идеей данного произведения. И если неофиты от мира большой фантастической литературы предсказуемо будут скакать от восторга, то всех читателей, знакомых с жанров мягкой гуманитарной фантастики не понаслышке, концовка романа Глуховского столь же предсказуемо ввергнет в еще большую тоску, нежели его начало. При этом, кто-то с ностальгией вспоминает кардовскую «Игру Эндера», а у других руки сами потянутся к заветной полке, на которой стоит томик с «Отелем «У Погибшего Альпиниста» непревзойденных братьев С. — при общем сходстве концепций с финалом «Метро 2033», роману Глуховского до них — как до Луны на электропоезде московского метрополитена!

Первоначально, я собирался закончить сей отзыв заранее заготовленной фразой «Впрочем, чего иного можно было ожидать от заурядного любительского фанфика?». Но уже в процессе написания, я внезапно понял, что после многочисленных переизданий, переводов романа на другие языки, двух полноценных игроизаций и покупки голливудской студией прав на киноэкранизацию, это сочинение перестало отвечать смысловым критериям данного термина. И тогда мне на помощь пришло само издательство «Эксмо», честно и без обиняков нарекшее всю серию книг «Метро 2033» «литературным проектом». Изданный в 2000 году «Новый словарь русского языка» за авторством Т.Ф. Ефремова определяет проект, как

1) План создания чего-л., включающий в себя описание, чертежи, макеты и т.п.

2) Предварительный текст какого-л. документа, представляемый на обсуждение, утверждение.

3) Замысел чего-л.

По-моему, точнее не скажешь. :wink:

Оценка: 3
–  [  42  ]  +

Кормак Маккарти «Старикам тут не место»

fox_mulder, 21 апреля 2010 г. 18:48

Читательская примета гласит: за какой бы сюжет не взялось неутомимое писательское перо 77-летнего американца Кормака Маккарти, из него все равно получится очередной вестерн с мужественными ковбоями, парой лихих скакунов и стреляющим в последнем акте, точно по Чехову шестизарядным кольтом. Увы, времена проносятся мимо окна его уютной писательской мастерской гораздо быстрее самого бешеного мустанга, которого уже не догнать, не вернуть назад. Резвых коней давно вытеснили обветшалые четырехколесные колымаги, вместо шестизарядных кольтов в ходу автоматы, а главную ковбойскую мечту — «Золото Маккены» подменяет партия героина, которую нужно выгодно продать для того, что бы счастливо прожить оставшуюся жизнь со своей верной скво. Именно об этой подмене одних понятий на другие, произошедшей в результате смены эпох, Маккарти и написал свой роман «Старикам тут не место», принесший ему всемирную известность и культовую популярность.

Время действия — 1980 год, место действия — западный Техас. В центре — треугольник из трех типажей классического американского вестерна, видоизмененных пером Маккарти до полной неузнаваемости. Бывший ветеран Вьетнама Мосс — почти хрестоматийный ковбой, достойный романов Луи Ламура, образ первопроходца, мечтающего о собственном воплощении в жизнь «Великой Американской мечты». Но вместо поисков Эльдорадо и спрятанных индейских кладов, все что может ему предложить Злодейка-Судьба — это кучу кровавых денег, оставшихся после смертельной разборки между наркоторговцами. А что Вы еще хотели?- Какие времена — такие и ковбои.

Шаг в шаг, тень в тень, с неотвратимостью статуи Командора за героем следует типаж классического для вестернов безжалостного бандита, современными реалиями преобразованный в образ Антона Чигура. Его взгляд постоянно остается безучастным, а грань выбора между убить/оставить в живых столь же тонка и безразлична ему, как и ребро обычной медной монеты. Четвертый Всадник Апокалипсиса на бледном коне, олицетворяющий в себе самое пугающее для Маккарти сочетание Смерти — слепой, безжалостной и совершенно безразличной к любым плодам своей деятельности и полного, абсолютного Хаоса, не подчиняющегося никакой логике и Системе. Несомненно, Чигур — это олицетворение всех личных страхов писателя, гиперболизация всех отталкивающих элементов, которые по его мнению с успехом разрушают современное общество, одновременно являясь его неотъемлемой частью.

Ну и наконец, архетип «мужественной руки закона», воплощенный писателем в сухих старческих пальцах престарелого шерифа Тома Белла. Когда руки утрачивают былую силу, а глаза-прежнюю зоркость, когда мир вокруг стремительно меняется, не спросив у тебя разрешения, в жизни не остается ничего, кроме полного погружения в собственную ностальгию, где все вокруг молоды, ловки и полны жизненных сил. Уставшими глазами шерифа Белла, со страниц книги взирает на читателя и сам Кормак Маккарти, решительно не понимающий, когда и каким образом окружающая действительность успела так разительно измениться, отринуть все былые нормы и моральные принципы и превратиться в огромную змею, которая зубами многочисленных Чигуров отчаянно пытается откусить, сперва — собственный хвост, а затем, добраться и до самой головы.

Попробуем помочь прославленному американскому автору и совместно ответить на все поставленные им вопросы. Скажите, Вы не помните когда именно деньги вдруг успели превратиться в единственное мерило счастья, благополучия, гармонии с окружающим миром, что для человека вдруг перестало играть роль их грязное и кровавое происхождение? Когда и каким образом, современное общество вдруг успело породить на свет такое количество не признающих ни законов, ни моральных норм антонов чигуров, что и бороться с ними нынче бесполезно — ведь, на месте каждого предыдущего тотчас появляется с десяток последователей? И наконец, когда жизнь из главной ценности вдруг превратилась в некое мерило: горстку купюр, щепотку белого порошка, одну из граней обыкновенной медной монеты?

Пытаясь вспомнить эти моменты, мы напрягаем память вслед за Томом Беллом и самим Кормаком Маккарти... и не находим ответа. Современное общество с ее стремительно прогрессирующим развитием уже напоминает даже не резвого мустанга, а скоростной курьерский поезд, который рвется вперед, в неизведанные дали. Те, кто не выдерживает сверхбыстрого темпа, сходят на ближайших полустанках и назад за ними уже никто не вернется. Здесь «не место» не только для стариков, но и для дружбы, чести, совести, отваги, самопожертвования и других диковинных вещиц, о которых сейчас можно прочитать разве что в книгах столь же древних, как и они сами. Более того, в этом сверхскоростном экспрессе под названием «дивный чудный мир» не предусмотрены места и для людей, еще не до конца разучившихся чувствовать сердцем чужую боль — безумно одиноких «странников в ночи», иногда задающихся каверзными вопросами, ответы на которые проносятся мимо них прямиком в пугающую черную пустоту. И тем не менее, нам придется здесь жить.

Оценка: 10
–  [  21  ]  +

Алексей Атеев «Карты Люцифера»

fox_mulder, 21 ноября 2009 г. 19:46

Мне всегда было любопытно: чем руководствуются люди, гордо именующие себя писателями, когда опускаются до откровенного, слабо замаскированного для сведущих плагиата? Неужели рассчитывают исключительно на узкий круг собственных поклонников (если таковые вообще имеются в природе), которые сочинений своего Кумира ждут, словно маны небесной, не читая более ни газет, не знакомясь с другими авторами, не ходя в кино? Или это происходит от полнейшего творческого бессилия — в таком случае, более откровенного признания в собственной писательской немощи и представить невозможно.

Сочинение господина Атеева «Карты Люцифера» — это плагиат, причем наиболее откровенный из всех образцов данного позорного жанра, которые когда-либо попадались мне на глаза. Взяв за основу всемирно известный мистический кинотриллер Романа Поланского «Девятые врата» (в свою очередь, основанный на романе Артуро Перес-Реверте «Клуб Дюма», однако между экранизацией и романом существует слишком много различий, почти все из которых перекочевали в произведение российского автора), писатель Атеев заменил исходную предпосылку сюжету (в фильме польского режиссера, речь шла о разных экземплярах одной книги по демонологии, иллюстрации из которых могли показать дорогу в Ад; очевидно российский автор посчитал такие поиски слишком мудреными, и дабы не утруждать мозги читателей, заменил их на колоду карт Таро, с помощью которых можно вызвать самого.... ну Вы поняли из названия). Библиотечный детектив Корсо превратился в антиквара, а пейзажи Западной Европы уступили место картинкам из жизни глухой российской провинции с ее дискотеками, барами и т.д. Впрочем, все изменения на этом и заканчиваются — сквозь неумело нанесенную штукатурку постсоветской действительности, упорно проглядывает тот же сюжет, знакомые людям, видевшим картину Поланского сюжетные повороты, под масками наших соотечественников проглядывают знакомые типажи героев, автором которых являлся отнюдь не господин Атеев. В итоге, либо книгу надо читать, держа на паузе указанный фильм, либо смотреть фильм, сжимая на коленях рецензируемую книгу — принципиального значения не имеет, ибо сходство практически зеркальное.

После прочтения сего труда хочется задать автору всего один вопрос: «А что это вообще было? Зачем нужно было столь откровенно, без каких-либо стеснений выдавать за плод собственного писательского гения заведомо чужую интеллектуальную собственность? На дань уважения не похоже, никаким постмодернизмом здесь тоже не пахнет. Неужели расчет делался исключительно на извечную российскую «тихую сапу», т.е. — продукт сугубо внутреннего потребления и специфического потребителя, который в нашей же российской действительности привык уже ко всему, в том числе — не удивляться и не задавать лишних вопросов. К примеру о том, почему известные в узком кругу музыкальные исполнители с отечественной эстрады распевают без малейшего упоминания авторства, известные на весь мир песни, а в кинотеатре под видом новейших достижений отечественного кинематографа крутят несанкционированные римейки более удачных и известных картин, опять-таки — без даже самых слабых намеков в сторону их настоящих авторов. Несмотря на постоянно возрастающий шум вокруг интеллектуального пиратства, воз и ныне пребывает там же, где он стоял и 15 лет назад: по-прежнему, любое из понравившихся чужих произведений, можно переписать кривым языком, спешно поменять имена, добавить от себя в тексте пару закорючек, а потом — распылить десятитысячным тиражом по деревням и селам, в извечной надежде на то, что «пипл и так схавает». И что характерно — так все и происходит на самом деле.

Вот и получается, что сочинение писателя Атеева действительно заставляет серьезно задуматься. Жаль только, что все размышления так или иначе будут вращаться вокруг статьи 146 УК РФ «Нарушение авторских и смежных прав», пункт первый «Присвоение авторства (плагиат)».

Оценка: 1
–  [  37  ]  +

Стивен Кинг «Нужные вещи»

fox_mulder, 25 октября 2009 г. 22:17

Стивен Кинг любит маленькие американские городки — сонные, настолько погрязшие в собственных житейских проблемах, что иногда кажется, что само время останавливается на их маленьких улочках; настолько обособленные от остального света, что их жители абсолютно уверены: за указательным знаком, предупреждающем о выезде за городские пределы, никакой разумной жизни и быть не может — только одна Пустота. Разве можно себе представить более удобную в использовании микромодель современного общества , чем место, где из года в год люди улыбаются одним и тем же лицам, приветливо приподнимают шляпы, радостно машут руками, при этом внутренне столь же искренне недоумевая, как такую заразу как его разлюбезного соседа со всеми его прегрешениями и недостатками до сих пор еще носит Мать-земля? Не обманывайтесь, глядя на их уют и мнимую приветливость жителей: под лицемерными условностями местных отношений скрываются такие же маски, как и у обитателей Большой Земли, а их отношения переплетаются причудливыми невидимыми нитями, которые образуют целые паучьи сети. Стоит опытному кукловоду потянуть за одну из таких сетей — и вчера мирно спавший, тихий городок, тотчас оскалится плотоядной пастью.

Стивен Кинг обожает испытывать такие маленькие общины прочность. подсылая в них на роли кукловодов, то древних вампиров («Участь Салема»), то злобных инопланетян («Томиноккеры»). Но ни одному вампиру или пришельцу не под силу разломать сложившуюся общину и превратить добропорядочных жителей в стаю одичавших убийц — превратить собственный дом в ад, где им предстоит занять надлежащее место, смогут сделать лишь они сами.

Порой для этого не требуется ни угроз, ни принуждения, а достаточно лишь устроить сезон распродажи... собственных желаний. Подходите к прилавку и выбирайте на любой вкус, цвет, запах, силу и амплитуду звучания: заветные, пронесенные через всю жизнь и мимолетные, предназначенные лишь для сиюминутного удовлетворения желания; благородные или настолько порочные, что и рассказывать о них посторонним приравнивается к самоубийству. Купите сегодня — заплатите потом. О, даже не сомневайтесь, всенепременно заплатите, благо предлагающий Вам свои услуги продавец — не просто тщедушный банковский кредитор, а сам Дьявол! С мастерством настоящего кукольника он подберет ключик к каждому заветному мечтанию, а потом лишь аккуратно потянет за казалось бы, невидимую ниточку — и казалось бы благопристойное существование запылает огнем библейского Содома. И как подобает любому истинному Содому, остановить пожарище сможет лишь тот, кто сумеет побороть Дьявола, заглушив в себе собственную жажду обладания.

«Самое необходимое«можно рассматривать, как третью книгу из своеобразной трилогии об общинах маленьких американских городов, которые разрушают себя изнутри — при минимальном вмешательстве извне. Тема современного общества, наполненного лицемерными условностями, которое погружается в полный хаос от малейшего толчка, наконец-то достигает у автора своего библейского апогея. И вместе с тем, по жанру кинговский роман следует отнести скорее не к мистической прозе (благо этот элемент в книге довольно условен), а к совершенно иному жанру — очень язвительной, жгуче черной комедии и сатире на нравы современного общества потребления. По большому счету, магазин Лиланда Гонта — это современный потребительский рай, где каждый человек может приобрести себе все, что ему нужно, не заботясь об оплате и не вспоминая о возможных неприятных последствиях (в кредит — читай, даром). Пожалуй, никогда еще за всю свою карьеру, Кинг не был так циничен, как в своем откровенном издевательстве над этим «плацебным счастьем», эйфории от обладания предметом ничтожной ценности (бейсбольная карточка, коллекционная грампластинка), который в вожделевших глазах обретает ценность Святого Грааля, ради прикосновения к которому можно обокрасть, предать и даже убить. По большому счету, товары, которые Гонт продает своим покупателям — это более скромные аналоги толкиновских колец, разница лишь в том, что отнюдь не предметы подчиняют себе волю людей, счастливые обладатели расстаются с ней совершенно добровольно. И пока каждый из жителей дарит своей воплощенной мечте по собственному разуму, за окном уже начинают загораться первые огни.

Однако, именно здесь появляется новый, доселе невиданный в кинговских Сагах о Разрушении элемент — Надежда. Там, где Хейвен и Салем уже проваливались в гигантскую бездну, порожденную пороками их жителей, дабы сгинуть в ней без возврата, некоторые горожане Касл-Рока получают от автора второй шанс на Искупление. С чем это связано? Может, Кинг просто успел сердцем привязаться к этому местечку — благо, здесь разворачивалось действие еще нескольких романов писателя? Или он просто набрался с опытом определенной мудрости, заменившей более раннюю манеру жирных кровавых точек в конце почти каждого романа — туманными и расплывчатыми многоточиями? Этими вопросами задаются жители Города, Который Уцелел в финальных строчках, но ответ на этот вопрос известен только автору, который предпочел сохранить многозначительное молчание.

Больше Кинг никогда не вернется на улочки этого поселения (исключение — короткий рассказ из сборника «Кошмары и фантастические видения», который сам автор называл негласным эпилогом к «Самому необходимому»). В обозримом будущем он перестанет вновь отстраивать на своих страницах плотины маленьких городов только затем, чтобы потом смыть их с лица Земли потом мощным потоком из людской ненависти и жадности. Этот роман — словно финальная точка; отлитый золотом монолит свидетельствующий об окончании долгого пути, к которому он уже никогда не вернется.

Оценка: 9
–  [  20  ]  +

Андрей Валентинов «Око силы»

fox_mulder, 17 октября 2009 г. 19:06

Для начинающих авторов всегда характерна своеобразная гигантомания. Если уж садится за стол и посвятить собственное драгоценное время сочинительству, так не одного романа, а целой трилогии, нет даже лучше «трилогии трилогий«! Опять-таки, мало просто заявить, прокричать о себе, надобно еще и отметиться в глазах всей прогрессивной общественности своеобразной полемикой с кем-то маститым, знаменитым, лучше всего — с классиком. Однако, принимаясь за сей труд, автор как-то совсем не учитывает мизерность собственного литературного опыта,недостаточную практику в построении интриги и степень сформированности писательского языка, который в лучшем случае проходит лишь самую зачаточную стадию. Так, вместо прекрасно сложенной и эпической дороги в литературные анналы, снова получается очередная неровная тропинка, ведущая туда же, что и все прочее, вымощенное благими намерениями...

Читая трилогию трилогий «Око силы» невозможно избавиться от мысли, что автору следовало бы, как минимум урезать свои поистине толстовские амбиции, отчего само произведение осталось бы в сухом выигрыше. Каждая из трилогий выполнена в специфическом не похожем на другие стиле, причем уровень качества напоминает самолет с неисправным двигателем, которому поначалу удается взлететь и набрать высоту (Первая трилогия), потом пробуксовывая, постепенно ее терять (Вторая трилогия), и после окончания топлива в бака — рухнуть вниз, попутно погребая под обломками общее благоприятное впечатление от прочитанного!

Первые три тома увлекают озорным авантюризмом в духе раннего-среднего Жюля Верна, только с уклоном в мистику и поданую в виде большого комикса, историю Гражданской Войны в России. Однако, стоит на отдаленном горизонте возникнуть отчетливым «булгаковским мотивам», которых сам автор не скрывает и даже открыто ими гордится (взятый из общего послесловия смелый тезис о том, что Булгаков дескать был не прав в своей оценке Художника, противостоящего единой тоталитарной системе, напоминает уж совсем откровенное «Акела промахнулся«! — впрочем, вероятно в этом вопросе Валентинову виднее чем Булгакову), как весь его замысел начинает рассыпаться в мелкую крошку. Когда автор пытается собственные мистические аллюзии, к слову напоминающие скверный сон после прочтения на ночь сборной солянки из Блаватской с Гурджиевым, перевести в русло расхожего сюжета, позаимствованного из Великого Романа, как тотчас обнажается его полнейшая концептуальная несостоятельность — кроме неимоверных претензий и амбиций, Валентинову так и не удается сказать чего-либо внятного, обещанная полемика оборачивается мыльным пузырем, а король вновь выходит на улицу, блистая перед публикой лишь собственными телесами.

Второй серьезный недостаток саги — это ее литературная «разнобойность». Каждая трилогия писалась отдельно, причем каждый из томов прекрасно символизирует уровень писательского мастерства их создателя. Так, первые три книги написаны позднее других и демонстрируют неплохую отточенность языка и занимательность интриги, но «чем дальше в лес — тем больше дров», причем иногда попадаются поленья размером с хороший кипарис! Последовательно хронологии, язык и стиль автора беднеет на глазах; если воспользоваться метафорой из так полюбившегося Валентинову несостоявшегося литературного оппонента, к третьему трехкнижью, он «окончательно утрачивает навыки человеческой речи, постоянно переходя на залихватский лай». Рубленые, словно комиссарской шашкой фразы, диалоги, по своей художественной составляющей напоминающие фразы из милицейского протокола — все это смело можно списать на неопытность автора. Однако, почему ни автор, ни издатель не предприняли никаких попыток исправить эти недочеты, и они исправно, уже более 10 лет кочуют друг за другом в каждое следующее переиздание?

А между тем, замысел был действительно прекрасный: масштабный, эпический, актуальный. Жаль, что того же нельзя сказать и о его общей реализации.

Оценка: 7
–  [  72  ]  +

Пауло Коэльо «Алхимик»

fox_mulder, 21 февраля 2009 г. 12:20

Коэльо — действительно, гениальный писатель. Да, да, да, с этого момента прошу себя считать членом его официального фэн-клуба. Взяв историю, настолько простую по своему идейному содержанию, что ее так и подмывает сравнить со сказками про Емелю или ивана-дурака, он тем не менее умудрился наполнить ее огромным количеством иллюзорных ссылок, намеков, полунамеков, полуполунамеков, и полуполуполуполу..... (ну в общем, Вы поняли) на наличие в этом какой-то идеи и Глубочайшего Философского Смысла (причем, именно с Большой Буквы, чтобы читатель его невзначай не пропустил). Прием действительно гениален: сюжет о поисках Чего-То- Большего, ведомых Пастухом настолько незамысловат, что практически, любой читатель сможет, в различной степени самоидентифицировать себя с главным героем (кто-то будет, в этот момент думать о любви, кто-то — о поисках смысла жизни, а кто-то — о приобретении столика с росписью «инь» и «янь» в свой личный кондоминиум, но это уже неважно). Главное для автора — не разубеждать читателя в этих аллюзиях и до самого финала напускать максимальное количество тумана, вроде Великой Пустыни, образ которой в романе мне напомнил пример медитации из йоги: «Я- пустыня, я-огромная пустыня, я спокоен и настроен на философский лад, мои ценности вечны и непостижимы....и т.д. И за всем этим убаюкивающим, псевдофилософским миражом, читатель не замечает, как переворачивает последнюю страницу. И вот здесь начинается самое главное достоинство творчества Коэльо: его книга настолько расплывчата и эфимерна, наполнена таким количеством тумана и мастерски пущенной в глаза пыли, что подобна зеркалу, в котором каждый читатель сможет увидеть ровно то, что он захочет. Хотите увидеть постижение Высшей Истины — увидите, хотите антагонизм Добра со Злом — пожалуйста, все, что изволите, вплоть до пророчества победы «Зенита» в «Кубке чемпионов»..... Плацебо от мира литературы, книга-обманка, литературная мистификация, в которой можно отыскать все, не увидев ничего.

Сравнение с Кастанедой, так обожаемые поклонниками Коэльо здесь неуместны: в отличие, от книг последнего, представляющих собой действительно новационные эзотерические учения, у Коэльо все сводится к общеизвестному набору расхожих и банальных образов, вроде «души мира», непостижимой пустыни и т.д. На сопоставление его творчества с Маркесом, Коэльо тоже совершенно не тянет: для того, чтобы это сравнение было хоть сколь-нибудь уместным, его литературный стиль и язык слишком отдают школьным сочинением на тему «Как я провел лето». Если полностью очистить его роман от всей псевдофилософской шелухи, то на свет Божий вылезет лишь полнейшая простота которая при внимательном рассмотрении оказывается значительно хуже воровства и достойная лишь сомнительной чести, быть трижды выкрикнутой хором на очередном собрании непотопляемого «Эмвэя» — «Все в твоих руках, будущий бриллиант!». Кстати, книгу Коэльо мне подарил, как раз послушник из рядов данной компании, что еще раз доказывает близость автора вовсе не к постижению Истине и эзотерике, а к примитивному сетевому маркетингу.

Гениальный расчет на самовнушаемость масс дает нешуточный результат: толпы домохозяек, путем постижения «Алхимика» встают на путь Духовного Просвещения (который, с высоким процентом вероятности закончится в школе экстрасенсов, кружке хиромантов- практиков или в ближайшей Церкви «свидетелей Иеговых», где используются похожие методы «духовного познания»), а Автор с циничной улыбочкой, подсчитывает полученный барыш. Ведь согласно его Духовному и Философскому Учению, деньги не пахнут.:wink:

Оценка: 2
–  [  126  ]  +

Виталий Зыков «Безымянный раб»

fox_mulder, 20 февраля 2009 г. 14:17

А ведь как хорошо все начиналось! В отзывах весьма авторитетных товарищей, книгу Зыкова скромно называли лучшим отечественным фэнтезийным романом. На сторонних ресурсах, в качестве эталонов для сравнения использовались чуть ли не имена Толкиена и Мартина (причем, видимо от тех, кто не читал ни первого, ни второго). Короче, все без исключения источники обещали, если не молочные реки, то уж точно — кисельные берега. И как ужасно все это закончилось: я просто открыл книгу и начал ее читать.

Среди развивающих игр для маленьких детей есть такая: ребенку дается набор кубиков, на каждом из которых есть своя буква, а потом предлагают составить из кубиков, сначала слово, а потом из слов — целую фразу. Вполне понятно, что первые детские опыты будут комичными и курьезными, и это не может не умилять родителей. Однако, когда подобные же опыты по конструкции фраз и целых предложений, замечаешь у взрослого дяденьки, почти 30 лет отроду, да вдобавок, еще и претендующего называться « талантливым писателем», тут уже совсем не до умилений. Весь роман состоит из тяжелых словесных конструкций и откровенно, корявых фраз, продираться через которых искушенному читателю, будет очень трудно. С первых страниц не покидает ощущение, что перед тобой — выполненный студентом иняза самодельный подстрочный перевод с другого языка: с китайского или японского... Читать это физически тяжело. От чтения иных абзацев утомляешься, как после разгрузки вагона с тяжелыми металлическими умывальниками. Только представьте себе: 528 страниц одних умывальников. Если в Вас все еще не угасло желание это почитать — готовьтесь, предстоит нелегкая работенка.

Насилу отбившись от языка и стиля, читатель попадает прямиком в объятия другого запредельного монстра, которого в этих краях именуют Сужетом. Его роль у Зыкова успешно выполняют «триггеры», к которым бессмысленно задавать любые вопросы по логике повествования. Почему герой выживает после встречи с драконом? Потому что, в противном случае, не было бы романа, а так- он есть, называется «Безымянный раб», и Вы его, как раз читаете. Почему именно ГГ попадает на обучение? Потому что, никто не выпустит героя первого левела против тварей третьего и четвертого, все фанаты РПГ прекрасно знают, что сперва нужно прокачать скилы. Еще вопросы будут?

Добавьте к этому набору типичные огрехи любого МТА: мир, собранный из осколков любимых книг автора (подозреваю, что любимым автором самого Зыкова является Перумов), перегруженность романа затянувшимися сценами поединков (нет, точно — Перумов!), и в итоге получается книга, на которую не стоит тратить времени. Единственное, что понравилось в романе — его, почти фрейдистское, говорящее название. Учитывая увлекательность процесса чтения сего опуса, сравнимую с принудительными прогулками по засыпанному бутылочными осколками пляжу, настоящим «Безымянным рабом» господина Зыкова, вероятно является его преданный читатель.:wink:

Оценка: 1
–  [  38  ]  +

Глен Кук «Хроники Чёрного Отряда»

fox_mulder, 14 февраля 2009 г. 15:11

Этот мир так похож на наш, никем не выдуманный. Небо над головой переливается всеми градациями серого, а под ногами хлюпает грязь любых сортов, известных природе . В теле ноет застарелая боль, на душе — мрак, на сердце — тоска... Добро пожаловать в Черный Отряд!

Уже само название цикла весьма иронично. В годы Столетней войны, «Белыми отрядами» (ротами) называли отряды ополчения, деятельности которых был посвящен знаменитый исторический роман Артура Конан Дойла, помимо прочего повествующий о рыцарском кодексе чести, долге перед короной и т.д. В кодексе чести Черного отряда всего один пункт: работа, оплаченная нанимателем должна быть выполнена любой ценой, да и долг перед кем-то у них может быть только карточный... В отличие от мастеров полотен демонстративного ухода от реальности, таких как Толкиен, у Кука получился мир, в который физически не получится удрать от повседневности, уж слишком сильно он на нее смахивает. Уберите из его романов любое упоминание о магии, замените Гоблина, Молчуна, Одноглазого на военных технарей ( например, подрывников), а Взятых и Госпожу — на безымянных латиноамериканских диктаторов, и перед Вами окажется предельно реалистичный роман о деятельности современных наемников, наподобие «Псов войны» Ф.Форсайта. Более того, сама структура отряда, где его члены за примитивными масками-кличками, скрываются от грехов собственного прошлого, подозрительно напоминает знаменитый Иностранный Легион. Наемники — не сверхлюди, их успехи в компаниях объясняются не природной неуязвимостью, а опытом и военной смекалкой. И именно поэтому, гоняя в первой книге необученных повстанцев, как слепых котят, они тем не менее, сразу же начинают нести потери, когда им приходится столкнуться с более серьезным противником. К слову, реалистичность — это главный козырь «дарка» в исполнении Кука. В отличие, от многих собственных же последователей, он не старается ошеломить и шокировать читателя льющейся кровью, живодерней или оторванными конечностями: в его книгах этого достаточно, но нисколько не больше, чем в реалиях настоящей войны, ведомой по настоящим, невыдуманным правилам. Но и меньше.

Языковые приемы, односложный жесткий стиль описаний от первого лица и полный минимум диалогов, Кук позаимствовал у классиков нуара, таких как Рэймонд Чандлер или Дэшил Хэммет... При нарочитой скупости на эмоциональные проявления, каждый из героев ЧО пытается сокрыть в себе собственнную сущность не только от окружающих, но и от читателя. И Костоправ, подобно частному сыщику, герою вышеприведенных классиков, волей или неволей постепенно распутывает эти сжатые клубки характеров своих собратьев, что бы в итоге, за этой напускной мрачной суровостью и немногословностью, обнаружить некую уязвленность и даже ранимость, присущую всем «Падшим ангелам». Война — это когда неплохие, в общем-то люди вынуждены делать плохие, а иногда и очень плохие вещи. А еще война — это бесформенная свалка вооруженных человеческих тел, которых распирает от собственного страха. И единственное, что спасает в этот момент от глупой смерти — Дух Братства, воплощение Единого Духа «Черного отряда», который и отличает его членов от прочих вооруженных тел на этом бранном поле. Честь продается, отвага покупается, любовь меркнет, и только Узы этого нерушимого Боевого Братства, выглядят единственным абсолютом в этом мрачном и жестоком мире.

Увы и ах, но цикл получился уж очень неоднородным. После сильнейшей трилогии Севера, Кук на какое- то время, потерял путеводную нить ко всему циклу, и поэтому романы Книг Юга, значительно уступают своим предшественникам. Не все так идеально и с «Книгами сверкающего камня». Однако, мастерство Кука подобно строительству величественного огромного здания: стоит всей общей картине ЧО где-то покосится, как автор тут же бросается выправлять эти недоделки в следующем томе и неизменно добивается прекрасных результатов. Если говорить о цикле в целом,то Куку удалось избавиться от одного из главных недостатков, присущих фэнтезийному жанру — его игрушечности, ведь в итоге, мы имеем книги не о колдовстве, не о мифических существах и псевдосказочных битвах, а именно о людях: ярких, запоминающихся и таких живых... И пока, даже несмотря на жесткость ремесла наемников, читатель продолжает переживать за их судьбы, хочется, что бы и сами Хроники Черного Отряда продолжались, как можно дольше.

Оценка: 10
–  [  35  ]  +

Г. Ф. Лавкрафт «Мифы Лавкрафта»

fox_mulder, 12 февраля 2009 г. 14:59

Вы никогда не задумывались, что отличает гения от просто талантливого писателя? Талантливые книги зачастую напоминают дороги: обстоятельные, крепкие, прекрасно сложенные — кирпичик к кирпичику, без шероховатостей, и прогулки по ним из пункта А в некоторую точку Б, обычно происходят спокойно, с комфортом и уютом. Проблема же гения обычно заключается в том, что он порой и сам не знает в какой очередной пункт назначения может завести читателя их совместное путешествие. Он просто толкает читателя в самую чащу, вдали от протоптанных другими троп, заставляя продираться через различные литературные колючести, как через бурелом и брести по наитию. Однако, удивительное совпадение: стоит только очередному гению закончить свой нелегкий путь, как обязательно находится кто-то другой, из просто талантливых, кто тотчас начинает по нему прокладывать новую дорогу.

Жизнь и творчество Говарда Лавкрафта — типичный пример такого первопроходца, прорубающего новые тропы в неведомое, при этом до конца жизни, остававшегося непонятым современниками и закончившего путь в безвестности и нищете. Первый сборник его рассказов с говорящим названием «Аутсайдер» увидел свет лишь после смерти самого Лавкрафта. Рассказы о Ктулху казались большинству современников бредом человека, балансирующего на грани безумия, а образы Старших богов — плодом больной фантазии, перешедшей по наследству от обоих родителей, закончивших свои жизни в психбольнице. Никому не было дела до того, что работая в популярном жанре «странных рассказов», Лавкрафт одним из первых отказался от использования в литературе образов из народных «страшилок» про оборотней, вампиров, призраков, а с нуля создал целую собственную мифологию с ее языком, богами, творениями и соответствующими атрибутами. Впрочем, для творцов новых жанров, это не в новинку. В 19 веке такое же отчуждение испытывал на себе другой, не менее мрачный гений, Эдгар Алан По, так же умерший в безвестности, среди прочего — отец современного детективного жанра. Аналогии очевидны: отец детектива — отец современного хорррора, видимо у Леди Истории весьма своеобразное чувство юмора.

Сейчас перечитывать наследие Лавкрафта еще сложнее. Если у других гениев, чтение их произведений схоже с продиранием через бурелом, то у Лавкрафта этот бурелом еще усеян терновыми кустами, а земля под ним — битым стеклом. С точки зрения литературы его произведения не представляют из себя ничего примечательного: бедный язык, ходульные персонажи, обрисованные, зачастую двумя-тремя рубленными фразами. Но вместе с тем, Лавкрафт сумел подобрать самый главный ключ к разуму и сердцу читателя: его мрачная вселенная существует вопреки законам рационального, принципы ее мироздания непостижимы для человека, а по сему — она пугала, пугает и будет пугать. Лавкрафт, одним из первых сыграл на струне подсознательного страха человека перед любым неизвестным и непознаваемым, а уж вслед за ним, по той же тропе двинулись достраивать собственные магистрали Стивен Кинг, Клайв Баркер, Питер Страуб, Рэмси Кэмпбелл и многие многие другие. И несмотря на все свое литературное несовершенство, мир Ктулху сейчас выглядит гораздо живее, чем в годы жизни его автора. Благодаря многочисленным сборникам «трибьютов», фильмам, играм, музыкальным произведениям, мифология Лавкрафта уже прочно стала составной частью не только отдельного жанра, но и всей мировой культуры. Она продолжает жить и совершенствоваться, благо многие последователи в плане литературного таланта значительно превосходят своего учителя. Однако, и проложить дорогу по чужим следам гораздо легче, чем самому — через бред, сомнения и белую горячку, выстрадать для других собственный путь.

Оценка: 9
–  [  34  ]  +

Кристофер Паолини «Эрагон»

fox_mulder, 9 февраля 2009 г. 12:54

«А сейчас я расскажу тебе сказку»- говаривала мама маленькому Крису Паолини, заботливо кутая его в одеяло. Маленький мальчик подрос, превратился в юношу, и в возрасте 14 лет решил порадовать мир собственной сказкой: про драконов, эльфов, сильных героев и подлых злодеев. Но так, как к тому времени, он еще сам не до конца вышел из детского возраста, то и роман у него получился борщом из его любимых книг. Возьмите 1/2 мягкого и ароматного Толкиена, добавьте 3/4 обезжиренной Энн Маккефри, капните две столовые ложки остренькой Урсулы Ле Гуин, затем получившееся блюдо надо долго перемешать, подогревая на слабом огне. Все это вполне объяснимо с точки зрения детской психологии: помните, когда Вы сами были ребенком, не хотелось ли Вам самим рассказывать другим свои любимые книги, выдавая их за собственные истории?

Издателей тоже можно понять: возраст автора выглядел беспроигрышным пиар-козырем. Да, в этой книге все можно списать на малолетство автора: скудность языка, бедность мира, однотипность героев, предсказуемость событий... И в качестве эдакого маркетингового исследования на тему «Что в первую очередь, привлекает подростков в фэнтезийной литературе», «Эрагон» действительно, можно считать незаменимой книгой. Но как полноценный представитель своего жанра, она — полный ноль.

Оценка: 3
–  [  69  ]  +

Станислав Лем «Солярис»

fox_mulder, 7 февраля 2009 г. 14:37

В 1972 году Станислава Лема пригласили в Москву на премьеру экранизации его собственного романа «Солярис». предпринятой советским кинорежиссером Андреем Тарковским. Фильм писателю не понравился. По окончании премьерного показа, он сказал, что не берется судить о его качестве, так как эта картина поставлена совсем не по его произведению. И это бесспорно так. Сюжет, герои, концепции для таких разных художников, как Тарковский и Лем, представляли лишь наборы элементов мозаики, из которых каждый сложил свою собственную картинку, в чем-то даже противоречащую изображению его соседа по общему первоисточнику.

У Тарковского, Крис Кельвин, подобно Раскольникову из романа Достоевского мучаем раскаянием за причиненое им однажды зло. Для него, Хари — это способ познания самого себя и собственных целей и мотивов, а Солярис играет, скорее роль Справедливости, Провидения, Бога наконец.... Кельвин изначальный же — ученый, движимый холодной и расчетливой жаждой познания, так знакомой не понаслышке и самому Лему. Сам образ Хари не вгоняет его в состояние ступора; возникающие с ее появлением неприятные воспоминания лишь мешают и отвлекают ученого от гораздо более весомых занятий — исследования Соляриса. Иными словами — внешнее/ внутреннее, фактически как инь/янь : по наименованию схожи, но по сути — совершенно противоположны.

Как верно отметили предыдущие ораторы, роман Лема рассказывает о Контакте. Да, действительно, чем больше ученые пытаются узнать о Солярисе, тем больше Солярис обнажает для них их собственный внутренний мир. Отсюда и пророческая фраза: «Пожалуй, об Океане мы не узнаем ничего, но, может быть, о себе...”. Но в то же время, сводить лемовскую концепцию только к невозможности познать чужой разум и величии самопознания, было бы неправильно. В конце концов, Разум Соляриса не просто чужероден человеку, но еще и наделен, практически божественными возможностями. Он играет с людьми, подобно Богу,но одновременно обладает Разумом младенца, все его действия порывисты и сиюминутны... Не знаю, задумывался ли об этом Лем изначально, когда составлял черновик романа, но вылезающая на его последних страницах кельвиновская концепция Ущербного Бога ( «благоразумно» вырезанная цензорами во всех советских изданиях) является, по сути диспутом философа и фантаста с адептами христианской концепции. Бог не познаваем, не по причине своего совершенства, неведанного людям, а как раз из-за т.н. «ущербности», обладании определенными недостатками и слабостями, которые присущи и человеку. Отчаянный же Бог, загнанный в угол, откуда нет выхода — и есть человек. А по сему, контакт между ними невозможен не по причине их чужеродности, а именно из-за этой несовершенности, порывистости и утопичности построения идеальной модели. Бог не познаваем, именно потому, что он слишком... человечен. А понять другого человека оказывается гораздо сложнее, чем иной разум, к которому безуспешно стремится Снаут. Надо ли, удивляться резкой реакции Лема, когда Тарковский в экранизации превратил Океан в подобие сюжетообразующей « Deus ex machine»?

На самом деле, «Солярис» Лема — это одно из самых пессимистических произведений в мировой литературе. Невозможность познать Бога, другого человека, себя самого, приводит героев на край отчаяния, они барахтаются внутри станции, словно мухи в паутине, тщетно пытаясь ответить, хотя бы на один из этих заветных вопросов. Именно в этом отчаянии, Тарковский и усмотрел отголоски того судорожного самокопания героев, которое впоследствии и займет центральное место в его фильме. В отличие от Лема, где попытки познать себя, были лишь вынужденным средством, в попытках изучить Океан, герои Тарковского идут на это осознанно, для них именно это и является основной целью, а Солярис — лишь средством. Старый, как мир методологический спор: одна идея, две ярчайшие творческие личности, две параллельные концепции, и каждая из них права, по- своему.... Несмотря на эту различность, при очередном перечитывании лемовского «Соляриса», у меня в ушах всегда непроизвольно играет одна и та же музыка — прекрасно адаптированная под современность композитором Эдуардом Артемьевым, органная прелюдия Баха, которая удивительно точно подходит для всей технологичности и космичности лемовских пейзажей, став их неотъемлемой частью. А это лишь доказывает, что подразумевая разные подтексты, оба творца думали на одном и том же языке...

P.S Продолжая тему экранизаций «Соляриса»: если Ваш рассудок дорог Вам, ни в коем случае, не знакомьтесь с американской интерпретацией 2003 года, снятой Стивеном Содербергом....В лучших традициях голливудской попкультуры , его создатели нашли собственное решение конфликта Океана и земных ученых: если, чего-то не понимаешь, то лучше всего прицелиться и хорошенько пальнуть... Впрочем, ничего другого от них и не ожидалось.:wink:

Оценка: 10
–  [  88  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Пикник на обочине»

fox_mulder, 6 февраля 2009 г. 18:22

К написанию этого отзыва я подступался уже 5 раз , и каждый из них заканчивался одинаково: вместо того, чтобы расписывать свои эмоции от стократного прочтения этой повести или очередной попытки продемонстрировать кому-то широту ума, вскрыв весь ее потаенный смысл, я просто смотрел в прямоугольник этого белого поля, не в силах выдавить из себя ни единого слова... Наверное, для того, чтобы адекватно оценить многогранность этого творения, нужно обладать хотя бы частичкой таланта, присущего его создателям, что автоматически обрекает автора отзыва о нем на практически танталовы муки.

Это одна из тех книг, которые полностью перевернули мое личное представление о смысловом наполнении не только фантастики, но и литературы вообще. Часто бывает так: берешь в руки книгу модного автора, получившую целую охапку премий, и вроде все при ней — и литературный язык, и сюжет, и герои, и попытки реализовать какую-никакую, а идею. Но в то же время что-то настораживает и мешает присоединиться к напечатанным на обложке восторженным отзывам. И лишь потом буквально просыпаешься посреди очередного сна сознания, а глаза автоматически находят на самой заветной книжной полке знакомый зеленоватый том. Тогда то ты и понимаешь: это ведь просто не «Пикник».

«Пикник на обочине» по своему объему — произведение небольшое, оно занимает всего 178 страниц. Но ответить на вопрос о том, что на самом деле сокрыто на этих 178 страницах, почти невозможно. Вариантов ответа — великое множество, и каждый из них соответствует особому смысловому уровню повести. Можно сузить их до пророческой истории про Зону, на 15 лет опередившую подлинную трагедию Чернобыльской АЭС, и это будет отчасти правильно. Можно трактовать, как историю неудавшегося космического контакта; пессимистическое эссе о возможном закате человеческой цивилизации, удел которой, в перспективе — лишь собирать объедки, оставшиеся с чужого пикника на обочине Вселенной, которая так трагически совпадает с их собственным домом. Есть здесь и почти по-лемовски холодная констатация невозможности оценить и понять Вселенский Разум, человеческие попытки с применением непонятных артефактов которого, напоминают детскую игру в песочнице с использованием вместо совочка заряженного автомата со снятым предохранителем.

Но вместе со всем этим, повесть Стругацких — одна из самых пронзительных в мировой литературе историй об одиночестве человека сразу на всех уровнях мироздания: во Вселенной, в обществе, в семье и даже, казалось бы, в родной, но такой непостижимой собственной же душе. Отчаяние, полная пустота внутреннего мира человека, которая подобно озарению, выливается в этот последний страждущий вопль, дарующий счастье всем тем, кто населяет этот мрачный и жестокий мир. Конечный покой и поздно пришедшее осознание того, что и это стремление не дать никому уйти обиженным, как и все лучшее на этом свете, было омыто чужой человеческой кровью. И даже прекрасно понимая, что от окружающих за всю жизнь не получал ничего, кроме безразличия, смешанного с презрением, все же именно им посвятить свой последний, жертвенный вздох.

Может быть, этот мир действительно заслуживает того, чтобы ему дали еще один шанс? Может быть, мы действительно заслуживаем того, чтобы счастливо прожить дарованную нам жизнь?

Оценка: 10
–  [  81  ]  +

Джо Аберкромби «Кровь и железо»

fox_mulder, 2 февраля 2009 г. 15:34

В черном-черном городе, в черном — черном доме была черная-черная комната, где человек весь, естественно в черном за черным- черным столом сочинял, Вы уже поняли какого цвета роман о черном — черном мире.

Надо сказать, что в силу определенных обстоятельств, я сумел избежать всей шумихи, способствующей выходу на русском языке первого романа автора с трудно произносимой фамилией. Взяв на прилавке бежевый томик, я не был переполнен никакими ожиданиями потенциального шедевра, хотя напечатанное на обложке пророческое обещание от Amazon.com, о том, что книге в скором времени суждено стать классикой жанра, вселяло определенную уверенность в том, что я выбрал не самый худший способ расстаться со своими кровно заработанными 300 рублями. Однако, когда была перевернута последняя страница, мою душу заполнило.... нет не разочарование, скорее чувство легкого недоумения: неужели, в современном забугорном фэнтези, дела обстоят настолько плохо, что подобный роман действительно, даже очень гипотетически можно перепутать с классикой жанра? Сравнения с Мартином и Бэккером, здесь явно неуместны: вместо тщательно продуманного мира, роман Аберкромби ( ура, выговорил наконец) предлагает читателю литературный вариант конструктора «Лего»: собери собственный фэнтезийный мир из понравившихся у других авторов элементов. И дело даже не в том, что этот мир, как бы состоит из дорог и тропинок, по которым мы уже не раз бродили, причем в гораздо более комфортной и удачной компании. Но сами эти тропы у Аберкромби выглядят слишком безжизненными, а компания — сомнительной, будто автор поставил перед собой задачу собрать в одно лукошко сразу всех расхожих фэнтезийных архетипов. Все это выглядит лишь старательным копированием, причем выполненным без особого вдохновения.

Но особенно меня поразили высказывания товарищей, заочно зачислявших сие творение в классику «дарк фэнтези». По своей атмосфере классический «дарк» очень схож с классическим же «нуаром» от мира детективного жанра: мрачная эстетика мира «падших ангелов», где нет ни одного симпатичного персонажа, тем не менее замазана черным, лишь для того, что бы убедительнее показать внутреннюю борьбу, идущую внутри героев. У того же Кука каждый из героев нарисован особым оттенком черного цвета, причем эти оттенки никогда не повторяются. Черный цвет у Аберкромби имеет всего один грязный оттенок, которым замазывается все без разбору и оснований, очевидно, автор полагал, что чем чернее — тем лучше.... На деле, у него получился не «дарк», а, извините, типичный образчик позднесоветской бытовой «чернухи», выдержанной в извечной стилистике: «Здесь жить нельзя»(помойки, коммуналки, водка в граненном стакане, зарплату не платят — сволочи, да еще и вода из сломанного крана на кухне капает -зараза) .Пытки, грязь, постоянные употребления героями различных словечек, вроде бы призванных подчеркнуть исключительность их эмоциональных состояний, местами весьма грубый черный юморок.... Но это все лишь «буря в стакане воды», не более чем дань моде, в которой нет совершенно никакого смысла: книга от этого не становится ни хуже, ни лучше.... Персонажи, как были так и остаются «дурилками картонными», проникать в их внутренний мир или выявлять скрытые от глаз «скелеты в шкафу», нет совершенно никакого желания. Собственно, эта грязь — единственное, что запоминается от книги, стоит перевернуть ее последнюю страницу.

Что мы имеем в сухом остатке? Книгу, которая пытается соответствовать сразу всем ведущим фэнтезийным традициям, а в итоге остается безродной сироткой: не эпик, не героика, не дарк — вообще, непонятно , что... Хочется искренне посоветовать автору перестать заниматься собиранием пазла из чужих сочинений, а самому наконец определиться с собственными стилистическими пристрастиями.

В черном-черном городе, в черной-черной комнате, за черным-черным столом человек в черном дописывал о черном-черном мире свой первый, совершенно серый роман.

Оценка: 6
–  [  199  ]  +

Стефани Майер «Сумерки»

fox_mulder, 1 февраля 2009 г. 13:48

- «Берите, не пожалеете.Только что, почти 20 штук продал — заговорщически подмигивал мне книжный торговец с подозрительно мефистофелевским профилем — «Хит сезона. Такого вампирского романа Вы еще не читали!»

Жаль, что в тот момент, мне не пришло в голову отойти от прилавка и посмотреть по сторонам, в поисках потенциальной читательской аудитории со свежекупленными томиками Стефани Майер — впрочем, скорее всего ее уже к тому моменту полностью растащили по домам заботливые мамаши, дабы не позволить своим чадам пропустить очередные серии «Ранеток», «Кадетства» или что там еще принято смотреть у девочек-подростков на самом пике полового созревания? В одном продавец оказался прав: ТАКОГО вампирского романа до знакомства с творчеством Стефани Майер, я действительно еще не читал!

Нужно сказать, что сам жанр вампирского романа, за годы существования навидался всякого: и попытки философской драмы, и пустые боевики, и комедии и даже сагу с эротическо-порнографическим уклоном. Однако, даже на таком фоне книга Майер способна если не шокировать по полной программе, то уж точно обескуражить, ибо основная мысль ее романа: «Стать вампиром — это так... романтично.» Мрачная эстетика отступает: охоту на вампиров отныне ведут не с осиновыми колами и крестами наперевес, а с помощью записочек о свидании, вырванных из блокнотиков, причем непременно розового цвета. Место луж, озер, морей крови здесь занимают потоки другой, не менее охотно разливаемой человеческой субстанции, а именно извините, соплей, которых здесь столько, что они должны буквально хлюпать под ногами главных героев.... И Вы знаете, несмотря на все эти горы сантиментов, которые можно выразить припевом старой вульгарной песенки про то, что дельфин и русалка — не пара, не пара, не параааааа!», лично я не нашел в данном произведении, совершенно ничего романтичного.

Древний, но по-прежнему, молодой лицом вампир, который по каким-то непонятным причинам, обладает нездоровой тягой к знаниям, а по сему постоянно трется возле общеобразовательных школ — это подозрительно напоминает о литературной «романтике» совсем иного рода, а именно о разделе, отведенному подобным нежным отношениям с подростками в уголовном законодательстве. Другое дело, что у Майер все вампиры, даже почти тысячелетние, разговаривают и думают, как типичные старшеклассники, и вполне уместен вопрос: как они, с подобными умственными способностями, могли незаметно существовать все эти годы? Если вернуться к описанию любовного, гммм... романа, то здесь он выдержан в такой карамельной стилистике, что под эту книжку можно спокойно пить чай без сахара. Представьте себе, что Кен из типичного игрушечного набора для девочек — это вампир, можете даже подрисовать ему клыки и нарядить в черный плащ, а-ля Дракула. Теперь поставьте напротив типичную Барби -girl, только назовите ее для конспирации «Беллой». Добавьте щепотку девичьего плача в подушку с неизменным лейтмотивом : «Ну он же вампир, ууууууу!» — и пожалуй, точное представление о том, что же такое «Сумерки» у Вас уже должно сформироваться.

Извините за резкость, но роман Майер, по своей сути можно отнести к паразитической литературе. Не имея ни единой собственной мысли, автор просто перемешивает в одном котле дремучие штампы из двух различных жанров, однако делает это с точным прицелом под уровень определенной читательской аудитории — тех, кто втайне ожидает собственного принца, неважно прискачет ли он на белом коне иль влетит прямо в окно на метле. Если же Вы не относите себя к данной публике, то лучше держаться от этого опуса подальше. Как говорится: читатели, будьте бдительны!:wink:

Оценка: 3
–  [  20  ]  +

Сергей Лукьяненко «Диптаун»

fox_mulder, 31 января 2009 г. 17:09

Читатель любит виртуальные миры. Анонимная виртуальность, лишенная всех невзгод повседневной жизни, с иными представлениями о возможностях и потенциале заглянувшего в нее человека, манит и притягивает к себе, почище тяги к сильнодействующему наркотическому препарату. Эта тяга объясняется весьма просто: всем хочется пребывать в мире, где отсутствует само понятие социальной и любой другой несправедливости, однако никто из стремящихся в нее, не готов отдать свою жизнь за превращение реального для них мира в подлинный рай на Земле.... Эдакий современный «Город солнца» для компьютерного поколения «Некст», готовая мана небесная, да вдобавок на халяву. Для приобщения к ней не нужно приложить никаких видимых усилий, достаточно просто включить компьютер и запустить соответствующую программу.

Очевидно, именно за счет этого извечного стремления к бесплатному и простому в обращении «Богу внутри машины» и можно объяснить феноменальную популярность этого цикла. Идея Лукьяненко, мягко говоря не нова и совсем не оригинальна. О стремлении забыться в сладких виртуальных грезах, в разное время писали авторы уровня Уильяма Гибсона и Брюса Стерлинга, из свежих примеров можно припомнить цикл «Иноземье» Тэда Уильямса, а для людей, не дружащих с печатным словом, его окончательно культивировала голливудская «Матрица» братьев Вачовски. Увы и ах, но при всем желании, трилогию Лукьяненко адекватно сравнивать можно лишь с ней. Главный герой, согласно стилю и пристрастиям литературного творчества «позднего» Сергея Васильевича — эдакий простой, как разменная монета, образ парня из соседнего подъезда. Я прекрасно понимаю, что так гораздо проще заставить читателя само идентифицировать себя с персонажем, но при всей этой нарочитой простоте, герой слишком сливается со всей присутствующей в книгах серой массой, настолько, что его как бы нет вовсе. Стремление к унификации и простоте донесения идей до читателя, в итоге выливается в то, что со страниц книги ты наблюдаешь не за приключениями разума или даже тела, а скорее серой, интегрированной внутрь компьютера массы — микросхемы или просто кусочка бинарного программного кода. В результате, наблюдать за его драмами и открытиями, на практике не более интересно, чем рассматривать на компьютерном мониторе движущиеся образы внутри скринсейвера.

Вторая оплошность так же чересчур типична для позднего творчества автора. Ориентируясь на подростковую аудиторию, он слишком боится «переусложнить» свое произведение, дабы не отпугнуть потенциального читателя. Боясь оставить его наедине с собственной идеей Глубины, автор помещает ее в форму, фактически новеллизации компьютерной игры «ДУМ» с полностью линейным прохождением уровней — отстрелом рядовых мобов, боссов и т.д. В итоге, до главной идеи, приходится продираться через почти две сотни страниц, напоминающих затянувшееся прохождение особенно сложного уровня. Стилистика при этом остается выдержанной в нарочито примитивистском ключе, с вкраплением админских терминов, программистских баек и бородатых анекдотов третьей свежести. Увы, но в итоге получается всего-лишь зауряднейший приключенческий роман, который по манере творческой кухни напоминает стакан обезжиренного молока, где благополучно и растворяются все авторские претензии, вкупе с любыми намеками на интеллектуальность. Для молодого МТА это было бы несомненным прорывом, но по меркам одного из самых читаемых фантастов России, итог очень и очень средний, потенциал книги оказывается совершенно нереализованным. Одно непонятно: коммерция коммерцией, но как можно до такой степени не доверять собственному читателю?

Оценка: 6
–  [  10  ]  +

Антология «Убить чужого»

fox_mulder, 5 ноября 2008 г. 15:22

Методика подбора литературных антологий, мне всегда напоминала принцип, по которому на рынке продают мясопродукты. Купил один килограмм отборного, сочного мяса — получи в подарок, бесплатно полкило не менее отборных костей. Покупаешь книгу из-за одного, двух, трех авторов — получи в довесок, с десяток произведений незнакомых МТА, различной степени раскрученности. Данная антология, изданная сразу в двух вариантах монстрообразным тандемом АСТ/ЭКСМО, пытается избежать этих очевидных недостатков: казалось бы, представлены 13 авторов, и все они заявлены как «лучшие писатели- фантасты России». Однако, как выясняется, степень раскрученности автора на это совершенно не влияет.

Казалось бы, перед 13, увешаными премиями и тиражами, Грандами, которые для российской НФ — наше Все, поставили простенькую задачку, наподобии школьного сочинения — написать классический НФ рассказ о ксенофобии. Но результат, отчего то совсем не радует сердце читателя. На мой взгляд, именно в подобных работах на заданную тему и проявляется степень мастерства автора и правомерность отнесения его к грандам/мастерам. В результате, в качестве «мяса» различной степени отборности и сочности, мы пробуем свежие произведения Дивова, Лукина, Лукьяненко.... Единственный сюрприз для меня лично исходил от Панова. Все остальное — это кости, так же разной степени аппетитности, которая однако не меняет их принадлежности к отбросам пищевого производства. От просто вялых и невразумительных опусов Громова, Каганова, Зорича, Михайлова, Васильева, произведения которых просто произвели впечатления сочинений, написанных за пару — тройку часов из обрезков черновиков неудавшихся романов (особо ярко — у Зорича), и до совсем уж не подобающих торжественному случаю, клинических случаев. У каждого сам термин «ксенофобия» ассоциируется с собственными переживаниями. У кого-то он выливается, лишь в озорной, но бессмысленный стеб (Каганов), у других — выступает лишь завязкой для традиционно, психологически убедительной, но совершенно самобытной истории (Дивов). И лишь парочка грандов, восприняли название сборника слишком буквально. Рассказ о борьбе доблестных арийс...., извините, славянских суперменов, тушащих плевками пожары и в прыжке, сбивающих летящие в небе, самолеты, произвела впечатление отрывка, выуженого даже не из древнего недописанного черновика, а прямиком из чьей-то мусорной корзины. У меня вопрос: как ПОДОБНОЕ могло пролезть в солидную антологию? Это даже с костями сравнить трудно, здесь уже веет отчетливый душок плесени.

Одним словом, для пафосных речей о лучших фантастов России, уровень сборника недостаточно высок. Большинство авторов, не взирая на присвоенный им высокий статус, откровенно схалтурили и показали уровень, явно ниже ожидаемого от них. Про творчество, манеру и стилистику творчества позднего ВВГ так и тянет написать целый научный трактат, причем желательно медицинский. А четырех, по-настоящему, хороших и интересных произведений, явно недостаточно для того, что бы поставить сборнику более высокую оценку.

Оценка: 7
–  [  10  ]  +

Антология «Спасти чужого»

fox_mulder, 5 ноября 2008 г. 10:41

Общепринято считать, что эксперимент в литературе — явление прекрасное и сугубо позитивное. Мол, когда автор, всю свою карьеру, только и занимавшийся геноцидом различных форм жизни ( причем, не только инопланетных), вдруг возьмет, да напишет что-нибудь мягкое и гуманное, где каждый диалог не будет заканчиваться неприменным ударом в глаз — это здорово, типа открытие новых граней таланта. Однако, стоит открыть данный сборник, как все эти иллюзии разлетаются на молекулы, не хуже прямого воздействия адронного колайдера. Авторов второго сборника антологии «Свой-чужой» просто , по-человечески, жаль. Одна часть из них, причем часть бесспорно наиболее талантливая, откровенно мучается над «дописыванием» чужих творений. Сколь бы талантлив и многогранен не был В.Михайлов, но и он попадает в ступор при попытке довести до разумной мысли головачевских «Зеленых недочеловеков», которые закономерно продолжить мог лишь короткий, но справедливый медицинский диагноз. Или несчастный Дивов, который отчаянно пытается довести до ума очередную, сжатую до размеров рассказа космоперу Зорича. Да, у него получается добавить в повествование свой типичный психологизм, но все равно до уровня собственных творений, его рассказу очень далеко. Другая часть авторов, на протяжении всего сборника отчаянно борется с собственной внутренней «ксенофобией», тщетно пытаясь ее выдать за неуместный приступ человеколюбия. Прямо скажем, получается не очень. Даже призывы к толерантности у них, в итоге оборачиваются массированными бомбардировками, залпами из минометов и сбиванием летающих тарелок..... Одним словом, даже любить других существ, уважать, сопереживать, что бы в итоге спасти, нас призывают, посредством разнокалиберного оружия. Чем это принципиально отличается от подхода того же Лейнстера, которому данный сборник по идее противопоставляется? Нет, Ефремов и дальше может спать спокойно, ибо наши современные гранды, в большинстве своем, трактуют понятие гуманизма, весьма своеобразно....

Да, есть и безусловно светлые моменты. Лукьяненко вновь продемонстрировал, что может создавать отличные зарисовки в стиле своих старых произведений. Ну и Лукин, виртуозно владея стилем, «дописал» рассказ Лазарчука, вывернул его наизнанку и вновь продемонстрировал, что на поле коротких рассказов, равных ему по- прежнему нет.

Но достаточно ли этого, что бы признать эксперимент удавшимся? Подобно ученым из фантастических же романов, наши издатели и составители попытались скрестить то, что летает в небе с амфибиями, ожидая в итоге появление сверхсущества. Однако, полученный гибрид не пускает в небо слишком грузная телесная масса, в воде он тонет, поэтому может только медленно ползать, изредко ругая нехорошими словами своих создателей. Учитывая количество громких писательских имен, данный результат следует признать неудачным.

Оценка: 6
–  [  26  ]  +

Клайв Баркер «Книги крови»

fox_mulder, 1 ноября 2008 г. 08:18

Главный визионер в мире литературных ужасов, подлинный художник слова, фотограф пугающих образов.... — и это все о нем одном, о Великом и Ужасном Клайве Баркере. Шесть сборников «Книг крови», на данный момент, представляют собой настоящую квинтэссенцию не только его стиля, но и всего творчества в целом.

В отличие от Кинга, проповедующего сугубо реалистичный, даже в чем то фрейдистский подход к сверхъестественному, где зло всегда приходит из самых темных глубин человеческой души и одна из задач автора — докопаться до самых истоков, самый безумный гений туманного Альбиона идет своим путем, и эта дорога возвращает читателя к истокам жанра. Ему плевать на психологическую подоплёку героев, все их мотивы и внутренний мир , он оставляет для добровольного додумывания собственными читателями. В основе каждого рассказа лежит четкая, почти фотографическая картина, которая прямо так и просится на холст. Чтение всех шести сборников, подобно прогулке по авангардистской художественной галерее: направо — изображение поезда, стены вагонов которого залиты кровью, а на конечной станции его уже поджидают последние голодные «пассажиры»; налево — гигантский монстр, подобный пражскому голему, только вылепленный не из глины, а из вполне себе живых, человеческих тел; прямо перед Вами — весело похрюкивая, лакают кровь подлинные «герои» рассказа «Свиной кровавый блюз»..... Нет, это нельзя назвать «глянцевым ужасом», скорее для всего творчества более подходит определение «целлулоидного кошмара». Баркер не объясняет, не разжевывает читателю, что да как; подобно столь же Великому и столь же Ужасному Г.Ф. Лавкрафту, все произведения сборников написаны лишь с целью демонстрации впечатляющей кульминации. Только у Лавкрафта она обычно сводилась к явлению, порожденных ночными кошмарами, Старших Богов, а у Баркера кульминация тщательно режиссируется и подается читателю с неизменной циничной полуусмешкой: «А ТАКОГО не ожидали?». Однако, именно в оригинальности и образности КК, кроется главный недостаток творчества Баркера в целом: от излишней визуализации, зачастую страдает сюжетная целостность его произведений крупной формы, которые подобно гигантскому комиксу распадаются на отдельные картинки, упорно не желающие снова складываться в единое целое. Но именно в «Книгах Крови» этот прием срабатывает на все 100!

Чем же, все-таки Баркер пугает своего преданного читателя? Авторы неудачной экранизации «Полуночного поезда с мясом» убеждены, что все дело в горах мяса, расчлененке и прочих кровавых радостях смертоубийства. Нет, Баркер далеко не пуританин, и крови вкупе с прочими физиологическими жидкостями, в его произведениях проливается ой как немало. Но лично меня всегда больше пугал сам стиль автора, его безжалостная и какая-то совершенно неисповедимая, потусторонняя логика. В ней так мало человеческого, а стиль настолько отстранен от повседневной земной реальности, что иногда даже кажется, что подлинным автором этой мрачной галереи был не скромный писатель и сценарист человеческого рода, а сам Ктулху! Одним словом, писать отзывы на рассказы Баркера так же сложно, как описывать произведения авангардистской художественной выставки: очень многое здесь зависит от особенностей личного восприятия, да и слов, способных адекватно описать впечатления, всегда будет не хватать. Это надо прочувствовать, увидеть.... А для начала — разумеется, прочитать.:wink:

Оценка: 10
–  [  13  ]  +

Вячеслав Рыбаков, Игорь Алимов «Евразийская симфония»

fox_mulder, 17 октября 2008 г. 09:43

Всегда любил сольное творчество Рыбакова, после Семагинского цикла, он надолго занял свое достойное место в пятерке самых любимых российских писателей. Однако, поставить этому циклу выше 6/10 просто не могу, ибо с художественной литературой, на мой взгяд, он имеет весьма мало общего. Как и в случае со «Звездой полынь» входящие в него произведения, скорее напоминают не романы, а смесь политических карикатур в стиле незабвенного журнала «Крокодил» и книги Солженицына «Как нам обустроить Россию». Политические идеалы обоих авторов видны невооруженным взглядом и излагаются с «утонченностью» крикливой газетной передовицы. Увы, но кроме этих листовок, прокламаций и призывов, я во всем цикле ничего не увидел. Сюжеты присутствуют чисто номинально, так для галочки и связки бесчисленных афоризмов в подобие единого целого. Сами афоризмы и отсылки ск современности, поначалу развлекают, но потом начинают утомлять своей предсказуемостью и одноообразием. Тоже и со стилем: хороший язык с элементами литературной игры, подозрительно быстро наскучивает и начинает отдавать клишированностью. Главный корень зла для Рыбакова и Алимова заключается в сериальности. Придумав множество «фишечек» для самого первого романа, они просто повторяют их 6 раз подряд без видимых изменений, что разбивает весь эффект «Литературной игры». Представьте себе, что Вы играете с товарищем в прятки, но он вместо креативного подхода, постоянно прячется от Вас в одном и том же месте. Как быстро Вам надоест этот процесс? Мне наскучил уже на втором томе, благо вместе с копированием достоинств, из книги в книгу кочуют и те же недостатки: отрывочность сюжета, превращения натужного юморка из литературного фона в самоцель для авторов.

Резюмирую: у «Евразийской симфонии» был бы шанс, если бы вместо цикла авторы ограничились одним романом. При дефиците идей и приемов и чресчур сильной «заполитизированности» текста, данное произведение конечно имеет ( и еще найдет) своих преданных поклонников. Но людям, которые не разделяют политических и социальных идеалов авторов, лучше подыскать для чтения, что-нибудь менее тенденциозное.

Оценка: 6
–  [  7  ]  +

Джек Уильямсон «Космический легион»

fox_mulder, 16 октября 2008 г. 09:58

Впервые этот цикл я прочитал в возрасте 12 лет и был от него в диком восторге. Да, Уильямсон, не мудрствуя лукаво взял готовую фабулу «Трех мушкетеров» Дюма (поговаривают, что на этот прием его «надоумила», прочитанная в юности историческая трилогия Генриха Сенкевича) и добавил для «утепления обстановки» полукомедийного персонажа Жиля Хабибулу, чьи собирательные черты можно обнаружить впоследствии, в образе андерсоновского Николаса Ван Рийна. И приключения, приключения, приключения... В юном возрасте, от литературы более ничего и не ждут, тем более, что это был первый опыт знакомства с жанром «космической оперы».

Увы и ах, но со временем мое восприятие этого цикла претерпело существенные изменения. Слишком много сюжетных условностей, слишком слаба логика персонажей, фантастические предположения об инопланетном устройстве не имеют под самой никакой научной основы, большинство из них из той же серии, что полеты в стратосферу Супермена. К построению интриги, утрированному делению героев на белое и черное, тоже можно предъявить множество претензий. Но я этого делать не буду. Во-первых, сделаем скидку на годы создания цикла: в 30-х существовали совсем другие фантастические школы и писательские ориентиры типа Хьюго Гернсбека или Джона Кэмпбелла мл. и судить их с современных позиций, было бы крайне неразумно. А во-вторых, такие четкие представления о добре и зле, яркие, хоть и утрированные образы, приключения без намеков на модную теперь современную трактовку насилия — что лучше подойдет для подростков, только начинающих свое знакомство с фантастическим жанром? По крайней мере, собственным детям я могу доверить эту книгу без малейших опасений. И наоборот.:wink:

Оценка: 6
–  [  21  ]  +

Лорел Гамильтон «Анита Блейк»

fox_mulder, 16 октября 2008 г. 08:37

Еще один цикл, секрета популярности которого мне видимо понять не суждено. Я всегда с огромным почтением относился к произведениям, написанным в таких жанрах как «мистический детектив», «хоррор» и «городское фэнтези», но при всем уважении к поклонникам приключений Аниты Блейк, они явно из другой оперы. В отзывах выше принято восхищаться первым романом Гамильтон с говорящим названием «Запретный плод»: вроде как он был интересным, и всем прочим ее произведениям до этого столпа словесности, как до Луны на подводной лодке. Смею огорчить: ничего принципиально отличного от остального уровня цикла там нет. Присутствует не в меру бойкий персонаж женского полу, толпы вампиров и прочей нежити, но для мистики этого явно маловато. Представьте себе, навязший уже у всех в зубах, дремучий «дамский детектифф» отечественного розлива, выкиньте из него весь доморощенный юморок (что будет несомненным плюсом), а всех фигурирующих в сюжете бизнесменов, строителей и сантехников замените соответственно на вампиров, зомби и оборотней. Добавьте к этому традиционно кривой для АСТ первод, и перед вами предстанет сага о приключениях Даши Вас... извиняюсь, конечно же несравненной Аниты Блейк. Кроме того автор явно страдает болезнью, которую Кинг в своем учебнике для молодых авторов называл «литературной словоновостью», т.е. главным критерием писательского мастерства для нее, похоже является количество слов: их очень много, и как минимум 90% из них совершенно лишние. По идее, если из романа вырезать все самоповторы и обильное выделение воды, из очень средней книги объемом в 500 страниц, мог бы получиться рассказик страниц на 30, правда скорее всего столь же посредственного уровня. Впоследствии автор пыталась исправить вышеперечисленные недостатки, в результате чего из последующих романов напрочь испарилась ходульная детективная интрига и сменилась потенциальная читательская аудитория. Теперь книги стали более ориентированы на эротоманов различного возраста, да и сама структура стала напоминать печально известный телесериал «Секс в большом городе», только адаптированный для «готически настроенной» женской аудитории. Описывать дальнейшие перепетии сюжетов, центральное место в которых стали занимать бесконечные пробежки героини по чужим постелям я не стану. Скажу только, что с появлением обилия соответствующих сцен, авторский стиль совершенно не изменился, только теперь десятки страниц отведены не противостоянию различным монстрам, а конфронтациям немного иного рода. Конечно, приятно осознавать, что в свои годы писательница еще не утратила вкуса к жизни, только вот, причем здесь читатель?

Резюмирую: любителям мистики в этом цикле совершенно нечего делать, а начинающие и умудренные опытом эротоманы явно подберут себе, что-нибудь менее многословное. Единственное, приходящее мне в голову объяснение высоких продаж Гамильтон ( в том числе и у нас) — что- то вроде новеллизаций фильмов Тинто Брасса для начинающих упырей. Как говаривала в таких случаях одна, чрезвычайно колоритная, знакомая еврейская бабушка:« А оно Вам надо?»

Оценка: 3
–  [  83  ]  +

Фрэнк Герберт «Дюна»

fox_mulder, 15 октября 2008 г. 12:13

По-настоящему, пророческие произведения всегда идут к своим читателям длинными, извилистыми, а зачастую и неисповедимыми путями. Книгу Герберта поначалу, отвергли несколько издательств, потом ее наконец выпустили в бумажной обложке, причем тираж был настолько «велик», что люди, уже наслышанные о романе, заваливали автора письмами с единственным вопросом: где ее можно приобрести. Этот роман, в корне отличался от всего, что выходило на то момент. От уже порядком приевшейся читателю, стандартной «гуманитарной» НФ с ее роботами, проблемами покорения Марса и возможностями контактов с инопланетными цивилизациями, книга Герберта воспарила в совершенно чужие миры, где отсутствовали любые привычные для землянина ценности, а вся круговерть жизни регулировалась столь же чуждой прагматичной логикой. Так всегда происходит с Настоящими Пророчествами, сулящими человеку грандиозные перемены: их осознание всегда проходит очень долгий путь, всегда начинающийся с полного отторжения и неприятия.

В 1965 году сам термин «Война за ресурсы» был известен лишь узкому кругу политологов и военных специалистов. Герберт много времени посвятил изучению не только различных восточных философий, но и менталитета и культуры современных стран Среднего Востока. Позже все эти накопленные знания он компактно уместил в собирательном образе фриманов. Уже тогда было очевидно, что война между Западом и Востоком неизбежна, и острием ее станет жесткая борьба за энергоносители. Чудесное вещество «спайс» необходимо существам из гильдии Навигаторов для совершения далеких межзвездных перелетов. Нет спайса — нет полетов, нет возможностей для дальнейшего прогресса цивилизации. Увы, но и в нашем современном обществе мы находимся в той же почти наркотической зависимости от источников энергии. Нет бензина — нет движения транспорта, цивилизация , что бы там сейчас не понимали под этим словом, откатывается обратно в каменные века, назад к природе. Аналогия прямолинейная, но никто не отменяет ее актуальности. Империю Шаддама 4 терзает мощнейший кризис; его поданные давно настолько очерствели, что спайс для них из необходимости превратился в средство увеличения благосостояния и получения власти над теми, кто не в силах его добыть. Препятствий для добычи чудесного наркотика не существет: если на пути стоит группка людей — ее сметают, если целая планета — ее уничтожают. Да и целый народ тех же гордых фриманов, поклоняющийся неведомым им пророчествам о приходе Муад,диба тоже не станет серьезной проблемой, ведь спайс все равно должен поступать.

Для читателей, обитающих в «эпоху цветов жизни» этот прагматизм казался диким, в 60-е годы «Дюну» не раз и не два обвиняли в бесчеловечности и жестокости. Характерно, что с каждым годом, приближающим современную реальность, эти обвинения раздавались все реже, а вскоре и смолкли вообще. История все расставила по своим местам. С каждым годом, становилось все очевиднее, что человечеству вряд ли суждено в ближайшем будущем счастливо зажить в мире «Полдня» Стругацких или «Основания» Азимова, но невзирая на отношение к нему, мир «Дюны» наступал за окном с неотвратимостью нового рассвета, и просто отвернуться от этого было невозможно. Все о чем писал в 60-е Герберт неумолимо сбывалось: власть новых Навигаторов из крупных транснациональных корпораций, чья воля настолько могущественна и непреклонна, что все Императоры Земли вынуждены к нему прислушиваться. Да и сама планета Дюна с ее бесконечным ресурсом, постепенно из далекой далекой Галлактики, спустилась на грешную Землю и обрела вполне определенные географические очертания....

Одновременно, на Востоке готовится буря. Простой парень осознает в себе силу Древнего пророчества Муад.диба и собирает народ, который всегда считали лишь досадной помехой на пути к вожделенному спайсу, на Священную Войну, которая сметет все на своем пути. Он и Добро в типичной восточной традиции, где Царство Божие может располагаться лишь под «Сенью мечей» Бога, и Зло для всего остального, ныне живущего и не разделившего его идей. Еще не Бог этого мира, но орудие слепого священного гнева, направленного против неуверовавших, неверных. В этом проявляется сходство «Дюны» с очень многими восточными эпосами и легендами, часть из которых вошла в сборник «1001 ночи» — очень популярный сюжет о простом человеке, осознающего Силу Божественного Предназначения. Да и сам роман написан, скорее в восточной традиции, все его элементы, которые можно отождествить с европейским менталитетом ( например, уклад и нравы Домов) выглядят заведомо лживыми, лицемерными и ненадежными.... Что это — простое предупреждение или пророчество нового армаггедона? Здесь я теряюсь, ибо не в силах предложить ни одного внятного ответа. Впоследствии, мир «Дюны» оказался раздробленным на отдельные элементы, которые впитали в себя и другие знаменитые фантастические циклы. Об этом современный читатель постоянно вспоминает, читая «Гиперион», «Колесо времени», саги о приключениях Стэна или Майлза Форкосигана. И даже, несмотря на то, что некоторым из последователей (например, Симмонсу) удавалось подобрать ключи даже к философским трактовкам Герберта, ни один из последующих за «Дюной» романов, уже не оставлял в душе этого чувства неопределенности: вопросов, ответы на которые, казалось бы, были неведомы даже самому Автору. Книга, которую можно заново открывать для себя, каждый раз находя в ней все новые и новые грани, при этом неотвратимо ощущая, что какая-то важная часть этого откровения, вновь ускользает от тебя снова и снова. Именно за это, я ее так сильно люблю.

Оценка: 10
–  [  20  ]  +

Дэн Браун «Точка обмана»

fox_mulder, 14 октября 2008 г. 12:57

Книга представляет собой гимн, любимому всеми американцами «Фаст фуду», только с поправкой на духовную пищу. Мистер Браун, при сравнительно небольшом количестве написанных романов, настолько мастерски усвоил курс мгновенного выпекания однотипных бестселлеров, что даже такой несравненный гуру этого ремесла как сам Том Клэнси от подобной прыти нервно забивается в уголок, дабы попрыгать с парашютом и подлечить расшатанные нервы. Первой реакцией на книгу было желание отплатить автору той же читательской монетой: откопировать собственный отзыв на «Код Да Винчи», заменить злобных церковников на плохих «НАСовцев», да вместо одного шизофренического заговора с библейским уклоном подставить другой, на этот раз с уклоном космическим. Но.... во время одумался. Видимо, самокопирование — это удел лишь Великих и знаменитых.

Как написать бестселлер? Берем щепотку актуальных в обществе, политических скандалов. На кого сегодня ополчились самые независимые американские журналисты? На НАСА. Почему? Вроде как, потребляют слишком много бюджетных средств, при ничтожной научной пользе. Что ж, завязка уже есть. Теперь, главный герой. Долго мучиться над созданием не будем, чай не «Красное и черное» сочиняем, возьмём сохранившиеся файлы с предыдущего романа и аккуратно перенесем.... Естественно, внешность сделаем другую, а «историка» заменим на «океанолога», зачем нам в Арктике историк? Негоже, одному герою сложные правительственные заговоры распутывать, дадим ему боевую подругу. Снова открываем файлы последнего бестселлера, аккуратненько переносим предыдущую главную героиню, меняем в графе «профессия» физика на сотрудницу разведуправления. Правильно, зачем нам в Арктике сразу двое ученых? Теперь, озаботимся созданием злодея. Открываем файлы предыдущего романа.... и т.д. и т.п. Продолжать до посинения, до упора или до появления очередного шедевра.

Одним словом, ознакомившись с творческой кухней мистера Брауна. действительно начинаешь проникаться мыслью, что написание книг- это не пыльная, но чертовски прибыльная работенка. Главное, ничего из прежних нетленок не выбрасывать, а потом знай себе твори: copy/paste copy/paste copy/paste.....

Кому то может показаться, что я утрирую. Отнюдь, ни в коем разе. Персонажи «Точки обмана» — действительно, братья- близнецы героев его предыдущего бестселлера «Ангелы и демоны». Сама структура произведений идентична, как два уровня одной и той же компьютерной игры, вплоть до обязательнейшего в таких случаях, торжествующего совокупления одноликих тел ( извиняюсь, но назвать подобные сгустки клишированной массы персонажами, у меня язык не поворачивается). И клюква, родимая брауновская «клюква», принимаемая его поклонниками на веру, снова с нами как неотделимая часть его интеллектуального багажа.Как говорится:распишитесь в получении. Казалось бы, от истории автор плавно перешел к разделу астрофизики, какова вероятность того, что и в новой области он проявит такую же удивительную некомпетентность? К удивлению, очень высока. И да пусть не обманет читателя длинный список неведомых гляциологов, океанологов, отдел по связи с общественностью НАСА, коим автор поет дифирамбы за помощь в самом начале. Оставим титанический заговор по

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
по подделке метеорита
для комиксов о противостоянии Супермена и вселенского злодея Лекса Лютора, благо дети младшего школьного возраста от них, по-прежнему, в восторге. Но вот сцена, когда раненный, истекающий кровью астрофизик, пардон мочится на собственную руку, дабы перебить запах крови и не попасть на ужин к голодной акуле, достойна занесения, если не в анналы, то точно в учебники по выживанию. Если, конечно, мистер Браун не боится судебных исков со стороны семей тех несчастных, которые осмелятся этот безумно дельный совет применить на практике.

В остальных глупостях предлагаю почитателям таланта Брауна покопаться самостоятельно, благо их тут предостаточно.Я просто искренне недоумеваю, что же люди могут находить в этом творчестве. Язык? Не бейте по больному месту! Смесь учебника по сопромату, в котором вдруг иногда на пару страниц просыпается любовный роман для тех, кому хорошо за 40, написанный в стилистике автопереводчика. Интрига? И тут мимо. Вся она расшифровывается самым чудесным образом, прямиком с первой страницы и совершенно аналогична прочим произведениям Брауна. Про героев я уже говорил: деревянные болванчики, обтянутые кожей и такими же диалогами. Копаясь в творчестве сего автора, я по-настоящему, теряюсь в догадках. Если кто-то узнает ответ на эту сокровенную тайну, намного более заковыристую, чем предсказумая фабула — обязательно дайте мне знать. И вообще, Брауну пока везет только с названиями. «Точка обмана» — это как раз единственная характеристика, которая приходит в голову после перевертывания последней страницы данного произведения.

Оценка: 3
–  [  65  ]  +

Джордж Оруэлл «1984»

fox_mulder, 8 октября 2008 г. 14:15

Этому роману при рождении сильно не повезло. Будучи выпущенным в 1949 году, по аналогии со «Скотным двором», он сразу же был назван антикоммунистическим и против воли автора, тотчас угодил на знамена «холодной войны», став одним из мощнейших ее пропагандистских орудий. «Вы хотите жить в прозрачных домах, получать ежедневный паек и поклоняться Большому Брату?» — заговорщицки подмигивали читателям «добрые» дяденьки из соответствующих организаций, оправдывая таким образом трату баснословных денег на военные расходы и искусственное поддержание «железного занавеса». Старанием подобных товарищей, образ 1984, как некоего пророчества о грядущей всемирной коммунистической экспансии стал каноническим. Стоит открыть любую антологию, посвященную жанру антиутопии или даже школьный учебник, как тотчас вновь всплывают те же старые добрые формулировочки: про сталинизм, про лагерную пыль и т.д. Однако, после недавнего перечитывания сего романа, меня почему-то посетили совсем другие мысли.

Никто не задумывался, почему Оруэлл поместил действие своего романа не в безымянную страну Восточной Европы, а именно в Британию? Что бы подчеркнуть реальную для всей Европы опасность в 1984 году маршировать под тяжелым коммунистическим сапогом? . Да, конечно в своих многочисленных эссе, Оруэлл неоднократно касался темы тоталитаризма и СССР, в частности. Однако, если не обращать внимание на его предыдущее творчество ( тот же «Скотный двор» с его откровенными аналогиями политических репрессий 30-х годов и ту же публицистику), ничто более в этом романе не указывает на его направленность к именно советскому «тоталитаризму«! Наоборот сейчас, когда страшные угрозы с Востока уже не беспокоят спокойный сон западных обывателей, роман приобретает, как никогда острую актуальность.

В 1941 году Оруэлл опубликовал эссе с любопытным названием «Англия, Ваша Англия», в котором безжалостно издевался над сытым и довольным английским буржуазным обществом родной страны, в которой несмотря на отсутствие тоталитарного режима, процветает полнейшее равнодушие, а люди уже давно сведены к ролям винтиков внутри слаженной государственной машины. Считается, что тем самым он просто предупреждал Европу против равнодушного отношения к проблемам существования на планете тоталитарных режимов. Однако, 8 лет спустя именно внутри этого самого общества, служащего придатком для такого же государства, родится тот самый Уинстон Смит, персонаж романа 1984. И что бы там не писали умудренные опытом проверенных клише рецензенты, роман повествует именно о нем, маленьком человеке, винтике и шпунтике гигантской системы, современном английском Акакие Акакиевиче.

Уже минул означенный 1984 год. Минул и 1991. Пала пугающая все прогрессивное человечество» Империя Зла». Так почему же, до сих пор при прочтении оруэлловских строк не покидает некое смутное беспокойство? Вроде никто и не принуждает к обещанной автором «прозрачности» общественной жизни. наоборот люди сами стремятся показать всему миру собственную интимную сокровенность. «Большой брат» из страшилки на ночь, превратился в модное телевизионное шоу с огромными рейтингами, формирующимися за счет как раз тех. кому в повседневности не хватает этой оруэлловской «прозрачности». Современное манипулирование помыслами и действиями рядового гражданина просто перешагнуло из так замечательно описанной у Оруэлла стадии принуждения в более комфортную, но по сути такую же точно стадию побуждения. Чем принципиально структура современных СМИ отличается от политики оруэлловского «Министерства любви»? Чуть поменьше агрессии, чуть более элегантны методы работы, но в остальном все сохраняется на старом добром уровне: наклеивание мишеней на лбы потенциальных врагов и поощрения любых действий своего Государства, — все находится на прежних местах и функционирует, как швейцарские часы. И речь здесь идет не о России, точнее не только о ней.:wink: Современное общество не заставляет никого маршировать строем, от этих пережитков уже давно отказались: зрелищно, но не эффективно. Гораздо проще добиваться опеределенного модуля поведения от граждан, не прикасаясь к ним, а на расстоянии. Искусное использование возможностей СМИ, в связке с мощными политтехнологиями и постоянно инициируемыми «кризисами», как то борьба с терроризмом, экологические катастрофы и т.д. сплачивают общество в единую массу, почище воззваний «Большого брата». И там, и здесь надавливание происходит на однотипные центры психики, а самый действенный — это страх. Самое очевидное средство заставить человека -пригрозить оружием, однако его эффект кратковременен. Гораздо интереснее нарисовать яркий образ постоянной угрозы, типа направленного на твой дом оружия массового поражения, используемого адскими злодеями. И побуждённый без принуждения гражданин готов сам ринуться за Вами куда и против кого вы его не позовете. Чем вам не готовое дополнение к оруэлловскому роману?

На мой взгляд, роман не следует воспринимать слишком буквально. это не прогноз. не пророчество и даже не совсем антиутопия. Подобно гениальному «Процессу» Кафки, он на философском плане исследует взаимоотношения Индивидуума и Общества, Гражданина и Государства. Не случайно, выше я привел сравнение с «Шинелью» Гоголя. И Акакий Акакиевич , и Уинстон Смит, по сути одинаковые типажи — маленькие люди с собственными мелкими мечтами, которых они в итоге лишаются. Акакий теряет «Шинель», Смит — практически добровольно жертвует единственной любовью. Рассудка в итоге лишаются оба. А образ Государства, во многом собирателен и гиперболизирован настолько, что все люди на этой планете в разной степени, но прожили свою жизнь в мире 1984 года. Не надо забывать, что несмотря на постоянные обличения СССР, Оруэлл до конца своих дней оставался убежденным социалистом, идеализировавшим свершения Октябрьской революции. Так, что и насчет прелестей буржуазного общества, никаких иллюзий у него тоже не было.

В заключение этого и без того, практически резинового и без сомнения ,спорного для людей с различным мировоззрением отзыва, хочется сказать следующее. Достаньте с пыльной полки эту книгу и прочитайте от корки до корки, не заглядывая в «мудрые» примечания, разжёвывающие простому читателю смысловые истины и пропустив столь же клишированные предисловия с послесловиями. Почитайте — и попробуйте в этом уже давно знакомом литературном произведении, увидеть новые, невидимые доселе грани. А потом выгляните в окно, но делайте это крайне осторожно. Помните: Большой брат, по прежнему смотрит на Вас!

Оценка: 10
–  [  50  ]  +

Межавторский цикл «S.T.A.L.K.E.R.»

fox_mulder, 2 октября 2008 г. 17:13

В ходе бешено распиаренной игроизации и ее последующей новеллизации, из служившего для обеих номинальным источником вдохновения гениального «Пикника на обочине» Стругацких напрочь испарилась любая философия, а сталкеры из обреченных на вечные скитания героев, превратились в сбивающихся в стаи по интересам однотипных, извините, гопников с обрезами за пазухой. Вместо штучного размышления на темы человеческого бытия вниманию читателей предлагается сплошная пальба, причем, судя по используемому лексикону, для большинства авторов цикла с понятием Зоны связаны лишь вполне определенные ассоциации.

Естественно все это чистая коммерция, от которой не стоит ожидать никаких жанровых откровений. Однако большинство произведений цикла («Дезертир», «Выбор оружия» и пр.) к фантастике вообще никакого отношения не имеют, а представляют собой лишенные любой мало мальски вменяемой идеи повествования из серии «стреляй во все, что движется, а когда упадет — добей», причем, стрелки всех возможных «штампо«и «клише»-мометров просто зашкаливают. Понятно. что такие циклы выполняют для издательств роль жанровой песочницы, в которой можно вырастить очередного опытного коммерческого автора и их необходимость трудно оспорить. Однако из прочитанных 6 или 7 томов этой вампуки мне так и не удалось выделить хотя бы одну более или менее интересную книгу, которая бы оправдывала такой подход, поэтому весь цикл напоминает затянувшуюся «тренировку на кошках», не имеющую никакого практического продолжения и применения: ни стиля, ни сюжета, ни героев — вообще ни черта.

Также совершенно очевидно, что авторы цикла вынуждены отталкиваться от одноименной игры, в которой вся эта пубертатная уголовная романтика весьма бурно процветала. Однако присущие оригинальной повести Стругацких моральные дилеммы и потенциал нового «Счастья для всех даром и никто не уйдет обиженным» остались совершенно нереализованными, словно невидимая глазу наших МТА тропинка, проходящая в стороне от «увлекательнейших» побоищ и бесконечного дележа обща... простите, конечно же хабара. Все эти чОтко расставленные приоритеты наводят на невеселые размышления, что подавляющее большинство наших молодых авторов мыслят совсем уж неправильными категориями, если из материала для нового «Пикника на обочине» у них выходят лишь очередные «Антикиллеры». Грустно, господа.

Оценка: 3
–  [  40  ]  +

Роберт Сальваторе «Дзирт До'Урден»

fox_mulder, 4 сентября 2008 г. 10:00

Если бы многоуважаемому Р.Сальваторе выпала честь родиться на 100 лет раньше, то его цикл о темном эльфе Дзирте, несомненно издавался бы в виде коротких выпусков в бумажной обложке, наподобие очень популярных в то время анонимных сериалов о приключениях Ната Пинкертона и Ника Картера, а из уст крикливых продавцов «бульварного чтива», сонные улицы городов оглашались зазывной рекламой, примерно подобного содержания:

» Не проходите мимо! Только здесь и сейчас! Чудеса примерного благородства, доблестной чести — и коварной зависти с нечистыми помыслами! Невероятная отвага, всепоглащающая любовь — и изощренная лютая месть! Невероятные приключения героев — и ужасные интриги злодеев! Только сегодня, и только в нашей книжной серии!»

Самое прискорбное, что к данному синопсису, по большому счету, и добавить то нечего. Да, есть у Сальваторе самые геройские герои, настолько поражающие читателя своей честностью и благородством, что если бы в мире «Забытых королевств» присутствовали оживленные автомобильные потоки, они бы неприменно переводили через них, каких-нибудь эльфийских старушек. Да, в саге о Дзирте присутствуют и ужасные — преужасные злодеи, которые настолько злобны и коварны, что в минуты, когда их не видит читатель наверняка, заходятся от громогласного демонического смеха, при этом прижимая ко рту гламурно оттопыренный мизинец. А еще есть килограммы, тонны бумажных приключений, интриг, козней и благородных подвигов, у которых есть одна специфическая особенность: они имеют обыкновение кочевать из тома в том в однотипном порядке и одинаковой последовательности, с точностью до знака припинания в конце предложения. Скажите, вы видели, когда-нибудь настоящий бразильский сериал? Говорят, стоит один раз посмотреть любой из образчиков этого «пенистого «жанра, и сразу поднимаешь левел до уровня эксперта в подобном зрелище, смело предугадыая, в какой серии похитят очередного ребенка, а в какой — у героини произойдет чудесная потеря памяти. Простите меня, уважаемые фанаты творчества Сальваторе, но его бедная творческая кухня происходит из той же серии; романы лепятся, как блины из перестановки однотипных элементов, а потом вместо сметаны заливаются однотипными сражениями, схватками, побоищами.... В финале очередного романа, когда все напасти уже вроде бы подкатываются к закономерной развязке, на нужном месте из кустов выкатывают очередной рояль в лице новых злодеев, еще ужаснее предыдущих, или «неожиданных обстоятельств», который делает очередной «та-дам!», означающий сигнал к очередному продолжению, уже и без того практически резиновой серии.

Вот ,собственно, и все. Остальные «атавизмы», по недоазумению присутствующие в творениях других коллег по цеху, как то психология и характеры персонажей, детальные описания мира, у Сальваторе отсутствуют напрочь. А зачем они, вы и без них ее купите!

Конечно, можно списать все эти недостатки на новеллизацию настольной игры, дескать, хотите психологии — читайте руководство. Но беда не в особенностях цикла «Забытых королевств», а в манере и почерке автора, который не единожды не предпринимает попытки как-то раскрасить, оживить и сделав героев, чуть менее плоскими, в итоге оторвать их от злосчастного игрового поля. Это примерно, как если бы во время Вашего любимого телесериала, вдруг заиграла таинственная музыка из фильмов Дэвида Линча, а герои, вместо выяснения отношений по поводу распределения койкомест, вдруг озаботились бы вопросом философского смысла жизни. Хотя нет, вру, есть и у Сальваторе собственные философские отступления в стиле закадрового коментария к прочитанному «А теперь поговорим о серьезных вещах, мой маленький друг». И поговорим, конечно же: о том, что быть честным и благородным — очень хорошо, а иметь разного рода злодейские помыслы — не очень. Детский сад!

А сейчас о самом печальном — о читательской аудитории, на которую это расчитано. Почитав сегодня восторженные отзывы и посчитав общее количество «девяток» и «десяток», я ни на шутку озадачился. Нет, это понятно, что если человек всю жизнь ел только блюда из морковки, не зная других вкусов, то для него морковка — это верх гурманства. Но это не значит, что такая пища сугубо полезна для здоровья. В голове невольно созрел проект «флэш-моб» акции: собрать всех поклонников Сальваторе вместе и бесплатно раздать им по томику Мартина, Уильямса, Джордана, Киза...

Пользу подобного действа невозможно переоценить: с одной стороны, стройные ряды армии поклонников приключений темного эльфа мигом поредеют, как минимум наполовину, а с другой, сам автор — далеко не самый бездарный из полка старательных ремесленников, увидев как стремительно тает его семейный бюджет, вероятно возьмется за ум или изобретение нового жанрового велосипеда, который на этот раз будет иметь сходство, все-таки с фэнтези, а не с подростковым телесериалом! В конце концов, я не имею ничего против качественной коммерческой литературы. Как говаривали древние римляне: «требуем хлеба и зрелищ». Но, кто сказал, что повседневный хлеб не может являться увлекательным зрелищем? (с)

Оценка: 5
–  [  39  ]  +

Герберт Уэллс «Война миров»

fox_mulder, 2 сентября 2008 г. 09:57

С одной стороны, перед нами одно из самых масштабных полотен за всю историю мировой фантастики — практически, не имеющая аналогов в литературе, жесткая реалистичная картина конфронтации человека с неведомым и непознанным.

Именно в этом плане, роман Уэллса стал абсолютной классикой, которая рядом с прочими представителями жанра «они пришли из космоса, что бы нас поработить» смотрится подлинным недостижимым Эверестом, по сравнению с локальными холмиками и другими среднего размера возвышенностями. Но с другой строны, Уэллс был не просто научным фантастом, а одним из родоначальников «социальной школы», и поэтому сама идея возможного вторжения инопланетных гадов, была лишь наиболее очевидным планом, лишь маскирующим подлинный интерес автора. Но какой?

Ответ приходит, если посмотреть на дату создания романа — 1898. Заканчивается не просто еще один век в истории, нет, на пороге уже стоит новая эпоха, ощущением прихода которой буквально наэлектризованы умы тогдашнего населения планеты. Появились и интегрированы в повседневную жизнь первые телеграфы, улицы городов рассекают первые хромированные «самодвижущиеся коляски», на бульваре Капуцинов в Париже состоялся первый сеанс «передвижных картинок» братьев Люмьер.... Однако, это лишь верхушка айсберга — что-то неведомое и страшное для консервативного сознания обывателей, куется в военных лабораториях. Мир неуловимо для глаз меняется, что бы уже никогда не вернуться к прежнему состоянию. И само название романа Уэллса отсылает нас не просто к борьбе с инопланетным вторжением, а именно к глобальному противостоянию двух миров: старого, консервативного, цепляющегося за уцелевшие осколки ценностей викторианской эпохи, и мира нового: безжалостного, рационального до последней косточки, а по сему — дегуманизирующего по самой своей сути. Принято считать, что у человека и марсианина, изначально очень мало общего, что прагматичная логика инопланетян, позволяющая им использовать для очищения территории от людей тактику «выжженой земли» чужда и непонятна современному, для даты написания романа человеку. Но так ли это, на самом деле?

Всего через 16 лет грянет первая война новой эпохи, первая не только по невиданным до сих пор, масштабам участников и потерь, но и в свете использованных в ней новейших технических разработок. И люди, умирающие под воздействием токсичных газов, боевые машины, поначалу такие же неуклюжие, но исстребляющие маленьких, практически оловянных, по сравнению с их громадой, солдатиков, из уэллсовской фантазии шагнули в суровую реальность. Единственная из идей Уэллса, которая не получила воплощения в современной военной инженерии — это использование тепловой энергии для генерации разрушительного теплового луча, но это можно списать на излишнюю дороговизну и нерентабельность данных разработок. В самом деле, зачем уделять им время, когда иной вид мирной энергии, поставленной на службу человеку, может по нажатию одной кнопки (рычага, тумблера) сметать целые города? До таких «фантазий», пожалуй, даже у Уэллса не хватило пессимизма!

На самом деле, роман Уэллса можно воспринимать, как настоящее пророчество об оборотной стороне научного прогресса. На фоне событий обеих мировых войн и различных военных конфликтов в течение всего 20 века, сравнение прагматичной логики марсиан и обычных людей, уже не кажется мне столь неуместным. Герои Уэллса, простые англичане, обитающие по старым обычаям и прописным нормам своего времени, с ужасом взирают на полнейшую унификацию гуманизма в лице чужеродных пришельцев, только не с другой планеты, а фактически, из собственного будущего! Появление бомб, танков, торпед, легко и просто осуществляющих многотысячные разрушения, заставило воспринимать все минувшие до него прочие конфликты Нового времени и средневековья, чуть ли не как детские потасовки. Оно изменило не только суть конфликтов, но и предельно дегуманизировало психологию людей, участвующих в конфликтах, сделав из них, фактически «людей нового мира». То есть, тех же уэллсовских марсиан.

«А как же финал? Как увязать противостояние природных сил с Вашей концепцией романа?» — спросят несогласные с моим отзывом. И самое печальное, что оно как раз прекрасно с ней согласуется! Каждое новое действие НТР по укрощению и использованию природных сил в своих интересах, нарушает естественную гармонию. Как результат: словно, дамоклов меч обрушиваются на поселения «новых людей» землятрясения, смерчи, ураганы.... Потом — мутировавшие штаммы различных болезней, постоянно поражающие тысячи людей по всей Земле. И эту битву невозможно выиграть, победа в ней всегда останется за естественным ходом явлений, то есть природным. Поэтому, финал Уэллса — лишь один из возможных, но вполне вероятный, только уже не для марсиан, а для того, кто является для природного порядка самой главной угрозой — то есть, как ни прискорбно, человека разумного....

Прекрасно осознаю, что моя трактовка романа во многом спорна, но я и не претендую на его «окончательное прочтение». Просто хочется, что бы спустя 110 лет после создания, новые читатели открыли этот Великий Роман, который по моему мнению, является убедительнейшим Реквиемом по всей ныне существующей человеческой цивилизации и попытались задуматься над его социальным и философским содержанием. Может быть, в данном вопросе я и неправ. Однако, это как раз тот самый вопрос, в котором мне совсем не хочется оказаться правым....

Оценка: 10
–  [  53  ]  +

Юрий Никитин «Трое из Леса»

fox_mulder, 1 сентября 2008 г. 10:55

Эх, золотое было времечко! Приходит жадный до новинок любитель фэнтезийных ощущений в книжный магазин, а там тебе ни Мартина, ни Кея, ни Джордана, даже Толкиена — никого. И продавец, гаденько полмигивая извлекает из-под прилавка ЕГО — дорогого нашего, изданного в золотой серии литературы для подростков и юношества — Юрия Никитина: «почитай — ВЕСЧЬ! Последняя осталась, для себя берег». И как это не прискорбно, именно с него для большинства российских читателей начался поход в далекие просторы фэнтезийного жанра. Лишь потом, даже до самых преданных поклонников саги дойдет, что многотомный долгий путь «Троих из леса» продолжается по сути вокруг одной и той же поляны, нарезая бесчисленные, бесконечные круги из однотипных сюжетных поворотов, одинаковых несмешных баек и совершенно клонированных словесных оборотов. А на фоне других мастеров жанра, но в отличие от их демиурга мастеров подлинных, этот цикл смотрится как россказни о столице, приехавшей из далекой деревни полупомешанной родственницы: вроде и картины знакомые, но сам уровень изложения материала заставляет постоянно морщиться и сконфуженно смотреть в потолок. Особенно при этом поражает наглость автора, фактически подсовывающего несчастному читателю один и тот же роман, неумело поменяв лишь декорации, аж 17 раз подряд! А еще «радует» авторское самомнение с претензиями на роль Пророка от литературы, не меньше. Начав с навязшего в зубах и опостылевшего экшена, автор, тем не менее, постепенно открывает в себе таланты доморощенного гуру и пытается на этом раскиснувшем фоне, активно поучать читателя! Происходит это следующим образом: одна и та же мысль сначала возникает в виде авторского комментария, затем ее робко произносит один из главных героев, потом-другой, и уже к финалу идейка уходит в широкие массы, демонстрируя подлинные чудеса зомбирования несчастных читателей. Сама глубина этих идейных посылов тоже вызывает одно лишь недоумение: пафосные размышления на темы банальнейших истин напоминают серьезного дяденьку во фраке, который с угрожающим видом, внушающим всем конкурентам «Вот я вам сейчас всем покажу», поднимается на сцену на международном конкурсе чтецов и выпучив глаза, декламирует стишок про то, как «наша Таня громко плачет». И смех, и грех, ей Богу!

Одним словом, если на фоне бурного книжного разгула начала 90-х годов со всеми ему сопутствовавшими Бешеными, Мечеными, Зрячими, Слепыми и Немыми, никитинский цикл еще как-то воспринимался, в основном в качестве закономерного жанрового дополнения к прочей литературе подобного сорта, то в нынешнее время, его творческая несостоятельность уже вполне очевидна. Я не стану приводить полный перечень авторов, которые на том же поприще, играючи и без особых усилий, даже в объеме одной главы могут уложить всех троих разом в просторный деревянный ящик, ибо их уже даже не сотни, а тысячи. Эту литературу нельзя рекомендовать новичкам, только осваивающим премудрости фэнтезийного жанра, ибо высока вероятность, что единожды вдохнув эти заплесневевшие «простые истины», человеку уже не захочется пробовать ничего иного из той же кухни. А знатоки пусть решают сами, нужна ли им подобная гармонь, которая из года в год способна лишь фальшиво воспроизводить одну вечную мелодию. И в одном я абсолютно уверен: пора бы всем Троим, вернуться обратно в свой лес.

Оценка: 2
–  [  84  ]  +

Роберт Джордан «Колесо Времени»

fox_mulder, 6 августа 2008 г. 17:54

Что бы там не говорили любители поспешных выводов, которым в любой многотомной саге сразу начинает мерещиться локальная «Санта- Барбара», сравнивать цикл Джордана с сериальщиной нельзя. Желающих оспорить его причастность к фэнтезийному «мылу», без лишних слов, сразу отправляю к таким опытным знатокам вопроса, как Роберт Сальваторе и Терри Брукс, если что будет непонятно -они доступно объяснят. «Колесо Времени» — не сериал, в котором герои могут бессмысленно шастать по миру, ожидая, когда их автора наконец посетит мысль о предназначении их странствия. По сути это — один огромный роман, разделенный на 12 эпизодов, со своими кульминациями и единым общим, очень разветвистым сюжетом. Именно здесь начинаются первые непонимания некоторых читателей авторской концепции. Подробно выписанный, богатый на детали мир КВ не терпит случайных туристов. В него нельзя забежать «от неча делать» на полчаса, во время обеденного перерыва. Любители фэнтезийного «фаст фуда» явно обратились не по адресу — эти полчаса, в ожидании собственной станции, они будут только изучать хитроумный многостраничный глоссарий в конце каждого тома. Зато читателей, готовых в него погрузиться без остатка, мир КВ встречает удивительно объемной и живой картинкой, благодаря которой он оживает в голове читателя. Люди, не читайте этот цикл, ибо открыв первый том «Ока мира», вы рискуете очнуться через пару дней в абсолютно незнакомом месте ( которое, на самом деле, является Вашей квартирой), отвечая на встревоженные вопросы близких, что-то бессвязное о предназначении ордена Ай Седай. Затягивает! Все тома связаны в единое целое, как железнодорожный состав, в кторый невозможно впрыгнуть на ходу. Искренне изумляюсь отзывам типа «Пропустил пару томов, ни черта не понял!», ах какой нехороший автор, надо же так не беспокоиться о читателях! Хочется спросить: « А в кино Вы тоже за 15 минут до конца приходите, а потом обвиняете создателей, дескать такой дурацкий фильм сняли, по финалу совсем непонятно о чем речь?» Этот цикл нельзя дробить, он един и неделим. Конечно, с этим связаны и определенные трудности: тома лучше всего, все-таки читать подряд, без разрывов.

Еще один популярный «грех», приписываемый Джордану — откровенные заимствования из «Властелина Колец». Обвинение тем более забавное, потому что по ним всегда легко вычислить тех, кто прочитал лишь первый том, но берется судить обо всем цикле сразу. Да, первый том был откровенной данью уважения Толкиену, но Господи, кто из современных фэнтезийных демиургов в своем творчестве не бил поклонов Профессору? Сам цикл похож на симфонию, в которой первые такты неуловимо напоминают вступление из другого прославленного мэтра, но с каждым следующим аккордом, все более проявляется собственный авторский почерк и совершенно свое звучание. Здесь главное: не судить о всем произведении по одной его части, Вы ведь не судите о качестве песни, услышав только первый «Та-там«!

Еще одно популярное обвинение в адрес Джордана можно сформулировать, как излишняя обстоятельность авторского стиля, т.е. — подробные описания всего и вся в мире Колеса. Подробно — внешность каждого из героев, а ведь их десятки, если не сотни! Еще более подробно — пейзажи, детали быта,;автор может подробно описывать цвет каждого фрагментика составной одежды второстепенного персонажа, который уже через пару страниц канет в творческую лету. Описание новых городов, иногда растягивается на десятки страниц. Обвинять Джордана в подобной излишней доскональности, так же глупо как упрекнуть Моцарта за излишнюю музыкальность! Представьте себе картину Карла Павловича Брюлова «Последний день Помпеи», только нарисованную не красками, а выполненную в виде грубого карандашного наброска, где люди сливаются с фоном, а развалины города — с Везувием. Подробности — это, как раз те краски, которыми Джордан раскрашивает свой мир из черно-белого негатива, дабы сделать его более выпуклым и реальным. Любителей же только черного и белого оттенков, где герои различаются лишь именами,так же отсылаю на авторский семинар Терри Гудкайнда «Сколько же правил нужно волшебнику?»

В принципе можно бесконечно говорить об этом цикле, о его героях или картине мира. Только, разговор омрачает весьма расплывчатые перспективы того, что должно стать его грандиозным финалом. Сможет ли молодой, да удалый Брэндон Сандерсое подобрать ключи к сложному и богатому языку Джордана, или прощание с серией будет выдержано в стандартном стиле квеста на голову Темного Властелина? Подождем последний годик, но на всякий случай будем держать пальцы крестом. И пусть дальше вращается Колесо времени!

Оценка: 10
–  [  31  ]  +

Вадим Панов «Тайный Город»

fox_mulder, 4 августа 2008 г. 14:49

Книга предназначена для тех, кому кажется, что Сергей Васильевич Лукьяненко слишком медленно выпекает свои бесчисленные «Дозоры». Своих идей у Панова нет, а если сравнивать его цикл с более именитым конкурентом, то «Темный город» окончательно сползает в мир приблатненной лирики и похождений разных Воров в законе, как по языку, так и по стилю. Да, в нем присутствуют такие же интриги, чудеса, колоритные персонажи, но у самих романов начисто отсутствует индивидуальность. В итоге весь цикл сливается в одну гигантскую мыльную оперу типа «Санта-Барбары». К примеру, я в свое время, прочитал подряд пять томов. Спасибо подробнейшим фантлабовским аннотациям, а то бы и не вспомнил, какие именно осилил и о чем там идет речь.Такой тип литературы я называю «Да вроде читал» (произносить с сомнением).:smile:

Оценка: 4
–  [  34  ]  +

Ник Перумов «Летописи Разлома»

fox_mulder, 3 августа 2008 г. 13:37

Чтение этого цикла для меня вылилось в настоящую борьбу с автором, его преданными поклонниками и собственными эстетическими представлениями. За 10 лет сотни ( нет, даже наверное тысячи!) раз зеленые томики со свистом улетали в противоположный конец комнаты, а Ваш покорный слуга тысячи ( а может и больше!) раз зарекался, что никогда более, про самый распоследний раз и т.д. Но проходило время, и подобно героям популярного фильма, терзаемых сомнениями : «Что есть матрица?», я вновь брался за него, с целью ответа на подобный вопрос «Кто, на самом деле есть господин Перумов?»

Первая книга цикла — АМДМ, была очень хороша собой и могла похвастаться закрученным сюжетом, неординарными персонажами и невиданным для русского фэнтези на то время, эпическим размахом. Проблема в том, что этот роман получился у Перумова очень самодостаточным, за пару страниц до финала все точки были расставлены над соответствующими палочками, и в принципе продолжать особенно было нечего. Подозреваю, что именно в этот момент над удовлетворенным от проделанной работы молодым автором, закружили зловещие тени с мефистолиевскими профилями и солидными издательскими контрактами, которые уговаривали не торопиться с финалом и подумать об их совместной выгоде.

В результате, вполне закономерная точка превратилась в корявую запятую, а то, что должно было стать полноценным законченным романом, в итоге обернулось началом длинного и скучного цикла, который от книги к книге навязал в зубах почище леденцовой массы и ухитрился испортить все впечатление от эффектного начала! И случилось потом у Мага Фесса совершенно ненужное «Рождение», которое вялотекущим образом перетекло в «Странствия», после которого он почему-то, впал в «Одиночество», неожиданно закончившееся масштабной «Войной». Объемы цикла разрастались, подобно раковой опухоли, сюжетные линии троились, четверились, а ближе к финалу — чуть ли не десятирились... Однако, всем последующим романам было ой-как далеко до уровня первенца! На всех последующих томах лежит печать откровенной авторской небрежности: сюжетные линии вдруг обрываются и не получают продолжения, многие персонажи страдают однотипностью и даже клишированностью, а бОльшую часть места в каждом из романов автор отводит под бесконечные, бесчисленные и столь же однообразные магические поединки, благодаря которым романы (О, чудо!) сверхъестественно расползаются вширь, до двух томов каждый!Сами герои ведут себя в полном соответствии с психическим диагнозом раздвоения личности — за морями. океанами совершенно противоречащих друг другу поступков, совершенно невозможно разглядеть, сколь-нибудь вменяемые характеры,Складывается впечатление, что сам автор не знает, какие фортеля выкинут его персонажи уже в следующей главе, иногда кажется, что книги писались стихийно, без какого-нибудь предварительного плана и с единственной целью, худо-бедно заязать сюжет в узелок к последней странице и получить долгожданную временную отсрочку до следующего тома!! Стоит ли после этого удивляться тому, что и вместо грандиозного финала, в итоге получился обычный курьез?

Но самое главное: наполняя новые тома все новыми и новыми персонажами, сущностями и ипостасями, ( причем, каждые из последующих должны быть намного круче предыдущих), автор не в силах добавить, что-либо новое к тому, что уже однажды сказал в АМДМ. Все остальное- просто измельчение той же воды в ступе, повторное разжевывание уже однажды использованной жвачки. Единственный практический результат подобных действий — полное уничтожение, некогда большого интереса к творчеству этого автора ,причем надеюсь, что после прочтения квелого финала этой вампуки — уже окончательное!

Оценка: 5
–  [  33  ]  +

Роберт Хайнлайн «Звёздный десант»

fox_mulder, 2 августа 2008 г. 10:59

Перечитывая роман Роберта Хайнлайна «Звездный десант», который не так давно разменял свой первый полтинник, я встал перед очень серьезной оценочной дилеммой. Сам роман существует, как бы одновременно в двух ипостасях, настолько различных по смыслу и своему художественному содержанию, что оценить их комплексно для меня просто невозможно; каждая из них заслуживает отдельной оценки. Итак, по порядку, начнем с самого очевидного:

1. ЗД — классика приключенческой боевой фантастики. Тут даже и сказать нечего: само построение сюжета, описание сурового и скупого армейского быта, отточенные боевые сцены — все это с тех пор превратилось в составные части «джентльменского набора» авторов вроде Джона Ринго или создателей цикла о Стэне. Нельзя не отметить и убедительную научную аргументацию — идеи «экзоскелетов» за минувшие 50 лет, практически превратились из голой фантастики в дорогостоящую реальность. Одним словом, здесь я готов подписаться под всеми предыдущими хвалебными отзывами и выставить этому боевику твердую оценку 9/10 , если бы не одно жирное «НО»...

2. Каждый человек имеет право на собственные представления об идеальном общественном устройстве, кои и формируются у него волей или неволей, в ходе всего жизненного опыта. Нет, это вполне понятно, что у отставного кадрового военного идеал общества может напоминать гигантскую казарму, только у Хайнлайна его личная утопия, быстро превращается в общественную АНТИутопию. Этот мир живет по законам пчелиного улья, все его отдельные элементы выстроены в жесткую иерархическую вертикаль, на самой вершине которой вольготно расположилась каста военных, диктующая остальным собственные специфические принципы и такого же разлива жизненную философию. Разница между цивилизацией арахнидов и обществом всеобщей армейской муштры, на самом деле минимальна: и тех, и других совершенно не волнуют мотивы, которыми руководствуются их противники, главное — это тотальное уничтожение другого вида без малейшего остатка! Герой книги Джонни Рико — это просто хорошо смазанный, начищенный до блеска в этой муштре, пистолет, главная задача которого — исправно стрелять в ту строну, в какую его повернут. Весьма примечательное и исчерпывающее описание любого потенциального противника — тот, у кого больше двух ног, а может быть еще и монголоивидный разрез глаз, или кожа другого цвета, или религия, чем-то не устраивает...Здесь совершенно не нужны такие архаичные атавизмы вроде культуры с ее искусством, ведь все общественная классификация здесь строится на примитивном принципе, чем то напоминающем незабвенную «цветовую дифференциацию штанов» из старого советского киношедевра — службе на благо Государства. Любопытно, а какое место в этом «дивном чудном мире» отвел бы себе сам Хайнлайн- сочинителя речевок или военных мемуаров? Одним словом, в этом плане больше, чем на единицу оценить ЗВ не могу.

От выставления финальной оценки воздержусь, т.к. по среднему арифметическому получается всего 5 баллов, а для автора «Чужака в стране чужой»( где, к слову все эти минусы заменены аналогичными жирными плюсами, видимо к тому моменту влияние муштры полностью улетучилось) эта оценка подобна издевательству. Вполне могу порекомендовать книгу любителям различных боевок. Однако перед прочтением советую максимально отключить мозг, иначе между страниц вполне могут возникать образы, марширующих наподобие молотков из «Стены» миллионов, миллиардов саперных лопаток, которые шепчут Вам в уши : «Ты нужен своей стране, рядовой!«Одним словом, берегите психику:wink:

P.S После того, сколько ушатов с помоями вылили мои предшественники на экранизацию, считаю своим долгом замолвить пару слов и о ней. Верховен просто предельно визуализировал хайнлайновский общественный идеал, довел его до логического финала, переодев героев в серые мундиры с орлами на какардах и пропагандистскими передачами в духе фильмов Лени фон Рифеншталь, хронизирующими победы славной армии над евре... простите, арахнидами. Режиссер откровенно иронизирует над современным культом демократического общества, показывая, куда в итоге может завести подобное стремление к «прогрессорству». Все вышеперечисленное, делает фильм Верховена одной из лучших фантастических экранизаций, просто нужно присмотреться к ней повнимательнее. Вклад голландского режиссера в «исстребление арахнидовской заразы» я бы оценил на 10/10!

Оценка: нет
–  [  28  ]  +

Сергей Лукьяненко «Дозоры»

fox_mulder, 1 августа 2008 г. 09:31

Что нового можно сказать о столь любимом, а по сему и сверхсуперпопулярном у нас цикле? С одной стороны, именно «дозоры» возвели Лукьяненко на пъедестал народной читательской любви со всеми ему сопутствующими радостями: миллионными тиражами, растущими вширь и ввысь гонорарами и проведением авторских семинаров под лозунгом «От маститых — к самым маленьким и начинающим». Нам лишь остается искренне порадоваться за Него, далеко не всем коллегам по цехам улыбается такая фортуна! Но с другой стороны, наивысший подъем Лукьяненко как своеобразного брэнда, торговой марки и даже, если хотите — Лукьяненко-маркетолога, обернулся самым большим провалом Лукьяненко как писателя, творца наконец! Представьте себе прекрасный воздушный торт, переливающийся на солнце всеми своими кремовыми завитушками, каждая из которых тебе почти подмигивает, суля превосходные вкусовые ощущения. Однако, эти иллюзии растворяются, стоит только прочувствовать его вкус; почему-то сразу же складывается впечатление, что весь этот пышный внешний вид — не более чем «обманка», призванная прикрыть от глаз пустоту начинку и откровенный душок-с, вошедших в его рецепт ингридиентов.

Образ молодого мага Городецкого подозрительно напоминает персонажа культовейшей книги начала 60-х годов, которого однажды угораздило заснуть на весьма необычном диване. Конечно, это можно списать на намеренную стилизацию, благо Лукьяненко раньше уже писал подражание «Понедельнику«для сборника «Время учеников». Но все равно, Антон и Саша слишком похожи друг на друга, практически как герои «Атаки клонов». Светлый маг Гесер выписан по всем штампам генерала из милицейского детектива 80-х годов. Те же «мудрые суровые глаза», те же «героические проседи», но сам характер не выходит за пределы «старшего товарища» из производственного романа тех же советских времен, главной задачей которого являлось постоянно освежать ГГ потоком неиссякающей мудрости. Штампы? — Разумеется!

Однако, за «чисто производственной коньюктурой» очень быстро угадываются неслабые авторские претензии, а как же иначе, ведь речь идет о «борьбе Добра со Злом«! Хорошая, но не новая идея показать тождественность методов, которые используют для достижения своих целей, как Светлые, так и Темные, быстро сменяется различными «чудесами на виражах» в стиле детской сказки Лазаря Лагина, а все интриги Дозоров, отчего- то сильно отдают заурядными разборками за сферы влияния двух бандитских группировок. Складывается впечатление, что автор просто испугался, что идею не поймут и завернул роман в более «массовую» упаковку со всеми этими бесконечными трансформациями и заклинаниями... Массовость отразилась весьма негативно и на том, что до этого времени считалось «константой» творчества Лукьяненко — на его прекрасном литературном языке. Все эти постоянные цитаты из текстов песен популярных российских рок-групп и непритязательный юморок, навевают на мысль, что основной аудиторией по версии автора, видимо являлись подростки школьного возраста. Про откровенные концептуальные заимствования из других авторов, я упомяну вкратце. Всех заинтересовавшихся отсылаю к роману Стивена Кинга «Бессоница» — прочитайте, может быть возникнет своеобразное «дежа вю.

Одним словом, «Дозоры» — это типичный пример того, что литература, которая расчитана на максимально широкую аудиторию, т.е. — «массовая», редко бывает оригинальной и интересной, чаще всего она сводится к штампам, которые лучше усваиваются основной читательской массой. Но в случае с Лукьненко, это скорее просто цена подобной всенародной популярности и раскупающихся за день миллионных тиражей, подобно сделки автора с личностью вроде того же Завулона. И это весьма прискорбно.

P.S. Не могу удержаться от парочки советов по дальнейшей судьбе серии. Здесь, главное — в симметрии. К примеру, есть уже «Дозоры»: Ночной, Дневной, Сумеречный — добавим еще «Полуночный». Далее, в связи с исчерпанностью «суточной» темы, предлагаю переключиться на Времена Года, благо их в запасе целых четыре штуки! Потом эту тематику можно углубить и перейти уже на месяца: там, Январский, Февральский, Мартовский.... Хватит на 12 новых томов! А когда и это будет исчерпано ( судя по плодовитости автора, и этот день не за горами), для краткокости можно новым «Дозорам» присваивать в качестве порядкового номера просто год создания — 2008,2009,2010.... Главное не переусердствовать и не выпускать их по несколько штук в год,( благо для этого у мэтра всегда есть и другие серии, достойные продолжения, например, «Черновик)» .... Короче, даешь каждому поклоннику творчества — по персональному дозору!:gigi: Прорвемся, дорогой Сергей Васильевич!

Оценка: 4
–  [  22  ]  +

Герберт Уэллс «Машина времени»

fox_mulder, 18 июля 2008 г. 10:51

Перечитывая «Бойцовский Клуб» Паланика, я долго не мог отделаться от мысли, что само деление на спокойных зажиточных потребителей и втихаря бунтующую обслугу, напомнило нечто из золотой классики. Ответ не заставил себя долго ждать, и рука сама потянулась к книжному шкафу с затрепанным томиком «Машины времени». Книга была заново проглочена всего за несколько часов, но самое большое удивление ожидало меня, когда уже собравшись написать отзыв, я просмотрел , так сказать, мнения моих предшественников. Само упоминание о т.н. экранизации, в которой от Уэллса осталось только одно общее название, честно признаюсь, вообще вогнало в ступор. Откровенные признания о том, что в современности, найдется гораздо больше книг, с которыми куда приятнее зависнуть долгим скучным вечерком, наоборот изрядно повеселили. Книга Уэллса обернута в условную фантастическую оболочку, но на самом деле она не о будущем, а по сути представляет из себя завуалированное от глаз пронырливой критики, мощное социальное исследование. Когда Вам скучно и «неча почитать», Вы всегда лезете за утешением в серьезные, практически научные работы? — Тот то -же.

Сама механика перемещения во времени не занимала автора, поэтому по меньшей мере, смешны попытки критиков высмеять наивность его научных рассуждений, подобные серьезному физическому диспуту о слепоте «Человека-невидимки». Техническая сторона романов — не более, чем побочный продукт идей автора, которому совсем не нужно было для этого напрягать фантазию и ударяться в футуристическое модулирование. Дело в том, что все образы описываемого будущего находились у Уэллса, буквально под окном. Выстраивая все общество в виде гигантской «пищевой цепочки» с работягами — элоями, и злобными трутнями-каннибалами, выведенными под маской «морлоков», Уэллс писал о том, что в его годы являлось жестким табу для писателей: почти 12 часовой рабочий день, скотские условия работы на производстве, индиферентное отношение собственников к собственным работникам.... Еще два мнения о романе весьма любопытны: что, де книга чрезвычайно устарела и так и осталась в своем, уже далеком от нас 1895 году. Вторая, не многим лучше первой — о том, что будущее, предложенное Уэллсом кошмарно, и жить в нем, однозначно никому из нас не хотелось бы. Проблема этих высказываний заключается в том, что и сегодня, выглянув из окна, мы видим пред собой тот же самый мир уэллсовской «пищевой цепочки», со слегка изменившимся социальным составом. В капитализме 21 века уже не принято скармливать на завтрак рабочих, принятие многих социальных законов сделало большинство наших современных «морлоков» чуть не вегетарианцами, однако сама последовательность цепочки осталась неизменной. Заводы, банки. крупные корпорации — где бы ты не находился, на какой бы должности не прибывал, как бы комфортно себя не чувствовал, но рано или поздно, ты все равно упрешься головой в потолок, где на более высокой цепочке притаился ТВОЙ морлок, который, в свою очередь является всего-лишь, дрожащим элоем, по отношению к другому морлоку. И так-все выше и выше, пока эта цепочка, как описано у Уэллса не начнет пожирать саму себя. А существует ли еще в этом мире надежда? Надежда эфемерна, сложившийся веками круг не разорвать. Но «даже, когда разум и сила иссякнут, благодарность и ответная нежность все еще будут жить в человеческом сердце».

Оценка: 10
–  [  50  ]  +

Дэн Браун «Код да Винчи»

fox_mulder, 15 июля 2008 г. 13:48

Со степенью популярности этого романа может сравниться лишь степень невежества его автора. Давно подмечено: что бы книга вызвала огромный резонанс и продалась огромным тиражом, нужны совсем не художественные достоинства и авторский стиль, а скользкая тематика и побольше разгромных рецензий. Браун смешал все точно по рецепту: откопал старенькие, но малопопулярные исторические исследования о Марии Магдалине, а PR менеджеры довершили создание шедевра, разместив на самых широких полосах высказывания Ватикана о книге и ее авторе. Вуаля! — Перед Вами книга десятилетия! Полагаю. что при данном расчете, книга была бы признана «интеллектуальным бестселлером», даже если бы она состояла из единственной страницы с парочкой анекдотов анти христианского содержания. Кстати, роман Брауна вряд ли может претендовать на звание «интеллектуального триллера», поскольку в нем напрочь отсутствует как первое, так и второе.

Все эти псевдоисторические типа отсылки к типа истории типа христианства ни на шутку забавляют. Автор с неимоверной легкостью тасует факты, как в карточной колоде, искажает общеизвестные даты и делает из них такие выводы, от которых деятели исторической науки начинают лихорадочно шарить под столом, в поисках выпавшей челюсти. Да и Бог с ними с несчастными, до сей минуты даже не подозревавшими о том, что Инквизиция и охота на ведьм в были оказывается вызваны стремлением кровожадного ордена «Опус Деи» уничтожить всех потомков Христа по женской линии. Стиль Брауна примитивен и абсолютно лишен любых изысков. Описание персонажей напоминает скупые строки, из какого-нибудь засекреченного досье: цвет глаз, длина и цвет волос, возраст, но в остальном, они полностью лишены индивидуальных черт и какой-либо мотивации. Сам стиль изложения напоминает справочник «Мировая культура для чайников». Редакторы «Кода да Винчи» определенно сэкономили кучу времени: ориентируясь, на ему одному известный читательский уровень, Браун сам по полстраницы может подробно объяснять, кто такой Ньютон, где родился, и чем собственно знаменит. Я лично с нетерпением ждал, что конце книги будет еще парочка заданий на сообразительность: найди шесть отличий Да Винчи от Фибоначчи, или страница-раскраска, посвященная Марии Магдалине , так сказать, для закрепления изученного материала. У меня вопрос: для какого уровня интеллекта сочинялось сие творение — неужели, для хронических прогульщиков?

Все остальное просто нелепо: Да Винчи, составлявший криптограммы на родном языке автора (да, да, да, английский — это просто Столп Творения, разве вы этого не знали раньше?); вся французская полиция, своей тупостью напоминающая конкурс двойников незабвенного комиссара Жюва, ночные прогулки героев по самому охраняемому музею мира, с уникальной возможностью потрогать-пощупать (как в «Секонд хэнде», чест слово!). Но окончательно, брауновский шедевр трещит по швам, именно, когда его начинаешь разбирать в узких пределах детективного жанра. Дело в том, что у плохишей, начисто отсутствуют вменяемые психологические мотивы для совершения преступления, если, конечно, не считать за таковую почти фантомасовскую жажду власти, славы, господства над миром и т.д. Одним словом: прибежали, пошумели и разбежались. В остатке — несколько трупов и грубо изнасилованная автором история христианства.

В связи со спорами и огромным интересом к книге «Код да Винчи» Дэн Браун пишет на своем веб-сайте: «Поднятая вокруг книги дискуссия — положительная, мощная сила. Чем активнее мы обсуждаем эти темы, тем лучше понимаем собственную духовность. Религии только на пользу полемика и диалог. У религии только один настоящий враг — равнодушие, а страстные споры — лучшее противоядие». Автор лукавит: данная книга не способна спровоцировать хоть сколь-нибудь серьезный спор на подобные темы. Когда сойдет эта умело поднятая волна, ее уделом станет место на пыльной полке, строго между такими проверенными временем бестселлерами, как«300 способов похудания» и «10000 рецептов приготовления блюда из морковки с редиской», что на мой взгляд, будет вполне закономерным.

Оценка: 3
–  [  41  ]  +

Чак Паланик «Бойцовский клуб»

fox_mulder, 11 июля 2008 г. 09:56

Сказать, что эта книга носит культовый статус — не сказать ничего. Я бы лично смело отнес «Бойцовский клуб» к разряду тех книг, которые в разные десятилетия стали знаковыми для различных бунтарских поколений, вполне наряду «Над пропастью во ржи» Сэлинджера. Сама структура романа напомнила «Алису в стране чудес», в том варианте, в котором ее смог бы написать Зигмунд Фрейд. Только нашу Алису зовут Джек, и путешествовать ему придется в глубинные дыры собственного подсознания.

Однако став иконой для одного поколения (тех кому сейчас под 30 и чуть больше), книга Паланика является для остальных добропорядочных граждан чем-то вроде предупредительного сигнала: «Не влезай. Убьет». Внутри любого симпатяги Джека с комплексом маленького человека, который на работе никогда не поднимает глаз, постоянно ходит в белой рубашке с галстуком и с угодливой улыбкой на лице, живет настоящий Дьявол. Суть заключается в том, что работая на этих суперпрестижных работах, чиновник небольшого ранга (в Америке их называют «яппи») вынужден постоянно втаптывать собственное человеческое достоинство, вместе с индивидуальностью в зловонную грязь, постепенно переставая ощущать себя не только личностью. но и человеком вообще. Компенсирующим фактором являются деньги, и в ответ на такую «самокастрацию собственного эго», начинается безумная мания потребления- им кажется, что все эти груды гламурных, но по сути бесполезных вещей, смогут им вернуть простые человеческие эмоции. А когда и это не помогает, начинается хроническая бессоница, и в один прекрасный вечер за столиком напротив, ты встречаешь своего собственного Тайлера Дардена! Роман об обратной стороне реальности, в свое время не на шутку испугал консервативную Америку. сама мысль о том, что вон тот официант с безжизненными глазами, может по пути с кухни до твоего стола нагадить в твой суп, а этот милый менеджер страховой компании с приклеенной улыбкой, не моргнув глазом, заложит бомбу под твое водительское сидение, шокировало тех самых людей, которые как у Честертона никогда не поднимали глаза на тех, кто их обслуживает, считая их чем-то вроде разговаривающей мебели. Но кроме манифеста яппи, роман Паланика предлагает и каждому из нас спуститься в собственную кроличью нору. Предполагается, что именно там у каждого сидит свой Тайлер.

Оценка: 10
–  [  34  ]  +

Рэй Брэдбери «451° по Фаренгейту»

fox_mulder, 10 июля 2008 г. 09:44

Нет, разумеется перед нами вовсе не очередная антиутопия. В чем вообще заключаются особенности этого жанра, заложенные такими мэтрами как Оруэлл, Хаксли или Замятин? — Моделирование по чисто теоретическим выкладкам мира, где человеку максимально не комфортно жить. Стиль — холодный, беспощадный, полудокументальный, как бы говорящий откуда-то сверху: «я построил модель. Нравится? Тогда быстро меняем вот это, вот это и то, и забываем об этом как о страшном сне!»

Принципиальное отличие книги Брэдбери в том, что она не остается холодным абстрактным голосом над текстом роиана, да и его конечная цель, в итоге — не научить. Сам роман появляется из тезиса о том, что «где начинают жечь книги,там очень скоро отправляются в костер и люди»». Книга написана всего через 8 лет после окончания войны, где «люди с пламенным мотором в ледяном сердце«абсолютно буквально воплотили этот тезис. «Гори,Гейне! Гори, Фейхтвангер!», где один человек мог заявить перед толпой:« Я освобождаю Вас от химеры под названием совесть!», и целые легионы «освобожденных» в счастливом смятении ринулись выполнять его новые заповеди! Взяв за основу эту модель, Брэдбери показал, как легко человеку выжечь себя изнутри, сколь хрупки в сознании эти гуманистические ценности. отделяющие нас от стада, и насколько сложно после этих миллионов костров, вернуть их обратно. Конечно,сейчас в ту пору, когда технологический прогресс одержал безоговорочную победу над бумажным носителем, кому-то это послание может показаться наивным. Книги — носитель вечных ценностей, квинтэссенция всех достижений человеческой расы, как-то в последнее десятилетие. не пользуются всеобщей востребованностью. Славный тинейджер Вася Пупкин может почитать все мою писанину и покрутить пальцем у виска: «чувак! Ты че сдурел? Я типа, ни одной книжки не читал, да мне и не надо, а ты меня с этим, усатым... Гегелем сравниваешь!«И он будет, по-своему прав. Главная беда в том, что у Брэдбери весь мир изображен в практически готовом, сформировавшемся виде, и нам остается только предполагать, где брало начало сознание людей «выжженых изнутри», где и когда был ими сделан этот первый шаг к этому «прекрасному будущему». Часто, когда я вижу на свалках. помойках выброшенные за ненадобностью книги, собрания Толстого или Достоевского, я задумываюсь над тем, а не сделан ли уже нами этот первый шаг к висящему на стене огнемету?! Помните: «Где выбрасывают за ненадобностью книги, там вскоре на свалке оказываются и люди!»

Оценка: 10
–  [  34  ]  +

Николай Гоголь «Вий»

fox_mulder, 8 июля 2008 г. 10:49

После спора о современных российских авторах- мистиках, захотелось перечитать седую классику. Гоголь конечно, не ставил перед собой задачу написать первую, в русской литературе, повесть в жанре, который сейчас принято называть Horror. Сильно подозреваю, что в его планах стояла только литературная обработка известной народной легенды. Но какой потрясающий результат! Начнем с того, что благодаря живому, практически искрящемуся от народных метафор языку, книга до сих пор обладает абсолютно кинематографическим эффектом присутствия, до которого ой-как далеко, кстати сказать его вольным киноэкранизациям! К слову, легенда о Паночке и Вие, вполне заурядна, каждый славянский народ может похвастаться десятками, если не сотнями подобных баек. Повесть Гоголя же, в очередной раз напоминает нам, что в литературе иногда не столь важно, что и кому ты рассказываешь, главное — как! Ощущение предопределенности бытия главного героя роднит его, чуть ли не с древнегреческой традицией, когда после мрачных предзнаменований еще в самом начале, его грустный финал совершенно очевиден. Тем не менее, герой настолько живой и колоритный, что его схватка с роком, не на шутку захватывает. Ведь вся эта славянская нечисть — не более, чем художественное средство. Сама повесть ближе к романтическим традициям Байрона и Гете, ибо повествует о сражении человека с собственной судьбой. Описание же финального акта этого противостояния по своей красочности и драматическому накалу вообще ,практически не имеет аналогов в мировой литературе! На этом фоне вся современная мистическая литература 20 века, включая авторов, которых уже причисляют к классике, выглядит немного наивно и архаично. Я не знаю, будут ли через 100 лет люди из новых, суперпродвинутых поколений вспоминать, кем был в нашем столетии Стивен Кинг или Клайв Баркер, но мне, почему-то кажется, что они все равно будут читать Гоголя! Или нет, давайте лучше так: я на это надеюсь:wink:

Оценка: 10
–  [  18  ]  +

Сюзанна Кларк «Джонатан Стрендж и мистер Норрелл»

fox_mulder, 7 июля 2008 г. 10:55

Сразу скажу: роман расчитан на подготовленного читателя, любящего копаться в сносках и ,помимо прочих развлечений, обожающего различные стилистические игры, ибо здесь их будет очень много. Любителям динамичного действия — не задерживаться, здесь они его точно не найдут. Что бы там не говорили про стилистическое сходство с романами Джейн Остин, мне роман Кларк более всего напомнил «Посмертные записки Пиквикского Клуба» Диккенса. История возрождения английской магии нарисована жирными реалистичными мазками и вполне может восприниматься в качестве, чуть ли не исторической хроники. Как и следует английскому романисту 19 века, большую часть книги занимают неспешные беседы за традиционным чаем и подробное описание ушедших светских раутов. И здесь, ИМХО — самое слабое место книги.:она совершенно не интегрирована в современную для автора и его читателя, обстановку. Описание раутов и использование староанглийских выражений являлись неотъемлимой частью литературной традиции того века, современный читатель от нее давным давно отвык. Читая сейчас классиков того века, обязательно делаешь ссылку на эпоху создания, но согласитесь: Диккенса мы сейчас читаем не ради языка, а из-за сильных персонажей, атмосферы и сильной драматической составляющей. У Кларк великолепно получилось и первое, и второе. Персонажи — местами чудаковатые ,по-своему, эксцентричные, типичные чопорные англичане конца викторианской эпохи, словно перешагнувшие в роман со страниц «Холодного дома». Атмосфера — на 5 с плюсом, ни на минуту невозможно усомниться в полной аутентичности происходящего; все детали на месте, и из них складывается совершенно реалистичная картина. А вот по последнему пункту — провал, ибо как раз в плане драматизма то бишь читай — сюжета, все весьма стандартно для фэнтезийного жанра, да и в качестве смыслового наполнения читателю предлагается лишь общий набор банальностей, неизменных еще со времен ВК! Иными словами, стилистическая революция, в итоге оборачивается весьма добротно написанным фэнтези, но никак не шедевром и не образцом нового неведомого жанра. Оценка: 8/10.

Оценка: 8
–  [  6  ]  +

Олег Дивов «Личное дело каждого»

fox_mulder, 1 июля 2008 г. 13:21

Фантастическая доля сведена к нулю, рассказ весьма жестко, со свойственным Дивову сарказмом обыгрывает наши российские политические и бытовые реалии. После прочтения, меня лично долго преследовал этот ярчайший художественный образ — призрак некогда великой страны, год от года при нашем немом участии, сползающей в полную «муйню«!

Оценка: 8
–  [  28  ]  +

Василий Головачёв «Хроники Реликта»

fox_mulder, 30 января 2008 г. 08:50

Эта книга для меня символизирует сразу 2 памятных события. Первую часть объемом всего в 120 страниц я в свое время пытался осилить за совершенно рекордный для себя срок — около 4 месяцев!

Второе событие произошло уже после того, как моя борьба с романом закончилась сокрушительной победой последнего. Дело в том, что на своем курсе я обладал самой большой библиотекой фантастики, многие просили почитать, и потом книги ко мне уже по разным причинам не возвращались. Так двухтомник «Реликта» меня буквально спас. Когда человек, чья порядочность вызывала у меня сомнения, просил «чё-нидь почитать», я приносил первый том этого цикла. Книга ВСЕГДА возвращалась ко мне на следующий день, а ответом на мой невинный вопрос: «второй том принести?», обычно служил мрачный взгляд несчастной жертвы российской фантастики. После «Реликта» у меня обычно книг уже не просили. Вот она — сила художественного слова!

Оценка: 1
–  [  6  ]  +

Лоис Макмастер Буджолд «Барраярский цикл»

fox_mulder, 30 января 2008 г. 08:02

Нет, в качестве образчика авантюрно-приключенческой фантастики, «Барраярский цикл», бесспорно заслуживает внимания. Другое дело, что за всеми этими интригами и хитросплетениями сюжета, не стоит искать чего-то большего, это приведет к неминуемому разочарованию. Самые первые романы поначалу напоминали «Дюну», сильно лоботомированную в философской доле.Но потом автор, очевидно сама поняла свою ошибку, и впоследствии цикл скатился в область сугубо приключений как тела, так и разума, отчего он только выиграл. Единственная претензия: все эти войны, мятежи, диверсии описываются, как-то слишком по-женски. С самим героем авторский подход вообще сыграл злую шутку: вложенные в голову взрослого мужчины Майлза авторские размышления о взаимоотношениях полов, приобретают слегка неестественный характер:wink: Но в остальном, прочитал все книги цикла, выйдет следующая — куплю обязательно.

Оценка: 7
–  [  56  ]  +

Дж. К. Роулинг «Гарри Поттер»

fox_mulder, 29 января 2008 г. 09:53

Книги Роулинг напоминают курсовые работы, написанные студентом-первогодкой.Людям, близким к преподавтельским кругам должно быть известно это явление — студент безусловно неглуп, много читал по своей теме и просто жаждет поделиться с народом этим знанием. Но в итоге, работа носит исключительно конспективный характер, целиком состоящая из оборотов типа «Этот автор считает так, а тот считает этак».... В итоге, при проверке абсолютно непонятно, что сам автор пытался этим сказать, ибо где-то к финалу это мультицитирование превращается в самоцель. Так и здесь — цикл Роулинг является чем-то вроде квинтэссенции выбранной ей темы, мультимедийной энциклопедии по жанру подросткового фэнтези. Автора нельзя обвинить в плагиате, наоборот — все авторы: от Толкиена до Тэда Уильямса здесь цитируются с чрезмерным почтением, — но какой во всем этом смысл? Глубокие философские идеи первоисточников уступили место прописным молодежным истинам в духе сериалов об ученичестве, разных «Беверли Хиллс» или «Кадетства»...

Феномен популярности ГП во многом схож с аналогичным феноменом «Звездных войн». Известно, что автор «Дюны«Фрэнк Херберт одно время даже подумывал судиться с Лукасом по поводу откровенных заимствований, однако «Дюна», несмотря на свой культовый статус, никогда не пользовалась среди широкой публики таким успехом, как любой из эпизодов ЗВ. Аналогия очевидна: и ЗВ, и ГП, прочно паразитируя на чужих идеях,берут своих читателей-зрителей, какой-то совсем уж заредельной «необыкновенной легкостью бытия», здесь все чрезвычайно упрощено и примитизировано! Эти произведения из той же серии, что и сборники произведений классической литературы в кратком пересказе — последовательность событий уловить можно, но смысл отсутствует.

А еще Роулинг стала первым автором за всю историю мировой литературы, произведения которой служили своего рода испытательным полигоном для новейших маркетинговых технологий. Интерес к саге искусственно поддерживался за счет различных слухов и намеков, которые зачастую были прописаны просто мастерски и неизменно справлялись со своей функцией: продажи неуклонно росли. Однако, складывается впечатление, что за продумыванием очередных PRходов уавтора уже не хватало сил на собственно сами романы. В результате мы имеем самую раскрученную литературную сагу за последние 10 лет, которая по своим художественным достоинствам ,зачастую уступает даже некоторым курсовым работам.

Оценка: 5
–  [  23  ]  +

Андрей Белянин «Тайный сыск царя Гороха»

fox_mulder, 23 января 2008 г. 11:29

Белянин нашел свою коммерческую нишу, смешав Пратчетта с циклом Кука о Гаррете, с поправкой на российские реалии и такой же своеобразный юмор отечественного разлива. Как фэнтези или детектив, данные произведения находятся за гранью какой-либо критики, а их юмористическая составляющая пребывает на уровне острот господина Дроботенко и программы «Кривое зеркало». При прочтении, я постоянно чувствовал себя в роли царевны Несмеяны из известной русской сказки — вроде, автор изо всех сил пытается тебя рассмешить, разве что щеки насильно не раздвигает руками, дабы выдавить заветную улыбку, но эффект все равно нулевой. Допускаю, что многочисленные подражания могут быть еще хуже (хотя, казалось бы, куда уж еще), но от этого сам цикл не становится ни на йоту читабельнее.

Оценка: 2
–  [  12  ]  +

Уильям Питер Блэтти «Изгоняющий дьявола»

fox_mulder, 21 января 2008 г. 08:01

Сначала нужно уяснить одну деталь: своей популярностью роман Блэтти, в первую очередь обязан грамотному пиару, что дескать в книге описан подлинный случай экзорсизма, а вовсе не каким-либо литературным достоинствам. Сама книга выстроена очень непропорционально: чрезмерно затянутая прелюдия, практически молниеносная кульминация, и столь же мгновенный финал. Напряжение отсутствует как класс, ужасы в основном, ограничиваются, пардон опорожнением кишечника и дьявольскими словесными скабрезностями. Роман Блэтти — типичный пример триумфа автора-однодневки, который выезжает на сенсационной (по тем временам) тематике, полностью игнорируя такие достоинства, как язык и собственно сюжет, кои смотрятся весьма бледно. Сегодня «Экзорсист» представляет собой литературный раритет докинговских и добаркеровских времен — книгу, которую можно прочитать лишь в качестве спортивного интереса, дабы узнать, ради чего в свое время поднималась такая шумиха. Но еще лучше не экспериментировать и сразу перейти к более качественным образцам, вроде уже упоминавшихся мной выше Кинга и Баркера, Рамси Кэмпбелла или Айры Левина c его «Ребенком Розмари».

Оценка: 5
–  [  9  ]  +

Василий Головачёв «Запрещенная реальность»

fox_mulder, 21 января 2008 г. 07:52

Абсолютно нечитаемая каша из восточной эзотерики, боевых искусств и политических лозунгов в стиле какой-нибудь незабвенной «Лимонки». Как демонстрация политических убеждений автора — весьма смешно, напоминает по уровню серьезности «Ералаш», как книга-ничто!

Оценка: 1
–  [  14  ]  +

Ник Перумов «Адамант Хенны»

fox_mulder, 17 января 2008 г. 08:34

Гениально!!!! Если первые 2 тома пусть криво,пусть косо, но с натяжкой лезли в какие-то ворота, то третий том — это откровенная маркетинговая акция, в которой автор самозабвенно в течении сотен страниц занят распиариванием собственного мира Упорядоченного. Нет слов многие писатели занимаются подобным графоманством, но причем здесь Толкиен??

Оценка: 1
–  [  13  ]  +

Кевин Андерсон, Брайан Герберт «Легенды Дюны»

fox_mulder, 14 января 2008 г. 08:56

Бесспорно создавать свой собственный неповторимый мир всегда сложно, гораздо проще взять вселенную, вымученную другим талантливым автором и продолжать до посинения штамповать книжки, повествующие о приключениях знакомых героев. Иногда, на старости лет авторы сами продают права на свои серии различным издательствам, после чего рядом с фамилией «Гарри Гаррисона» на обложках появляется имя литературного негра, и очередные тома книжной серии о Билле — герое Галактики начинают появляться на книжных прилавках со скоростью ежегодного приплода фермы по разведению кроликов. Но бывает и по-другому: легендарный писатель умирает, оставив после себя горстку нереализованных черновиков, на которые тут же налетает стая голодных стервятников. Так произошло с Робертом Хайнлайном, который почти через 20 лет после своей смерти умудрился опубликовать «новый» роман в «соавторстве» с неким Спайдером Робинсоном и к моему личному огромному сожалению — с САМИМ Фрэнком Гербертом, автором великой «Дюны». Однако, если в случае с Хайнлайном, мистер Робинсон ограничился написанием лишь одной книги в соавторстве с покойным, то стервятники, кружившие над «Дюной» оказались куда более прожорливыми. Вот уже на протяжении 20 лет, сын самого Фрэнка Брайан и его подельник Кевин Андерсон нещадно паразитируют на литературном наследии Герберта-старшего и судя по всему останавливаться не собираются.

Начиналось все относительно пристойно — после смерти демиурга «Дюны» наследникам попал в руки увесистый архив, состоящий из заметок на полях, недописанных черновиков, записных книжек и т.д. Из этих увесистых блокнотов и черновиков Герберт — младший и Андерсон выудили целую книжную трилогию под названием «Прелюдия к Дюне», повествующую об истории трех Великих Домов (Атрейдесов, Харконненов и Корино) и несмотря на то, что по своему стилю она больше напоминала типичный приключенческий роман для подростков, это было довольно познавательно. И по идее, на этом следовало остановиться: выполнив свою чисто просветительскую функцию по ликвидации белых пятен в творчестве одного из самых крупных мастеров в истории жанра, творческий тандем должен был просто раствориться в традиционном голливудском закате, но не тут то было. За первыми тремя книгами последовала трилогия о Батлерианском джихаде, затем — еще одна трилогия «Герои Дюны». На момент, когда пишутся эти строки (февраль 2018) в свет вышли уже четыре тома цикла «Великие школы Дюны» и ведется работа еще как минимум над тремя новыми романами. Однако главная проблема «Легенд Дюны» заключается вовсе не в плодотворности творческого тандема, а в том, что ни один из соавторов просто не в силах добавить хоть что-то новое к сочинениям Герберта- старшего. Авторы продолжают перерабатывать страницы из блокнотов в увесистые книжные трилогии, разбавляя сухие строчки гербертовского глоссария огромным количеством воды, приключений тела и пустых диалогов, но при этом, любому, кто хотя бы раз прочитал роман 1965 года, с первых же страниц становится очевидна непреложная истина: это уже НЕ «Дюна».

Выкинув за борт всю философскую составляющую оригинального шестикнижия, Герберт-младший и мистер Андерсон превратили труд всей жизни Герберта-старшего в заурядную штампованную космооперу, коих на современном книжном рынке водится уже не один десяток. И в итоге, то, что начиналось как стремление почтить память одного из лучших авторов в истории фантастики, закончилось лишь смачным плевком на его могилу. Впрочем, почему же закончилось? Если верить слухам, до конца 2018 года на книжных прилавках должны появиться сразу два новых романа из цикла «Герои Дюны» — «Throne of Dune» и «Leto of Dune». Так, что оставить панику — плевки на могилу по-прежнему продолжаются.

Оценка: 4
–  [  8  ]  +

Ник Перумов «Хранитель Мечей»

fox_mulder, 11 января 2008 г. 08:52

Не понимаю, что все так носятся с этим циклом и его создателем. АМДМ прочитал еще в бородатом 98, вещь показалась офигительной (к слову это было первое прочитанное мною русскоязычное фэнтази), но «продолжения» быстро охладили весь мой восторг. Да у автора присутствуют более или менее своеобразный мир, великое множество героев, местами неплохо закрученая интрига, но во всех томах (я закончил на «Странствиях») наблюдается одна и та же удручающая картина — складывается впечатление, что автор искусственно растягивает повествование на двухтомники, очевидно с целью заработать, выжать из читателей побольше денег. В «Одиночестве» 90% первого тома занимает нудное путешествие из пункта А в точку В, которое сопровождается однообразным и бессмысленным истреблением нежити — прямо чистокровное литературное «Диабло«! Конечно, это первая попытка создания в русском фэнтази не просто цикла с одним героем (как в «Волкодаве»), а полноценной эпопеи, эдакого нашего ответа Чемберлену ( Джордану, Гудкайнду, Мартину). Однако эпопея подразумевает под собой не только солидный объем, но и соответствующих масштабов сюжет. А у Перумова я увидел только объем! Большинство линий выполняют лишь роль «добивки«к скитаниям Фесса, герои скучны и вообще напоминают объекты специализации главного героя. Истину Вам говорю, деньги — это зло!

Оценка: 5
–  [  34  ]  +

Терри Гудкайнд «Первое правило волшебника»

fox_mulder, 29 декабря 2007 г. 12:01

Первый роман Гудкайнда написан так, будто его настрочил не в меру начитанный подросток, попытавшийся своими словами разом пересказать все свои любимые книги в жанре фэнтези. Больше всех досталось Роберту Джордану и его великолепному циклу «Колесо времени». Возьмите «Око мира», уберите из него богатый деталями мир, вырежьте все, создающие необходимую атмосферу подробные описания, потом сделайте принудительную лоботомию всем интересным персонажам, разогните сюжетную линию в прямой шлагбаум с предсказуемым с первой страницы финалом, и вуаля — перед Вами уже лежит не творение Джордана, а дебютный роман Терри Гудкайнда «Первое правило волшебника«!

В принципе подобной литературы, написанной по среднестатистическому фэнтезийному ГОСТУ существует тьма тьмущая, но даже на этом фоне сочинения Гудкайнда выделяются лишь в худшую сторону. Я не знаю, то ли это так постарались мастера отечественного перевода, то ли просто у автора такая стилистика, но все рассуждения героев выглядят сплошным потоком афоризмов из серии «Устами младенца».

Одним словом: ПРИМИТИВ.

Оценка: 4
⇑ Наверх