FantLab ru

Все отзывы на произведения Аркадия и Бориса Стругацких

Отзывы

Рейтинг отзыва


Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  6  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «За миллиард лет до конца света»

feel it still, 17 июня 22:28

Мистическая составляющая тут выше всяких похвал. Туман, окутывающий главного героя, создаёт атмосферу тягучего ужаса, кошмарного сна, из которого невозможно выпутаться самостоятельно. И когда мы понимаем, в чём дело, становится понятно, что каждый человек в своей жизни стоит перед выбором, и второго шанса не будет. И каким будет финал, решаем только мы.

Очень сильно.

Оценка: 10
–  [  6  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Отель «У Погибшего Альпиниста»

feel it still, 17 июня 22:23

Название уже интригует. Идём дальше — о, да это же детектив, тоже хорошо. Потом мы знакомимся с персонажами, которые все как на подбор — странные и удивительные. Потом появляется труп, а постояльцы ведут себя подозрительно, если не сказать больше.

И тут — та-дам! — входит фантастическая составляющая, быстрая концовка, и всё, инспектор Глебски переживает свои неудачи.

Казалось бы, сочетание детектива и фантастики не может быть удачным, но Стругацкие и тут доказывают своё мастерство. Нет ни одного лишнего слова, ни одного лишнего движения сюжета, и оттого чтение превращается в изысканное удовольствие. А язык! Каждое предложение переливается гранями почище бриллианта. Только за фразы типа «По натуре я человек не злорадный, я только люблю справедливость. Во всём.» можно уже занести роман в золотую коллекцию.

З.Ы. Как минимум, за образ Брюн стоит смело ставить десять баллов из десяти.

Оценка: 10
–  [  9  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Понедельник начинается в субботу»

feel it still, 17 июня 22:12

Хотя мы далеки от НИИ шестидесятых примерно так же, как и от полётов к Плутону, оценить эту прекрасную повесть может каждый, кто хоть немного ориентируется в истории нашей страны. Атмосфера того времени передана, на мой взгляд, очень здорово. Показан и энтузиазм увлечённых своим делом молодых учёных, и рвачество приспособленцев от науки, и спокойная уверенность маститых профессионалов, и всё это подано так уютно и с такой любовью, что невозможно не стать фанатом этого тесного мирка. Плюс прекрасный язык, мягкий юмор, тонкая сатира — в общем, решительно обожаю.

Оценка: 10
–  [  7  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Путь на Амальтею»

feel it still, 17 июня 22:02

Мне кажется, в этом романе идеально всё: и композиция, и сюжетная линия, и характеры персонажей. Сила духа, побеждающая обстоятельства и саму материю, люди, сражающиеся с бездушной силой космоса и кладущие её на лопатки — это можно перечитывать бесконечно. Смерть, где твоё жало? Ад, где твоя победа? Им нет места, пока существуют такие характеры.

Оценка: 10
–  [  -2  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Трудно быть богом»

Hrukodil, 17 июня 16:16

«ТББ» — вещь, на мой взгляд, понимаемая только в контексте «Мира Полдня»

(вот здесь https://mirpolden.livejournal.com/tag/АБС об этом хорошо. И не только об этом).

А мне этот мир категорически не нравится и жить в нём я бы очень не хотел.

Этакая квазипедагогическая утопия с фигурой всеведующего и всеблагого Учителя и Воспитателя в центре социума... Нет уж, спасибо!

Кстати, С.Лукьяненко (труба куда пониже и дым пожиже, но не о масштабах дарования речь)в какой-то своей космоопере («Звёзды — холодные игрушки»? — не помню точно) очень язвительно и талантливо спародировал «Мир Полдня» в своём «Мире геометров».

Так что Румате я точно не сочувствую (хоть написано так мастерски, что невольно...), хотя бы потому, что представляю, КУДА он и ему подобные хотят «запрогрессить» средневековых варваров. На какой такой верный путь они стремятся всеми силами (не особо стесняясь в средствах) повернуть слаборазвитое и косное общество. И, да! — дон Рэба мне как-то понятнее и (о, ужас!) симпатичнее.

Очень и очень недаром «ТББ» — настольная книга и символ веры отечественных рукопожатных неполживцев со светлыми лицами, а я к этой категории людей отношусь с, мягко говоря, си-ильной неприязнью.

Поставьте на место Арканара современную Россию, а на место передовой Земли — «цивилизованные страны с приоритетом общечеловеческих ценностей», Мировое Сообщество... etc, — так ведь один к одному получится! С попытками прогрессорства и указания дикарям ИСТИННОГО светлого пути в лучезарное будущее. Украину, вон, лихо запрогрессили, теперь за Армению взялись...

А ещё, так получилось, перечитал я недавно «Тучу» (ранний лайт вариант «Хромой судьбы») и сразу же выросших из «Тучи» «Гадких лебедей».

И, право слово, обалдел!

Это же голубая мечта отечественных либероидов (вот они — пассионарные и креативные «мокрецы», среди всяких там обывателей, анчоусов и прочего быдла)! И детишки-навальнятки на подхвате... обучаемые и воспитуемые прогрессивными и страсть, какими гуманными, мокрецами.

А чтоб уж наверняка это быдло тупое не рыпалось и наступлению светлого будущего не мешало, привлечены Космические Силы (Вселенский Разум не иначе, он-то всегда на стороне света и добра, да...), с ними никакой ОМОН и Росгвардия не справятся! И вот тут-то либероид начинает мечтательно облизываться: эх, нам бы такие возможности, мы бы уж развернулись!

Причём написано это уже весьма давно и так блестяще, что просто удивительно.

Оценка: 7
–  [  4  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Пикник на обочине»

SergUMlfRZN, 17 июня 11:42

Культовая вещь... Столь же культовая фраза в заключении повести: «Счастья всем без исключения, даром и сколько угодно!»... Ладно восторженный мальчишка-мажор, но битый жизнью Шухарт склоняющийся к тому, что это желание — единственно стоящее?... Как по мне — это либо шутка авторов, либо... ну, просто в голове не укладывается. Ведь способ реализации этого желания пресловутым Золотым Шаром, что первым приходит в голову — это обеспечить каждого землянина бесконечным источником шприцов с героином. Ибо счастье — категория индивидуалистическая... Каким образом у певцов коллективизма прорезался такой выплеск? Непонятно... Лично я считаю, что это было, что-то вроде эзопова языка, попытки обойти цензуру — ибо единственного, что с библейских времён не хватает человечеству — это справедливости, даже если она должна быть привнесена извне. В общем, ещё древние знание об этом воплотили в тексте библии: «У меня отмщение и воздаяние, когда поколеблется нога их; ибо близок день погибели их, скоро наступит уготованное для них». (Ветхий завет, пятая книга Пятикнижия Моисея, Второзаконие). <Т.е. Бог требует передать право на месть исключительно Ему>

Понятно, что впрямую заявить, что людям не хватает справедливости, авторы, живущие в самом передовом социальном государстве, вот так прямо не могли.

Оценка: 9
–  [  5  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Град обреченный»

Serge242, 15 июня 17:07

Впервые прочитал «Град» году в 1990-м. Вы помните это время? «Запад нам поможет», «За социализм с человеческим лицом», и прочая бредятина, которая обернулась страшной трагедией для многих миллионов жителей бывшего СССР. Яростная критика «культа личности», «привилегий», «репрессий». Людей старались убедить, что до сих пор они жили плохо и неправильно, а окружающий СССР капиталистический мир — белый, добрый и пушистый. Хотят помочь нам всеми силами. Кое-где в это и по сей день верят, несмотря на.

Так вот, в то время эта книга читалась удивительно хорошо. Почва для неё была подготовлена, и время первой публикации (в журнале «Нева», если не ошибаюсь) было выбрано удивительно удачно. «Град» удачно вписался в бурный поток антисоветской (=антирусской) литературы, был принят и обласкан многими т.н. «интеллигентами». Я сам на тот момент считал, что книга наполнена некими глубокими смыслами, квинтэссенцией мудрости непогрешимых АБС.

Прошло время. Сейчас я воспринимаю «Град» не иначе, как диссидентскую антисоветчину, которая действительно писалась «в стол». Вероятно, какие-то правки в «духе времени» были сделаны уже в перестроечное время, но мы об этом уже никогда не узнаем. Морали в этой книге нет никакой, глубинных смыслов тоже. Монолог Изи в финале, когда-то казавшийся полным потаённых смыслов, на самом деле представляет собой пустышку, переливание из пустого в порожнее.

Книга уже сейчас безнадежно устарела, нынешняя молодежь (20-25) её не понимает вовсе. Не вышло из неё Синей Папки, как ни крути, слишком привязана она к своему времени позднего застоя — начала перестройки. А цитаты из Галича были непонятны уже поколению 1990-х.

Напоследок хочу добавить, что некоторые сюжетные моменты, по всей видимости, представляют собой прямой плагиат из западной НФ, к которой Аркадий Стругацкий имел доступ, будучи переводчиком. Ради интереса проверил даты публикаций — это вполне возможно.

Зря они полезли в политику. Из этого никогда ничего хорошего не выходило, и уж тем более шедевров на все времена. Настоящему художнику это не нужно.

P.S. Умнейший Станислав Лем считал, что у АБС было одно по-настоящему самобытное, яркое произведение — «Пикник». Постепенно всё больше склоняюсь к его мнению.

Оценка: нет
–  [  6  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Обитаемый остров»

wertuoz, 13 июня 11:29

«Обитаемый остров» — наиболее объемное и тем самым самое знаковое произведение авторов, о того наиболее популярное и замеченное зрителем жанра киноискусства, как переосмысление Федора Бондарчука, призванное в своих от части мучительных попытках объяснить всё то, что братья Стругацкие доносили до своего внимательного читателя играючи. Во многом произведение спорное, сложное и неоднозначное в тех идеях и смыслах, которые застывали между строк на протяжении всего путешествия Максима Каммерера в дебрях планеты Саракш. Тем не менее нужно попробовать проанализировать всё то, чему научился Максим в своих действиях и поступках, а что безвозвратно растерял.

1. Представление человека будущего. Максим — один из членов группы свободного поиска, попав на неизведанную, как он думал, планету и лишившись своего, казалось бы, единственного пути обратно, начинает изучать окружающую действительность. Первое, что он искренне проявляет и показывает к окружающему его обществу — это добродушие, оптимизм и любопытство, а так же незыблемая вера в силу человеческого разума. Он до последнего надеется, что уровень цивилизации планеты Саракш приближен или хотя бы ненамного отстал от его собственной, от того думает, что с ним будут пытаться наладить контакт и сразу поймут, что он с другой планеты. Данная характеристика отражает базовую парадигму человека будущего — то, какими категориями он мыслит, не допуская мысли о насилии, лжи, равнодушии или невежестве. Это прежде всего человек добродушный и любопытный, готовый прийти на помощь и всегда будет пытаться действовать только из лучших побуждений. Во многом эта парадигма схожа с идеей произведения «Сердце Змеи» Ефремова, где четко обозначалась зависимость между развитием и человеческим мировоззрением: если человеческая цивилизация развита и технологически обеспечена, то в мировоззрении представителя этой цивилизации нет места порокам и жестоким амбициям. Если уж совсем быть дотошным, то можно вспомнить, что Стругацкие уже показывали такую характеристику героя в произведении «Попытка к бегству», когда человек будущего на планете Саула по сути сталкивается с рабовладельческим строем, проявляя те же черты характера с излишней долей наивности.

2. Оправдание бунтарства. Выучив язык и заведя друзей, Максим начинает понемногу ориентироваться в окружающей среде и совсем скоро понимает, что население страны «Неизвестных отцов» зомбировано и разобщено: половина бедствует и живет в нищете (семья Рады Гаал), другая половина состоит в регулярной армии (брат Рады Гай), а третья считается выродками (Аллу Зеф, Вепрь), некоторые из которых находятся в подполье и считаются террористами. Верхушка власти погрязла в коррупции, интригах и склоках, но тем не менее находится в почете у населения, и этот синдром вождя объясняется излучением башен, которые полностью контролируют эмоции человека. Понятно, что за представлением башен стоит довольно реальная проблема пропаганды и отсутствия свободы слова — в книге это наиболее яркий и основной механизм власти, с помощью которого они управляют страной. Побывав практически с каждой стороны баррикад, Максим понимает насколько проблемно это общество, насколько оно разобщено и «оскотинено» по отношению друг к другу, посему выбирает радикальные методы борьбы, практически пытаясь устроить революцию, понимая, что сам будет повинен в чужих смертях и страданиях. Максим оправдывает свои действия тем, что он один против системы, а значит его путь единственно верный, так как жить в этой системе еще более бесчеловечно и мерзко. Его решение подогревает личная обида и те ужасы, которых он сам лично насмотрелся на войне.

3. Прогрессорство, как мера человечности. Достигнув цели, так или иначе, а так же вступив в полемику со Странником, Максим понимает, как во многом он оказался не прав. Поначалу имеет место быть столкновение интересов: интересов Максима, который понимает весь ужас и мерзость того политического строя, который устроили так называемые «отцы», а так же интересов прогрессора Странника, который с высоты своего опыта и осведомленности учитывает все нюансы и мелочи, стараясь спасти как можно больше душ самым менее губительным для всех способом. Вот тут и раскрывается, наверное, одна из самых главных проблематик произведения: настолько ли человечны поступки Максима, который, обладая характеристикой по сути героя, пытался сражаться с системой настолько кровавым и необдуманным методом? Максим принимает свое поражение, понимая и усваивая главную парадигму прогрессорства: анализ и выбор наиболее оптимального и осторожного пути для спасения цивилизации, даже если для этого требуется гораздо больше времени, которое по своей сути и приносится в жертву. Конечно, поступок Максима в некотором смысле пересекается с судьбой Руматы (из произведения «Трудно быть богом»), который был чуть не сломлен от синдрома «анестезии сердца», но это лишь в очередной раз подтверждает уровень высокой подготовки для тех, кто выбирает путь именно прогрессора, а не бунтаря-революционера.

Выводы. Книга во многом вызывает аллюзии на произошедшие и даже происходящие события в реальности. Понятно, что данным произведением Стругацкие бросали некий вызов системе цензорства и тому, что происходит в принципе со свободой слова. Публикации в СССР в полном виде по сути и не было, полная публикация произошла лишь в 93 году, по сему удивления рецензентов беспочвенны. Но основной смысл, по моему мнению, заключается не в только этом, а в большей степени в том, как мы сами отвечаем на вопросы: «насколько необходимы нам те идеалы, которые мы хотим установить?», а так же «какие последствия нас ждут после того, когда рухнет то, к чему привыкли остальные?». И это нисколько не призыв к бездействию, это лишь взгляд со стороны, которым всегда обладали прогрессоры...

Оценка: 8
–  [  2  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «В наше интересное время»

tundakov, 5 июня 21:24

Вспоминая Попытку к Бегству, закралась мысль о том, что этот рассказ — о неудачной засылке прогрессора Земли в прошлое или даже прогрессора Странников. При определённом допущении этот рассказ даже можно включить в канон Мира Полудня.

Оценка: нет
–  [  13  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Пикник на обочине»

Тигр5, 5 июня 07:10

Если честно я долго не решался читать эту повесть, т.к. боялся эффекта завышенных ожиданий (который подпортил мое впечатление от повести «Трудно быть богом»). Но я был приятно удивлён, потому что передо мной открылось многослойное и глубокое произведения, прекрасно раскрывающее талант братьев Стругацких.

В первую очередь я должен сказать о чертовски лёгком и живом языке писателей. В тексте нет ничего лишнего, но при этом они прекрасно передают все эмоциональные переживания героев и гнетущею атмосферу навсегда изменившегося мира. Благодаря ему книгу можно осилить буквально за несколько часов.

Книга изобилует яркими, интересными и живыми персонажами. В первую очередь это главный герой – Рэдрик Шухарт. В начале книги перед нами — простой и немного наивный парень, такой, которого ни у кого не повернётся язык назвать плохим человеком, способный на настоящую дружбу и настоящую любовь. А в конце мы видим усталого и побитого жизнью циника, который из отчаяния решился на последний поход в зону. За его метаморфозами мы будем наблюдать всю повесть. Добрая, заботливая и терпеливая жена Рэдрика, привыкшая к тяжести окружающего её мира. Жестокий и лживый Стервятник, любыми средствами пытающихся достичь своих целей, игнорируя писанные и не писаные законы. Романтик и идеалист Артур, чем-то напоминающий напарника Шухарта Кирилла, да и отчасти самого Рэдрика…

Атмосфера в книге создаётся обрывочной информацией о меняющемся мире, байками о Сталкерах и в пейзажах зоны. Эта атмосфера чем-то напоминает работы Лавкрафта, но с более усиленными чертами, присущих мрачным работам творца. В его книгах основную часть информации о мире мы получаем из уже проделанных исследований или путешествий, или чьих – то баек, как и в повести Стругацких. И лишь небольшие штрихи об этом мире мы получаем, лишь из приключений самого протагониста. Так же после этих «приключений», если герою удалось уцелеть, то его жизнь и разум чаще всего будут навсегда изувечены, что безногий Стервятник и его полусумасшедший слуга Суслик, да и сама жизнь Шухарта изувеченная этим явлением... Но несмотря на все эти страдания герои так до конца не понимают подлинную природу существ и явлений, которые они наблюдали. Здесь же можно найти главное отличие эти двух работ, ведь в «Пикнике…» мы видим большинство чудес лишь краем глаза, а их создателей нам так и не показали.

Сама книга является, крайне многогранное произведение:

Если особо не вчитываться, то перед нами окажется боевичок, которым можно скрасить себе вечер. В нём есть всё необходимое для работ в подобном жанре и интересные персонажи, и прекрасная атмосфера, и нотки саспенса, и динамичный сюжет, в котором трудно найти серьёзные провисания.

С другой стороны мы видим головоломку Лема, наподобие «Эдема», «Непобедимого», «Расследования»… В этом мире учёные тоже пытаются найти объяснение, происходящим явлениям. Но всё что они могут сделать, так это создавать гипотезы ограниченные, лишь нашим самолюбием, от которого и идёт представление о нашем месте во вселенной. И пока одни пытаются успокоить себя версиями, вроде той, что посещение — это подготовка к контакту. Другие как Пильман приходят к выводу, что до нас нет никому особого дела. Во всяком случае, эти предположения будут оставаться предположениями, до тех пор, пока не будут получены новые факты. Но их получению мешают постоянные ограничения, созданные с целью защититься от смертоносной зоны. И всё что им остаётся, так попробовать приспособить артефакты для общих нужд.

С другой стороны это тонкая сатира на нас с вами. Ведь большинство людей в этом мире не пытаются разобраться в природе аномалий, даже часть жителей Хармонта. Некоторые ограничиваются магическими или околонаучными объяснениями. Отсюда растёт безразличное отношение к одним явлением (например, этаки ломающие первый закон термодинамики) и страхом перед другими (например, ожившие мертвецы, нарушившие второй закон термодинамики). Отсюда и появляются конторы и секты, ограничивающие или запрещающие исследования артефактов. Тут и появляются сталкеры, способные предоставить необходимые материалы для исследований, но не за спасибо. И если на сумме не удастся сойтись, то знания могут попасть в менее чистые руки или кануть в лепту вовсе (см. историю смерть — лампа). Кстати если подумать, то такая ситуация напоминает наш мир, ведь мы все используем гаджеты, но лишь малая часть знает по каким принципам работают эти технологии. И мы впадаем в ступор, если они работают не так, и легко введёмся на различные мифы, выросшие у этих технологий, а как следствие выступаем за их ограничение.

Так же перед нами показана драма жизни Шухарта, в котором он много раз оступался и пытаясь поступить правильно нередко страдал. Но мог ли он поступить иначе? Я думаю что нет и если подумать, то его бы жизнь без дочки, без более или менее нормально прожившей жены, пока он сидел (вместо того что бы пустится в бега) была бы намного тяжелее. Во-всяком случае он старался поступать правильно, но суровая реальность оставляла его побитым у разбитого корыта.

С другой стороны перед нами мрачная история об одиночество человека, что во Вселенной, в обществе, в семье и даже, казалось бы, в родной, но такой непостижимой собственной же душе. Ведь Шухарт побитый жизнью и отчуждённый от мира, так не смог ничего выпросить у шара, кроме просьбы Артура.

Так мы плавно переходим к моменту, запавшему мне и многим другим людям в память. Это момент, когда Рэдрик Шухарт вспоминает свою жизнь и говорит шару слова молодого идеалиста Артура. Моя версия концовки заключается в том,

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
что люди изобрели слег, ведь счастье вещь крайне субъективная и его может вызвать только сам человек. Ведь одному для счастья достаточно, что бы близкие были целы, а другому нужна ещё одна яхта.

Оценка: 10
–  [  8  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Град обреченный»

Ev.Genia, 4 июня 12:06

Совсем не просто воспринимать данную книгу. И читать её было достаточно сложно. Нет написано легко, красиво, но вот смысл и глубина романа, как всегда у Авторов далеко не на поверхности. Вроде всё очевидно и узнаваемо да так, что часто становится неуютно и некомфортно. А иногда и стыдно. Авторы предложили читателям наблюдать за развитем личности персонажей в отдельно взятом городе, а точнее, Граде в рамках некоего эксперимента. Здесь кто–то решает кем, когда и как ты будешь жить–существовать. Люди попали сюда по разным причинам: одни добровольно и с энтузиазмом, другие сбежали от чего–то, третьи от какой–то нужды. И теперь все одинаково вынуждены приспосабливаться. И Авторы хорошо показывают, что человек может жить, развиваться и изменяться в любых условиях. Отлично прописан Андрей, просто блестяще. Во всех частях романа он разный, искренне верящий в чистоту, нужность и данность этого эксперимента.

Поначалу он мусорщик – нужное дело, ездит по городу, собирает отходы, в свободное время бухает с друзьями–приятелями и ведет рюмочно–кухонно-философские беседы. И никаких проблем. Как только стал следователем изменился напрочь, даже нотки в голосе изменились – ответственное ведь дело. Но ещё жива в памяти жизнь мусорщика, а Андрей абсолютно уверен в том, что служит благому делу и начинает ожесточаться. И в итоге запутывается настолько, что готов предать хорошего друга. Как редактор газеты он по–прежнему много не понимает, продолжает верить в кого–то сверху, поддерживает экстремистов, считая, что те действительно сражаются за благое дело. И продолжает терять друзей. Как советник президента Андрей живёт как сыр в масле. Уже в голосе появились ноты снисходительности, заносчивости и презерения. Дом полная чаша, жена, любовница – всё, как положено большому человеку. Только вот служит под началом президента, захватившего власть и откровенно не любил, когда ещё будучи мусорщиком вместе пили. Но опять приспособился, потому что ему сказали, что прежних порядков не будет. И вновь теряет друга и совсем не понимает, как такое произошло.

Как относится вцелом к главному герою я не знаю: в каких–то вопросах я его понимаю, а в каких–то прямо не выношу. Наверное, просто как к человеку и индивидууму. Это их эксперимент и соваться со своим багажом опыта в эти суждения я не хочу – это всё всерьёз и надолго. Просто неприятен мне главный персонаж. И ещё мне кажется, по итогам всей книги, что Андрей не прошёл эксперимент. Мне больше по душе пришлись другие персонажи: воплощённое умиротворение, терпимость и сострадание китаец Ван, японец Кэнси – отвага, чистота и идеализм, и, конечно же, Изя Кацман – интеллектуал, интеллигент, философ, ценитель искусства и всего культурного наследия человечества, в тяжелейших условиях проявляющий невероятную волю, выносливость и прощение.

Непростая, но очень интересная и полезная книга, о которой я сожалею, что не прочла раньше.

Оценка: 9
–  [  -6  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Пикник на обочине»

Sause, 21 мая 15:43

Уныние и безысходность, просвета нет — всё затянуло тучами, каждая страница как гранитная глыба — когда уже конец? Читавшим и дочитавшим данную повесть до конца можно ставить памятник, а затянутость с тяжёлым языком писателей даст ощущение высоких идей в повествовании.

Оценка: 3
–  [  2  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Путь на Амальтею»

Nomos, 21 мая 14:03

Вторая повесть в Предполуденном цикле. По объёму в 4,5 раза меньше «Страны». Ощущение такое, что Стругацких кто-то очень сильно торопил, и поэтому они выдали такую мини-повесть с ощущением «недописанности» многих событий, особенно окончание. А может, это такой художественный ход. Но всё-равно, хорошо.

Оценка: 7
–  [  -3  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Страна багровых туч»

Nomos, 21 мая 00:27

Отзыв удалён по причине отсутствия всякой полезной содержательности :)

Оценка: 8
–  [  10  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Гадкие лебеди»

wertuoz, 15 мая 16:41

Сильное и многогранное произведение, наполненное множеством смыслов, едких таких, направленных в сторону критики довольно обширного списка окружающих вещей, из всех мною прочитанных из творчества братьев наиболее смелое и откровенное, с мощнейшей моралью в конце. Стругацкие снова рассуждают о будущем, при этом, осознанно, а может быть и нет, критикуя и вскрывая всю подноготную нашего настоящего, отталкиваясь от непринятия которого, рисуют довольно спорную ситуацию, позиционируя себя в которой нужно, даже необходимо, находится всегда на «своей» стороне. Тем не менее в данной повести существует несколько важных контрольных точек, на которые хочется заострить свое внимание и порассуждать.

1. Понимание времени\истории. Наверное, для осмысления происходящих процессов, а так же для формирования собственного отношения к назревающей проблеме необходимо для начала обозначить и сформулировать свое отношение к собственному прошлому, настоящему и будущему. По версии Голема, одного из ключевых персонажей повести, люди делятся на три категории, а вернее на две больших и одну маленькую: одни живут прошлым, потрясая ржавыми медалями и вспоминая всю мощь былой державы, отрицая любые возможные изменения положительные или отрицательные; другие живут настоящим (одним днем), не задумываясь о прошлом, а самое главное о будущем, которое очень сложно, либо невозможно спрогнозировать; ну а третьи (меньшинство) хотят жить только будущим, находясь в отрыве от прошлого, а так же не воспринимая настоящее, потому что и то и другое является тормозом для дальнейшего развития. Виктор Банев — главный герой повести олицетворяет в своих мыслях, желаниях и поступках, на мой взгляд, сразу все три мировоззрения, метаясь между ними, пытаясь поставить на весы одновременно всё сразу.

2. Проблема поколений. На мой взгляд это основная проблематика повести, которая постепенно раскрывается на протяжении сюжета, следуя про пути всех пяти стадий принятия неизбежного. Казалось бы, проблема отцов и детей, стандартная смена прерогатив общества, менталитета или мировоззрения. Но ведь это не просто констатация фактов или разжевывание последствий. Авторы попытались объяснить, в чем эта самая причина разобщенности поколений и почему для решения этого важнейшего вопроса необходимы настолько радикальные действия.

Перед нами неидеальный мир, а скорее упадочный, со множеством проблем, начиная от бюрократии, заканчивая коррупцией и халатностью правящей верхушки. Санаторий, где обитает эта так называемая верхушка, — это просто какой-то апофеоз всей порочности, разгильдяйства, пьянства и распутности. Власть развращена, население зомбировано, вокруг все почитают безымянного президента, расписываясь одновременно в холуйстве и конформизме, по улицам ходят нац. гвардия аля «золотые курточки», пропагандируя веру в незыблемость и силу правящего режима. Народ тоже развращен, тонет в пьянстве, лени и праздности, и главный герой на этот раз не исключение. Он довольно охотно и с наслаждением предается всем этим порокам, пока будущее в лице его собственной дочери не щелкает его по носу.

И вот в таком мире упадка, разврата и низких моральный приоритетов должно как-то существовать и развиваться будущее поколение. В стандартной ситуации всё просто пошло бы по пути деградации, и проблема «отцов и детей» осталась бы на уровне проблем переходного возраста, порванных презервативов и клубных дискотек до пяти утра в неблагополучной компании. В данном же случае все совершенно наоборот, так как проблема уже не «отцов и детей», а детей и их несостоятельных родителей. Дети умны, — они вундеркинды, которые хотят строить собственное будущее, отторгая и отрешаясь от такого прошлого, в котором они наверняка бы просто погибли.

3. Учителя из будущего. Авторы поднимают планку, как бы предлагая на суд читателя дилемму: а что, если бы будущее захотел кто-то спасти? И как бы это спасение выглядело бы в глазах прошлого и настоящего, в глазах родителей и очевидцев, в глазах правящего режима в конце концов — в глазах тех, кто воспринимает происходящую идиократию этого режима за норму.

Уже, наверное, не секрет, что мокрецы — это люди из будущего, из того будущего, где существуют страшные болезни и голод, где мир в своем только зарождающемся в настоящем времени упадке пришёл к своей чудовищной кульминации (и это отражается непосредственным образом на поведении и внешности мокрецов). Это люди, которые знают, что ждет будущее поколение дальше, поэтому принимают решение его спасти, став учителями. Черпая силу в знаниях, они выступают в роли воспитательной силы, обходясь без насилия и идолопоклонничества, позволяя детям самим принимать решения. Дети выбирают свой путь: без насилия и без войн, путь прогресса и развития в отрыве от своего прошлого, присутствовавшего в том губительном виде, в каком видел его пьяница Банев, коммунист Голем или страдающий от маразма художник Р. Квадрига.

В глазах же основной массы всё выглядит совершенно иначе, в глазах властей и того хуже. Естественно для любого родителя — это катастрофа, в которой он видит только одну сторону монеты, в глазах власти — это какие-то подковерные игры со шпионами и чекистами, полковниками и подполковниками, секретными папками и липовыми медалями за отвагу, где во главу угла никогда не ставились интересы народа. В любом случае понимания не достигают ни те, ни другие, исключением является лишь главный герой Банев, в своих поступках проходя стадии от полного равнодушия до активных попыток во всем разобраться.

4. Художник на «своей» стороне. По версии тех же мокрецов художник должен быть нейтральным по отношению ко всему происходящему, занимать позицию наблюдателя, быть инструментом передачи информации, иметь свое уникальное мнение, с помощью которого будет способен проявить свой талант на все 100%. Виктор Банев имел именно такую судьбу, но все равно остался пережитком прошлого. «Будущее, которое ты строишь не для себя, а когда построишь, не будешь ему больше нужен» — довольно жестокая, но справедливая с точки зрения эволюции парадигма, которую Банев доказывает собственным примером. Находясь в мире упадка и пороков, Виктор остается тем же пьяницей и разгильдяем, продолжая находить смысл удовольствия в выпивке и праздности. При этом он понимает неизбежность будущего, осознает в конечном итоге истинные поступки мокрецов избежать будущей катастрофы, понимает и то, что не то чтобы он этому миру будущего не нужен, а он сам — писатель-беллетрист, свободный художник Виктор Банев — в этом мире с его вундеркиндами и гениями вообще не нуждается, ибо мир этот слишком скушен и лишен смысла (по версии пьяницы Банева). Тем самым главный герой формирует свой угол зрения, «свою» сторону, становясь этаким наблюдателем, лакмусовой бумажкой, через которую проходят и остальные действующие лица, раскрывая себя, свои пороки, мотивы и желания. Банев — это такой ленивый до безобразия мыслитель и философ, которого потом начинают цитировать за его житейскую гениальность и вывернутую наизнанку душу. «Лечь бы на дно, как подводная лодка, чтоб не могли запеленговать» — что-то в нем определенно есть и от Высоцкого, чей репертуар и талант был так любим братьями.

В конечном итоге повесть кончается на мажорной ноте громко звучащего аккорда победившего будущего, странного будущего, которое не ждёт к себе твоих симпатий, которое буквально прогоняет прошлое со двора, как побитую драную кошку, тем самым оставляя читателя одного наедине со своим внутренним спором о том, какую же сторону занять, или, как Виктор Банев, остаться всё таки на «своей»..

Оценка: 10
–  [  6  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Пикник на обочине»

Marsianin-2000, 1 мая 22:27

Книга не зря относиться к классике мировой фантастике. Количество подражаний, взятых из нее идей не поддается описанию и учету. Каждый в этой книге находит что-то свое, и при этом я не встречал двух одинаковых мнений.

С этой книгой я познакомился очень давно. Тогда само понятие Стругацкие лично для меня особо ничего не говорило. Да, я читал что они классики, про их вклад в русскую фантастику. Более того, к тому моменту я успел прочитать несколько их произведений «Улитка на склоне», «Второе пришествие марсиан» и «Отель «У погибшего альпиниста» и только последнее из них меня зацепило. Поэтому к «Пикнику» я подходил весьма скептически. Я уже был знаком с таким сюжетом по «Спасите Галю» Булычева, и ничего особенного от книги не ждал. Однако книгу буквально проглотил.

Мир этого маленького городка волей судьбы ставшего Зоной просто поразил. Никто из его жителей не ждал и не хотел такого счастья для себя и своих близких. Любого из них ты можешь встретить на улице. И Стервятника, и Артурчика, и Рыжего, и Гуту, всех. И потому что каждый из них даже весьма случайный персонаж выглядит живым, книга очень сильно берет за душу.

Оценка: 9
–  [  9  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Град обреченный»

Anahitta, 29 апреля 09:28

Стругацкие, как всегда, ставят вопросы, но не дают однозначных ответов. Действие романа происходит в Городе. Где он находится: на Земле, на другой планете, в каком-то полностью искусственном мире или же это Преисподняя? Солнце здесь включается и выключается по расписанию, а границей служит неприступная Стена. Сюда переносят тех, кто согласился участвовать в неком Эксперименте. В чем он заключается, каковы его цели, кто им руководит – никому неизвестно. Периодически Эксперимент подбрасывает неожиданности вроде нашествия на Город павианов или загадочного мигрирующего Здания, из которого не возвращаются.

Город – воплощение 20 века. Все его обитатели явились из разных лет 20 века и из разных стран, хотя каким-то странным образом здесь понимают друг друга, говоря каждый на родном языке. Вся техника тут тоже уровня 20 века, как и общественное устройство – бюрократия, управленческий аппарат, разгильдяйство, в качестве веры в светлое будущее здесь верят в нужность Эксперимента. Государственный переворот и установление тоталитаризма тоже вписываются в эту схему эпохи. И это Город, в котором нет Творцов, нет выдающихся личностей, способных переделать этот мир или хотя бы его раскрасить.

Главный герой – Андрей Воронин, наш соотечественник. Он идеальный винтик в гайке Эксперимента. Прилежно верит в Эксперимент, в его нужность и высокие цели. А потом − так же послушно в отмену Эксперимента и построение нового общества. У него есть Наставник, который, собственно, и завербовал его сюда. Никакой не инопланетянин, на вид обычный человек. Появляется он нечасто, только в ключевые моменты, и говорит именно то, что хочет услышать Андрей и что в целом сводится к «Правильным путем идешь, товарищ, продолжай в том же духе».

И Андрей прилежно поднимается по ступеням карьеры в Городе. Каждые полгода все жители обязаны менять профессию. Вот Андрей и работает последовательно мусорщиком, следователем, главным редактором желтой газеты и, наконец, советником по науке при новом диктаторе. У него есть друзья, которые сопровождают его по всему сюжету. Китаец Ван, дворник, который категорически не желает менять профессию и хочет оставаться внизу. Возлюбленная Андрея Сельма – шлюха по призванию, причем его нисколько это не смущает. Фриц Гейгер – офицер вермахта, и Андрея, помнящего блокадный Ленинград, нисколько не смущает дружба с фашистом. Фермер дядя Юра – ядреный такой русский мужик. Неугомонный еврей Изя Кацман, который пытается разобраться в тайнах Города, что Андрея вечно раздражает.

Заключительная часть романа – экспедиция в поисках пределов Города. Андрей нехотя соглашается ее возглавить, с сожалением бросив налаженную сытую жизнь (высокая должность, жена-умница и красавица, дефицитный ковер на стене, респектабельные гости). Оказывается, что город нескончаем и чем-то напоминает сталкеровскую Зону. Покинутые дома и храмы, грязь и нечистоты, поголовный понос у членов экспедиции. Есть ли из всего этого какой-то выход? Вернуться назад, как настаивают остальные или продолжать упорно брести дальше?

Один из жителей Города доказывает, что никакой это не инопланетный эксперимент, а все жители умерли в своем мире и попали в Преисподнюю, первый круг Ада. И всё же этот город – такая квинтэссенция 20 века, застойное болото, из которого писатели не видели выхода. Роман же писался в брежневскую эпоху застоя, хотя вышел в свет уже после перестройки. Роман можно считать памятником недавней эпохе – которая прошла сама, как всё проходит в этом мире. Наступил новый век, и мне безумно интересно, каким бы предстал Град Обреченный 21 века?

Оценка: 9
–  [  10  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «За миллиард лет до конца света»

alekscooper, 22 апреля 11:58

Единственное произведение Стругацких, которое я по-настоящему люблю, перечитываю и считаю великолепным не только по исполнению, но и по идейному наполнению.

Вообще удивительно, что они до этого додумались и неудивительно, что эта повесть не так раскручена среди поклонников, как всё остальное.

Не буду спойлерить, но скажу, что основная идея повести — о некотором предопределённом порядке вещей и о том, что этот порядок обладает инстинктом самосохранения, который ставит на место «выскочек», стремящихся этот порядок нарушить.

Из этого любой мыслящий человек должен сделать вывод, что, по сути, политические режимы — это всё ерунда, что любой порядок вещей старается сохранить себя, но и в 21-ом веке находятся обличители режимов, вроде Резинового Льва тут ниже, который сводит интересную проблему постоянства системы к обличительству «путинизма», который не даёт ему покоя.

К сожалению, тысячная армия поклонников Стругацких так и не смогла понять, что то, что они предписывали советскому режиму (и сейчас — постсоветской России) есть, на самом деле, общечеловеческая черта, что любое общество принимает тебя только если ты разделяешь его ценности. Такие люди видят, как плохо, когда ты разделяешь ценности «совка», но не видят ничего плохого, когда гнобят тех, кто, например, не разделяет «правильного» мнения по поводу гей-браков или мигрантов.

Повесть, повторюсь, великолепная, но в ней есть больше, чем, подозреваю, туда заложили авторы.

PS Я так и не понял, как тут ставить оценки, поэтому пишу в тексте: 10 из 10

Оценка: нет
–  [  3  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Гадкие лебеди»

alekscooper, 22 апреля 11:42

Основной message повести прост: вы не имеете права воспитывать своих детей, отдайте их нам, интеллигентам, мы сами их научим. Первое, чему мы научим — это то, что традиция и история — ничто, а ваше прошлое и настоящее — это скверна на скверне. Абстрактно с этим можно было бы где-то согласиться, благо, поводов предостаточно в любой исторический момент, но реализация именно такой программы была осуществлена в Перестройку и далее в постсоветской России, что привело к гибели и духовному обнищанию миллионов. Прошлое было отвергнуто, но никакого нового мира не построено.

Ветхозаветность Стругацких позволяла им легко игнорировать любые христианские ценности (только с пренебрежением христианством можно написать другой роман, где новозаветный пророк будет совокупляться с козлом), следование духу этой повести — любые ценности вообще, кроме некоего абстрактного любопытства и любви к чтению, от недостатка которого гибнет один из мокрецов.

Хоть дети и говорят, что не будут уничтожать старый мир, по факту любой взрослый понимает, что это невозможно. Какими бы ни задумывали Стругацкие мокрецов и детей, если перенести повесть на жизнь, из них вырастут разрушители. Тот факт, что энное число поклонников Стругацких (поправьте меня, если я ошибаюсь) поддержало либеральные реформы в постсоветской России говорит о том, что нам ещё предстоит исследовать феномен, когда люди говорят очень много правильных слов о добре и интеллекте, а потом спокойно пожимают плечами, когда рушится мир вокруг, а под обломками погибает много людей.

Стиль Стругацких мне никогда не нравился: мир небрежно набросан крупными мазками, отсутствие деталей быта и т. п. — для меня всегда был минусом. Даже не знаю, как оценить повесть. С одной стороны — отличная задумка, с другой — сомнительные идеи и суховатость текста и бытовая недосказанность. Пусть будет середина: 5.

Оценка: 5
–  [  15  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Трудно быть богом»

amak2508, 4 апреля 10:52

Середина 60-х — настоящий звездный час для творчества братьев Стругацких. Именно в это время были созданы практически все их шедевры, в том числе и «Трудно быть богом» — книга, в которой самый привередливый читатель найдет все, чего он только мог бы желать: недюжинную увлекательность, интересную проблему, сильную эмоциональную составляющую, множество серьезных, умных мыслей и практически идеальный текст.

Причем с увлекательностью авторы поступили очень хитро: следуя вместе с доном Руматой Эсторским по всем хитросплетениям сюжета, читателю приходится вместе с ним же и постоянно размышлять о возможностях и границах вмешательства в историю чужой планеты. И видно, что размышления эти — плод серьезный раздумий братьев: настолько они умны, настолько они серьезны, настолько они обоснованы. В общем, настоящий подарок любителям подумать над прочитанным.

Но главное, ради чего собственно и писалась книга, все-таки не это — главное, как неоднократно говорили сами Стругацкие, это человек. Трагедия коммунара Антона в том, что он видит, чувствует, понимает, но... не может ничего кардинально изменить. И эта чудовищная мука бессилия — его постоянная спутница на всё время пребывания в Арканаре. И выдерживают её, даже отлично понимая, что ничего изменить невозможно, далеко не все.

Напоследок хочется ещё раз выразить восхищение текстом этого произведения: абсолютно ничего лишнего, каждое предложение, каждая реплика героев несут соответствующую смысловую нагрузку, убрать из него не получится ни слова. И, при этом, каждое предложение написано так, что его читать и очень интересно, и приятно — настолько они все умны, логически безупречны, а часто и смешны. Недаром отдельные фразы из этой книги очень быстро разошлись на цитаты :).

Оценка: 10
–  [  8  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Жук в муравейнике»

Роджер_Янг, 2 апреля 16:51

Жук в Муравейнике находится несколько в тени своего предшественника — Обитаемого Острова. Когда вспоминают о Камерере, вспоминают в первую очередь ОО, первая экранизация — тоже его.

На мой взгляд — это неверно. Это полностью самостоятельное произведение. Да и Максим, в отличие от ОО не является главным героем, хотя повествование и ведется от его лица. Он скорее выступает регистратором и свидетелем событий, происходящих при минимальном его участии. Главными героями выступают тут два антагониста -Абалкин и Сикорски.

И у каждого из них своя правда.

Абалкин — жертва. Жертва ограничений, наложенных на его жизнь по факту его рождения и даже до его рождения. Ограничений, сломавших его жизнь, ограничений, заставивших его избрать нелюбимую профессию, ограничений, которые и привели его к финалу. Абалкин желает восстановить справедливость, желает понять — кто он и желает призвать к ответу тех, кто причастен к вмешательству в его жизнь. И мы не можем не сочувствовать ему.

Но и у Сикорски есть своя правда. В отличие от Абалкина он ответственен не только за себя. Он отвечает за все человечество. Безусловный талант Стругацких и заключается в том, что мы смотрим на одни и те же события как с точки зрения Абалкина, так и с точки зрения Сикорски. И что же мы видим? Нелюдь, (а как ни крути Абалкин это нелюдь, несмотря на его генетическое тождество с остальными людьми, потому как ни один обычный человек не связан с металлическими кружочками неясного происхождения вплоть до того, что они вызывают преждевременную смерть симбионта) при непонятных обстоятельствах, вызвавших гибель приставленного к нему сотрудника КОМКОНа бросает все и мчится на Землю, где применяя насилие к другим сотрудникам, отвергая все просьбы и предложения идет напролом к одному ему известной цели. И что должен думать, а главное предпринимать Экселенц? Кто как, а я не могу осуждать его за жестокое, но вынужденное решение.

Безусловный шедевр, вызывающий только одно сожаление — почему Стругацкие не написали больше книг.

Оценка: 10
–  [  11  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Отель «У Погибшего Альпиниста»

ужик, 28 марта 11:36

Мне повесть не понравилась, хотя оценка довольно высока — за сцены с камином и бокалом портвейна )))

Прежде всего, на мой взгляд идея скрещивания детектива и фантастики довольно ущербна. В детективе вы пытаетесь вместе с героем расследовать преступление и разгадать подсказки, разбросанные по тексту. Но когда внезапно какие-то моменты находят сверхъестественное объяснение, в корне меняются правила этой своеобразной «игры». Ну, сел ты играть в шашки, и тут твой оппонент начал играть в чапаева... Вот обидно.

Персонажи все весьма и весьма странные. Какой-то цирк с конями, ей богу. И акробаты, и фокусники, и гендерно неопределившиеся. Множество моментов вообще не важны для сюжета. К примеру, Брюн. Зачем?

Далее у меня сложилось впечатление, что финал и предыдущие 14 глав текста как бы живут отдельно. Выбор, который встал перед героем, очень гипотетический, условный. Инопланетяне статичны, ничего кроме уговоров и вялых попыток подкупа для собственного спасения не предпринимают. Глебски изначально оказывается в сверхстрессовой ситуации — последствия травм, хронический недосып, угроза со стороны бандитов. Мало? Инопланетяне прибегают к следующим доводам: Луарвик — калека, как можно над ним издеваться? Где твоя совесть, Глебски?! И — «это меня убъет, но я это сделаю«!

В общем, мне по-настоящему было жаль именно Петера Глебски. Человек оказывается под колоссальным психологическим давлением просто за то, что старается выполнять свои профессиональные обязанности. И вот есть у нас инспектор, расследующий дела с финансовыми махинациями и растратами. Который каждый день сталкивается с рыдающими и уверяющими в своем благородстве Робин Гудами, которые да, украли, но с самыми благими намерениями! В общем, финал как бы предсказуем.

На мой взгляд, эпилог романа вырван из контекста и сильно драматизирован.

Оценка: 7
–  [  6  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Волны гасят ветер»

Groucho Marx, 26 марта 23:59

Самая пессимистичная повесть цикла «Мир Полдня», вышедшая в 1985 году, на излёте советского времени, в сущнности, рассказывает о том, что евреи, эмигрировавшие из инфантильной советской вселенной в прекрасный и яростный мир взрослых людей и большого бизнеса, несчастны. Им сложно приспособиться к иностранным языкам, демократии и либерализму, но вернуться назад и играться в песочнице с советской интеллигенцией... просто невозможно. Взрослый не может снова стать ребёнком. Ему уже неинтересно быть ребёнком. Вот эта мысль — о неизбежности взросления тех, кто хочет повзрослеть, она главная в повести «Волны гасят ветер».

Конечно, Стругацкие ошиблись, предположив, что поток эмигрантов иссякнет вскоре после 1985 года, они и представить не могли, что год публикации повести окажется последним годом каноничной советской власти и уже через несколько месяцев такая уютная, такая стабильная Планета посиделок на кухне с чаем и магнитофонными записаями Высоцкого уйдёт в никуда... Но это мы, из нашей перспективы, такие умные, а в 1985 году правота Стругацких казалась несомненной.

Впрочем... Посмотрите на нынешнее отношение россиян к эмигрантам из России — разве многое изменилось с момента «Большого Откровения»? Так что Стругацкие ошиблись не во всём.

Что касается присутствующих тут рецензий... Это поразительно, как люди ухитряются считывать с книги антураж и декорации, совершенно не интересуясь тем, что им пытаются сказать авторы. Какие-то размышления о Странниках... о загадках иных планет... Господи! Стругацкие всю жизниь писали не о других планетах и диковинных цивилизациях, а о нас, именно о нас, о советских парнях и девушках. А всякие Саракши и Арканары были всего лишь декорациями для драм советских врачей, инженеров, учителей и мелких бюрократов.

Оценка: 10
–  [  8  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Жук в муравейнике»

Groucho Marx, 26 марта 22:28

Когда эта повесть появилась в печати — в 1980 году — язвительная израильская эссеистка Майя Каганская проанализировала языковую, визуальную и номерную символику «Жука в муравейнике» и пришла к выводу, что это — слегка, минимально завуалированная история сотрудника КГБ, в сорок лет узнающего, что он еврей и что его родители «погрузились в черную дыру» ГУЛАГа в 1937 году. И что его начальники прекрасно знают, кто он, и потому последовательно, умело и упорно ломают ему жизнь. Реакция на эссе Каганской была, мягко говоря, бурной, в ней принял участие даже Станислав Лем, а Стругацкие промолчали и через некоторое время выпустили повесть «Волны гасят ветер», где проблематика, выявленная Майей Каганской в «Жуке в муравейнике», была даже не замаскирована.

Майя Каганская, конечно, права, всё, отмеченное ею, в повести присутствует. Но это лишь скелет, каркас на который надета собственно повесть. «Жук в муравейнике» не исчерпывается аллюзией «чужого в чужой земле» и он не только о судьбе темноволосого мальчика из интерната в мире голубоглазых блондинов. Там и помимо этого есть много, много всякого, очень разного.

Стругацкие с ювелирной точностью распределили равновесие всех сюжетных и повествовательных элементов «Жука в муравейнике» так, что эта повесть становится тестом личности каждого читателя. Можно безошибочно составить психологический портрет каждого, высказывающегося по поводу «Жука». Никакое лукавство, никакая маскировка при вынесении суждений об этой повести невозможны. Фашист видит одно, либерал — другое, социал-демократ — нечто совершенно иное, третье. Это как усложнённый тест Роршаха, где каждый обнаруживает свою и только свою картинку, невидимую для людей с другим психологическим профилем.

У каждого из нас есть свой, сугубо личный, полностью индивидуальный взгляд на повесть «Жук в муравейнике».

Оценка: 10
–  [  5  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Пикник на обочине»

prot1988, 26 марта 19:42

Впервые прочитал данную повесть пять лет назад. Тогда я еще только пытался открыть для себя мир Стругацких, который имел столько хваленых отзывов и рекомендаций. Не знаю, почему, но решил начать с «Пикника», возможно, из-за названия. Ну, прочитал и прочитал. Повесть поперекатывалась тяжелым шаром где-то в дальних уголках разума пару-тройку часов, эхом поотзывались ее некоторые события еще день. И все. Больше я о ней не вспомнил ни разу. Но недавно наткнулся на нее в списке похожих произведений и, прежде чем ставить несправедливо низкую оценку, решил перечитать.

Язык. Такое чувство, что детский писатель немного перебрал и решил написать что-то для взрослых. Пошло и, якобы, «с юмором». Сука, дерьмо, сволочь, хмырь, девка, паскуда – и это только первая треть повести. Я, конечно, понимаю, что 23-летний уже отсидевший паренек с повышенным ЧСВ и оголенным чувством вселенского максимализма по-другому разговаривать и не может, но не готов я к тому, что от советских произведений может исходить такое словесное зловонье. Правда, перевалив за середину книги, принюхиваешься, зуд уходит, и начинает просачиваться юмор и вполне меткие фразочки.

Идея, сюжет, интрига. Не буду кривить душой, идея интересная, не уступает зарубежным классикам 50-70-х гг. Сначала нас кормят лишь продуктами интриги — скупыми намеками, недомолвками и лаконичными ответами, не хватает небольшого, хотя бы двухстраничного, отступления, объяснения, кратенького обзора всего этого упомянутого хабора – студней, черных брызг и т.д. Получается, конечно, атмосферно, но неподготовленному читателю может наскучить: ведь совсем неясно, в какую сторону фантазировать. Основные спойлеры мы подслушиваем в разговоре Нунана и физика, где они, наступив на стакан, преодолевают языковой барьер и немного откровенничают.

С прискорбием понимаем, что общество 70-х ничем не отличалось от нынешнего: нам все так же лишь бы набить пузо, развлечься и ничего не делать (но при этом зарабатывать). Такова уж человеческая натура, ничего не попишешь. Если появляется вот такая золотая жила, как Зона, от всякого рода мародеров, шарлатанов и коммерсантов отбоя нет. Кто похитрее – чужими руками тащит, кто попроще – сам в комбинезон лезет.

Особого внимания, как по мне, заслуживает название повести. Оно совсем не отражает суть. Ну да, упомянутый ранее физик уже проводил параллель с человеческим пикником в лесу. И хотя оставленные людьми вещи и мусор для других живых его обитателей выглядят , как внеземные «этаки» и «комариные плеши» для нас, у меня так и не смог сложиться образ инопланетного пикника. Разве люди приезжают на пикник по принципу «Радианта Пильмана», выстрелив наугад по глобусу? Авария, бедствие, что угодно, но не пикник.

Персонажи. Все герои нужные, логичные, их действия – понятные, целесообразные. Только вот есть одно «нарекание» к Редрику. Назвался главным героем – держись.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Зачем он бросал «зуду» в баре Эрни? Нелогичный поступок. Что тот сделал, что у ГГ, выражаясь языком авторов, «фляга засвистела по синей дыне»? Назвал Кирилла шелудивым? А не он ли 10 страниц назад называл Эрнеста «своим человеком», благодетелем?
Или это сарказм, который я из-за своей литературной близорукости не разглядел?

Зато разглядел и запомнил первый образ Гуты, который прочно засел у меня в голове, периодически прокручиваясь: «Ах, как у нее головка-то посажена, шейка какая, как у кобылки молоденькой, гордой и покорной уже своему хозяину». Впечатлило.

Концовка. Назовем ее «для широкого круга читателей».

P.S. Решил посмотреть, как перевели слово «четвертинка» в английской версии повести. A pint bottle. Нет, совсем не передает атмосферу)

Оценка: 7
–  [  7  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Пикник на обочине»

keellorenz, 25 марта 02:43

История жизни сталкеров, охотящихся за инопланетными артефактами в некой Зоне, оставшейся после визита НЛО на Землю хорошо написана с литературной точки зрения, но плохо — с идеологической. Если во время написания она казалась революционной по отношению совковой НФ ближнего прицела, то сейчас повесть читается как апологетика некоего умеренного радужного социализма. Авторы с жаром парной баньки с веником бичуют загнивающий, населенный моральными уродцами и несчастными людьми мещанский мирок, по географическому месту совпадающий с Канадой, подразумевая при этом сладостную альтернативу — некий утопический «хороший» СССР, напоминающий НИИ, в котором смелые и светлые душой ученые ведут поиск Истины. А жадные и алчные канадцы чудодействинные инопланетные артефакты не изучают, а (гаденыши какие!) прикручивают к буржуинским фордам как батарейки.

Т.е. авторы по сути-то создают ситуацию для критики не СВОЕГО общества, а капиталистического. Но не реального, а вычитанного из советских журналов. Читать это тягостно.

Ставлю 5 за идеи, и снимаю 5 баллов за политическую ангажированность левого толка.

Оценка: 5
–  [  7  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Отель «У Погибшего Альпиниста»

pontifexmaximus, 18 марта 19:30

Людям творческим простительно делать громкие заявления, слабо соотносящиеся с реальностью...

Утверждают, допустим, что Малевич, выставляя пресловутый «Черный квадрат», убеждал критиков в том, что тем самым он «убил живопись». Однако, живопись сие пережила, что явствует хотя бы из последующего творчества самого Казимира Севериновича, вернувшегося к изображению людей, а не геометрических композиций...

Поэтому подзаголовок данной повести, объявляющей ее отходной молитвой по детективному жанру всерьез принимать не советую. Детективный жанр и не такие на себя покушения переживал. Взять хотя бы «Убийство Роджера Экройда», в котором леди Агата плюнула на все каноны и сделала убийцей рассказчика истории. Ну или возьмем, к примеру, сумрачного швейцарского гения Дюрренматта, который злополучные правила и ГОСТы детективного жанра в своем «Обещании» вообще спустил в мусоропровод. Но добился лишь того, что вещь эту тут же признали классикой жанра и неоднократно подвергали в качестве таковой экранизации...

Равно как и не стоит принимать во внимание попытки иных читателей убедить себя и окружающих в том, что мы, напротив, имеем дело с ярким образцом классического детектива. Поверить в такое может лишь тот, кто имеет о детективах лишь крайне приблизительное понятие, базирующееся на советских еще экранизациях Агаты Кристи и советской же экранизации романа Сирила Хэйра «Чисто английское убийство»...

Для того, чтобы быть классическим детективом, повести не хватает самой «малости». Вменяемых персонажей, которым можно приписать те или иные мотивы совершения преступления. Ярких характеров, непременно имеющих двойное дно. И не хватает пресловутой интеллектуальной игры, которая заставила работать серые клеточки в мучительных попытках разгадать тайну...

А вот для роли могильщика жанра повесть наоборот слишком скромна. Слишком послушно имитирует не самые лучшие штампы, запихивая героев в отрезанный от мира лавиной горный отель. И населяя этот отель совершенно шаблонными миллионерами, людьми искусства, гангстерами, на ратный бой с которыми выходит в замурзанном потертом плаще выпавший из пыльного шкафа инспектор полиции...

Что же спасает сию повесть от окончательного и бесповоротного поругания? Подозреваю, что провалившись в качестве детектива и страдая явной нехваткой научно-фантастического элемента, повесть жива и неплохо работает в качестве едкой пародии на то, как виделась советскому человеку западная действительность. Загнивающая, но при этом миазмы сии для наших советских носов казались чем-то вроде модного парфюма...

А люди оттуда были для нас сродни пришельцам из иной Галактики. Впрочем, и сами мы были пришельцами для противоположной стороны. Тем более, что получению адекватной картины жизни соседей с помощью подсматривания через дверной глазок мешало то, что взор постоянно натыкался на выпученные очи противника, маячащие с другой оконечности сего приспособления...

Оценка: 8
–  [  8  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Стажёры»

Hobel, 13 марта 11:35

С одной стороны — мир безоблачного коммунистического будущего, населённого обычными советскими гражданами. Мир идей, стремлений и научного творчества во благо... С другой — мир простых, но увлечённых людей, освоивших космос, в котором, так же как и на Земле, помимо ежедневного труда и героизма, по-прежнему царит разгильдяйство и беспредельная вера в русский авось. Советский космо-человек ни на миллиметр не продвинулся по пути сверхчеловека. Овладев огромными энергиями, достаточными для того, чтобы разрушать целые планеты, общество будущего не смогло справиться с мелочностью, завистью и преступной халатностью некоторых своих членов. Люди совершенно не изменились за 150-200 лет развития коммунизма — и это главное, что бросается в глаза. Весьма обидно. И весьма показательно. Нет, они такие же открытые, весёлые, увлечённые в массе своей, но... Человек всегда остаётся человеком? Но тогда социализм образца начала 60-х уже достиг пределов развития, а капитализм — пределов падения. Чем же заниматься человеку развитого социализма, кроме как покорять космос? Ведь работа над собой, похоже, в его планы не входит. «Стажёры» с кристальной ясностью показали: социальное развитие вовсе не предполагает развития личностного. Есть ощущение, что свобода даже в полдень приходит к индивиду откуда-то извне, возможно, спускается сверху. Видимо, личные и семейные психологи могут быть полезны при любой формации...

Коммунизм в этой книге — это прежде всего инструмент овладения силами природы, а не среда, в которой homo уверенно движется к отметке sapiens. Таковы ранние Стругацкие, это не Ефремов, здесь больше весёлости, лёгкости и простоты. Собственно, за это мы их и любим.

Оценка: 9
–  [  3  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Свечи перед пультом»

dvh2000, 11 марта 18:28

Прочитал рассказ и мне вспомнился «Кибернетический манифест» Валентина Турчина: «Наша (человеческая) организация постоянно переживает частичную смену материала, в котором она выполнена. Не видно причин, по которым эта смена не могла бы идти сколь угодно далеко, включая переход к совершенно новым материалам и к принципиально неограниченному времени существования». Герои рассказа такой эксперимент и решили провести.

Оценка: 9
–  [  18  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Пикник на обочине»

pontifexmaximus, 8 марта 18:18

Помнится, в детстве нравилось мне присесть в саду на скамеечку, рядом с которой был большой муравейник. И пристально потом наблюдать за тем, как суетятся и носятся по своим делам вечно занятые обитатели оного. По прошествии пары десятков минут просто наблюдать становилось несколько скучно, а потому хотелось уж посмотреть на то, как отразится на муравьиных занятиях мое внезапное вмешательство. Тогда я начинал подбрасывать муравьям всякие посторонние предметы, от мелких палочек и травинок до пойманных невдалеке жирных гусениц...

Я и сейчас порой люблю понаблюдать за муравьями. Но экспериментов над нами не ставлю. Их поведение, свободное от человеческого вмешательства, представляется теперь мне более интересным...

И изменилось мое отношение к восприятию этой повести Стругацких. Прежде я был восхищен отвагой, с которой сталкеры проникали в Зону, презрев все бюрократические запреты и полицейские препоны. И так интересно было следить за тем, как они пытаются обнаружить различные инопланетные артефакты и разгадать их предназначение. Завидовал тому, какой интересной может быть чья-то жизнь, хотя обладатели ее и балансируют каждый день на грани того, чтобы эту самую жизнь потерять. И как-то исчезали из поля зрения все признаки их незрелости, все свидетельства доминирования алчности над интеллектом, все черты схожести сталкера с бродягой, роющимся в мусорном баке в надежде обнаружить недоеденную кем-то колбасу и недопитое кислое вино...

А еще тогда я был заворожен тайной, которую являли собой так и не появившиеся в поле человеческого зрения инопланетные гости. Хотелось приписать им мудрость и всеведение, хотелось думать, что они разработали для землян целую систему испытаний, которые надо преодолеть, и тогда некая великая истина явится таким, как Рэдрик Шухарт...

А теперь я вижу, что на гербе господина Шухарта и иже с ним девиз «Бороться и искать, найти и не сдаваться» окончательно выцвел, и живут они под девизом «Бороться и искать, найти и перепрятать». И если глупому муравью извинительно тащить все, что к нему в лапки угодило, внутрь муравейника...

Хотя муравей все же не тащит туда абсолютно все, он умеет выбирать...

А вот Шухарт тащит даже то, что грозит ему гибелью. И пока он таскает артефакты, мы читаем книжки, смысл которых понимаем не всегда, и тоже тащим оттуда в свою голову разные идеи. И чем эти идеи дурнее и непонятнее, тем скорее мы готовы набить ими свою черепную коробку, а затем размозжить черепные коробки тех, кто подобного содержимого избегает...

Ну а многомудрые пришельцы что? Они-то куда делись? За какой ширмой прячутся? Наследили, значит, и в кусты? Превратили нашу Землю в обочину для своего галактического пикника, замусорили ее своими отходами и скрылись, не прибрав за собой. Или специально накидали всякой ненужной и опасной дряни в наш человейник, чтобы посмотреть на то, как будут выкручиваться сикарашки-человечки. И неужто при всех своих технических чудесах они тоже всего лишь незрелые глупые ребятишки, резвящиеся там, где придется, невзирая на то, что под ногами гибнет и страдает какая-то суетящаяся мелкота...

А никакого Золотого Шара, исполняющего желания нет...

Просто никто этого нам не объяснил, равно как и муравьям, полагающим чем-то волшебным блестящее от солнечных лучей битое горлышко пивной бутылки...

Оценка: 10
–  [  3  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Улитка на склоне»

Книгочея, 3 марта 17:25

Я прочла эту книгу еще в школе и совсем не поняла ее, но меня очень привлекла идея леса, как метафора бессознательного. Перечитывая ее сейчас, взрослой, я много интересного ожидала для себя открыть, но, каюсь, так и не осилила до конца. Даже больше — бросила читать в самом начале и окончательно решила для себя, что Стругацких больше читать не буду.

Главным образом, меня смутил опять этот мотив умного, благородного главного героя среди уродов. Это же Марти Сью в чистом виде, просто невозможно это читать, психологически коробит от чтения каждой страницы. Пришлось признать окончательно, Стругацкие — литература второго сорта. Мой дедушка плохо отзывался о Стругацких, я часто думала, что он просто не понимает такой великой литературы, но сейчас я полностью солидарна со своим дедулей, Стругацкие — в топку.

P.S.: Ставлю два бала за идею леса, над которой буду размышлять.

Оценка: 2
–  [  4  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Улитка на склоне [Кандид]»

mooncar, 13 февраля 23:07

Это роман о человеке, все романы Стругацких — о людях. Здесь речь идет о нередкой тщетности человеческих миров, идеалов и намерений, как это ни печально.

Немного странная параллель пришла в голову, когда я перечитывал «Улитку», линию «Кандид». Есть роман Лии Гераскиной, 1965 год, если не ошибаюсь: «Виктор Перестукин в стране «Невыученных уроков»». Это близкая тема, — в том детском романе много попыток главного героя исправить свои ошибки, и одновременно ГГ предпринимает попытки разобраться в происходящем непривычной и ущербной иной реальности. В финале — Виктор Перестукин спасается оттуда сам и спасает неким образом страну «Невыученных уроков» от последствий своих ошибок.

У Стругацких же в «Улитке» все хуже: герой Кандид — не совершал сам ошибок. Он ученый, и он долго пытался узнать, что хорошего может сделать он сам хотя бы в деревне, где его приютили, но делает ли он что-то положительное, может ли он помочь своему новому племени? Нет. Он лишь ворует внимание лесных людей. Устав прогрессорствовать, Кандид робинзонствует. Он смиряется, затем пытается действовать с позиций ученика, старается учиться Лесу, — но при этом продолжает попытки «починить» Лес. Лес нельзя менять, работы над ошибками ему не нужно. И Лес ему очень быстро «навалял» за эти попытки. Сюда обязательно придут новые люди, или «люди», которые даже не станут что-то исправлять, а просто объявят сложившися порядок правильным, да они уже пришли, как видно ближе к финалу. А Кандид так и остался бета-тестером Леса. Он — лишний здесь, и увы, он ничего не понял.

Оценка: 9
–  [  4  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Путь на Амальтею»

Sawwin, 12 февраля 16:26

Среднее арифметическое произведениям, вошедшим в этот сборник – 9 баллов, но всей книге я выставил десятку, потому что это Стругацкие, потому что это их первый сборник. Иначе поступить невозможно.

Оценка: 10
–  [  2  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Трудно быть богом»

Книгочея, 9 февраля 21:43

Эта повесть — полное разочарование в Стругацких. Книга на уровне дамского бульварного чтива, только действие происходит на другой планете, а млеете вы не от романтических чувств, а от наслаждения ролью страдальца: «Ах, я такой чистый/ умный/ благородный в этом грязном/ глупом/ низком мире, ах, как я прекрасен!». Идея миссии землян будущего на вот такую средневековую планету просто шикарна, можно было бы ожидать, что высокоразвитые земляне будущего под видом коренных жителей планеты начнут ловко преобразовывать отсталое общество, развивать людей и тд, но в итоге мы видим только бесконечные, скучнейшие страдания главного героя, который описывает вокруг себя такие убогие и примитивные типажи, но, о чудо, совершенно не в состоянии ими управлять. На редкость тупой землянин.

Для меня теперь большой секрет: отчего эта повесть так популярна? Неужели Стругацкие — это вот такие липовые интеллектуалы, которые кормят толпу подобными книжками, удовлетворяя спрос на потребность пострадать от собственного величия в этом несовершенном мире? Ммм, подозреваю все так. Хотите ощутить себя страдальцем, а фантазии на эту тему закончились? Откройте повесть «Трудном быть богом» и проблема решена.

К прочтению не рекомендую — трата времени.

Оценка: 1
–  [  9  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Трудно быть богом»

DancingSky, 4 февраля 23:22

Моя любимая книга братьев Стругацких!

Книга сама по себе сильна. Пусть моим современникам и более младшему поколению, она может показаться несколько блеклой по сравнению с популярными сегодня циклами... Но на книжной полке в моем сердце она находится на одном из центральных мест. И дело не только в том, что сама книга затрагивает острые социальные вопросы, такие как власть, взаимоотношения между людьми... чувства ... страх, любовь, ненависть, борьба здравого смысла и мракобесия... Удивляет еще и то когда и где была эта книга написана. Казалось бы прошло более 40 лет... технический прогресс совершил уже гиперпрыжок вперед, а как оказывается люди остались прежними. Недавно захотелось перечитать книгу... и Бог мой, насколько же она актуальна на сегодня! Быть может если бы больше людей прочитали эту книгу, прониклись ее идеями (особенно это касается людей, наделенных властью в нашем обществе) то тогда бы вокруг творилось меньше насилия, меньше разрушения... Но кажется я мечтаю о том, что невозможно...

В заключении отзыва хотелось поделиться цитатой из книги которая очень сильно запала мне в душу, которая представляет собой эдакую квинтэссенцию не только данного художественного произведения, но и той жизни которая окружает меня. Да и не только меня а и тех кто читает или может прочитать этот отзыв :). Собственн осама цитата :

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
— Ух ты! — сказал кузнец. — И серых, значит, тоже… Ну и Орден! Серых перебили — это, само собой, хорошо. Но вот насчёт нас, благородный дон, как вы полагаете? Приспособимся, а? Под Орденом-то, а?

— Отчего же? — сказал Румата. — Ордену тоже пить-есть надо. Приспособитесь.

Кузнец оживился.

— И я так полагаю, что приспособимся. Я полагаю, главное — никого не трогай, и тебя не тронут, а?

Румата покачал головой.

— Ну нет, — сказал он. — Кто не трогает, тех больше всего и режут.

— И то верно, — вздохнул кузнец. — Да только куда денешься… Один ведь, как перст, да восемь сопляков за штаны держатся. Эх, мать честная, хоть бы моего мастера прирезали! Он у серых в офицерах был. Как вы полагаете, благородный дон, могли его прирезать? Я ему пять золотых задолжал.

— Не знаю, — сказал Румата. — Возможно, и прирезали. Ты лучше вот о чём подумай, кузнец. Ты один, как перст, да таких перстов вас в городе тысяч десять.

— Ну? — сказал кузнец.

— Вот и думай, — сердито сказал Румата и пошел дальше.

Кто ещ не читал — советую!!!

Оценка: 10
–  [  10  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Пикник на обочине»

ash945, 2 февраля 19:23

Не так давно впервые начал читать серию STALKER. Читаю, не мудрствуя лукаво, в алфавитном порядке, как книги в ридере расположены. Конечно (даже наверняка), то, что я прочитал, наверное не самые лучшие произведения цикла, но среди них есть и те, которые писались нашими известными писателями-фантастами. Я не фанат одноименной игры (начинал в свое время играть, но что-то не затянуло), поэтому не очень в курсе специфики именно этого цикла (бюреры, контроллеры, псевдоплоти, Монолит и т.д.). Но ясень пень, что первоначальный посыл у нас именно от Пикника... Поэтому решил вновь (не во второй и наверное даже не в пятый раз) обратиться к первоисточнику.

Зона, сталкер, хабар, отмычка, «комариная плешь» — лишь только эти слова (ну, может что еще и забыл), по моему мнению являются общими между Пикником на обочине и циклом STALKER. В остальном разница просто неимоверная. Бессмертное произведение Стругацких настолько глубже и ярче, что описать это даже сложно.

Во-первых, эта повесть в общем-то не про Зону, не про ее опасности и чудеса, а про людей, про их нравственное перерождение под влиянием непреодолимого... Персонажи яркие и живые, даже второстепенные. В них — веришь!

Во-вторых, сама Зона. В STALKER она какая-то серая, унылая, умеренно опасная, однообразная, похожая на заброшенную промзону (в сущности это не так далеко от истины), словом, не очень интересная. В Пикнике же она зловещая, загадочная, яркая, с виду тихая и спокойная, но жуткая и непредсказуемая. В ней — страшно!

В третьих, это очень хорошая книга, в которой с каждым прочтением открываешь для себя что-то новое, что-то переосмысливаешь. И которую нет-нет, да и тянет перечитать. В ней — интересно!

Оценка: 10
–  [  8  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Отель «У Погибшего Альпиниста»

Дмитррр, 30 января 11:54

Сравнительно небольшая книга... Рассказ. На 2/3 детектив, на 1/3 фантастика.

С самого начала в книге мне очень понравилась фраза:

«Вам не приходилось, господин Глебски, замечать, насколько неизвестное интереснее познанного? Неизвестное будоражит мысль, заставляет кровь быстрее бежать по жилам, рождает удивительные фантазии, обещает, манит. Неизвестное подобно мерцающему огоньку в черной бездне ночи. Но, ставши познанным, оно становится плоским, серым и неразличимо сливается с серым фоном будней.»

И вся книга подтверждает это. Какие только варианты я не перебрал в голове по ходу этого детектива. Фантастические и не очень. Хотя от Стругацких ожидал фантастического.

Один из моих вариантов: все/часть непонятного являются попытками вступить в контакт неких существ с принципиально другой логикой. Оттого и кажущаяся странность всего.

Но в итоге тайна раскрыта и неизвестного осталось мало, остались лишь серые будни.

Что поставить за книгу. Какой балл...

За людей: 10 (хорошо показаны, интересно, ярко, частично преувеличено, но правдиво)

За инопланетян:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
6 (слишком слабы в комплексе, слишком малопредусмотрительны)

Итого 8.

Оценка: 8
–  [  10  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Пикник на обочине»

martinthegod9, 28 января 11:35

Какая же насыщенная вещь. И затягивающая. Загадочная своими аллюзиями и метафорами. Загадочная тем, как в столь стремительный сюжет, чуть ли не боевиковый и приключенческий, вместились такие громадные, вселенские пласты.

Кажется кощунством, упоминать об игре/цикле Сталкер, фильме Тарковского и предсказаниях катастрофы на Чернобыльской АЭС больше, чем в одном этом предложении. Лучше к сути.

Чем во многом привлекательна эта повесть — огромным количеством загадок. От цели Посещения до того, что же в итоге случилось с Редриком и Золотым Шаром, что же он сделал. Правильно говорит Валентин Пильман, утверждая, что главным открытием всего Посещения является осознание самого факта такого Посещения. Это говорил и сам Аркадий Стругацкий в каком-то интервью или встрече. С такого момента многие вопросы стали бы актуальнее, острее, человечество вело бы себя с большей оглядкой на собственные поступки, ведь это как с людьми: при посторонних вам неуютно ковыряться в носу, так и с Посещением. Но вот в чем фокус... Этого не происходит в повести! Люди продолжают рыскать в поисках наживы, продавать себя, предавать других, пинать и ненавидеть всех вокруг... В этом плане книга о неизменности человеческой животности, и на мой взгляд, это центральный ее тезис.

И Редрик — главный представитель этого непроглядного, не имеющего шансов мира. Он одинок, как и все мы, только наиболее наглядно. Он силён и независим, как и все те, кто понял, что надеяться следует только на себя, ну и плюс имеет силы на это. В нем нет сплошной порочности. Да, он сталкер, авантюрист, но он не подонок без светлых проблесков, он и Гуте перед тюрьмой оставил весь куш, и молодых сталкеров обучал, и вообще, ничего беспричинно кровожадного не совершал. Он ЧЕЛОВЕК. И в этом вся его сущность. Финал очень показателен. Мы рождаемся, растем, и так как глаза расположены на нашем лице, мы редко видим себя, а видим мы окружающие нас рыла, рыла, рыла... И неоткуда взяться чему-то другому, вырасти другим человеком, когда внешний «мир рыл» давит и сжимает тебя, как пластилин, в привычную ему форму... Мы так любим обвинять других, обвинять всё вокруг — и это абсолютно не детский сад и безответственность, это чистая правда. Дмитрий Львович Быков прав в том, что эпиграф к этой повести («Ты должен сделать добро из зла, потому что его больше не из чего сделать» Р.П. Уоррен) — элементарная издёвка. Не должен. И не можешь. В итоге мы имеем замкнутый круг, как в таких поступках, как месть (Арчи), похоть (Дина) и других пороках, так и в целом в воспитании. Фундаментальной задачей Братьев Стругацких было выработать концепцию воспитания, ведь вот откуда всё берётся в человеке.. с самого начала его жизни...

Возможно, Золотой Шар — это обман. Возможно, проверка. В этом случае проверку человечество не прошло. Вся суть финала кроется в многостраничной ненависти ко всем людям и следующим за ним коротеньким переключением на вопрос «Чего бы такого пожелать?» В итоге в голове каша. ЧЕГО ТЫ ХОЧЕШЬ, ЧЕЛОВЕК? А он не знает. Он повторяет фразу погибшего от его же руки юнца, тем самым показывая, что ничего нового человечество не придумало. Мы не знаем, чего мы хотим. И детский лепет — единственный наш арсенал. Вечная надежда на что-то сверху, кого-то сверху. Вид, создавший атомное оружие, так и не сумевший сам за себя решать:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Я животное, ты же видишь, я животное. У меня нет слов, меня не научили словам, я не умею думать, эти гады не дали мне научиться думать. Но если ты на самом деле такой… всемогущий, всесильный, всепонимающий… разберись! Загляни в мою душу, я знаю, там есть всё, что тебе надо. Должно быть. Душу-то ведь я никогда и никому не продавал! Она моя, человеческая! Вытяни из меня сам, чего же я хочу, — ведь не может же быть, чтобы я хотел плохого!.. Будь оно всё проклято, ведь я ничего не могу придумать, кроме этих его слов...

Сделаю небольшое отступление. Уже пару лет я снабжаю маму аудиокнигами, а она их слушает. Не так давно она слушала и «Пикник на обочине». После этого мы собрались как-то на кухне посмотреть на ноутбуке эпизод «Битвы экстрасенсов», который снимали в расположенной рядом с нашим городом деревне. Я организовал всё это дело, как обычно, с лютым скепсисом, готовностью улыбаться, закатывать глаза и прочим набором рационалиста. А мама знала, наверное, половину лиц в этом выпуске. И что меня поразило... Она прониклась и прослезилась. Меня это удивило, покоробило. Чуть позже она сказала, что всем людям хочется верить в чудо, в счастье. «СЧАСТЬЕ ДЛЯ ВСЕХ, ДАРОМ, И ПУСТЬ НИКТО НЕ УЙДЕТ ОБИЖЕННЫЙ» — повторила она. У меня до сих пор сидит в голове этот момент... И мир Зоны, кстати говоря, жутко иррациональный. Редрик Шухарт верит в приметы, удачу, предчувствия. Потому что наука оказалась бессильна перед дарами Посещения. А если говорить, более строго — просто не доросла, наша наука. И наша нравственность. И наша ответственность. Как я говорил выше.

Эта повесть, да и наш мир — как тот карьер в финале. Вот он твой экскаватор — твои научные знания, твои нравственные и жизненные ориентиры, твоя самостоятельность. И ты начинаешь разгребать эту гору песка, этот огромный карьер. Но чем глубже копаешь, тем сильнее проваливаешься вниз, не в состоянии пошевелиться. Тебя засыпает с головой. Вот такие ощущения от этой повести. Определённо одна из величайших книг, которые я читал.

Оценка: 10
–  [  7  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Понедельник начинается в субботу»

Дмитррр, 23 января 14:09

Что представляет собой эта книга, если посмотреть со стороны и объективно.

Из достоинств:

- хороший стиль,

- много сочных идей,

- много мудрых мыслей,

- хороший юмор,

- оригинальное сочетание магии и науки,

- достойно проработанные персонажи (поймал себя на мысли, что мне тоже хочется обзавестись какой-нибудь фирменной фразой на подобии «вы с вами не беседовали вчера?» или «вы мне это прекратите»,

- много потенциальных цитат.

А чего не хватает?

А сюжета не хватает! Идёт знакомство с героями, с институтом, с мироустройством... Обычно это всё элементы завязки некой книги, а тут эта завязка и является самой книгой. Фотончик внёс хотя бы немного интриги и сюжета, но как-то совсем на мало его хватило.

В итоге вся книга выглядит, как лоскутное одеяло из сотен неких самостоятельных сцен/анекдотов/эпизодов/мыслей/образов. Вот абзац про Кащая. Вот абзац про библиотеку. Вот глава про эксперимент. Вот...

А чего-то, что объединяло бы это в единое как-то и нет толком. Для какой-нибудь биографии это, наверное, нормально. Но эта-то книга названа сказкой (для мл.науч.сотр). А в сказке должен быть сюжет.

Оценка: 8
–  [  6  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Град обреченный»

Пта, 23 января 07:17

Неоднозначная книга. Сначала о положительном — чувствуется художественный стиль присущий Стругатским, их литературное мастерство. Это многого стоит, у большинства писателей нет и половины таланта Стругатских по части изложения текстов.

Что касается сюжета, что ж, для меня он неоднозначен. Философские идеи, высказанные в книге понятны, но довольно спорны. Многие аналогии тоже можно домыслить, да только лучше бы авторы сами их домыслили и поделились с читателем.

Свое отношение к данной книге (идеям в ней изложенным) Стругатские сами излагают в диалоге двух главных героев в конце произведения, что довольно показательно. Привожу выдержку из текста:

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
«Ничего я этого не понимаю, сказал Андрей. Путано излагаешь. Религия какая-то: храм, дух… Ну еще бы, сказал Изя, раз это не бутылка водки и не полуторный матрас, значит, это обязательно религия. Что ты ерепенишься? Я даю тебе почву. Самую твердую, какая только может быть. Хочешь — становись обеими ногами, не хочешь — иди к херам! … Ты мне не почву подсовываешь, сказал Андрей, ты мне облако какое-то бесформенное подсовываешь! Ну ладно. Ну, пусть я все понял про твой храм. Только мне-то что от этого?».

К этим высказываниям Стругатских о своей книге и добавить нечего.

Оценка: 6
–  [  5  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Улитка на склоне»

SHWY, 17 января 13:10

«Улитка» состоит из двух совершенно разностильных и, на мой взгляд, неравноценных частей, слабо склеенных между собой. «Лесная» часть погружает читателя в прекрасно нарисованный таинственный мир с его говорливым, себе на уме, народом, горячими мертвяками, заболачиванием и одержанием. Я бы назвал эту часть «наш ответ «Солярису», похоже и по идее и по исполнению. «Институтская» часть хороша там, где она стыкуется с «лесной» — в начале и в конце, но и там не дотягивает до «Леса». В остальном это повесть о бюрократии, только лишённая запоминающихся моментов, украшающих тяжеловесную, в общем, «Сказку о Тройке». Читать обе части вперемежку, как было задумано авторами, мне кажется, всё равно, что разбавлять коньяк газировкой – две, по отдельности, приятные вещи только портят друг друга. Так что мои восторги и оценка на 90% относятся к «Лесу» — может быть потому, что я прочёл его первым в «Эллинском секрете» и не сразу добыл «Институтскую» часть.

Оценка: 10
–  [  10  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Улитка на склоне»

Mishel5014, 17 января 11:54

По-моему, эта книга — этапное произведение у Стругацких. Срывание масок, взгляд на мир без розовых очков и подведение итогов.

Очень интересно сравнить ее с первоначальным вариантом «Беспокойство».

Мечта о коммунистическом завтра жестко опускается на каменистую поверхность.

Вместо компании энтузиастов, самоотверженно изучающих новый мир будущего — толпа глуповатых бюрократов и карьеристов, занятых бессмысленным делом вроде расчетов на неправильно работающих калькуляторах. Хвастающихся друг перед другом количеством статей, трясущихся при мысли об увольнении и почему-то усиленно пьющих кефир.

Рай для Весельчака У из «Гостьи из будущего».

Вместо упоенной мечты «А вот в Будущем!...» — циничный и безнадежный скепсис усталых людей.

«А вот выяснится, что ты — гениальный извозчик, а Перец — гениальный обтесыватель кремневых наконечников, а Вася — гениальный уловитель какого-то поля, которое еще и не открыли...» — откровенная мина под мечты об идеальном обществе, в котором каждый — гений.

Еще это книга о всеобщем непонимании всех.

Бюрократы и чиновники не понимают друг друга. Кандид не понимает аборигенов. Мыслящие машины не понимают людей. Славные Подруги вообще не хотят понимать людей, они для них просто козлы.

И даже никакого намека на выход. На попытку как-то понять друг друга. Абсурдный и равнодушный мир.

Мир, в котором умные авторы прощаются со своими иллюзиями молодости.

Финальные итоги будут подведены в другом романе — «Град обреченный».

Оценка: 9
–  [  4  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Улитка на склоне»

Angvat, 17 января 08:22

Массаракш, как же непросто писать об этой книге. Произведение любимых авторов, которое однозначно не понравилось – об этом всегда непросто писать. В данном случае даже словосочетание «не понравилось» не совсем подходит, потому что тут я даже желчью плюнуть толком не смогу. Скорее подойдет «не зашла». Закрыл последнюю страницу и в голове какой-то сумбур, толком и сказать не могу, о чем я только что прочитал. Попробовал снова перечитать – совсем не идет. Наверное, дело в том, что в других произведениях авторы смягчали пилюлю своих размышлений и заворачивали их в какую-нибудь яркую оболочку, а ту прямо какие-то оголенные нервы, какие-то кости, на которых плоть нарастили лишь кусками. Все-таки я не могу кушать философские витамины в сыром виде с приправой лишь из одного сюрреализма на пустой желудок. Не мое.

Оценка: нет
–  [  4  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Мир Полудня»

Oleh_Gladky, 12 января 22:54

Вот интересно, есть ли где-то цикл произведений объединенный общей идеей, который творился/писался/составлялся более 20 лет?

Очевидно, что цикл этот условный, но в большинстве своем пророческий, не простой для восприятия (особенно последние произведения) и основательно-цивилизационный, и что особенно приятно философский, как и почти все у АБС. Эти книги следовало бы перечитать (или прочитать, кто еще планирует) в хронологическом порядке, может тогда он откроется с новой стороны. Кстати, Трудно быть богом — вообще близко к шедевру.

Оценка: 9
–  [  3  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Беспокойство»

amak2508, 8 января 12:19

К сожалению читал только главы о Горбовском из первого издания «Миров братьев Стругацких». Но, может быть, если они ничем не отличаются от аналогичных глав в «Улитке на склоне», это и лучше — впечатление о повести получается более чистым. И, пожалуй, братья правы, что не стали публиковать эту вещь сразу после ее создания — «Улитка», если говорить о главах, посвященных Управлению (Базе в терминах «Беспокойства») выглядит поинтереснее.

Что есть интересного в главах «Беспокойства», посвященных Базе: глава с кусочком того непостижимого Леса, который так очаровывает нас в истории с Сидоровым/Кандидом, да несколько туманные, но очень интересные сегодня и при этом совершенно неприемлемые для 1965 года мысли Горбовского о том, что человечество в своей самоуверенности может однажды нарваться на Проблему. которая окажется ей не по плечу — хотя бы потому, что не сможет по-настоящему понять её. Да, это интересно, но в остальном эти главы кажутся заметно сыроватыми.

Смотрите, вместо внятного сюжета весь этот текст выглядит всего лишь подготовкой к тому, что скажет Леонид Андреевич в конце повествования. Разговоры над обрывом, в столовой, в кабинете Поля Гнедых — все они скорее вяловато-странные, чем интересные, а образ Горбовского здесь выглядит какой-то бледной тенью того умницы-Горбовского, которого мы знаем по другим книгам авторов.

Тем не менее, огромное спасибо братьям Стругацким, что эта повесть не потерялась, что она есть и что мы можем еще раз окунуться в чудесные миры братьев Стругацких и вновь встретится с давно уже полюбившимися героями.

Оценка: 7
–  [  4  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Пять ложек эликсира»

Angvat, 4 января 10:41

Занимательное, но как по мне, далеко не самое выдающееся или оригинальное произведение авторов. Старая как мир история о бессмертных, что живут лишь чтобы не умирать, цепляясь руками и ногами за свое давно утратившее всякий смысл существование. Да еще и помещенная так сказать в обычные бытовые условия, из-за чего эти долгожители выглядят еще более жалкими и никчемными. Подумалось, что если среди нас и правда тайно обитают какие-нибудь маги-чародеи с хоть какими-то инстинктами самосохранения, то выглядеть они будут примерно так. Сидеть из года в год тихо на кухне и тратить все свои таланты на приготовление самых вкусных в мире бутербродов (а иначе, упаси Господь, найдет кто и убьет/все отберет). Или еще каким образом вести тихую и неприметную жизнь, а не строить тайные планы по порабощению невежественного человечества. Что не слишком красочно и пафосно, зато вполне себе правдоподобно. Ибо на одного условного Чезаре с его «Или Цезарь, или ничто» всегда придется сотня, а то и тысяча простых обывателей с девизом «Хорошо прожил тот, кто прожил незаметно».

Оценка: 7
–  [  7  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Волны гасят ветер»

Angvat, 28 декабря 2017 г. 08:35

Какой-то усталостью веет от этой повести. Устали герои, устали авторы, сам мир, кажется, устал. И читатель, он тоже немного устал от всего этого. Ему, читателю, под занавес эпопеи с Миром Полдня дали некоего сверхчеловека, некую «следующую ступень», но кто он и что с ним делать, никто толком не говорит, все устали. И поэтому вместо полного удовлетворения от завершения цикла накатывает какая-то вялая дрема, ведь вместо многозначительной точки читатель получил какое-то размытое многоточие с вопросительным знаком на конце. При всем моем уважении к авторам, от финального аккорда я ждал куда большего.

Оценка: 7
–  [  6  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Пять ложек эликсира»

ужик, 26 декабря 2017 г. 15:21

История понравлась. Очень хорошо выстроен конфликт между пятеркой бессмертных и нечаянным соискателем Феликсом. Прекрасна идея того, как время вымывает из человека все страсти и желания, кроме пары-тройки определяющих личностных качеств. И вот в обычной жизни, может, эти люди еще способны прикидываться, а ночью, в квартире Феликса все свои, вот и видно самолюбование Наташи, гастрономические страсти Пал Палыча и т.д.

8 баллов ставлю только потому, что с учетом просмотренного колличества боевиков и ужастиков мне финал Стругацких показался черезчур мягким, слишком простым... По-своему он гениален, как и все простое... Но... Вот не верю. В то, что за столько лет в этих существах еще есть

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
совесть, стыд... как это не называть

не верю...

«А вы что же, друг мой, хотите получить бессмертие даром? Забавно! Много ли вы в своей жизни получили даром? Очередь в кооператив получить — и то весь в грязи изваляешься… А тут все-таки бессмертие!»

Гениально! )))

Оценка: 8
–  [  1  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Шесть спичек»

vvmonahov, 25 декабря 2017 г. 17:15

Первая проба пера. Чтения не заслуживает, как и последующая «Страна багровых туч». Первые заслуживающие внимания произведения Стругацких — «Путь на Амальтею» и «Стажеры». А вот дальше следом за ними пошли шедевры.

Оценка: 5
–  [  4  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Отягощённые злом, или Сорок лет спустя»

Vadimnet, 24 декабря 2017 г. 12:24

Этот необычный роман написан в форме трех Евангелий от трех авторов.

Причем первое Евангелие от встречи скорее с Демиургом-Разрушителем.

Второе от встречи с Творцом- Созидателем.

И третье — от очень необычного персонажа, названого авторами Агасфером.

Первое Евангелие — показывает низменный уровень человеческой души. Втрое — диапазон между добром и злом в наших душах. А третье — дает потрясающе необычную трактовку библейских событий.

На мой взгляд, роман гениальный. Рассчитан, конечно, на очень подготовленного читателя. Рекомендую к прочтению всем думающим людям.

Заметил, что мой отзыв продолжает тему предыдущего. Ну что же, хорошо, когда есть единомышленники. Моя оценка 10 из 10.

Оценка: 10
⇑ Наверх