FantLab ru

Аркадий и Борис Стругацкие «Волны гасят ветер»

Рейтинг
Средняя оценка:
8.58
Оценок:
4636
Моя оценка:
-

подробнее

Волны гасят ветер

Повесть, год (год написания: 1984); цикл «Мир Полудня», цикл «Трилогия о Максиме Каммерере»

Жанрово-тематический классификатор:
Всего проголосовало: 226
Аннотация:

О проблемах добра и зла, насильственного внедрения добра, «вертикальных прогрессов» и целях, которые ставит перед собой человечество и разум вообще, в конечном счете, о проблемах гуманизма и человечности.

С этим произведением связаны термины:

Входит в:

— журнал «Sovětská literatura 1985/12», 1985 г.

— журнал «Знание-сила 1985'10», 1985 г.

— журнал «Знание-сила 1985'11», 1985 г.

— журнал «Знание-сила 1985'12», 1985 г.

— журнал «Знание-сила 1985'6», 1985 г.

— журнал «Знание-сила 1985'7», 1985 г.

— журнал «Знание-сила 1985'8», 1985 г.

— журнал «Знание-сила 1985'9», 1985 г.

— журнал «Знание-сила 1986'1», 1986 г.

— журнал «Знание-сила 1986'3», 1986 г.

— журнал «Urania #1082», 1988 г.

— антологию «НФ: Сборник научной фантастики. Выпуск 32», 1988 г.

— сборник «Волны гасят ветер», 1989 г.

— сборник «Волны гасят ветер», 1989 г.


Лингвистический анализ текста:


Приблизительно страниц: 142

Активный словарный запас: средний (2778 уникальных слов на 10000 слов текста)

Средняя длина предложения: 65 знаков, что гораздо ниже среднего (81)

Доля диалогов в тексте: 20%, что гораздо ниже среднего (37%)

подробные результаты анализа >>


Награды и премии:


лауреат
Великое Кольцо, 1986 // Крупная форма

Похожие произведения:

 

 



В планах издательств:

Le Cycle du Midi
2022 г.
(французский)

Издания:

Сборник научной фантастики. Выпуск 32
1988 г.
Сборник научной фантастики. Выпуск 32
1988 г.
Волны гасят ветер
1989 г.
Волны гасят ветер
1989 г.
Волны гасят ветер
1990 г.
Волны гасят ветер
1992 г.
Повести
1992 г.
Волны гасят ветер
1993 г.
Жук в муравейнике. Волны гасят ветер. Отягощенные злом
1994 г.
Жук в муравейнике. Волны гасят ветер. Отягощенные злом
1995 г.
Парень из преисподней. Беспокойство. Жук в муравейнике. Волны гасят ветер
1996 г.
Сочинения. Том третий
1996 г.
Волны гасят ветер
1997 г.
Собрание сочинений. Том восьмой
2001 г.
Обитаемый остров. Малыш. Жук в муравейнике. Волны гасят ветер
2002 г.
Обитаемый остров
2003 г.
Волны гасят ветер
2004 г.
Собрание сочинений. Том восьмой
2004 г.
Три времени: Будущее
2004 г.
В поисках Странников
2005 г.
Обитаемый остров. Малыш. Жук в муравейнике. Волны гасят ветер
2005 г.
Обитаемый остров
2006 г.
Обитаемый остров
2006 г.
Жук в муравейнике
2007 г.
Будущее, XXII век. Прогрессоры
2008 г.
Волны гасят ветер
2008 г.
Максим Каммерер. Трилогия
2009 г.
Собрание сочинений. Том восьмой
2009 г.
Собрание сочинений. Том восьмой
2009 г.
Волны гасят ветер
2009 г.
Собрание сочинений. Том восьмой
2011 г.
Волны гасят ветер
2012 г.
Полное собрание сочинений в одной книге
2013 г.
Волны гасят ветер
2016 г.
Мир Полудня
2016 г.
Обитаемый остров. Жук в муравейнике. Волны гасят ветер
2018 г.
Волны гасят ветер
2019 г.
1979-1984. Жук в муравейнике. Хромая судьба. Волны гасят ветер
2019 г.
1979-1984. Жук в муравейнике. Хромая судьба. Волны гасят ветер
2019 г.
Волны гасят ветер
2020 г.
Полное собрание сочинений в тридцати трех томах. Том 26. 1983—1984. Книга первая
2020 г.

Периодика:

Знание-сила 6/85
1985 г.
Знание-сила 7/85
1985 г.
Знание-сила 8/85
1985 г.
Знание-сила 9/85
1985 г.
Знание-сила 11/85
1985 г.
Знание-сила 10/85
1985 г.
Знание-сила 12/85
1985 г.
Sovětská literatura 1985/12
1985 г.
(чешский)
Знание-сила 3/86
1986 г.
Знание-сила 1/86
1986 г.
Urania #1082. Passi nel tempo
1988 г.
(итальянский)

Самиздат и фэнзины:

Волны гасят ветер
1986 г.

Аудиокниги:

Волны гасят ветер
2007 г.
Парень из преисподней. Волны гасят ветер
2014 г.

Электронные издания:

Волны гасят ветер
2017 г.

Издания на иностранных языках:

Прогресорите и Странниците
1987 г.
(болгарский)
The Time Wanderers
1987 г.
(английский)
Die Wellen ersticken den Wind
1988 г.
(немецкий)
Os Viajantes
1988 г.
(португальский)
Talasi smiruju vetar
1988 г.
(сербохорватский )
The Time Wanderers
1988 г.
(английский)
Fale tłumią wiatr
1989 г.
(польский)
Válaszd az életet
1989 г.
(венгерский)
Vlny tíšia vietor
1989 г.
(словацкий)
Vlny ztišují vítr
1989 г.
(чешский)
Les Vagues éteignent le vent
1989 г.
(французский)
Valurile liniştesc vântul: Eşti altfel decât ceilalţi? Eşti mereu singur
1994 г.
(румынский)
Suur ilmutus
2001 г.
(эстонский)
Bangos slopina vėją
2006 г.
(литовский)
Valurile liniștesc vântul
2009 г.
(румынский)
Die bewohnte Insel. Ein Käfer im Ameisenhaufen. Die Wellen ersticken den Wind
2010 г.
(немецкий)
Maxim Kammerer
2019 г.
(чешский)





Доступность в электронном виде:

 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по актуальности | по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  16  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Стояли люди робко у двери,

За дверью резвились играючи звери.

И люди друг в друга от страха стреляли:

Зверей средь своих безуспешно искали.

________________________________________

Уж простите мне такое наглое вступление. Тому, кто повесть уже прочитал, думаю, понятно, что запущенные Институтом Чудаков события вполне могут привести к такому печальному финалу.

Безуспешно пытаюсь ответить самому себе на вопрос почему мне столь трудно читать поздних Стругацких? Их текст не стал менее густым, некая избыточность в описании присутствует, но таков авторский стиль – он работает на то, что сейчас принято называть погружением в атмосферу. Не каждую идею, высказанную в романах, опубликованных братьями после 1972 года я готов принять. Да что там! Остается надеяться, что хотя бы половину из зашифрованных ими смыслов мне удалось интерпретировать более-менее верно.

Вот и с «Волнами…» та же ерунда приключилась. Нет нужды ломать мозг над дешифровкой основной идеи, заложенной братьями в заключительное произведение «трилогии Каммерера». В общих чертах эта идея зафиксирована в самом начале книги – в меморандуме Айзека Бромберга. Все человечество будет разделено на две неравные части по непонятному критерию, причем меньшая часть стремительно «возвысится» и уйдет из привычного большинству пространства понимания.

Вы удивитесь: «Ну и что здесь такого?» В самом деле, разве до Стругацких фантасты не писали о том, что в будущее части человечества пойдут разными дорогами? Идея не нова – и Герберт Уэллс писал об этом, и «Конец детства» Артура Кларка также посвящено этой теме. Но в том и дело, что ответить на этот вопрос у меня не получается. За внешней постановкой проблемы в виде «человечество разделится» Стругацкие спрятали что-то еще, и лишь интуитивно я могу чуть коснуться этого «что-то». Мне кажется, что для братьев важен был не сам факт разделения человеческой цивилизации и даже не попытка предсказать когда оно пройдет эту точку бифуркации. Критерий разделения и последствия выбора – вот, что их интересовало более всего.

Читателю повесть предстает в виде подшивки архивных документов: газетных заметок, записок, корреспонденции, мемуаров Максима Каммерера и отчетов оперативных агентов КОМКОН-2. Похоже на то, что Стругацкие нарочно придали художественному произведению форму аналитической публикации или, если хотите, научного исследования. Как и любое исследование, повесть начинается с постановки проблемы, а затем авторы определяют объект и предмет исследования. С объектом все более менее ясно: протеже Максима Каммерера, сотрудник КОМКОНА-2 Тойво Глумов. А вот что предстает предметом, или, вернее сказать, предметами, которыми авторская фантазия проверяет Глумова, понять куда труднее.

Оперативник Глумов гоняется за неуловимыми фантомами внеземной воли, Странниками, но со свойственной ему остротой ума скоро понимает, что это бег в никуда. Надвигаются сумерки долгого мира Полудня, и длинные тени ложатся на маленькую голубую планету, отмечая наступление новой эпохи. Естественный этап эволюционного развития или тонкая манипуляция рукотворного прогресса – какое это имеет значение, когда настоящее на глазах превращается в зыбкое, неустойчивое прошлое. Человечество распадается, и понимающий бесповоротность этого события Глумов отчаянно цепляется за прошлое, хотя и само это прошлое (читай, Горбовский, Комов) махнуло рукой: ну что тут поделать? Глумов не может не понимать, что сражение с будущим заранее проиграно, потому как его уже просчитали за людей. И к неизбежности выбора эта борьба приведет быстрее, чем удастся осознать его последствия. Трагичные последствия.

Ну а что с проблемой, которую ставят Стругацкие? Возможно, это критерий разделения. Мне кажется, они опасались, что рано или поздно и в нашем мире одна часть цивилизации начнет форсировано дистанцироваться от другой. Сохранит ли она при этом хоть какие-то гуманистические установки, допускающие возможность сосуществования некогда идентичных цивилизаций? Не знаю. С одной стороны, события повести, произошедшие в Малой Пеше дают для этого какое-то оптимистичное основание, с другой… От произведения веет тоской и таким осознанием неизбежности, что нескоро мне еще захочется вернуться к циклу Полудня. Принцип, по которому запустится демонтаж цивилизации, страшит меня. Уж лучше уверенно вышагивать по поверхности неизвестных планет, освещенных чужими звездами, и верить в маленькое наивное человечество, отважно постигающее Вселенную. Как Горбовский, как Каммерер… Ведь если «Жук в муравейнике» оказался деконструкцией мира Полудня, то «Волны…» – это реквием по нему. И чуть ли не с научным обоснованием.

Оценка: 9
–  [  29  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Пожалуй, это самая глубокая вещь Стругацких. Детишки Полдня наконец повзрослели — осознали этические проблемы прогрессорства, ограниченность своих возможностей и свои недостатки, которые в благостном Мире Полдня заархивировались ввиду отсутствия условий для проявления, но легко могут быть переведены в активный режим.

Эволюция человечества, так ли уж это страшно? Вечного Полдня быть не может, за полднем наступает вечер, затем ночь и снова утро — новый день. Полдневцы так старательно создавали для человечества комфортную и безопасную среду на Земле, что невольно застряли в своем полдне, а когда жизнь двинулась все-таки вперед, впали в депрессию. И это не удивительно. Каждый человек открывает для себя мир заново, коллективное восприятие для индивида существует только умозрительно. Горбовский, Сидоров, Комов постарели, их жизнь заканчивается. И кажется, что вместе с ними заканчивается Мир Полдня, тем более на фоне распада семьи и перерождения Тойво Глумова — молодой смены.

Но на самом деле с уходом поколения в мире ничего не кончается. И с распадом нескольких семей не кончается тоже. На Земле есть люди и муравьи. На первый взгляд человек совершеннее муравья. Но лучше ли? И совершеннее ли на самом деле? На этот вопрос нельзя ответить ни утвердительно, ни отрицательно, поскольку существа разных видов просто разные. Так почему же нужно считать, что людены совершеннее людей? У них есть некая третья сигнальная система, отсутствующая у нас. Но при этом нет нашей способности жить радостно, с любопытством, находя множество целей и смыслов. Людены и люди просто разные.

На начальном этапе происходит взаимное отторжение, точнее, только что осознавшие себя людены отторгают людей, начиная с самых близких. Кстати, в этом они очень похожи на человеческих подростков, только с большим уровнем самостоятельности и возможностей. А дальше они создадут свое сообщество. Возможно, будут иметь детей друг от друга. С одной стороны, это отдалит их от людей еще больше, с другой, тоже заставит повзрослеть и на многое взглянуть иначе. Люди и людены могут существовать параллельно. Даже если они не будут общаться между собой на протяжении нескольких поколений, ничего страшного. Каждая цивилизация пойдет своим путем. Каждая привнесет что-то свое в этот мир, в общую жизнь Вселенной.

Изменение всегда сопровождается дискомфортом. Но в изменении — жизнь. Человечество не только породило люденов (а когда-нибудь породит и других отличных от людей существ), но и само стало другим. Это положительный момент. Ведь Мир Полдня с его инфантильными учеными-экспериментаторами и космопроходцами медленно впадал в стагнацию. Эволюция вида встряхнула всех — и новых, и старых, и вырвавшихся вперед, и на данном этапе считающих себя отстающими.

Горбовский, Сидоров, Комов уходят со сцены, их жизнь вступила в пору заката. Но миру людей до заката еще очень далеко. У него появился стимул к развитию и, возможно, новые цели.

Оценка: 9
–  [  15  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Самая пессимистичная повесть цикла «Мир Полдня», вышедшая в 1985 году, на излёте советского времени, в сущности, рассказывает о том, что евреи, эмигрировавшие из инфантильной советской вселенной в прекрасный и яростный мир взрослых людей и большого бизнеса, несчастны. Им сложно приспособиться к иностранным языкам, демократии и либерализму, но вернуться назад и играться в песочнице с советской интеллигенцией... просто невозможно. Взрослый не может снова стать ребёнком. Ему уже неинтересно быть ребёнком. Вот эта мысль — о неизбежности взросления тех, кто хочет повзрослеть, она главная в повести «Волны гасят ветер».

Конечно, Стругацкие ошиблись, предположив, что поток эмигрантов иссякнет вскоре после 1985 года, они и представить не могли, что год публикации повести окажется последним годом каноничной советской власти и уже через несколько месяцев такая уютная, такая стабильная Планета посиделок на кухне с чаем и магнитофонными записаями Высоцкого уйдёт в никуда... Но это мы, из нашей перспективы, такие умные, а в 1985 году правота Стругацких казалась несомненной.

Впрочем... Посмотрите на нынешнее отношение россиян к эмигрантам из России — разве многое изменилось с момента «Большого Откровения»? Так что Стругацкие ошиблись не во всём.

Что касается присутствующих тут рецензий... Это поразительно, как люди ухитряются считывать с книги антураж и декорации, совершенно не интересуясь тем, что им пытаются сказать авторы. Какие-то размышления о Странниках... о загадках иных планет... Господи! Стругацкие всю жизниь писали не о других планетах и диковинных цивилизациях, а о нас, именно о нас, о советских парнях и девушках. А всякие Саракши и Арканары были всего лишь декорациями для драм советских врачей, инженеров, учителей и мелких бюрократов.

Оценка: 10
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Чуть было не поставил в жанровом классификаторе галочку напротив «Конфликта отцов и детей». Наверно, следовало...

Ну что же, вполне логичное завершение цикла о Мире Полудня. Полудня человечества, который в последних нескольких повестях плавно, но неумолимо переходит в вечер, а там — и в сумерки. Время привычного человечества приближается к концу, который станет началом новой эпохи — эпохи люденов. Людены на этих страницах оптимистически настроены, смотрят в будущее смело, с задором, увлечённо.

С забывчивостью, граничащей с игнорированием, относятся к прародителям. Казалось бы, ещё только что Тойво с трепетом взирал на своего начальника-человека Каммерера, писал для него подробные, дотошные отчёты, в рот ему заглядывал. Чуть позже клялся и божился, что будет держаться от люденов в стороне, не предаст человечество. И вот — уже не является на встречи, манкирует, не желает ничего общего иметь. Подобно живому, любопытному, увлекающемуся подростку, который, уходя из дома, с искренней верностью целует родителей, но уже через пять минут не помнит о них и не отвечает на их звонки. Вот так вот. А ребятишки-то повзрослели...

Абсолютно открытым остаётся вопрос по Странникам. И здесь напрашиваются две равнозначно возможные гипотезы.

Первая — всё это дело рук люденов. И возраст артефактов тут — не контраргумент. Обладающим описанными в тексте талантами и возможностями люденам ничего не стоит создать так называемые артефакты наподобие ковчега подкидышей и искусно подделать их возраст. Так, что очумевшие человеки будут трястись перед жуками в муравейнике, а усы тех жуков растут — откуда надо растут, прямо из соседней лаборатории, в которой творятся доморощенные теории заговора. Чем вам не эксперимент, подобный тому, что имел место в Малой Пеше? Отношение Каммерера к Абалкину — это ли не тест на лояльность, который Мак успешно прошёл? Не этим ли способом отсеяли Мака для последующей миссии?

И суть миссии в таком случае вполне очевидна: воспитать, подготовить Тойво. Воспитал, подготовил? Спасибо тебе, старый добрый Мак, вот теперь можешь и на покой идти. Писать мемуары. Стоп! Ещё одна, последняя просьба: в мемуарах напиши про Тойво что-нибудь хорошее. Ещё небольшая толика лояльности со стороны человеков нам лишней не будет.

Кстати, а сам-то Каммерер не люден ли случаем? Физические сверхспособности в «Обитаемом острове» у него зашкаливают, даже для обитателя Мира Полдня. А когнитивным возможностям поражается даже Тойво, уже в этой повести. На минуточку — Каммерер последовательно протаскивает всех своих сотрудников через тест в Институте Чудаков, однако ни разу не упоминает о том, что сам там был. Или был, но результаты теста, само собой, не публикует в рамках мемуаров? Ни намёка, ни оговорки. Это, конечно, ничего не доказывает, однако, как говорится, осадок остался...

Вторая гипотеза — никаких Странников сроду не существовало. Артефакты — безобидные погремушки других цивилизаций. Никакой угрозы, никакой загадки, никакого вторжения. Ничего вообще, просто материальные памятники, оставленные иными цивилизациями, уже давно изжившими себя, канувшими в Лету. А зловещий ореол — целиком и полностью надуман человеками. Это в природе у нас: незнакомое — опасно. Ничто так не пугает, как неизвестность. Заточенный кусок камня — оружие, палка-копалка — стрела. Бессмысленный узор, созданный ради красоты, — роковое предсказание. Сами себе на ум накрутили, надумали.

Ну, или как вариант, подспудно опасались новой расы, вызревающей в текущей популяции. Надо полагать, людены появились не так вот — внезапно, а формировались десятилетиями. А коллективное бессознательное никто не отменял, оно есть, оно переваривает в себе неосознанные опасения, архаические отголоски социальных инстинктов. Сон разума рождает чудовищ, сон коллективного разума рождает социальную страшилку.

Кроме того, нельзя упускать из внимания и социальных технологов. Даже в Мире Полдня они есть, и на то имеются отсылки в текстах повестей. Удобный образ — образ Странников. Образ незримого, могущественного и чуждого человеческой логике врага. Очень удачное порождение тёмного коллективного подсознания — монстр из-под кровати, которого приняли и искусственно вскормили сильные мира сего. Из благих побуждений, конечно, — дабы, противопоставляя обществу образ врага, сплотить это самое общество. Тот самый случай, когда можно сказать: если бы Странников не существовало, их стоили бы выдумать.

Такие вот размышления. Впрочем, не будем сгущать краски. История привычного человечества заканчивается на этой повести. Волнам так и не удалось погасить ветер. Свежий бриз уже навеян с бескрайнего моря Вселенной. И он, безусловно, имеет право на существование. У люденов впереди — большое и славное будущее. Но это, по всей видимости, уже совсем другая история...

Оценка: 10
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Сильная вещь. Конечно эту книгу вполне можно воспринимать и как самый обыкновенный, правда хорошо написанный, фантастический детектив, но Стругацкие не были бы Стругацкими, если бы, даже используя в качестве основы такую затертую для фантастики тему, как «вертикальное развитие человека», не предложили бы читателю поразмыслить над своим текстом. Например, над тем, стоит ли вселенское могущество человека потери им, извините за тавтологию, подавляющей части человечности и полного выпадания из общества.

И ещё об одной мысли, воистину мистическим образом оказавшейся незамеченной большинством читателей — мысли о том, что в силу своей зашоренности мы часто не замечаем очевидного — над ней обязательно стоит задуматься. Хотя, что любопытно, подана она авторами в произведении чуть ли не открытым текстом.

Но главное достоинство повести — это, всё-таки, её текст. Поразительно умный, поразительно логичный и поразительно увлекательный. Как ловко построен сюжет и какие любопытные повороты событий. И ни грамма фальши. И всё это при том, что три четверти произведения занимают документы, а читать такую прозу, как известно, вообще-то и тяжело, и неинтересно. А вот у Стругацких в этой повести — интересно. Единственное, что вызывает грусть, так это то, что с возрастом в книгах братьев совсем пропал тот великолепный юмор, который то тут, то там встречался на страницах их ранних повестей. Понятно, что вещица-то и вообще получилась не очень весёлой, но в 60-х и в таких произведениях братьев были места, где просто нельзя было сдержать улыбку :).

Оценка: 9
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение ,

«Волны гасят ветер» — это в первую очередь повесть о людях, которые пытались предвидеть будущее, но в конечном итоге оказались к нему не готовы. Не готовы ни морально, ни физически. Это откровение главного героя Максима Каммерера, который пытается оправдаться перед обществом, развеять лишние выдумки и додумывания, выходя из тени, и вскрывая подноготную всех событий, которые по понятным причинам были не раскрыты до самого конца.

Это повесть во многом пересекается с произведением «Гадкие лебеди», имея тот же подтекст и характер последствий, которые стремительно идут к своей развязке, безапелляционно и беспрепятственно, ставя всех главных действующих лиц перед фактом, провозглашая новое будущее, странное и неуютное для большинства.

Во многом после этого произведения Стругацких стали воспринимать по другому: во многом стали критиковать и ругать за пессимистичные настроения в их позднем творчестве, за практически отказ от будущего, описанного ранее, как «мир полудня» — мир новых возможностей и новых способностей. Современное же общество воспринимает еще более одиозно, пытаясь привязать к этому свое разочарование или нетерпимость к советскому прошлому. Я же попробую рассмотреть это произведение с точки зрения эволюции тех идей, которые были предложены и раскрыты в «мире полудня» ранее, которые теперь в каком-то смысле просто дошли или еще дойдут до своей кульминационной точки.

1. Вертикальный прогресс — вертикальный раскол. Идея — мечта Геннадия Комова, который радел за прогресс в области человеческого знания и человеческих возможностей. Человечество, идущее стремительно вверх по своей гноссеологической спирали, в конечном итоге должно претерпеть какие-то преобразования, встать на следующую ступень развития, получить доступ к новым возможностям и новым, что самое важное, знаниям — такова парадигма этой идеи, которая все таки воплотилась в жизнь, но с одной важной оговоркой: не все человечество, а только часть, причем самая малая. В итоге прогресс всей цивилизации обращается в её раздробленность. Происходит разделение общества на тех, кто смог и сможет, и на тех, кто не сможет никогда. Тем самым пропадает самая важная часть во всей этой рекуррентной формуле вертикализма, а именно равенство всех перед всеми.

2. Прогрессорство — самая нелюбимая профессия. Рассуждая о Странниках и о их роли в жизни человечества, главные герои приходят к выводу о том, что прогрессорство — скорее явление отрицательное, чем положительное. По их мнению подтягивание отстающей цивилизации, вмешательство в исторические процессы чужой цивилизации — это совершенно наглое в глобальном смысле и неблагодарное занятие, которое приносит слишком мало пользы, либо не приносит вообще. В большинстве своем это множество загубленных жизней, радикальные решения, радикальный выбор в пользу меньшего зла, в конце концов это потеря опыта — опыта, который должен быть приобретен этой самой молодой цивилизацией самостоятельно. Под призмой такого искаженного взгляда на саму идею прогрессорства, как явления, люди пытаются интерпретировать философию Странников, налагая на них те же самые обязанности, которые когда-то были у прогрессоров, но только теперь объектом для изменения является само человечество — именно это не нравится Тойво Глумову (инспектору КОМКОНа), который в каком-то смысле становится в ответе за безопасность своей цивилизации, постепенно теряя над нею контроль. То есть идея как бы переворачивается с ног на голову, показывая неподготовленность людей к таким изменениям, а так же раскрывая их довольно ксенофобские взгляды на возможные последствия. На это так же намекают события, произошедшие в Малой Пеше.

3. Какими вы будете? Именно этот вопрос авторы задавали нам со страниц романа «Полдень. 22 век», делая прогнозы и давая некую надежду на светлое будущее, намекая в каком-то смысле, что что-то в человеке должно измениться. Теперь они сами же отвечают на свой же вопрос, но меняют при этом вектор настроения, предвосхищая будущее скорее странное, чем светлое. Людены — новая веха в развитии человека, отличающиеся от людей иным мировоззрением, способностями и психическими особенностями. Как и у Ефремова в произведении «Туманность Андромеды» в человеке развивается третья сигнальная система, но если человечество по Ефремову шло рука об руку, пытаясь обустроить свою жизнь так, чтобы не быть равнодушными к искусству, творчеству и к друг к другу, то у Стругацких люден — это за-человек, который равнодушен к людским слабостям, страстям и привязанностям. Примером такой характеристики по иронии судьбы и становится сам Тойво, который, как оказалось, боролся с подобными себе, но в конечном итоге все таки перешел на ту сторону баррикад. Тем самым авторы намекают на то, что дальнейшее развитие и эволюция сознания требует кардинальной смены мировоззрения и отношения к знаниям, к собственным чувствам, да и просто друг к другу. Тем самым данная идея об определении человека будущего так же претерпевает изменения.

4. Возросший оптимизм Леонида Горбовского. Леонид, наверное, один из самых харизматичных персонажей данной вселенной, который относится ко всему по-своему, имея всегда свое непохожее ни на чье другое мнение. Это человек, за плечами которого, вся история становления человеческой цивилизации. Это человек, который устал от своей жизни, потеряв к ней интерес, заведомо решив, что мир теперь может полностью без него обойтись. Но стоит Тойво Глумову и Максиму Каммереру появиться на его пороге и рассказать о надвигающемся глобальном кризисе, как Леонид практически сразу приходит в себя, трактуя (ну а как иначе) и парируя все опасения комконовцев по-своему. Ко всем перечисленным мною выше изменениям Горбовский относится иначе, более оптимистично, видимо, разглядев своим зорким взглядом где-то там за всеми этими нагромождениями некую истину, которая не позволит пропасть всему человечеству. Авторы как бы говорят нам: да, мир изменился, а человечество не готово, но если отбросить все предубеждения и страхи (ксенофобию), то можно и нужно выйти из этой непростой ситуации достойно.

В итоге произведение получилось действительно грустное, с какой-то сквозящей долей разочарования, с идеями, получившими не самый оптимистичный исход, но тем не менее имеющими продолжение и возможность на возрождение, которое, казалось бы, еще возможно. Людены уходят в свой мир, повторяя судьбу детей из произведения «Гадкие лебеди», а люди смотрят им вслед с облегчением. Но все таки, что означает их взгляд? Разочарование — как намек на упущенные возможности, или же все таки это попытка продолжать быть человеком в мире глобальных и кардинальных потрясений..Каждый ответит себе на этот вопрос по-своему.

Оценка: 9
–  [  26  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Вот она, последняя глава о мире Полдня, таком сказочно прекрасном и притягательном, который больше не будет манить своей непорочной чистотой героев и завораживающими, но трудно реализуемыми, идеями о равенстве и справедливости для всех.

«Волны гасят ветер» — наверно самое неоднозначное произведение Стругацких. Повесть о Переломном моменте истории.

Герои Полдня — Горбовской, Комов, Атос-Сидоров, Каммерер — поколение первопроходцев и романтиков, свято верящих, что для человека нет пределов, что его воля может сокрушить любые препятствия, а разум — найти выход из самой запутанной ситуации, опираясь на этический кодекс, основу которого составляет вера в равенство, справедливость, добрую волю, честь. Эти герои уходят и уступают место молодым. Таким, как Тойво Глумов -яркому, мечтательному и такому чистому в начале повести и равнодушному к судьбам людей — в ее конце.

Каково узнать героям-романтикам, что могут быть ситуации и события, возникновение, течение и последствия которых от них не зависят ни коем образом? Каково это вдруг узнать, что все во что верил — лишь незначительный этап, принципы, за которые готов был пожертвовать столь многим — лишь переход к новой морали, а достижения жизни — малозначащий эпизод истории? Любой, родившийся в СССР и переживший девяностые, наверно, сегодня может ответить на эти вопросы.

В повести мир Полдня, привычный и такой уютный, не рушится, но, как бы, замирает в ожидании. Ничего еще не известно, кроме того, что перемены грядут. События подаются сухо и лаконично, через документы, доклады, краткие воспоминания. Так воспринимаешь происходящее, каким ли глобальным оно не было, через газетные статьи или телерепортажи, без лишних эмоций и переживаний. До тех пор пока это не касается лично тебя, пока волна изменений не достигла любимого маленького мира, подчиняя себе твой личный микроклимат.

В повести эта волна — разделение Человечества. Но, позвольте, а было оно когда-нибудь единым? Всегда одни были более способные, умные, смелые, инициативные, чем другие. Что же так пугает? Может этот страх и неприятие от того, что это изменение — окончательное, независящие от героев, и образовавшаяся пропасть — только будет расти, что рушится привычный мир и неизвестно что придет на его смену.

Повесть была написана в 1986 году. До краха нашего личного «мира Полдня» оставалось не так много времени, когда знакомое общество бесповоротно разделится на богатых и бедных, удачливых и нет, и еще много на что. Предвидение? Предчувствие? Не от этого ли такая грусть и печаль: утопия не состоялась.

Повесть, наполненная тоской по уходящему времени романтики и мечты, все же заканчивается не так пессимистически, как может показаться. Для одних поворотная точка — Откровение, для других – трагедия, для третьих — повод для научной дискуссии. Людены ушли, но остальные находят новую основу для продолжения жизни. Люди всегда приспосабливаются, и жизнь продолжается, пусть и в другом Мире.

Оценка: 9
–  [  6  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Впечатление и послевкусие от повести двоякое.

С одной стороны, это все те же гениальные и легко узнаваемые Стругацкие, со своим изумительным стилем, богатейшим, как научным, так и художественным языком, с неповторимой аурой реалистичности и яркости характеров главных героев, их мыслей и действий.

С другой, неожиданный переход Стругацких на текст документов, рапортов, протоколов и стенограмм, который усложняет восприятие и вовлеченность читателя в действие и делает произведение более скучным, безликим, сложно читаемым.

Я люблю Стругацких и не критик их творчества, но мне показалось, что к моменту написания Волн гасящих ветер они уже порядком устали от Мира Полудня и в частности от Максима Каммерера. Тема изжила себя. Надо либо ставить точку и двигаться дальше, либо переходить на какой-то новый уровень, невообразимый и недосягаемый.

Получилось что-то среднее, а точнее попытка сделать и то и другое.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)

С одной стороны:

- новые повороты в поиске и раскрытии тайны существования загадочных Странников;

- открытый финал, оканчивающийся практически ничем и не расставляющий точки над i;

говорящие как бы: «О-го-го, сейчас или чуть позже начнется такооое...»

С другой стороны:

- уже почти девяностолетний Максим, пишущий мемуары;

- умирающий Горбовский;

- скучный стиль стенограмм и документов;

кричат нам во весь голос: «Отпустите нас с Богом, мы устаааали...»

Как по мне — вышло грустно, пессимистично и слАбо. Волны гасят ветер — самая слабая повесть из трилогии, и, пожалуй, одно из самых слабых произведений всего цикла. Что абсолютно не умаляет таланта и не принижает высоченной планки уровня всего творчества братьев Стругацких, а лишь ставит многоточие (оказавшееся точкой) в огромной Вселенной Мира Полудня.

Оценка: 7
–  [  12  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Книга читается как заключительная глава истории «Мира полудня». Здесь почти все элементы отдают какой-то внутренней усталостью. Главный герой тут уже довольно в старом возрасте. Основные действия выполняет новое поколение. Вся история состоит из множества глав, поданных в стиле «документалистики». От того некоторые читать достаточно скучно, ибо в них преобладает формализованность (большое количество ненужных деталей для самой истории).

Вся прелесть сего произведения в целостности основного посыла и сюжета. Каждая отдельная глава является, в основном, отдельной историей и не всегда интересной. Но если сложить все главы вместе, то они образуют довольно несложную линейную мозаику с очень интересным изображением. И чем ближе ты подходишь к концу книге, тем четче у тебя рисуется картинка.

Основным посылом, на мой взгляд, является попытка предсказать дальнейшее развитие человечества. После феодализма наступает капитализм. Капитализм сменяется коммунизмом. А что дальше за ним? Стругацкие предположили, что после коммунизма идет переход человечества на другую ступеньку бытия.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
И при этом переход не всех, а выборочно. Это закономерно приведет к разделению общества на две половинки и убирает всякую возможность понять друг друга между этими половинками.

Лично я считаю, что идея так себе. Не потому что она мне не нравится или нравится. Нет, мое отношение тут не имеет значения. Просто эта идея с люденами предполагает некий тупик в развитии общества. Будто, коммунизм — это потолок и дальше идти некуда, единственный выход прыгнуть на другой уровень бытия. Когда эта книга печаталась, человечество еще мало что знало про развитие интернета и виртуальной реальности, и других интересных открытий. В книгах хоть и упоминается БВИ, но он играет роль в книгах совсем не такую как интернет в реальности. БВИ тут выступает просто как справочная. А мы с вами знаем, что интернет — это нечто бОльшее, чем справочная. Но это я слишком ухожу в сторону от сути. А суть в том, что эволюция никогда не останавливается. Социальная эволюция тоже. Коммунизм — это не последняя стадия, после него будут другие формы общественного строя в соответствие с развитиями технологий. И история с люденами, которые приходят и без спроса устраивают революцию отдельным личностям, — крайне натянута. Как и вся эта идея с прогрессорством. Нельзя просто прийти в цивилизацию и начать вытаскивать/спасать там всех выдающихся личностей. Даже если их хотели убить. Ведь всё,что не делается в истории, всё идет на пользу. Ибо ошибки тоже нужны. Вот убьют гениального ученого, а остальные ученые станут осторожней. Разросся фашизм в 20 веке и зато научил человечество тому, что это такое. Теперь все здравомыслящие люди помнят о тех событиях и понимают, что повторения допускать нельзя. А не было бы фашизма тогда, появился бы он позже, ибо без эксперимента нам тяжело прийти к согласию, не имея фактических подтвержденных данных. В этом суть эволюции, постоянно действует множество сил, противоборствующих друг другу, и выживает самая приспособленная и жизнеспособная, учась на реальных ошибках другой силы. Недостаточно просто приходить и спасать лучших из людей, ведь даже их смерть будет полезна остальным как повод к мятежу или восстанию, или повод задуматься и изменить свою жизнь.

И эта идея с люденами, которые изменяют людей, столько же бессмысленна. Зачем они это делают? Они разучились размножаться сами? В книге было сказано, что странников около 400+ особей. Чего так мало то? Они размножаются за счет воровства личностей из других обществ? Сюда же примешиваются какие-то сверхспособности. Они существовали еще несколько тысяч лет назад и просто ждали, пока люди разовьются до нужного технологического уровня? Может, у Стругацких и была цель создать непонятную расу с непонятными целями, дабы заставить читателя ощутить себя средневековым варваром, встретившим хипстера с айфоном. Но в итоге авторы не смогли даже внятно объяснить «а что дальше?». Люди продолжат вечно жить при коммунизме (потеряли эволюцию и развитие) в вечной стагнации и у них иногда будут появляться личности, которых будут забирать людены? Т.е. некая фабрика по производству люденов вроде «коровника»? Или мы продолжим развиваться и люденов будет рождаться всё больше? Но попахивает уже различными комиксами вроде людей икс, когда ни с того ни с сего среди одного вида появляются индивиды-мутанты, превосходящие других не на сотые процента (как это обычно бывает при мутациях), а на порядки (в 10, 100, 1000 раз). Ну это бред, так эволюция не работает и никогда не работала.

Несмотря на довольно странную и неоднозначную концепцию Странников, книга предлагает множество интересных мыслей. Например, непонимание между людьми. Посмотрите дебаты между Лоуренсом Крауссом (физиком) и Хамзой Тзортзисом (религиозным деятелем), на ютубе есть записи. Не нужно ждать странников и люденов, люди уже сейчас не могут договориться, используя один и тот же язык, но абсолютно по-разному воспринимая и обрабатывая информацию. И с этим мы встречаемся повсеместно на всех форумах сети.

Опять же, в книге поднимается моральная сторона прогрессорства со стороны отсталых. Стоит ли лезть в развитие чужой цивилизации? Причем, лезть втайную, пытаясь ее использовать в своих целях, злоупотребляя собственными преимуществами? Если есть возможность оставить их в покое, не лучше ли сделать это?

В общем, как последняя глава длинной хорошей истории, «Волны гасят ветер» отлично заходит. Несколько меланхоличное. Но как отдельное произведение — крайне слабое из-за своей слишком формальной структуры. Из-за некой «усталости» самого автора от данной вселенной. И, на мой взгляд, не очень удачной попытке придумать «а что же дальше после коммунизма?».

Оценка: 8
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение ,

«Волны гасят ветер» братьев Стругацких — это поистине удивительная повесть. Как и любое произведение великих фантастов, она сильно отличается от любого другого текста этих творцов. Ещё более удивительной повесть делает тот факт, что она — завершение трилогии о Максиме Каммерере. Той самой трилогии, в рамках которой переплелись динамичный, антиутопичный фантастический роман, философская притча о поиске своего места в кажущемся бессвязном универсуме и выполненная в рамках псевдодокументалистики повесть, где с журналистской апатией человечеству сообщается о найденной в его кулуарах расе, лишь изредка давая понять читателю, что повествование всё-таки ведёт человек — благодаря нечастым комментариям и пояснениям. Это безусловно необычный, да то что там, банально странный, но оттого ещё более притягательный образчик фантастической трилогии, объединённой единым миром и героем, но столь различной, столь необычной. И если отринуть эту необычность, то можно узреть, что всё это — последовательное развитие не самих авторов, а, скорее, читателя. Через приключение они переходят на более серьёзный тон измышления, от которого после уступают в тень констатации, дабы дать волю уже размышлять самому читателю. И это — просто необыкновенный подход, обрамлённый в прекраснейшее исполнение.

«Волны гасят ветер» — по-своему глубокий роман, по-своему жестокий и по-своему романтичный. Он не даёт итогов, не выводит выводы. Он оставляет всё так, как есть, давая информацию и вольготность читателю самому думать над ней. Несмотря на, что ответственность крайне велика: обуздать человеческим мозгом полноценно проблему, кажется, невозможно. А тут нужно прийти к катарсису с самим собой, спросить себя, что делать и возложить на себя смелость для этих действий. Спасает лишь то, что всё это — фантазия. Но миры и творения братьев Стругацких построены таким образом, что веришь им так, словно это происходит вот, вот здесь, прямо рядом с тобой, наяву... И это талант и проклятие одновременно. Это то, что погружает в депрессию и придаёт сил. Это то, что заставляет думать и заставляет действовать. Это тот ветер, который разгоняет волны, и те волны, что гасят ветер.

Оценка: 9
–  [  14  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Стругацкие в «Волны гасят ветер» дают объяснение, почему среди остальных цивилизаций именно земляне создали институт Прогрессоров:как раз из-за отношения к собственной истории, — прогрессорство родилось из плача по земной истории. Продолжением этой темы является ныне тема «попаданства», не реализованная из-за цензуры в советские времена и столь популярная ныне.Тот же плач по отечественной истории в разные её времена, войны и царствования...

Оценка: 9
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Классический пример свидетельства специфичности, неповторимости, элитарности фантастики Стругацких.

Самая точная характеристика данного чтива – это «МАСШТАБ» (именно вот так, все буквы – в верхнем регистре). При этом уровень оной масштабности определяется не конкретикой, собственно, литТриады (Тема + Идея + Антураж), хотя в оной литТриаде – тоже всё более чем приемлемо. Масштабность локализуется в рамках самого Замысла чтива, это что-то из области принципиальной реализуемости рассматриваемого фантДопущения в качестве вполне естественного элемента данного нам Бытия.

Одно дело – принцессы с драконами, и прочие эльфы с гномами (ну, или – императоры галактик и Вселенных), и совсем иное – принципиальная недоказуемость невозможности «технологического чуда» или «чуда могущества Разума», живописуемых автором потенциальному читателю. Это завораживает. Это заставляет поверить в «реальность возможного воплощения». Это именно та грань тончайшая между выдумкой и фактологией, что и создаёт неповторимую прелесть Светлого Храма Фантастики

Оценка: 9
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Какой-то усталостью веет от этой повести. Устали герои, устали авторы, сам мир, кажется, устал. И читатель, он тоже немного устал от всего этого. Ему, читателю, под занавес эпопеи с Миром Полдня дали некоего сверхчеловека, некую «следующую ступень», но кто он и что с ним делать, никто толком не говорит, все устали. И поэтому вместо полного удовлетворения от завершения цикла накатывает какая-то вялая дрема, ведь вместо многозначительной точки читатель получил какое-то размытое многоточие с вопросительным знаком на конце. При всем моем уважении к авторам, от финального аккорда я ждал куда большего.

Оценка: 7
–  [  14  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Антиподами искусственности в написании книг для меня всегда были братья Стругацкие. Большинство их произведений органичны, естественны.

Недавно перечитал «Волны гасят ветер». Вообще-то я книги не люблю перечитывать. Но взгляд, бродивший по полкам, ни за что не зацепился и я решил почитать то, что надежно даст радость от прочтения.

В книге рассказывается о попытке раскрытия прогрессорской деятельности Странников (представителей внеземной сверхцивилизации). Однако оказывается, что цепочка таинственных событий является результатом деятельности новой расы землян — люденов. И тут начинается самое интересное – динамика сюжета заменяется на динамику смысла. Вертикальный прогресс. Расса, ушедшая в отрыв. Отношение к оставшимся как к надоедливым детям. Раскол человеческой цивилизации. Раскол по семьям и судьбам. Выбор героя в пользу вертикального прогресса. Герой забывает прийти на встречу с Учителем. Уход люденов с Земли. «Собственно говоря, они ушли. Совсем. Несчастные, и оставив за собой несчастных.»

Выбор между сверхзнанием и властью над Вселенной и между жизнью в старом, добром, кофортном, бесконечно любимом человечестве. Вот смыловой нерв книги. Авторы не дают однозначной оценки выбора героя.

И еще интересная мысль Стугацких. Раскол, осуществляемый по рубежу старого и нового (а значит и проблема выбора), является неизбежным фактором искусственной эволюции. Развитие людей и есть всегда преодоление кризиса проблемы выбора. Управление развитием людей это искусство формирования «расколотой» среды, в которой вынуждены двигаться люди. Наверное это и есть «ливневый процесс». J

Оценка: 10
–  [  13  ]  +

Ссылка на сообщение ,

В рассказе «Какими вы будете» из цикла «Полдень. 22-ой век» герои рассуждают о том, что история человечества совершив огромный виток спирали своего развития от первобытного коммунизма до настоящего коммунизма 22 века, выходит на новый, совершенно невероятный виток истории. Что было в истории после первобытного коммунизма? Разделение общества на классы, разделение на элиту (власть) и подчинённых (народ), в конце концов появляется и рабовладельческий строй. То, что происходит с человечеством в повести «Волны гасят ветер» — это переход на новый этап развития, но, конечно же, эта новая формация будет отличаться от древнего классового общества столь же разительно, как коммунизм «Полдня» от первобытного общества палеолита. Это будет разделение не на низший и высший класс, а на цивилизацию и сверхцивилизацию, которые будут жить в одной галактике, практически не пересекаясь. Земляне, как и прежде, будут находить в просторах космоса смутные следы Сверхразума, только теперь люди и людены будут осознавать единство своего происхождения.

«Волны гасят ветер» — это точка в Полуденном цикле, кульминация, достижение цели в поиске Странников, Большое Откровение; повесть талантливая и мудрая, наполненная глубоким содержанием, как всё у Стругацких.

Оценка: 10


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх