FantLab ru

Аркадий и Борис Стругацкие «Попытка к бегству»

Попытка к бегству

Повесть, год; цикл «Мир Полудня»

Перевод на немецкий: D. Pommerenke (Fluchtversuch), 1983 — 2 изд.
Перевод на эстонский: R. Toming (Põgenemiskatse), 1965 — 1 изд.
Перевод на польский: Э. Мадейский (Próba ucieczki), 1988 — 1 изд.

Жанровый классификатор:

Всего проголосовало: 152

 Рейтинг
Средняя оценка:8.23
Голосов:2451
Моя оценка:
-
подробнее

Аннотация:


Герои повести — звездолётчик, лингвист и историк — попадают на обитаемую планету. Радость от обнаружения братьев по разуму омрачается их общественным устройством. С одной стороны, очень хочется помочь страдающим, с другой — существуют правила Комиссии по контактам, предписывающие ничего не предпринимать.

Входит в:

— условный цикл «История будущего»  >  цикл «Мир Полудня»

— условный цикл «Фантастика года»  >  антологию «Фантастика, 1962 год», 1962 г.

— антологию «Põgenemiskatse», 1965 г.

— сборник «Хищные вещи века», 1965 г.

— сборник «Жук в муравейнике», 1986 г.

— сборник «Избранное», 1989 г.


Лингвистический анализ текста:


Приблизительно страниц: 93

Активный словарный запас: низкий (2511 уникальных слова на 10000 слов текста)

Средняя длина предложения: 43 знака — на редкость ниже среднего (81)!

Доля диалогов в тексте: 47%, что гораздо выше среднего (37%)

подробные результаты анализа >>


Похожие произведения:

 

 


Фантастика, 1962
1962 г.
Хищные вещи века
1965 г.
Жук в муравейнике
1986 г.
Беглец
1988 г.
Избранное. Том I
1989 г.
Избранное
1989 г.
Избранное
1989 г.
Попытка к бегству. Трудно быть богом
1989 г.
Избранное
1990 г.
Сочинения. Том 2
1990 г.
Возвращение. Полдень, XXII век. — Попытка к бегству
1992 г.
Попытка к бегству. Трудно быть богом. Хищные вещи века
1992 г.
Попытка к бегству. Трудно быть богом. Хищные вещи века
1995 г.
Волны гасят ветер
1997 г.
Трудно быть богом. Попытка к бегству. Далекая Радуга
1997 г.
Собрание сочинений. Том третий. 1961-1963
2001 г.
Попытка к бегству
2004 г.
Хищные вещи века
2006 г.
Хищные вещи века
2006 г.
Бегство вперед
2007 г.
Бегство вперед
2007 г.
Будущее, ХХI век. Десантники
2008 г.
Попытка к бегству. Второе нашествие марсиан
2009 г.
Собрание сочинений в 11 томах. Том 3. 1961-1963
2009 г.
Собрание сочинений в 11 томах. Том 3. 1961-1963 гг. Попытка к бегству. Далекая радуга. Трудно быть богом. Понедельник начинается в субботу. Рассказы
2011 г.
Полное собрание сочинений в одной книге
2013 г.
Мир Полудня
2016 г.
Попытка к бегству. Второе нашествие марсиан
2016 г.
Попытка к бегству. Хищные вещи века. За миллиард лет до конца света. Гадкие лебеди
2017 г.

Аудиокниги:

Попытка к бегству
2006 г.
Попытка к бегству
2009 г.
Попытка к бегству. Далекая радуга
2012 г.

Электронные издания:

Полное собрание сочинений. Том шестой. 1962
2016 г.

Издания на иностранных языках:

Põgenemiskatse
1965 г.
(эстонский)
Fluchtversuch
1983 г.
(немецкий)
Daleka Tęcza
1988 г.
(польский)
O przyjaźni prawdziwej. Próba ucieczki
2003 г.
(польский)
Gesammelte Werke 4
2012 г.
(немецкий)




Доступность в электронном виде:

 

Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  27  ]  +

Ссылка на сообщение , 28 мая 2012 г.

Большинство вещей АБС производят на меня совершенно уникальное эмоциональное впечатление, рождая смесь тревоги и любопытства. С таким ощущениям дети лазают по полуобвалившимся перекрытиям заброшенного здания. С таким ощущением читатель сопровождает жителей мира Полудня в таинственные, жутковатые и совершенно непонятные новые миры. «Попытка к бегству» — тоже из таких вещей. Текст как-то неуловимо захватывает и удерживает, создавая постоянное ощущение предвкушения — следующего шага, следующего поворота сюжета. Собственно, и концовка оставляет все то же ощущение, что *вся жизнь впереди*, ну, не жизнь, но нечто глобальное, может быть, страшное, может быть, прекрасное, но в любом случае — обязательно интересное, новое и совершенно необычное.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Сюжет «Попытки» предельно прост: к неким юным и неиспорченным юношам, живущим в счастливом коммунистическом будущем XXII века, напрашивается таинственный незнакомец и уговаривает их лететь в отпуск не на проверенную планету с хорошей охотой, а в на новую, неисследованную. И, разумеется, они встречают на новой планете нечто жутковатое и совершенно непонятное для себя. Полуфеодальное общество с почти рабским трудом, эксплуатацией человека человеком, вездесущей жестокостью и быссмысленностью, смертью, болезнями, голодом, — классический набор юного прогрессора, в общем. Некоторое время бьются об это все головами, как рыба об лед, пытаясь что-то сделать и не понимая, почему не получается, ведь это так просто, взять и договориться, потом улетают, планируя, как они вернутся с подмогой, врачами, учителями, и будут спасать, и лечить, и учить, и прививать разумное-доброе-вечное.
АБС, разумеется, не были бы собой, если бы их герои выглядели настолько тупыми и наивными, как они получаются в кратком пересказе. Но дело в том, что каждый отдельный шаг написан полностью как необходимый и совершенно логичный в данной ситуации. Можно осознавать, что ты не спасешь весь мир — но попытаться подлечить хотя бы несколько раненых. В принципе, этого уже достаточно для милой, интересной приключенческой повестушки, где есть настоящее добро и зло, и нет победы, но есть надежда.

И опять же, АБС не были бы АБС, если бы у них все было так просто. Потому что помимо юных восторженных прогрессоров и замордованных жителей далекой планеты есть и третья, неизвестная переменная. Таинственный напросившийся пассажир, Саул Репнин. Неизвестный до своего последнего вздоха, гораздо более шокирующее по-своему открытие, чем целая планета, заполненная несчастными. На многие вопросы касательно него (да что там, собственно, на все, кроме одного) АБС не дают ответа.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Как узник фашистского концлагеря очутился в счастливом XXII веке? Где раздобыл редкое и страшное оружие? Зачем пытался попасть на неизвестную, необитаемую планету? Этого мы не знаем и не узнаем. А вот почему в итоге, посмотрев на «другую жизнь» во всем ее многообразии — и счастье цивилизации, и ужасы нецивилизованности — выбирает прожить свою, недолгую и страшную судьбу, — это как раз понятно. Собственно, он сам это говорит, когда ребята предлагают выбрать из населения новой планеты кого получше и отправить на Землю, учиться и лечиться. «Настоящий человек уехать не захочет. А ненастоящий… – Он снова поднял глаза и посмотрел прямо в лицо Антону. – А ненастоящему на Земле делать нечего. Кому он нужен, дезертир в коммунизм?» Сам Саул, случайно или неслучайно, тоже оказался таким дезертиром, и, четко осознав это (как раз благодаря столкновению с реальностью чужой планеты), вернулся в концлагерь.

Мне вообще кажется, что весь текст, по большому счету, писался ради этого финального coup de grace, ради финального шага Саула. Остальное — и прекрасные, добрые, умные и хорошие мальчики, и светлое будущее, и приключения на жутковатой планете, — только декорации, развернутое объяснение этому шагу.

Оценка: 9
–  [  24  ]  +

Ссылка на сообщение , 23 сентября 2008 г.

Яркий, красивый мир 22 века. Веселые, симпатичные люди. Двое молодых парней собираются... ну на пикник по-нашему. Отдохнуть, поохотиться, трофеями потом девушек поразить. Пикник, правда, на другой планете намечен, ну да это рядом, звездолет во дворе стоит, разрешение получено, отдых ждет! И вдруг появляется этот странный человек и просит отвезти его на необитаемую планету. Пожалуйста — отвезем. Во-первых, просьба чеовека, которому что-то НАДО, куда важнее космического пикника, на который ХОЧЕТСЯ. Да и приключение тоже. Интересно же — новая планета. Странный Саул ведет себя все так же странно, но по странностям этим мы узнаем человека 20 века. Как он попал в будущее — неважно. А вот как он с этим будущим контактирует — очень интересно, временами смешно, настолько за пару веков сместились очень многие обыденные понятия. Смех смолкает сразу после посадки на планету — рядом нашли трупы... И снова столкновение разных времен: ребята 22 века оказались очень неплохими профессионалами, каждый в своем деле, но психологию местных жителей (средневековье, рабство, тоталитаризм) понять они просто не в состоянии. Саул все понимает, его действия становятся уверенными — здесь он — профессионал, в этом мире жестокости. А аборигены не понимают ничего — просто какие-то непонятные люди, ЖЕЛАЮЩИЕ СТРАННОГО, появились возле их лагеря. Вот это определение — желающие странного — одно из главных преступлений в мире планеты Саула. За него поллагеря сидит. Не терпит диктатура инакомыслия. Хотя оно, это инакомыслие, есть, никуда от него не деться, всех в лагеря не пересажать. И еще один жуткий символ, отождествляемый на этой планете с самой властью — нескончаемый поток машин, запущенный загадочными Странниками по шоссе от одной громадной воронки до другой. Поток вечный, неостановимый, всесокрушающий.

Земляне отступили. Поняли, наконец, что их вмешательство ни к чему не приведет (например, освобожденные рабы их же чуть не побили — оказывается, их собирались отпустить, а теперь не отпустят), что усилия троих человек ничего на значат на целой планете, что они не профессоналы в деле Контакта, и так дров наломали. А вот смогут ли профессионалы помочь — сделать добрее рабовладельческое общество — это уже из повести не видно, но сомнения в этом остаются. Ребята 22 века возвращаются домой, готовые к наказанию за нарушение правил Контакта, но мечтающие работать по наведению порядке на Сауле, а пришелец из 20 века возвращается в свой век. Как? Это опять-таки неважно, просто попытался он сбежать от смерти в концлагере в мир будущего, и — вернулся... Сделал свой выбор: за то, чтобы у нас было такое будущее, надо умереть достойно.

Книга удивительно яркая — кажется, что сам побывал и на Земле 22 века и на Сауле, сам познакомился с ее героями, пережил с ними приключения, которые потрясли и запомнятся навсегда. И правда — помнятся... Уже 40 лет!

Оценка: 10
–  [  19  ]  +

Ссылка на сообщение , 24 октября 2013 г.

Так получилось, что эту повесть у Стругацких я прочитал первой. В далеком 1963 году. И попался. Я на всю жизнь влюбился в АБС, я не пропускал ни одной их книги («Гадких лебедей» я прочел в перепечатке, какой-то не то 4, не то 5-й экземпляр на машинке). Может быть, на фоне других произведений великих АБС, впечатление о первой прочитанной их книге несколько потускнело, но недавно я перечитал «Попытку к бегству», и понял, что первоначальное впечатление о книге было абсолютно верным! Там показан мир, в котором хочется жить, там люди, на которых хочется быть похожим — и там мир, абсолютно (мною) неприемлемый (Саула). Мир, жестокий и печальный, мир:

И поля и горы —

Снег тихонько всё украл…

Сразу стало пусто.

И живых и мёртвых —

Снег тихонько всё украл…

Сразу стало пусто.

Это книга — на все времена. И я очень завидую тем, кто ее еще не читал.

Оценка: 9
–  [  19  ]  +

Ссылка на сообщение , 15 июля 2012 г.

Мы любим судить окружающих, осуждать других за малодушие, глупость, покорность, бездействие. Особенно это хорошо получается, когда рассуждаешь о событиях прошлого или настоящего, сидя у себя дома на удобном диване, поедая вкусный обед и попивая кофе. Тогда лучше всего получаются фразы, которые начинаются «если бы я был на его месте...», «но, в этом случае я...». И тогда нравственный выбор кажется таким ясным и понятным, действия — логичными, результаты — однозначными. И все становится совсем другим, если сам — участник событий.

Об этом этот маленький шедевр -«Попытка к бегству» — о выборе. На безымянную планету высадились земляне: чистые душой, гуманные и милосердные, уважающие любую жизнь, знающие и справедливые Вадим и Антон. И Саул — таинственный, многоопытный, более жесткий и способный к действию. Им предстоит встретиться с неизведанным. Чужая цивилизация, со страшными и жестокими законами угнетения и рабства. Опасный и непонятный мир, где одни люди угнетают, унижают, уничтожают других, а эти другие — покорно воспринимают происходящее, молча принимая смерть и пытки, и даже защищая своих мучителей.

Все происходящее вызывает полную неприязнь. Каждая струнка души восстает: люди, какие бы они не были, такого не заслуживают. Для Вадима и Антона на первом месте — защитить и помочь. Для них решение просто: «Мы принесем им Мир и Знания, и все наладится само». Для Саула, все сложнее: навязанное счастье ничего не дает, люди должны выстрадать свое право быть свободными и счастливыми, завоевать его через смерть и кровь.

И, казалось, все тут ясно. Умом понимаешь: прав Саул. Ничего ведь землянам неизвестно. Смогли они увидеть лишь малый кусочек жизни планеты, поговорить с десятком жителей, но уже берутся рассуждать о происходящем. Но вот в душе... Так, хочется вмешаться, судить, карать... и встать на сторону юных Прогрессоров.

Но вот, что останавливает. Для юных и чистых землян все происшедшее — жуткое приключение. Не страдая, нельзя сострадать, без своей боли — нельзя сочувствовать, и отсюда такая отстраненность, как будто умом они понимают -так нельзя, но пропустить через себя это просто не могут. В отличие от Саула, для которого происходящее — слишком личное, повторение собственной истории. Конечно, можно просто уйти, и равнодушие — тоже выбор. Но это — не по человечески/недаром все разворачивается на фоне деятельности Странников, которым все равно, сколько погибло людей и какие последствия их эксперимента/.

Каждый из героев вынесет свой урок. Для Вадима и Антона — это урок первой в жизни ненависти, боли и ответственности. Но самым тяжелым он окажется для Саула: нельзя бежать от своего страшного испытания: иначе прошлое тебя все равно настигнет и выбор все равно придется сделать.

Оценка: 10
–  [  19  ]  +

Ссылка на сообщение , 6 марта 2010 г.

Одно из самых загадочных произведений великого дуэта.

Фрагментарное, лаконичное, скупое в описаниях и подробностях, местами расчетливо небрежное, оставляющее «за кадром» гораздо большее, чем освещающее.

Три мира, картины которых выхвачены из мрака неизвестности, полной вопросов — зачем? почему? как? откуда? — неумолимо движущимся лучом прожектора, установленного волею авторов не то на маяке, не то на пулеметной вышке концентрационного лагеря — и не останавливающимся ни на миг, безжалостным к тем, кто попал на мгновение в круг света, — и к нам, наблюдателям, еще более бессильным в своем стремлении изменить, улучшить, спасти, чем герои Стругацких...

Мир Полдня. Мир благоустроенной Планеты, всеобщего — до потери инстинкта самосохранения — благоденствия, мир, где сущие дети, чистые и непуганные, могут сесть в звездолет и менее чем за двое суток пересечь Галактику в оба конца в поисках острых ощущений, где люди доверяют друг другу до абсурда, и НАДО безоговорочно, по умолчанию, доминирует над ХОЧУ, где интересы личные не вступают в конфликт с общественной необходимостью — ведь общество состоит из Личностей, в каждой из которых заключен целый Мир. Так просто — и так непостижимо...

Мир планеты Саула. Жуткое дремучее средневековье, где цена человеческой жизни стремится к нулю, где босые ноги преступников безучастно ступают по снегу, где стынут заметаемые поземкой мертвые тела, а одетые в кишащие насекомыми меха Носители копий и отличных мечей передвигаются в санях, влекомых к скрытой за горами и стеной метели цивилизации изможденными, одетыми лишь в джутовые мешки людьми, которые счастливо поют, все быстрее унося своих мучителей прочь от механизированного ада, оставленного некогда в этой глуши непостижимыми Странниками — ведь они свободны в этом беге, который возвращает их домой — в намеченный едва-едва, намеками и недомолвками, ужас тирании с жесткой иерархией, на диво стабильной в своей упорядоченности, в сравнении с которым меркнет сама Островная Империя Саракша...

Мир Саула Репнина. Мир войны, мир, где жизнь проходит в узкой полосе между оскаленными пастями рвущихся с поводков собак и извергающими черный жирный дым трубами крематория. Мир, из которого хочется бежать настолько, что ни пространство, ни время не могут уже стать препятствием этому бегству... И в который приходится вернуться, чтобы, коснувшись светлого и причастившись добра в Мире Полдня и осознав свое несовершенство и неуместность в этом мире благодаря трагичным событиям на Сауле, — остаться Человеком и завершить то, что Должен...

Удивительная книга. Несомненная предтеча «Трудно Быть Богом». Набросок в десяток штрихов тушью на рисовой бумаге перед началом работы над масштабным полотном, посвященном Человечности и Прогресссорству. Мимолетное хокку, навеянное выхваченным из Вечности мгновением за миг до написания нетленного шедевра о Зле, Добре и Выборе. Сильное и талантливо краткое произведение, заставляющее желать странного.

«Как это прекрасно — человек, который желает странного!» (с)

Как это прекрасно — Человек...

Оценка: 10
–  [  17  ]  +

Ссылка на сообщение , 7 октября 2015 г.

«Попытка к бегству» — это серьезное произведение, размышления перед мощнейшими работами такими, как «Трудно быть богом» и «Обитаемый остров», затрагивающие снова те самые струны, которые проходят через творчество Стругацких самой жирной чертой. Проще сказать, основной посыл повести — это столкновение интересов сразу нескольких цивилизаций: прошлого, настоящего (относительно настоящего) и будущего. Преамбула довольна проста — представители цивилизации будущего случайно попадают в мир далекого прошлого, тем самым становясь вершителями многих судеб. Проблематик, о которых хочется написать, сразу несколько, начну по порядку их важности и раскрытости в повести.

1. Проблематика прогрессорства. Наверное, это первые пробы авторов, которые уже хотели развить данную тему и найти на все вопросы о развитии цивилизации самые надлежащие ответы. В повести мы уже видим мир, подготовленный или готовящийся к подобным проблемам. Не раз упоминается самый важный в этом мире общественный орган — «Комиссия по контактам» (да и имя самого Руматы все таки проскользнуло в одном абзаце). Свод правил, который обозначила эта комиссия, говорит нам о том, что развитая цивилизация будущего еще не готова к подобным контактам и проявляет максимальную осторожность, понимая всю сложность и ответственность в этих вопросах. Но что делать двум героям, представителям цивилизации «Полудня», для которых смотреть на страдающих от несправедливости и несвободы людей дико и оскорбительно для самих же себя. Система ценностей, внутренний моральный облик — все это сразу же приходит в негодование, когда перед ребятами разворачивается довольно мрачная и жестокая картина феодального мира. В итоге формируется несколько точек зрения на данную проблему: оптимистичная — активное вмешательство и материальное насыщение планеты для изменения общественного мировоззрения; и пессимистичная — мнение Саула (третьего спутника) о том, что любое вмешательство бессмысленно и деструктивно по отношению к людям, которые в полной мере зависимы от сложившейся системы (в чем герои в последующем убеждаются, пожалев о совершенных ими действиях). В повести этот конфликт интересов остается открытым, а так же перетекает в другую проблематику.

2. Собственно, конфликт человека «прошлого»(нашего относительно настоящего) и человека «будущего». Персонаж Саула — это намеренно введенный персонаж вне рамок и условий описываемого мира без объяснения причин. Стругацкие намеренно отказались от каких-либо объяснений попадания этого героя в мир «Полудня», акцентируя внимание на более серьезной проблематике с ним связанной, тем самым объясняя свой поступок тем, что хотели посмотреть на мир далекого будущего глазами своего «современника», столкнуть лбами интересы этих миров, найти ключевые точки соприкосновения, а так же различия. И я не вижу в таком довольно смелом шаге авторов какой-то изъян или недоработку. Скорее это специальный литературный прием, который полностью оправдывает свое назначение.

С точки зрения Саула — активное вмешательство в систему феодального гнета бессмысленна. Тем самым он обозначает и привносит в парадигму прогрессорства новый смысл: прогрессорство — это не только материальное насыщение и обеспечение свободы для отстающего общества, это и забота о моральном взрослении каждого, синергия морального подъема и технического прогресса. А для достижения таких результатов необходимо время намного большее, людей необходимо научить, идею нужно взрастить и заслужить, она не может появиться на пустом месте. Тема учительства и воспитания у Стругацких — снова та самая вакцина для общества с низкими моральными и идеологическими показателями.

3. Проблематика «анестезии сердца». Это та самая проблематика, которая будет являться центральной в произведении «Трудно быть богом». И снова Саул — умудренный опытом и знающий цену свободе и социальному прогрессу, предвидит судьбу Руматы, понимая главный изъян и неподготовленность человечества «будущего» жизни в иной моральной среде. Слишком оптимистичный настрой, привычка пребывания в среде более морально значимой не дают героям Антону и Вадиму посмотреть на всю эту удручающую картину здраво, не дают вспомнить, что для человека прошлого, человека дикого не чужды убийства и обман, предательство и трусость. И что будут делать эти герои, испытав все эти пороки на собственной шкуре? Опустятся до принципов грубой силы? Сумеют ли сохранить свои собственные принципы, повторяя судьбу Руматы? — вопросы остаются висеть в воздухе.

4. Проблематика непреодолимости и возникновения или существования более высокого не детерминированного (беспричинного или неподвластного логике) смысла. Эта тема неразрывно связано с загадочной цивилизацией Странников, с которыми читатель, наверняка, еще не раз столкнется в других более поздних произведениях авторов. Но на самом деле данный образ это всего лишь обертка, в которую бережно укутан смысл чего-то более глобального и непостижимого, того, с чем главным героям так и не удается справиться (ситуация с порталами и автострадой). Подобные мотивы можно встретить в произведениях «Миллиард лет до конца света» или «Далекая радуга», где природные катаклизмы или какие-то неведомые неподвластные порядку силы являются центральной проблемой произведения.

Теперь в общем. По сути произведения Саул и есть тот самый «хотящий странного», тот самый противник устоявшейся на планете «Саула» системы, это одновременно и ирония и посыл авторов, которые намеренно ввели этого персонажа в агрессивную для него среду. Его тезисы и рассуждения о социализме можно разбивать на цитаты, его эмоции и неприязнь к представителям отсталой цивилизации умиляют, а в последующей раскрывают его, как глубокую личность со своими переживаниями и самокопанием.

Что ж, это снова глубокое произведение, наполненное множеством смыслом, над которыми хочется рассуждать и делать выводы, спорить и задавать еще более сложные вопросы. Стругацкие снова приоткрывают двери, сквозь щель между которыми бьет ледяной ветер основополагающих вопросов морали и принципов прогрессивного человечества. И если бы человечество могло дышать этим ветром и задаваться этими вопросами чаще, то картина современного мира была бы, наверняка, иной.

Оценка: 10
–  [  16  ]  +

Ссылка на сообщение , 6 мая 2012 г.

Не буду особенно останавливаться на сюжете и прочих умных вещах. Скажу совсем о другом.

Мы с отцом частенько любим поспорить о политике. Есть у украинцев такая черта: сначала выбираем себе гетьманов, затем скидываем их с престола. Избытки менталитета, я бы сказал.

И вот. Отец очень и очень не любит нынешнего президента Витю Януковича. Он для папы, как сосредоточие всего зла. И если дяди Вити не станет, то жить нам будет легко и просто.

Это он на узницу Качановской колонии намекает.

А в «Попытке» дан простой ответ на извечный вопрос о плохом президенте. Я прочел повесть и понял: хорошего президента мы не заслуживаем. Потому что президент — как зеркало. Это отражение всего нашего народа. Мы, как видно, тоже недалекие, но хозяйственные, по житейски хитрые.

А другого президента и быть не может. Ведь как может недалекий сам по себе народ выбрать президента-демократа, который будет тащить нас в Европу?

Как нам избавится от хапуг-депутатов, чиновников-коррупционеров, если на их место придут такие же?

Вот вам и ответы на извечные вопросы. Ответы лежат в романе на поверхности. Вкратце это звучит так: чтобы изменить что-либо в государстве — меняйте лучше себя. Изнутри. Уничтожайте в себе раба, завистника и прочие нехорошие вещи. Тогда и жить будет просто и весело.

П.С. Стоит заметить, что я — патриот Украины. И писал обидные для украинцев вещи не из вредности, а из желания чем-то помочь. Хотя бы даже самому себе.

Оценка: 10
–  [  16  ]  +

Ссылка на сообщение , 6 июня 2011 г.

««Попытка к бегству» и в самом деле была попыткой порвать с традицией бодренькой советской фантастики – первая проба пера в настоящей литературе, повествующей, по выражению Стругацких, не о «приключениях тела», а о «приключениях духа»». Такие слова встретились мне в одной аннотации. Что ж поговорим серьёзно и попробуем оценить книгу с позиций этики, социологии и психологии.

Удивительно, как по-разному люди представляют себе идеальное общество. Например, в мою этическую систему бессмысленное истребление животных никак не вписывается.

Вспомните, зачем «структуральнейший лингвист» собирается на Пандору? Правильно, тахоргов пострелять. Может быть, для этого есть какая-то практическая потребность? Черепом тахорга на стене, видимо, никого особо не удивишь, так что добыча зверя в научных целях отпадает. Защита колонистов на Пандоре от злобных хищников, как об этом заявляет Вадим? Открытие Саулы не у кого из молодых людей изумления не вызывает, ведь в пределах досягаемости обычного прогулочного корабля находится множество неисследованных планет земного типа. Следовательно, есть десятки, если не сотни, планет более пригодных для колонизации, чем опасная Пандора (не зря же её так назвали). Получается, что колония существует для того, чтобы охотиться на тахоргов, а не наоборот.

Ещё в самом начале Вадим привычным жестом отправляет использованную посуду в мусоропровод. Это сколько же нужно лишней энергии и сырья, если представить, что так 3 раза в день поступает 20 миллиардов человек! А теперь, вспомним, эпизод, где наш лингвист впервые видит страусов-«самсончиков». Рассуждает он примерно так: «Мне они не нравятся. Нам они мешают. Давайте их уничтожим». Хороша логика для человека «светлого завтра», не так ли? Вывод могу сделать только один: «высокое воспитание» по Стругацким не прививает бережного отношения к окружающей среде.

Теперь немного на социальную тему. В этой книге братья-соавторы впервые затронули проблему вмешательства в историческое развитие цивилизаций. И это огромный и несомненный плюс. Теме прогрессорства ещё предстоит раскрыться с разных сторон в «Трудно быть богом» и «Обитаемом острове». И вмешаться нельзя – сделаешь только хуже. И спокойно стоять, видя, как люди страдают, — бесчеловечно. «Нельзя переломить хребет истории и не переломить хребет человечеству», – говорит Саул. Вадим ему возражает: «Были времена, когда целые племена и государства… перескакивали из феодализма в социализм». Мне сразу пришёл на ум пример Афганистана… Вроде и мораль есть и вопросы глубокие поставлены, а не вяжется одно с другим. Ну откуда в средневековом мире взяться концлагерям? Ежели принципы исторического развития едины для всех…

Что всегда меня поражало в советских утопиях, так это разгильдяйство и легкомыслие персонажей. Ну, положим, молодой идеалист Вадим ринулся всем помогать. С точки зрения психологии выглядит вполне убедительно. Но почему опытный пилот и исследователь Антон его не удержал, не выполнил инструкцию по контактам, которая для таких случаев и составлена?! Полёты в космос ведь невозможны без элементарной самодисциплины.

Вообще, читая Стругацких, нужно привыкнуть к мысли: многие ключевые моменты не получат никакого объяснения.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Как Саул перемещался из века в век? Зачем Странникам бесконечно перебрасывать машины из пункта А в пункт Б? Эти вопросы задавать некому (да и незачем?). Сюжетная необходимость, так сказать. Но откуда же Саул взял скорчер? Да так, чтобы не привлечь внимания?

Такие вот «несвоевременные мысли» по поводу общеизвестной классики. Хочу успокоить поклонников АБС. Семёрка для меня соответствует оценке «4» по пятибалльной шкале. На позиции классиков никто и не претендует. Книги братьев Стругацких – то лучшее, что было в советской фантастике.

Оценка: 7
–  [  13  ]  +

Ссылка на сообщение , 11 марта 2011 г.

Навероне, самое аллегорическое произведение Стругацких. О проблеме выбора. При этом самый главный выбор делает Саул Репнин. У Антона с Вадимом выбора по сути нет: они такие, какие есть, и они несут разумное, доброе, вечное распахнув руки и души. И они не очень понимают, что может быть иначе, не так, как у них дома. Другое дело Саул. Вот где простор для выбора: остаться или вернуться, пройти мимо или вмешаться, а если вмешаться, то как — дать в морду или пристрелить. Саул выбрал. Из такого милого, родного мира Полудня, мира за который он боролся, и который таки вот он, но... чужой ему, он уходит в жестокий, но свой. Ибо каждый человек должен быть на своем месте, в своем времени.

Спустя годы аналогичный выбор ставится перед Антоном. В Арканаре. И встреча с Саулом не прошла для Антона даром. Но это уже совсем другая история.

А ведь можно это произведение воспринимать и по другому. Что вся эта история промелькнула в умирающем мозгу простреленного Саула. И тогда весь мир Полдня становится как бы не очень настоящим. То есть будущим. В смысле виртуальным.

Оценка: 10
–  [  13  ]  +

Ссылка на сообщение , 29 марта 2010 г.

Прочитал несколько сольных произведений С. Ярославцева — Аркадия Стругацкого. Так вот, мне показалось, что в этом произведении чувствуется сильный почерк именно Аркадия Стругацкого. Его произведения несут какое-то гнетущее настроение и отличаются высокой долей мистики в сюжете.

В «Попытке к бегству» есть и гнетущее настроение — тщетность попыток воспитать дикарей, и мистика — непонятно каким образом дезертировавший с Великой Отечественной войны Саул Репнин и непонятно каким образом в неё вернувшийся.

Похожая попытка воспитать дикарей, но на более поздней стадии развития, наблюдается и в «Часе Быка» Ивана Ефремова. Очень тяжело осознавать, что дикарь может превратиться в цивилизованного человека только пройдя длинный ряд последовательных небольших улучшений многими поколениями. Основа нравственного развития человека закладывается в детстве, после чего эту основу человека заменить невозможно. Можно внести в жизнь взрослого человека небольшое улучшение, которое он может осознанно принять, но поменять сформировавшуюся основу нельзя. Эти улучшения входят в основу морального становления следующего поколения и так шаг за шагом происходит становление человека цивилизованного. Если вдруг кого-то угораздит сделать в пределах одного поколения сразу несколько последовательных улучшений, он сразу становится «белой вороной», чем обрекает себя на жизнь вне общества своих современников, а то и на верную смерть.

Попытка насадить насильственным образом более разумное устройство общества обречена на провал, потому что «операционная система» человека не может запустить не предназначенную для неё программу. Может оказаться, что для выполнения программы операционная система не содержит нужных системных вызовов. Другими словами, в основе человеческого мышления нет многих важных принципов, постулатов, которыми оперирует более высоко развитое общество. Программа апеллирует к совести — а понятия совести в «операционной системе» нет.

Лучшим образом это описывается законом мухи: http://newlit.ru/~bondarenko_oleg/3344.html Всё, что находится на более высоком уровне развития, чем муха, воспринимается мухой как нечто, находящееся на более низком уровне развития. Не понятно — значит плохо. «Нет главного — значит анархия!» «Пощадил побеждённого — значит сам слабак!» «Помог слабому — значит подстилка!» Дикарю не понятно, а стало быть кажется глупым, всё что находится выше его уровня понимания.

Оценка: 7
–  [  12  ]  +

Ссылка на сообщение , 8 марта 2008 г.

Первый раз читала в детстве, еще до ТТБ. И тогда этот рассказ-повесть произвел крайне сильное впечатление. Но и сейчас, неоднократно перечитав почти все у Стругацких,все равно иногда возвращаюсь к этой вещи. Конечно, она уступает более поздним и зрелым их сочинениям, но зачем вообще ее с ними сравнивать? Очень мало просто хороших книг выдержат целенаправленное сравнение с признанными шедеврами, но не станут от этого хуже!

Теперь, за что я люблю эту вещь. Мне нравится может не очень глубоко разработанный, но такой живой и яркий образ неунывающего, всегда активного Вадима, с его еще чуть детским и очень эмоциональным восприятием мира. Мне интересно смотреть, как буквально на глазах взрослеет более серьезный Антон ( уж не он ли впоследствии стал Руматой?). И взросление это связано с внезапно легшим на его плечи грузом ответственности. Мне ужасно интересно смотреть на Саула, который кажется таким близким, по сравнению с людьми будущего, но на самом деле чудовищно далек и от нас, не прошедших немецких лагерей второй мировой! Именно линия Саула является центральной смыслообразующей рассказа, именно она и дала ему название! Что такого может увидеть человек в прекрасном будущем, чтобы принять решение вернуться в невыносимые ужас и страдание своего времени? Как Вы ответили на этот вопрос?

Но кроме этого, в рассказе (впервые?) поставлены и серьезнейшие проблемы, связанные с «прогрессороством». Кто должен и кто может, имеет право решать, как развиваться чужой цивилизации? Даже если ее развитие уже искалечено оставленными странниками «машинами». И что нужно сделать, чтобы ваше вмешательство не нанесло еще больший вред? А если сами жители не желают такой помощи? Может ли цветущее человечество просто уйти и оставить все как есть? А если уйдет, сможет ли спокойно жить с этим? Кто может ответить на такие вопросы? А вы говорите «не очень»...

Оценка: 8
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение , 19 июня 2010 г.

Помнится, в юности по прочтению этой повести меня занимали вопросы типа:

- Как Саул Репнин совершал свои путешествия по времени.

- Какие же жестокие все эти носители мечей, стрел и другие чины лагерной администрации.

- Какие покорные заключенные, хоть они и желали сменить Утес или странного.

- Таинственная дорога машины Странников.

Ну и тому подобные восторги по поводу мира Полдня, смелых и умелых, а также молодых и обаятельных его жителей.

Потом мне стали более интересны поднимаемые в повести этические вопросы прогрессорства, вмешательства/невмешательства в исторический процесс.

Сейчас:wink: же меня более заинтересовала фигура Саула Репнина и причины его решения вернуться в свой концлагерь... Зачем он это сделал? Ведь кроме самого факта спасения из лагеря смерти, что уже немаловажно, перед ним простирались широкие перспективы. Это и работа по истории 20 века, возможность исследования планеты собственного имени и многое другое. Почему же он предпочел уйти на верную смерть? Бегство, Попытка к бегству — это только одна из версий. Бороться за человека и его счастье можно не только изнутри своего времени. Тем более если эта борьба уже завершилась полным и оглушительным успехом, ведь Полдень — наступил.

Думаю, Саул просто не смог совместить свой опыт жестокого, жесточайшего ХХ века, когда уничтожение людей стало индустрией, с добрым, ласковым, доверчивым миром Полдня. Точно так же, как не смог найти себя во вполне стандартно-жестоком средневековье. Средневековье, где любой заключенный концлагеря, не будучи по обычаю человеком, может в это состояние вернуться на вполне законных основаниях. В отличии от века двадцатого.

Нечего выходцу из 20-го века делать в веке 22-м, или в веке 17-м. Как и наоборот. Этические системы разные, не стыкуются...

Оценка: 10
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение , 7 июля 2011 г.

Выражение «желающие странного» давно уже стало неотъемлемой частью нашей культуры. Едва ли не впервые оно появляется в «Попытке к бегству».

На первых страницах мы видим идиллический мир XXII века. 150 лет — еще не старость, техника дошла до такого уровня, что небольшие космические корабли доступны каждому, и отправиться на другую планету не сложнее, чем теперь поехать за город. Забавная деталь: авторы были уверены, что и через двести лет будут люди, с охотой починяющие свои транспортные средства, только вместо «москвичонка» — квазиорганический вертолет. Странно, что еще есть охота для развлечения, я всегда думала, что такая охота отомрет еще раньше, чем война. В 1962 году еще не было нынешней экологической озабоченности, и герои повести готовы истребить хищников на чужой планете.

В повести есть второстепенные загадки:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
откуда на другой планете гуманоидная раса, так похожая на людей и что это за «дым, рождающий и поглощающий машины».
Главная загадка:
Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
как Саул мог путешествовать во времени и как он смог освоиться в Мире Полдня, так хорошо освоиться, чтобы выглядеть только человеком со странностями, а не пришельцем?

Очень хорошо показана реакция архаической тирании на достижения технической цивилизации.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Непонятно, как это действует, но попытаемся понять, как это может пригодиться, а если для испытаний придется жертвовать каторжниками, так их не жалко

В идиллическом мире вырастают люди, не представляющие Зла и неспособные его узнать, когда увидят. Очень характерно — Антон и Вадим очень долго не могут понять, что перед ними не следствие стихийного бедствия, а то ли концлагерь, то ли картины крепостного права. Впрочем, многие исследователи считают, что фашизм как раз и есть прорыв архаики в XX век, а трудовые лагеря — возрождение рабства, но с новым техническим уровнем (остарбайтеры в батраках у богатых немцев — чем не новые крепостные?). Но в идиллическим мире люди добры, всегда готовы броситься на помощь.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Как часто эта помощь приносит только новые беды

Очень сильная сцена:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Антон и Вадим пытаются допрашивать стражника
. Столкнулись эпохи: очень добрая и та, где доброта — только признак слабости.

Повесть заставляет задуматься: есть ли законы истории, обрекающие целые поколения на страдания, возможно ли сделать легче путь истории для другого народа, стоит ли нести на штыках Прогресс, Коммунизм, Демократию и т.д.?

Оценка: 10
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение , 15 июня 2007 г.

Чисто внешне, не вдаваясь во внутренний смысл, — детский сад на прогулке. Астронавт Антон, имеющий четкие инструкции на случай Контакта, но нерешительный, позволяющий жизнерадостной энергии Вадима и угрюмой значительности Саула одержать верх над своим чувством долга, и от этого еще больше мучающийся. Структуральнейший Лингвист, витающий в облаках, думающий, что достаточно накормить и одеть нуждающихся, и все сразу станет хорошо. Саул, который единственный понимает, с чем они столкнулись, понимает, что так просто эту проблему решить нельзя, тем более им троим, но его мучает совесть, мучает за бегство из своей реальности, и он, дабы успокоить ее, пытается что-то исправить, понимая, что здесь и сейчас ничего исправить не получится...

Но это так, все внешнее... На самом деле книга о трудном выборе. Когда, зная, что тебя ждет смерть, нужно выбрать, умереть ли в борьбе, как настоящий Человек, или умереть как послушный баран — по воле своего хозяина.

Оценка: 8
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение , 31 января 2014 г.

«Попытка к бегству» — повесть достаточно специфическая. На мой взгляд — это проба, попытка обрисовать в мире «Полдня» настоящий человеческий конфликт. Такой, чтобы — без дураков, жесткий. Далее будет «Далекая Радуга», «Трудно быть богом» и «Обитаемый остров».

Но конкретно эта повесть лично мне кажется довольно неуклюжей.

Главным образом — из-за героев, хотя и к сюжету и к антуражу тоже есть масса претензий.

Вроде бы задумка очень интересная — двое молодых людей из мира «Полдня» плюс довольно странный дядька

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
(который на самом деле «попаданец»)
и люди (преимущественно один персонаж) из очень-очень отсталого вроде как феодального мира. Из всей этой компании только Саул (который странный дядька и и наш человек) не является «полупризрачным изобретателем» (с). Все остальные...

Люди будущего (мира «Полдня») ну совсем не естественны. Ладно один (Вадим) молодой лопух и к тому же структуральный лингвист — с кем не бывает. Но второй — Антон, вроде как капитан корабля, человек постарше и должен кое-что соображать. И, даже, возможно, кое-что знать (кроме искусства и литературы и теоретической физики). Например, хоть немного истории, какие-нибудь инструкции (некоторые знает, но применять не умеет). Оба героя демонстрируют махровейший инфантилизм (который, видимо, должен иллюстрировать гуманизм героев). С учетом того, что молодые люди изначально собирались на охоту за тахоргами (очень агрессивными и опасными хищниками), то их младенческое миролюбие и крайнее раздолбайство в условиях, когда это ну никак не к месту, вызывает недоумение и недоверие. Ну не может такого быть. Понятно, что это люди светлого будущего и они «не так воспитаны» но после прямой агрессии включить голову все-таки можно. И это — не современное прочтение, а яркое впечатление далекого советского детства. Извиняюсь за довольно жесткую трактовку, но именно такое впечатление и было.

Если бы не Саул — это был бы вообще разговор «слепого с глухим», потому как «оппонирующая сторона» из местного населения еще более плоская и однозначная, чем «люди в белом» из «Полдня». Черная краска. Ровно.

Мне более или менее понятно, что хотели сказать авторы (про гуманизм, как высшую человеческую ценность, тоталиторизм, и т.д.) и самое главное, про проблему выбора человека, оказавшегося между двумя этими полюсами. Но, на мой взгляд, обе полярные стороны получились уж слишком полярные и от этого — неестественные.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Саул свой выбор сделал, вернулся обратно из светлого полдня...

А вот действительно интересные (для меня) следы древней цивилизации пресловутых «Странников» оказались никому особо не интересными (разве что, тому же Саулу)...

Но это я так, ворчу.

Хотя не на пустом месте. При свежем прочтении (на современный взгляд) повесть может похвастаться хорошим языком, легкой читабельностью, увлекательностью и наличием некоторого количества идей. При заметном неестественности характеров и общего поведения героев. Конфликт между «белыми» и «черными» (далеким будущем и далеким прошлым) получился, какой-то странный (если не сказать дурацкий). А настоящий конфликт — выбор Саула — заметно смикшированный (возможно из-за цензуры). Честно скажу — большого впечатления эта повесть на меня не произвела, хотя читала с удовольствием.

Ну, и как всегда у Стругацких — много фраз, которые можно разобрать (да и были разобраны) на цитаты.

Оценка: 7


Ваш отзыв:

— делает невидимым текст, преждевременно раскрывающий сюжет, разрушающий интригу