FantLab ru

Все отзывы на произведения Аркадия и Бориса Стругацких

Отзывы

Рейтинг отзыва


Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  5  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Отягощённые злом, или Сорок лет спустя»

Artyreader, 18 октября 15:24

Как-то раз забрёл в нашу жизнь Демиург. Слегка мрачный, несомненно пугающий и с налётом инфернальности. Впрочем, видимо, таков тот мир, в который он явился, и Демиургу приходится соответствовать. При нём — личность вертлявая, скупкой душ промышляющая, которая по ходу повествования вдруг оказывается... сразу двумя новозаветными персонажами. Две тысячи лет прозябания во мраке и кровопролитиях истории не лучшим образом сказались на всезнайке с портфелем: своего давнего врага он не погнушался зарезать, узрев, что тот внезапно уверовал в Бога перед кончиной и просит Его о встрече. Да и сама евангельская история в интерпретации Агасфера Лукича выглядит подгаженной, насыщенной семенами ереси, которые не замедлили прорасти. Поистине, к нему подходит образ «обезьяны бога» (ну, вы понимаете, кто это). Еретические вещи окружают и обиталище Демиурга (чего стоит только картина «Сусанна и старцы», да и о значении другого «статусного» хлама можно пофантазировать). Он когда-то действовал под именем Христа и под множеством иных имён, да вот только кем его видят окружающие, и что творят во имя его?..

В роли же Христа выступает ныне совсем другой персонаж, за которого говорят его действия и его культурный багаж. Не буду называть имени, думающий да отыщет.

Роман обладает тремя слоями сюжета: один — «евангелие от астрофизика», второй — «евангелие от студента» (и почему у него фамилия Мытарин, кто бы догадался?!), третий — «евангелие от Агасфера» со вкраплением истории одной малоизвестной аравийской секты. Стругацкие предлагают сравнить «достоинство» действующих лиц по их деяниям, в каждом слое у них существует идея инакомыслия и отношения к нему. В роли оценщика выступает отнюдь не Демиург, хотя у него вроде бы права больше. Он спокойно принимает всех просителей и даже даёт им возможность поиграть в мир своей мечты (почему-то потом они сожалеют). Это вот его служители могут порываться отказать («Повторяю: ты не нужен Рахману!»), если проситель кажется им каким-то совсем негодным.

У астрофизика камнем преткновения становится одна научная гипотеза, за подтверждение которой он готов пожертвовать тем, что сам не понимает. Один из его знакомых, упомянутый в речи героев, сменял ум на здоровье и в итоге пошёл по наклонной. Оба, в каком-то смысле, тоже теперь «обезьяны Бога», как и прочие квартиранты Демиурга.

В обществе «40 лет спустя» устоям общества противостоит тунеядствующая коммуна «детей цветов», вокруг понимания жизни которых разворачивается конфликт сторон. Показательно, что из этой коммуны к Демиургу на приём никто не приходит: они в своём существовании не знают Бога.

Книга рассчитана на начитанных и «отягощённых злом мира», размышляющих о судьбе его. В ней многократно даётся почва для диспута об ответственности, о правах человека, об уважении к личности и о том, что же всё-таки делает «двуногое без перьев» Человеком. Поднимается тема места Учителей в жизни. И того, зачем в обществе «хирурги и костоправы», а зачем «терапевты». И что бывает, когда первые подменяют собой вторых.

Оценка: 10
–  [  8  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Извне»

kerigma, 13 октября 21:11

Это маленькая повесть, состоящая из трех частей, расположенных не в хронологическом порядке, на стандартную тему: контакт с инопланетянами. Точнее, встреча, а не контакт, собственно, поскольку наладить контакт так и не удается. Любимая тема АБС, можно сказать: попытки людей что-то понять и наладить контакт — и игнорирование с другой стороны, даже неясно, намеренное ли, или просто это невозможно. И никаких пришельцев настоящих никто не видел, наверное, только застали краешек их присутствия, машины, вероятно, роботов, которые просто исполняют команды.

Самое прекрасное в АБС все же — как виртуозно они выписывают все вокруг, никак не связанные с пришельцами вещи. Все настолько настоящее и настолько живое, что в жизни этих людей хочется поучаствовать — и в экспедиции военных, которые в свободный день совершают восхождение на сопку ради фана, и в раскопках древнего поселения в жарком Таджикистане. Деталей и описаний очень немного, но они настолько правильно подобранные, что картинка складывается и фокусируется мгновенно. Это было бы интересно читать, даже если бы никаких пришельцев там не было и вообще ничего не произошло.

Больше всего эта повесть напоминает «Пикник на обочине» — в ней нет таких же печальных последствий, но есть то же ощущение чужого присутствия, которое не считается не только с желаниями людей, но и вообще с тем, что с ними произойдет. Чуждая и непонятная сила. И понимаешь, что мир до прилета пришельцев у всех этих людей — очень понятный и уютный, и где-то даже радуешься, что их больше нет.

Оценка: 8
–  [  2  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Отель «У Погибшего Альпиниста»

Аквилия, 11 октября 15:43

Как любитель детективов, я была разочарована. По-моему, это нечестный ход — такая развязка)

Но как любитель юмора — я была в восторге! Это просто что-то шедевральное, в каждом слове искрится юмор. Одно Чадо чего стоит))

А мое любимое:

- К вам можно, дорогая?

К дорогой было можно.

)))

Оценка: 9
–  [  6  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Трудно быть богом»

Профессор, 9 октября 09:30

Вторая прочитанная мною книга Стругацких далась еще сложнее, чем первая («Понедельник…»). Опять-таки чистой воды философия. Я не знаю для кого писалась данная книга, а точнее язык ее повествования. По мне так книга показалось довольно скучной и мрачной, кроме того, она мне показалась незаконченной, хотя события пришли к логическому завершению.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
также я остался обижен на авторов за смерть Киры
В тоже время мне понравилась выбранная авторами тема, можно сказать вечная тема инакомыслящего человека (или как дает словарь диссидента). Но, повторюсь, во время чтения я ощущал себя как на уроке философии, где простые вещи тебе объясняют заумными терминами, и после этого ты не понимаешь вообще ничего, а точнее ты понимаешь, но не можешь объяснить, так как путаешься в терминах.

Прочитав данную повесть, которую называют культовой, я подумал, что возможно что-то не так во мне, но наличие на различных литературных сайтах и форумах негативных отзывов, немного успокоило меня.

Соглашусь, что тема действительно сложная, и вот я сейчас подобно авторам могу тоже написать целую демагогу по поводу того, почему книга признается не всеми. Можно сказать, что сами авторы обладают некими чертами диссидентов, за это говорит тот факт, что в ранних версиях романа дон Рэба, именовался дон Рэбия с очевидным намёком на Берию. И таким образом сами авторы ассоциируются с ГГ – Руматой, а мы то самое общество, которое описано в книге. Сегодняшние события мира призывают нас делать то, что предлагают Стругацкие (через Румату), но мы их не понимаем подобно тому народу, который описан в повести.

В этом плане мне нравится язык С.В. Лукьяненко (возможно он как раз для нашего времени). Я конечно не всегда согласен с его философией (в последних книгах ее вообще нет, только в ранних), бывает, что все слишком прямолинейно, но по крайне мере это читаемо и понятно, о чем речь. Все-таки это художественная литература, а не философский трактат. А в повести был только один интересный момент – это диалог Руматы и Будаха в 8 главе, а из героев понравилась Кира, которая казалась мне символом преданности и чистоты в том мире. Но если все это писалось ради этого…

Оценку книге давать не буду, так как идея действительно интересная, но если так неинтересно читать, то высоко оценить книгу не могу.

P.S. Возможно стиль Стругацких просто устарел, возможно мне тяжело перестроиться после прочтения других авторов. Но, тем не менее, сейчас даже в научном мире принято называть хорошими учеными тех, кто способен донести информацию доступным языком, чтобы понятно было обычному человеку. И это, наверно действительно ценно.

Оценка: нет
–  [  2  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Человек из Пасифиды»

Стронций 88, 5 октября 18:17

Рассказ действительно очень приятный и это, наверное, главное, что про него можно сказать. Прекрасный язык, запоминающийся сюжет и неожиданная концовка, от которой хочется довольно улыбнуться (да, вот такой я человек, и американский адъютант, получающий в начале в глаз, меня тоже радует!), лёгкий тонкий юмор и столь же тонкое и ярко прочерченное отношение между «союзниками»: американцами и японцами. И столь же тонко и убедительно переданный колорит – сразу видно, что авторы знакомы с культурой и менталитетом Японии не понаслышке. После прочтения, конечно, становится странно, почему этот рассказ выходит в сборниках фантастики (кто читал – поймёт), так как это скорее рассказ авантюрный? Но авантюрная составляющая его просто прекрасна! Хотя после второго прочтения становится странно – и как это американцы ничего не заподозрили, когда два японских офицера отдали такую «золотую жилу» за бесценок и даже не торгуясь (понятно же, что даже в лучшем случае, это для них трибунал)? Ну, наверное, это чтоб ещё раз тонко намекнуть, что она (американцы) глупы или просто зелень «баксов», нажива отключает им мозг. Ну, как бы то ни было, рассказ очень занятный, симпатичный и прекрасно (как всегда у Стругацких) написанный.

Оценка: 7
–  [  3  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Сказка о Тройке — 2»

Artyreader, 3 октября 02:05

«Сказка о Тройке, второй вариант» для меня является кривым зеркалом с первой версии «Сказки». Она слабее, она рыхлее, она, наконец, страшнее. Великолепное начало с идеей строптивого лифта, инструкция в котором попала в список моих любимых описаний в литературе вообще. Далее идут фрагменты из первой «Сказки», утеснённые в рамки уменьшенного количества героев и ближе прижатые друг к другу, следующие друг за другом почти без перерыва на «расслабление». Герои кочуют с заседания на заседание, не имея ни досуга, ни возможности воздействовать на формализм и ужасный бюрократический гипноз Тройки извне. «Фракция добра и справедливости» сжата до двух человек, которые оказались заперты в рамках сюжета и явственно проигрывают даже своим двойникам из первой части. Логично, что они поддаются правилам игры Тройки и едва не подпадают под тот эгрегор, что держал Тройку в её положении безвылазно и давал возможность тиранить всю подвластную территорию. Даже «Вопросы Лавру Федотовичу?!», самое ужасное, что может быть для чиновничьей серой массы, трепещущей перед авторитетом руководителя, оказались смазаны. После этого эпизода вдруг появляется диалог-флешбек, который явственно показывает: нечто повлияло даже на рассказчика, так что он не смог выразить ситуацию в моменте и прибег к описанию минувших событий конспективно.

Из этого ужаса избавление может прийти только снаружи. И оно приходит.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
С дверью настежь, с громом и пламенем. Высшие маги приходят делить на ноль всё, что нарушает законы мироздания. Былые герои Привалов и Амперян испуганно и сиро жмутся под защиту «своего» эгрегора, а от Тройки остаётся только один, самый неколебимый представитель — Лавр Федотович Вунюков. Он даже выдерживает очную ставку с представителем Абсолютного Знания. Но в концовке остаётся некая недосказанность: хотя Тройка уничтожена, а странные локации 76-го этажа насильственно очищены от незваных гостей, Вунюков остаётся жив и даже, вроде как, с ним кто-то когда-то ещё повстречается...
Что вроде как сатирически отражает идею кадровых перестановок, о которых малодушно вдруг задумались даже положительные герои...

Но продолжения — не будет. «Перестройка» захватила не только 76-й этаж Здания Науки.

Оценка: 7
–  [  5  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Сказка о Тройке — 1»

Artyreader, 3 октября 01:27

Самое забавное в этой повести, пожалуй, то, что в ней Тройка состоит из пяти человек. Один из которых ничего не делает, другой не имеет ни имени, ни отчества, третий несёт чушь, четвёртый — Выбегалло, а пятый... вот пятый-то и воплощает в себе всю суть этой уродливой структуры, потому что он один умеет обращаться со страшным, всевластным артефактом — Большой Круглой Печатью.

«Необъяснённые явления» в повести притягивают взор даже не своей фантастичностью, сколько тем, как они хитро противоречат сложившейся вокруг них обстановке и как крепко держатся за свою необъяснённость. С ними можно пытаться договориться, их можно развлекать, к ним можно применять некоторый набор физических воздействий (одного, особо болтливого, даже «к ногтю» припечатать можно!). Но вот преобразовать их к пользе общества в данных условиях — совершенно нельзя. Даже когда в противостояние бюрократической машины с оголтело сказочными персонажами вклиниваются маги из НИИЧАВО, их ум, дипломатия и терпение подвергаются тяжёлому давлению.

Каждый из персонажей, как бы сказали в интернете, очень меметичен. Каждый наделён ярким характером, каждый вызывает кучу культурных отсылок ко внешнему миру.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Вот, например, спрут Спиридон заставляет читать себе древнеяпонские легенды о его сородичах. «Заколдованное место», кроме физической недоступности, населено всеведущей говорящей козой — может, и хорошо, что оно там недоступное. Клоп Говорун пересказывает мировую историю в пользу своего кровососущего племени... А ещё в неподходящих местах выскакивает некто Панург (отсылка к герою романа Рабле «Гаргантюа и Пантагрюэль»), рассказывая исторические анекдоты. Его, кажется, не видит никто, кроме читателей.

«Сказка о Тройке» была крайне опасна своим сатирическим смыслом, и потому в современности, после снятия запретов и кончины авторов её можно прочесть сразу в трёх версиях. Лично я читал две, которые появились в печати раньше. В одной миссия героев увенчивается успехом, в другой — их самих приходится спасать.

«Сказка» иллюстрирует важное психологическое понятие реакции на неизвестное. Наш ум очень любит объяснять всё — «рационализировать и утилизировать». Всё, что этому не поддаётся, является угрозой для умственной устойчивости и картины мира. Тем забавнее, что положительные герои вынуждены принять сторону «необъяснимого» и выступить против косности лиц, навсегда погрязших в формализме и порче бумаги. Которые всеми силами пытаются бороться с окружающим их сюрреализмом, не зная, что их собственные лекала безнадёжно кривы, а методы — ущербны. И этой своей суетой они только умножают сюрреализм. Так, «акт о высшей мере» касательно болота с хищными комарами (и кое-чем ещё необъяснённым) предписывает стереть его из памяти народа, то есть — со всех карт. Что сделалось с болотом в реальности, уже не важно: Тройка вытеснила это место из своей картины мира и никогда туда более не вернётся. «Рационализация», таким образом, обернулась своим антиподом.

То, что «Тройка» взята из реальности, лично для меня было доказано главой «Борьба за сказку» из книги К.Чуковского «От двух до пяти». В период с 1930-х до 1950-х годов разные «доброжелатели» пытались цензурировать и запрещать детские сказки и устное народное творчество под предлогом иррациональности, действуя, как вспоминает Чуковский, методами топорными и «выходившими боком». Более того, это мракобесие Чуковский возводит по «генеалогии» ещё к средневековому религиозному догматизму и философским экспериментам эпохи Просвещения. Где всякая фантазия считалась опасной крамолой, а из детей старались вопреки природе пораньше сделать «взрослых», награждая множеством неврозов. Вот этим же занимается и орган под говорящим названием «ТПРУНЯ» в повести Стругацких над культурными феноменами современной ему эпохи.

Книжка, таким образом, логично должна вызывать страх и непонимание, а вот что именно вас устрашит или введёт в недоумение... вопрос открытый.

Оценка: 10
–  [  12  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Обитаемый остров»

Artyreader, 1 октября 02:08

«Обитаемый остров» прежде всего запоминается тем, что в обиход ругательных слов прочно впечатывается «массаракш». И далее этот «массаракш» можно применять всякий раз, как обнаруживается пересечение сюжетных линий с явлениями нашей современности.

Помимо многократно разобранных критиками деталей, хотелось бы задаться вопросами:

- Кто таков Максим Каммерер, что он выглядит на Саракше глуповатым сверхчеловеком, а член «теневого правительства» Рудольф Сикорски, по скупому описанию, совсем иной? Или в обществе Прогрессоров будущего телесное и умственное развитие строго подчинено функционалу выбранной профессии?

- Отчего власти так долго «заигрывают» с пришельцем, когда со своими гражданами они совершенно не церемонятся? Неужели «свои» решили возложить на Максима некую миссию, изучая его поведение издалека?

Общество, политика и природа Саракша, конечно, потрясают сразу и несмываемо остаются в памяти. Атмосфера антиутопии и постоянное «эхо войны», ужасы психообработки и приключенческая романтика диверсионной деятельности... Идея покорения и исправления недостатков, в чём бы они ни проявились. Поучительный момент того, что уничтожение узловых центров диктатуры не означает гибель всей сети власти. Возмужание главного героя в крайне жёстких условиях, которых ему, по-видимому, очень не хватало на родине (хотя изумительные «входные данные» к межзвёздным путешествиям у него уже есть, на чём-то же он тренировался!). И самое главное фантастическое допущение — что схожие с землянами по физиологии люди будут иметь и схожие формы психики и общественного устройства. Стругацкие традиционно крайне осторожно вводят тему контакта с «совсем чужими», начиная с вопросов, касающихся исключительно людей земного типа.

Где бы оказался современный читатель на Саракше, довольно прозрачно видно. А вот что бы делал Максим Каммерер, попади он в наше общество из мира будущего, это отдельная тема, заставляющая кожу покрываться мурашками.

И уж конечно, это произведение совсем не похоже на плоско-линейные поделки западных авторов на тему супергероев. Которые похожи на сказки, даже если там выписана довольно сложная структура общества. «Спасти мир» и пожинать лавры — не получится. Допускать на своём пути разрушения, превосходящие полезный эффект — непозволительная роскошь, за которую супергерою на Саракше «надерут уши». Да и глубина проработки общества антиутопии совсем не оставляет впечатления, что книга написана под образ «одного героя против всех». Этим она мне и нравится...

Оценка: 10
–  [  4  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Попытка к бегству»

Artyreader, 1 октября 01:43

Достаточно тревожное, по моему мнению, произведение. В отличие от «Часа Быка» Ефремова, оно показывает менее подготовленных к несению своей миссии прогрессоров. Они молоды, они слегка чудаковаты из-за узкой специализации, они склонны к сомнительным развлечениям — охота на другой планете?! Как такое дозволяется в обществе, где вроде бы должно заботиться об экосистемах как у себя, так и в удалённых «колониях»? И главное, они оказываются далеко не самыми развитыми: обнаруженные на другой планете высокотехнологичные устройства вызывают у землян далеко не такой интерес, какого можно было бы ждать у людей будущего, которые на «ты» со звездолётной техникой. Впрочем, это слегка нивелируется тем, что они наблюдают в социуме чужой планеты.

Аборигены Саулы чем-то напоминают наших азиатов: язык с тоновыми взвизгиваниями, склонность к эксплуатации больших неквалифицированных масс... И на их примере внезапно встаёт проблема Контакта с нашим двадцатым веком. Внезапно оказывается, что один из землян имеет слишком сильное личное отношение к этому историческому периоду... и бегство его заставляет задуматься, не стремимся ли мы, «люди прошлого», сделать ответную попытку к бегству в светлое будущее, не имея возможности исправить то, с чем столкнулись в своём мире?! К этому примыкает и притча об «анизотропном шоссе», которая недвусмысленно подводит к течению «реки Времени».

Оценка: 9
–  [  10  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Гадкие лебеди»

martinthegod9, 28 сентября 21:15

Даже не знаю, с чего начать. Наверное с того, что это первая прочитанная повесть АБС. Почему руки потянулись к ней уже и не вспомню. Кажется, меня жутко заинтриговала фабула о детях, мокрецах, вечно дождливом мрачном городе и конфликте поколений. Всё так. Всё чудесно, сильно, толково, быстро по сюжету и массивно по глубине. Хочется брать каждый отдельный момент и его разбирать. Я очень скоро понял, что выписывать цитаты из книги будет слишком долго, их очень много, и зачастую они уводили меня в загруз. Не знаю, как другие книги АБС, но в этой атмосфера повествования, назовем ее так, весьма определенная, что мне напомнило «Трех товарищей» Ремарка: там тоже герои пили, философствовали, довольно ловко играя словами, и иногда прерывались на быстродействие. Но дело, конечно же, не только в разговорах.

Дело в идее историзма. Аркадий и Борис Стругацкие максимально наглядно показали историческую смену. Перемен требуют наши сердца — пел Цой. Не дай вам бог жить в эпоху перемен — говорил Конфуций. Всё это прекрасно, но вот что, не забыть бы мне вернуться — думает Банев... И эта фраза, раз уж начинать разбор с конца книги, настолько выбивается из общего потока счастья и солнечного тепла финала последней главы, что читательский шок обеспечен. Сдается мне, часто так бывает в книгах Стругацких, что хочется строчить абстрактные восхваления в духе «как же это глубоко сказано» или «здесь заложено столько смысла». И впервые за годы мне не хочется далеко уходить от этих пустых восхвалений, ведь любой разбор будет смотреться мелко и ограниченно. Да, будущее прекрасно и беспощадно. Да, поколение двух мировых войн дискредитировало себя полностью. И да, черт побери, каждому свою среду, к которой он привык и иначе себя не мыслит. Я даже прослезился в конце. Вот самый-самый финал сделан сверхмастерски, задействовав инструментарий типа наконец-таки Дианы Счастливой, контраста вечного дождя с туманом и финального солнца с травой и деревьями, ии... вот такой вот последней оговорки. Блестяще, ничего не скажешь.

Дети интересны в крайней степени. Они холодны, молчаливы, умны, эффективны, лишены вредных привычек и предрассудков. Их глаза — это глаза холодного будущего. Они смотрят на мир взрослых — пропитый, сломленный, пустой, дикарский, бессмысленный — и они не хотят в нем оказаться. И правильно делают, что не хотят. Считается, что вставать на сторону детей в повести инфантильно, ведь есть нейтральный Банев, человек мудрый и срединный между такими разными мирами. Но дело-то всё в том, что нам привычней всего вставать на сторону Банева, потому что от его лица ведется повествование, а про детей довольно мало говорится напрямую. Но если отбросить личности и взглянуть со стороны, то в мире взрослых нет абсолютно ничего хорошего, только плохое. И дело уже совсем другое, объективное дело, что перемены ломают, что перемены болезненны. Я на стороне детей.

С позиции Банева наиболее удобно наблюдать за взглядами других жителей города, самых разных жителей. Банев действительно пограничен между двумя полярностями. Есть одна забавность... как-то давно мне друг дал прочесть несколько цитат из книг Стругацких, которые он выписывал, в числе них из «Гадких лебедей» была о том, что «для них вы и по Гегелю дерьмо, дерьмо по определению». Да, цитата кричащая. Да вот только не знал я тогда, что эту фразу в повести произносит контрразведчик Павор... А это уже совсем другой окрас. Еще один момент заключается в том, что наиболее симпатичные персонажи на стороне детей и мокрецов, а наименее симпатичные — на стороне взрослых и господина президента. И вопреки всему этому Виктор Банев думает «но не забыть бы мне вернуться». Следующая проблема в том, что претензии самого Банева к детям довольно сомнительны. Во-первых, Банев больше всего говорит гадостей про мокрецов и детей в тот момент, когда он вдрызг пьян, а это лично у меня доверия априори не вызывает. Во-вторых, он произносит топ-фразу книги №2 «Ирония и жалость», когда сам мнётся и не может ответить перед детьми на четко поставленные вопросы морального и философского характера. Хотя... я обязан оговориться вот о чем... Встречался я с очень молодой девушкой, было ей 18, и она любила задавать мне вопросы о том, что я думаю, почему я так считаю и всякие такие прочие. Я отлично помню, как миллион раз пытался достучаться и объяснить, что всё в мире гораздо сложнее, чем полярные категоричные позиции, что, мол, в принципе, как правило, да, но в данной ситуации нет. Это было чрезвычайно трудно объяснить. И зачастую я сталкивался с непониманием... И вот здесь я отлично понял ощущение Банева, когда его пригласили в лепрозорий. С одной стороны, детям нужны четкие ориентиры, строгие однозначные ответы, что невозможно при наличии хоть сколько-либо богатого жизненного опыта. А с другой стороны, я честно осознаю, что и я, и Банев, возможно, давали заднюю, вовсе не исключено. Слишком уж много оговорок присутствует в нашей жизни, и все они только усложняют и замыливают глаза.

Таковы мои обрывочные мысли по поводу этой прекрасной повести.

Оценка: 10
–  [  15  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Град обреченный»

Deliann, 28 сентября 14:49

В книгах братьев Стругацких есть какая-то особая магия. Я возвращаюсь к ним каждый раз, когда ищу что-то душевное, как сейчас принято говорить в интернете: теплое и ламповое. Каждый роман Стругацких, после прочтения занимает особое место в моей библиотеке, да и душе. Например, «Понедельник начинается в субботу» является для меня дорожной книгой. Каждый раз, уезжая куда-то на поезде, я обязательно беру с собой этот роман и успеваю прочесть его в пути. «Отель «У погибшего альпиниста» перечитывается регулярно тихими зимними вечерами. Что до «Града обреченных», то тут ситуация несколько иная.

Где-то есть Город. Он может находиться на другой планете или в иной реальности, но это, в сущности, не важно. С востока над городом возвышается Желтая Стена, которую невозможно перелезть, на западе лежит пропасть, в которую невозможно спуститься. Разрастается город в южном направлении, где фермы и болота, ну а на севере – сплошная история. В том направлении стоят заброшенные дома и улицы, которые растянуты на несколько сотен километров, если не больше. В Городе обитают люди из различных стран и из разных годов, которые по неизвестным причинам не имеют языковых барьеров. А еще в городе проводится Эксперимент, суть которого никому не известна («Эксперимент есть Эксперимент» — самое частое объяснение, встречающееся в романе). Одно можно сказать с уверенностью: в Городе действует право на труд, которое реализуется через распределение людей на должности, независимо от их способностей и предпочтений, с обязанностью перемены должности через некоторое время. Последнее, что хочется сказать о городе – изредка в нем случаются катаклизмы, перекликающиеся с библейскими казнями. Например, вода может превратиться в желчь, или полчища павианов набегут непонятно откуда.

Главный герой – Андрей Воронин, ленинградский астроном, прибывший в Город из 1951-го года. Андрей проведет в Эксперименте несколько лет, заведет множество знакомых самых разных национальностей, и несколько раз будет стоять перед тяжелым моральным выбором. Немного печально, что как личность Андрей довольно неприятен. Зато развитие его очень интересно, так как, по сути, перед нами роман взросления/становления, пусть и с оговорками.

«Град обреченный» состоит из шести частей. Каждая часть заканчивается катарсисом для главного героя. Причем в нечетных частях катарсис внешний, выраженный в убийстве/самоубийстве кого-то из товарищей Андрея, а в четных — катарсис происходит внутри главного героя и выражается в осознании им нелицеприятных сторон своей личности. И Андрей учится. Пусть тяжело, пусть очень медленно, но он переделывает себя в лучшую сторону, о чем и свидетельствуют последние страницы романа.

Вот и разобрал я роман на составляющие. Кратко, конечно, в меру собственных способностей и исключительно из собственного желания понять, в чем скрыто волшебство. Сюжет не держит в напряжении, большинство персонажей неприятные личности, присутствует недосказанность, да и читается книга достаточно тяжело, оставляя какой-то неприятный осадок на душе. Зато после прочтения ощущаешь «идейную» сытость, память о которой остается надолго. Наверное, магия появляется при прочтении, и ее невозможно передать в отзыве, в котором собственные слова кажутся очень неуклюжими. Чувствую, в «Град обреченных» надо будет вернуться. Лет через пять или десять, но обязательно.

Оценка: 9
–  [  5  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Пикник на обочине»

Angvat, 27 сентября 09:29

Не припомню в отечественной фантастике книгу, претерпевшую большее количество надругательств. Мне в целом нравится фильм Тарковского, но это скорее вообще отдельное произведение по весьма отдаленным мотивам. Различные фанфики вроде «Времени учеников» мотивам… здесь все как всегда, о мертвых либо хорошо, либо ничего. Помолчим (помнится, особенно мне «запала в душу» вещь, где все чертовщина Зоны была материализовавшимся сном какой-то девочки. Хоть посмеялся…) Игра «по мотивам» меня в свое время миновала, к книжной недосерии, что та породила, желание притронуться так и не возникло. А еще по книге даже настольная ролевая игра (но только на английском, и делали ее вообще финны… К слову, в ней есть забавная попытка увязать книгу и фильм. Мол, все происходит в одном мире, просто Зона из книги то ли в Америке, то ли в Англии, а из фильма — в России).

Не скажу, что с момента с своего самого прочтения книга так и осталась для меня чем-то уникальным и неповторимым. Но как это часто бывает с АБС, у них вечно есть что-то, что их бесчисленные подражатели и продолжателя ну никак не хотят перенимать, за что и субъективный высший балл ставить не стыдно. И я сейчас говоря даже не о глубоких мыслях и социальном подтексте, коих в примитивных боевичках разумеется днем с огнем не сыщешь, про это и без меня сказано все что можно и нельзя. Главная отличительная черта этой книги для меня – это ощущение Тайны, коего так не хватает многих другим произведениям на эту тематику. Никаких тебе злобных чудовищ, крутых героев и шокирующих разгадок. Только чуждая и чужая Зона, которая даже спустя столько лет все еще хранит свои секреты...

Оценка: 10
–  [  15  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Понедельник начинается в субботу»

Artyreader, 19 сентября 13:54

Книжку эту мне подарили на Новый 2000 год. Любовь к ней я впитал от мамы, а мама рассказывала, что «Понедельник...» входил в число любимых книг и у её мамы. Такое вот «наследственное» произведение. Оказавшее немалое влияние на жизнь. Так, я в возрасте 9 лет впитал, что программисты — это люди, которые занимаются по утрам йогой, а на работе — магией. И проникся уважением к этой профессии.

Книга эта заложила основы юмористической фантастики, и доселе я не видел столь же удачного выступления русскоязычных авторов в этом жанре. Ибо, кроме собственно юмора и фантастики, в книге поднимаются вопросы нравственные и философские. В каждой из трёх частей имеется специфическое явление, вокруг которого возникает сюжетная Суета.

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
В первой части — это диван (и кот, на которого так похоже множество современных знатоков мироздания), во второй — это новогодняя ночь (и «мимо пробегала» проблема создания сверхчеловека), в третьей это нетипично живущий попугайчик и его хозяин — директор НИИЧАВО (вкупе с очень характерным путешествием во времени, слегка ломающим «четвёртую стену»).
Также в книге провозглашается великий гуманистический принцип Труда Ради Всеобщего Блага, которым, по-хорошему, нужно заниматься каждый день, а не только по расписанию за зарплату. Выясняется, что делить на ноль можно, если знать, как. И миру неустанно совершенствующих себя и всеобщее знание противопоставляется не только «неинициированный к действию» мир обычных людей, но и «серая масса» тех, кто был опалён светом знания, но предпочёл киснуть и приобретать шерсть на ушах от постоянного паразитизма. И таким «чародейством и волшебством», которое утверждает абсолютное знание, линейное счастье и смысл жизни, реально хочется заниматься.

К читателю обращена и сценка, где главный герой пытается практиковать материализацию предметов. Описанное напоминает картину Гойи «Сон разума рождает чудовищ» и подсказывает, что отсутствие собранности ума и неполное знание о сути вещей ведут к вредным и разрушительным последствиям. Потому-то славный институт НИИЧАВО располагается не в центре Москвы, а в глухой русской провинции, где перетекание быта в сказку не нарушает социальной среды слишком сильно и, к примеру, провоз Змея Горыныча по улице относительно безопасен, а «баба-яга» платит членские взносы.

Однако же, когда это милое и доброе, отдающее духом советской киносказки произведение попытались экранизировать, получилось очень плохо и бездушно. Видимо, где-то вмешался Выбегалло, который в НИИЧАВО является наиболее известной в СМИ персоной.

Соприкосновение с «жестоким миром» в этой сказке возможно лишь в «описываемом будущем», посредством некоторой Железной Стены. За которой все ваши пять чувств будут травмированы одновременно. Описываемое будущее наступило, товарищи, и мы, кажется, ненароком забрели за эту стену. А «описываемое настоящее» при этом авторы упомянули совсем уж осторожно: ведь, как сказал в самом конце мудрый директор, каждый наш поступок творит один из вариантов будущего...

Оценка: 10
–  [  1  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Далёкая Радуга»

Гидраэр, 22 августа 00:58

Очень часто, выдвигается тезис о том, что «красной нитью», через произведения Стругацких, проходит проблема выбора. Если это так, то, я бы взял все красные нити из произведений полуденного цикла, сплел бы из них веревку попрочнее, и подвесил бы обоих братцев за то самое место. Из-за дилеммы» спасать женщин и детей или ученых? Нет! За то, что такой вопрос АБС посмели вложить в умы/уста людей Полдня, которых они старательно, а порой даже любовно, выписывали столько лет. Авторское видение, я понимаю... имеют право... но это все равно, как долго писать героического плана триптих, а в конце, придать его персонажам мерзкие черты, полностью меняя их суть.

Оценка: 7
–  [  4  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Попытка к бегству»

Angvat, 16 августа 10:21

Хорошая по задумке, посылу и сюжету повесть, но слегка прихрамывающая по исполнению и так называемых «техническим деталям». Существенный недостаток на мой взгляд у нее только один, но изрядно портящий впечатление. Это финал. Как, зачем, почему произошло то, что произошло? Нет ответа. Нет ощущения таинственности или недосказанности, как скажем в «Пикнике», а остается впечатление недоработанности. И будь это произведение от других авторов, оценка может была бы гораздо выше. Но... Остается впечатление, что объяснения всего произошедшего могли быть куда лучше. Ну то есть они в принципе могли быть, хоть какие-то. А так идея поборола связность и логичность повествования. Жаль, ведь в других произведениях братьев им как правило удавалось весьма удачно увязывать.

Оценка: 7
–  [  0  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Гадкие лебеди»

nomill, 15 августа 07:12

Вот честно признаюсь: меня книга не впечатлила. С первых страниц интригует, а потом, словно накатанный снежный ком: все меньше я понимаю и грустно мне от пьющих персонажей. Да, есть в произведении интересные моменты и мысли, но мое отношение к роману это все не меняет.

Или книга не моя, или я — какой-то неправильный)

Оценка: 6
–  [  8  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Страна багровых туч»

vrochek, 14 августа 22:08

Я думал, что не читал раньше «Страну багровых туч». А в процессе понял, что читал ее когда-то в детстве, но потом забыл. В общем, это еще далеко не те Стругацкие. Местами близко к графомании:

«По толстым добрым щекам Михаила Анатольевича катились слезы». Добрые щеки! Добрые!

Зашкаливающая эмоциональность героев. У испытанного звездного капитана Ляхова в простом разговоре «от обиды дрожали губы». Если представить, что герои — мальчишки двенадцати лет, тогда — верю. Все так и есть. Или действие происходит в Фейсбуке.

СБТ — это история о том, как Быков и Юрковский стали друзьями. Венера — фон. Но история в целом какая-то недотянутая (хотя как Быков тащил на себе Дауге и Юрковского — вот это оч.хорошо сделано. И глава «Краюхин» просто отличная, взрослая и точная). И постапокалиптические черно-багровые картины Урановой Голконды — впечатляющие, конечно. Красиво и атмосферно.

Да, кто там ругал дедушку Ридли за идиотизм героев «Прометея» и «Чужого: завет»? Почитайте СБТ. Это просто гимн идиотизма!

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
И систематическое неподчинение приказам командира, и «давайте откроем люк просто так, без проверки» и «вон там бегала какая-то черная тень, сейчас сбегаю, посмотрю, никому не сказав», и выход из вездехода без скафандра (два раза!), и «в прошлый раз нам в ракету залилась какая-то хрень, давайте еще раз откроем люк», и «у товарища кислородный балон потек, пусть возвращается один, а на корабле пусть это будет сюрприз», «эта красная непонятная хрень нас окружает, давайте еще подождем».

В общем, дедушка Ридли не виноват. Он все делал по лекалам фантастики пятидесятых. Вторая молодость, да.

Оценка: 7
–  [  -3  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Страна багровых туч»

corbett, 3 августа 16:50

На экспериментальном планетолете совершить невозможную посадку на неприступную планету... и бросить его (многотонный планетолет) с одним (1) штурманом на борту в болоте? Серьезно?

Оценка: 2
–  [  2  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Мир Полудня»

vaha13, 24 июля 11:44

Сколько бы времени не прошоло, если вам не лень думать и зочеться погрузиться в интересные и прекрасные миры Стругацких то вам подойдет любое их произведение. Но именно цикл мир полудня оставил у меня несгладимое впечетление и воспоминания. Сложные но интересные книги, с иногда не понятной (из-за времени) идеологией но всегда с поняной идей читайте и наслаждайтесь.

Оценка: 9
–  [  2  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Чародеи»

Warrapan, 20 июля 21:37

Жаль! Жаль, товарищи, что фильм «Чародеи» сняли-таки не по данному сценарию! Это, скажу я решительно, замалчивание и уклонительство! А с уклонительством и замалчиванием, товарищи, бороться надо нещадно острым мечом юмора и раскалнной метлой сатиры. Выметать, понимаешь, подчистую! И чтоб никакое Выбегалло не болталло.

А если без шуток: добротный, пусть и сыроватый, сценарий, наиболее близкий к оригинальному произведению, которое выше всяческих похвал. Очень хотелось бы увидеть такую картину, в идеале снятую под руководством Гайдая, но с применением современных визуальных эффектов, наподобие фильмов о Гарри Поттере (помните момент схватки робота-Голема с желудочно удовлетворённой моделью Выбегаллы? Куда уж тут без современной графики!). И действительно жаль, что такого, увы, не случится.

Сценарий не стоит сравнивать с оригинальным произведением, по вполне понятным причинам. Как ЛИТЕРАТУРНОЕ произведение он уступает стократ. Но на секундочку, это и не есть ЛИТЕРАТУРА, так что не сравнивайте тёплое с мягким!

Оценка: 8
–  [  4  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Чародеи»

Carex, 14 июля 22:00

Мне сценарий показался очень слабым. Нет сюжетной линии, нет интриги. Это просто набор зарисовок, коротких скетчей. Какого-то глубокого смысла я не увидел. Ну трудятся маги в НИИ, одни из них трудоголики, другие дураки и тунеядцы, третьи бюрократы. Есть тема эскалации потребления. Но подано это все не остро, а со смехом, поверхностно. Юмор это все-таки несерьезный жанр (за редким исключением). Прочитал с большим трудом, так как текст очень мне не понравился. Неинтересно. И фильм бы не получился.

И для всех читателей хочу напомнить, у братьев Стругацких было два сценария «Чародеев».

Первый вариант начинается словами: «По улице небольшого северного городка катит запыленный «икарус».»

Он наиболее близок к «Понедельнику...» и здесь речь именно про этот сценарий.

Второй вариант начинается словами: «Памятник великому Гоголю на заснеженном московском бульваре.»

Фильм снят по второму варианту.

Оценка: 2
–  [  0  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Машина желаний»

Сева1977, 14 июля 19:24

Вот какой бы отменный фильм получился, эх, если бы Тарковский не двинулся умом — так не вовремя, все же в таланте ему не откажешь — и не снял, переснял, а потом снова переснял сюрреалистический, меланхоличный киноспектакль, который тяжело назвать полноценным фильмом — «Сталкер» (1979). Ах как жаль... Тарковский откровенно перемудрил, и остался непонятым, хотя и сам он не понял, что писали АБС в своем оригинальном произведении.

Над сценарием к фильму «Машина желаний» Стругацкие работали не покладая рук, адаптировали, старались найти общий язык с режиссером, хотели донести свои мысли, — и получились эти труды уникальными, трогательными, цепляющими и очень близкими к оригиналу «Пикник на обочине». Честно, приятно читать «Машина желаний» и ощущать себя частью «Зоны» и невероятно убедительного мира недалекого будущего после «Посещения» Земли инопланетными формами. Есть тут и интрига, неожиданные сюжетные ходы, герои, которым хочется сопереживать, неожиданная развязка и тонкая философская мысль, и она проходит через все произведение. Хочется надеяться, что когда-то этот сценарий все же будет реализован и хороший режиссер по нем снимет фильм, он то точно будет лучше «Сталкера» от Тарковского... тут еще раз эх и ах.

Оценка: 9
–  [  1  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Чародеи»

Carex, 8 июля 23:01

Это удивительно! Текст настолько отличается от всего, что писали Стругацкие, что в их авторство трудно поверить. И откуда только взялся этот суконный совковский язык? Приведу пример:

»- А что, если пригласить комиссию для приема волшебной палочки не как-нибудь, в рабочем порядке, а торжественно, со значением, например, тридцать первого декабря? — говорила Кира Анатольевна, сама зажигаясь своей идеей. — Покажем, как говорится, товар лицом! Устроим настоящий новогодний бал, с музыкой, танцами, а главное — с демонстрацией нашего нового изобретения в действии?»

Многие этот фильм любят, мне он не нравится. Разве что песни там неплохие.

И для всех читателей хочу напомить, у братьев Стругацких было два сценария «Чародеев».

Первый вариант начинается словами: «По улице небольшого северного городка катит запыленный «икарус».»

Второй вариант начинается словами: «Памятник великому Гоголю на заснеженном московском бульваре.»

Фильм снят по второму варианту, и здесь речь именно про этот сценарий.

Оценка: 4
–  [  5  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Трудно быть богом»

Paganist, 7 июля 10:59

Повесть можно рассматривать в нескольких ракурсах. Например, можно ли вмешиваться в естественный ход истории? И если да, то какова должна быть сила влияния извне? Или — легко ли оставаться человеком, когда вокруг тебя сплошная грязь, невежество, ненависть? Кроме того, произведение пронизано множеством идей, среди которых лично мне приглянулась: любая форма правления (режима, диктатуры) — не вечна. И привычно у Стругацких есть просто поразительные по простоте и глубине размышления, короткие и ёмкие.

Подкупает и честность авторов. Уверен, что 9 из 10 авторов завершили бы повесть хэппи-эндом в стиле «жили они долго и счастливо». Но существующая развязка куда более реалистичнее и органичнее, исходя из сюжета и образа главного героя. И что самое поразительное, книга не о средневековье (притом, что средневековье Арканара весьма условное, ибо является гиперболизированным вариантом земных средних веков), а о нас, современниках. Да-да, проблема, поднятая Стругацкими — не классовая борьба (хотя и она тоже). В фокусе находится человек и его способность воспринимать красоту, правду, противиться несправедливости, тянуться к знаниям и признавать ценность человеческой жизни.

Оценка: 9
–  [  4  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Беспокойство»

Нортон Коммандер, 2 июля 14:25

Братья Стругацкие переработали это произведение в «Улитку на склоне», но первоначальный вариант повести сохранился и позже был издан под названием «Беспокойство». Сами авторы, хоть им и стали в какой-то момент неинтересны темы, используемые в этой повести, позже признавали, что первоначальный вариант тоже получился очень удачным.

Мне «Улитка на склоне» не понравилась, чего нельзя сказать о «Беспокойстве». «Улитка» — это сюрреалистическая сатира на бюрократию и мещанство. Интересная по задумке и структуре, но не вызвавшая лично у меня отклика. В «Улитке» показано соприкосновение одной нечеловеческой логики с другой, также нечеловеческой; и это вызывает недоумение. В «Беспокойстве» обычная человеческая логика встречается с непонятной и нечеловеческой; и это действительно интересно. «Беспокойство» показалось мне интересней даже «Пикника на обочине», с которым у этой повести есть точки соприкосновения (там Непостижимое приходит к людям, здесь люди сами приходят к Непостижимому). Кроме того, Горбовский — вообще мой любимый литературный герой. Ну и наконец, «Беспокойство» само по себе очень необычное произведение, ни на что не похожее, в меру сюрреалистичное и с блестящими философскими диалогами и мыслями.

Оценка: 10
–  [  4  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Отель «У Погибшего Альпиниста»

Nushechka1992, 1 июля 15:55

Вот и пришла моя очередь познакомиться с творчеством знаменитых, легендарных советских/российских фантастов. Выбрала для знакомства книгу с детективной линией.

С самых первых страниц поняла, что книга мне по душе: слог, сюжет, часто принимала сторону героя в той или иной ситуации. Меня постоянно терзало несколько вопросов: какого же пола Брюн? Изменяет ли Мозесиха Мозесу? Ну и, конечно, кто виноват и как доказать?

Я настолько увлеклась сюжетом, что напрочь забыла о том, что братья все же фантасты. И поэтому была несколько шокирована и озадачена таким финалом. Слегка огорчилась, что не нашлось рационального объяснения всему этому. Да и сюжет так резко оборвался. У меня лично осталось очень много вопросов.

Оценка: 8
–  [  6  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Жук в муравейнике»

andreyby, 22 июня 00:33

Оценивать АБС — как-то странно. Явление не оценивают, его изучают.

Но вот конкретно эта вещь — очень своеобразна. Даже для АБС. И по отношению к ней — очень хороший индикатор. «Рыбку не задави».

С Абалкиным всё понятно. Любая большая система будет регулярно давать сбои. Чаще ли, реже ли — но будет. Лёва здесь не герой. Он так, декорация. Главный герой ЖвМ — Эксленец. Припереться гарантированно сдохнуть в белом — невелика заслуга. А вот раз за разом разгребать говно ради тех, кто тебя же за это с этим же говном смешает — вот это достойно уважения. Заниматься производством святой вод под презрительный смех специалистов по молекулярным флюктуациям (которые могут ковыряться во флюктуациях только благодаря бесперебойным поставкам святой воды) — много кто в коммунарском мире на это способен?

Ах, да, как же нормальный «бурильщик» может вызывать положительные эмоции, о чём это я... Инфантильное геройство гораздо эстетичнее.

Оценка: нет
–  [  3  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Жук в муравейнике»

Angvat, 19 июня 16:59

«Я знаю, что случиться дальше. Ты меня убьешь. Не из злобы, ненависти, не потому, что я представляю реальную опасность. Ты убьешь меня просто так, на всякий случай, потому что не представляешь, чего от меня ждать.

Я мог бы привести тебе десяток доводов против. Но тебя они не проймут. Ты не станешь рисковать. Я знаю это. Знаю потому, что окажись ты на моем месте, я, возможно, поступил бы также».

Примерно что-то такое я мог бы выдать бывшему Страннику, если бы однажды он пришел меня убивать. Не одобряю (мне жить, знаете ли, при любом раскладе хочется), но понимаю.

Сразу оговорюсь, о произведения есть недостатки, что не дают мне выставить высший бал. Например, неоконченная инопланетная линия из воспоминаний, которую, на мой взгляд, либо надо было раскрыть полнее, либо не вводить вовсе. Но речь пойдет не о них, а о том, чем же произведения оканчивается. История о том, что людей убивали просто для того чтобы «не вышло чего» стара как мир, хоть как правило имела место быть в различных династических противостояниях. Казалось бы, чего тут можно преподнести нового. Как оказалось, ответ как это часто бывает в творчестве АБС, на поверхности, но кроме них в фантастике до него почему-то редко кто доходил. Показать ситуацию и с другой стороны, с точки зрения убивца юных дев и душителя младенцев. Он не зло во плоти и не воплощение ада. Просто он не может рисковать. При этом в отличие от многих реальных ситуаций, у его жертвы был шанс, ее по крайне мере не стали сразу же душить в колыбели. Но она, жертва, пошла на поводу эмоций и столкнулась с чужим холодным расчётом. Суровым, беспощадным, но вполне логичным. Что нам сам палач в конце и объясняет. С его доводами можно соглашаться или нет, но их логичность вполне можно понять. Этот персонаж многим кажется отрицательным, потому что герои большинства других художественных произведений в подобных ситуациях начинают разводить лирику и сомневаться. И в итоге либо они всецело правы, оказав пощаду, либо терпят полный крах. Но тут иное. Местный палач — просто матерый профессионал, что думает головой, а не сердцем, просчитывая все риски, для которого паранойя уже не психоз, а читай достоинство. А прав он в итоге был или нет, читатель так напрямую и не узнает. Как скажем иной историк никогда не узнает, был ли хотя бы малейший смысл в истреблении потенциальных наследников того или иного рода конкурентами. Читатель должен решить это сам.

Оценка: 8
–  [  3  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Отель «У Погибшего Альпиниста»

Angvat, 9 июня 11:59

У любимых писателей отнюдь не все произведения должны быть одинаково любимы. Разносторонние люди пишут о разном и по-разному. И произведения у них могут выходить совершенно разного качества и наполнения.

Я не хочу сказать, что «Отель» — плохое произведение. Просто оно какое-то… обычное что ли, на фоне многих других произведений братьев. Да и фабула «что будет делать человек, столкнувшись с непонятной потенциальной (лишь потенциальной) проблемой» на мой взгляд в «Жуке в муравейнике» показана куда лучше. Впрочем, некоторая простота произведения имеет и свою полезную черту. Она подарила нам чуть ли не единственную более-менее нормальную экранизацию АБС, что и достаточно близка к оригиналу, и глаза не заставляет кровоточить.

Оценка: 7
–  [  11  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Понедельник начинается в субботу»

amak2508, 7 июня 10:21

Сегодня сюжетом, в котором совмещены обыденная действительность и сказочная реальность уже никого не удивишь. Но тогда, в 60-е, эта повесть была чудесным подарком свыше. Сказки мы, ребята по 14-16 лет, уже давно переросли, но так хотелось фантастики не только о свершениях на Земле и в космосе, но еще и о чем-нибудь волшебном, только для взрослых. И тут....

Да, книга была заточена под то удивительное время: понедельник начинается в субботу, шерсть на ушах, лучшее развлечение — опять же работа. И это тогда воспринималось читателями как должное. Хотя сегодня, возможно, кого-нибудь это и удивит, и даже рассмешит.

Но и сейчас, в наше время, повесть читается великолепно: увлекательное действие, отличные стиль и язык братьев, а уж юмор и типажи.... Причем, естественно, наиболее удачные типажи получились у «не самых положительных героев». Как можно не восхищаться Модестом Матвеевичем Камноедовым с его «Вы это прекратите!», или Амвросием Амбруазовичем Выбегаллой (и его копией, удовлетворенной желудочно) с их «Си ву пле» и «Это, значит...», или Мерлиным, рассказывающим историю о том как они путешествовали с председателем Соловецкого райсовета товарищем Переяславльским.... Ну, а сколько в повести пусть мелких, но таких остроумных и оригинальных находок: дубли, путешествие в «книжное» будущее, Янус Полуэктович Невструев — 2 экземпляра. Или вот: джин в бутыли, пытающийся протереть ладошкой стекло, запыленное снаружи — картинка так и стоит перед глазами.

Да, в общем-то, что тут говорить — вся эта повесть просто кладезь оригинального, остроумного и веселого, давно уже раздерганная на цитаты и уже после первого прочтения остающаяся с тобой на всю жизнь.

Оценка: 9
–  [  14  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Обитаемый остров»

Angvat, 5 июня 16:32

Именно эта книга в свое время вернула меня к Стругацким (печально-глупую историю о том, как я от них отвернулся, уже поведал в отзыве на «Страну багровых туч»).

Начав ее читать где-то на курсе втором института, я быстро уже понял, как будет развиваться сюжет. Добрый коммунист поставит на место злых капиталистов, испоганивших свою планету, насажает им садов и построит социализм. Потому что примерно так все было в советской фантастике, что я читал до этого. «Ага, сейчас же», — сказала мне книга. Я был удивлен, не меньше наивного заглавного героя, не знавшего, что такое «детская преступность», что по-хорошему не вышло. Ладно, решил я, дальше значит все будет на «западный» манер. Герой раскидает злое правительство, найдет местную цитадель зла, подрыв которой, как известно, мгновенно сметает всех недругов и вообще решает все мировые проблемы, уничтожит ее и укатит с барышней в закат. «Dummkopf. Rotznase» — заявила мне книга, когда я добрался до финала. Я был ошарашен не меньше героя. Как же так, ведь все было так просто, вот плохие, вот хорошие…

Знаете, мне с детства всегда было жалко киношных злодеев. Они весь фильм корпят, планируют, а потом приходит глупый и удачливый герой и все их труды коту под хвост. И вот наконец я получил произведение, где злодей не такой уж злодей, а герой скорее не герой, а дурачок, что полез ломать дрова и рубить с плеча, не разобравшись толком, что тут происходит. Получил вполне простую, но хорошую фабулу для фантастического произведения подобного толка «хотели как лучше, получилось как всегда». Но фабула эта опять-таки редко когда используется. Герои, что попадают в иные незнакомые миры, что наши, что зарубежные, в массе своей всеведущи и непогрешимы, с ходу понимаю, кто прав, а кто виноват. Темные властелины же, которым они противостоят, безусловно злы и крайне ограниченны.

Дорогие молодые и талантливые «родители» бесчисленных засланцев, может быть вы бы обратились к творчеству мэтров и попробовали бы… Что значит «пробовали уже»? Да хватит меня стращать «Временем учеников» и Бондарчуком. Я лишь про основную идею говорю. Серия «Сталкер», говорите… Нет, дальше не надо, я понял. Спрос рождает предложение. А на произведения с проблематикой «Острова» спроса у нас увы нет. Все любят в мире грез «подымать Русь-матушку с колен» и самоутверждаться за счет эльфов и орков, а не ощущать себя неповоротливым слоном в посудной лавке чужого мира.

Оценка: 9
–  [  3  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Отягощённые злом, или Сорок лет спустя»

Esminets Marat, 1 июня 01:19

Книга уже зрелых и, возможно, немного уставших авторов. Уставших от того, что вера в людей нуждается в постоянной, ежедневной подпитке. Может, даже в усилии. Горьковатая вещь. Тем и ценная. Зрелая, сильная.

Оценка: 9
–  [  3  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Град обреченный»

Esminets Marat, 1 июня 01:15

Книга странная, волшебная, необычная. Так и не открывшая всех своих тайн — и потому оставляющая щемящее чувство, заставляющее вновь и вновь перечитывать её.

Оценка: 10
–  [  1  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Далёкая Радуга»

Esminets Marat, 1 июня 01:11

Абсолютно лучшая книга АБС для меня. Невыносимо пронзительная, вызвавшая сильнейшее потрясение.

Оценка: 10
–  [  11  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Страна багровых туч»

Grark, 26 мая 12:07

Первой книжкой братьев Стругацких у меня был сборник рассказов «Шесть спичек», «Страна багровых туч» стала следующей. Было это очень давно — через год после их выпуска. Читал я её запоем (наверное, из-за нелюбви к Диккенсу и его Пиквикского клуба), лет мне было мало, и я хотел походить на этих космических героев. И, конечно, хотел встретиться с ними вновь! И был необычайно рад этим новым встречам — вплоть до гибели главных героев в кольцах Сатурна. Сейчас многие молодые читатели могут не найти в книгах АБС себе любимцев, но это понятно: другое время, другие отношения в мире, в стране, Интернет и т.д. И даже не это главное. У каждого читателя своё представление о жизни, о мироустройстве, каждый представляет, как бы он по другому устроим этот мир, они не живут прошлым, у них другой вкус. Знаю людей, обмирающих от фэнтези, космических боевиках, попаданцах (я эту белиберду даже не считаю литературой). Много написано произведений по мотивам Стругацких, но повторить их невозможно. НЕВОЗМОЖНО!

ОЦЕНКА: 10

Оценка: 9
–  [  11  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Страна багровых туч»

Angvat, 26 мая 08:34

Не люблю эту книгу по достаточно субъективной и почти анекдотической причине.

Дело в том, что в детстве, когда интернета не было, а на дворе стояли сумрачные девяностые, это была единственная книга Стругацких в моем доме. И прочитал я ее на ряду с другими произведениями советских фантастов, где бесконечно поднимали космическую целину, закаляли инопланетную сталь и вещали о безвозвратном крахе капитализма. И сделал я по юности и глупости своей для себя один далеко идущий вывод – Стругацкие может и получше многих певцов светлого будущего, но достаточно унылы. И решил я больше к ним не прикасаться. Помню, мне тогда советовали попробовать ТББ (я подумал, что это какая-то антирилигоазная агитка) и Пикник (а я тогда думал, что Сталкер это достаточно точная экранизация, а в те времена я от него засыпал минуте на двадцатой).

И лишь в университете я все же решил к ним вернуться и мягко говоря пардон выпал в осадок, когда выяснил, от чего я оказывается все эти годы воротил нос.

Мораль сей печальной истории проста – не надо делать далеко идущие выводы лишь на основе пары фактов. Зайдя к автору с его не совсем удачной книги, вы можете заранее сформировать о нем крайне предвзятое мнение. Некоторые писатели вполне заслуживают повторных шансов.

P.S. Разумеется, шанса этого заслуживают далеко не все. Шанс того, что некоторые отечественные светила с вычурными псевдонимами вроде «Мария Галактическая» когда-либо создадут что-либо, от чего не захочется вырвать себе глаза лишь при взгляде на аннотацию и название, равен примерно одной квадриллионной процента.

Оценка: 6
–  [  11  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Град обреченный»

Кропус, 19 мая 23:19

Увы, но моё мнение о данной книге сильно отличается от мнения абсолютного большинства рецензентов. Я читал этот роман ещё во время его первоначальной публикации в журнале «Нева» и он мне совершенно не понравился. Недавно решил перечитать: вдруг чего-то не понял. Но впечатление совершенно не изменилось. Во-первых понять что-либо о «мире эксперимента» из текста практически невозможно. Фон событий совершенно не задан, и как следствие невозможно понять контекст происходящего. Какой социум создал Гейгер совершив военный переворот? Действительно ли бывший мер тоже планировал захват власти и Гейгер действовал на опережение или это только его пропаганда. Что за великие стройки он устроил, и почему никто не знает, что там вообще строят. (Все думают, что заводы для дирижаблей, но на самом деле нет, и это всё что известно.) Если это пародия на советские великие стройки, то глупая. Там по-крайней мере все знали, что строят и для чего. И только полный псих мог сказать, что, скажем, Днепрогэс принципиально не нужен. Непонятно даже с принудительной сменой работы раз в год. Известно только, что есть какая-то машина, которая раз в год определяет кто где будет работать. Но как? От фонаря, в случайном порядке? Или возможно по прибытии в город все сперва определяются на низовые должности, а потом машина определяет их истинный потенциал и продвигает достойных? Ответов нет. И таких примеров в тексте вагон с тележкой.

Герои романа попали в Город из разных времён, разброс правда небольшой – разные годы двадцатого века, возможно даже только вторая его половина, но всё равно, разницы в их мировосприятии совершенно не чувствуется. Г.Г комсомолец из шестидесятых, но по поведению больше похож на человека из времени позднего застоя. Гейгер, как я понял, служил в гитлеровских войсках и по некоторым намёкам был искренним поклонником Бесноватого, но ни по его поведению, ни по психологии, ни по поведению это не заметно. Возможно, авторы исходили из популярной в начале девяностых концепции, что между идеологией фашистов и коммунистов нет разницы?! Но разница есть! Как бы ни относиться к «красной идее» фашистская была откровенно расистской, славяне были для её сторонников недочеловеками годными только для рабства. Читайте «Майн кампф» господа. Но опять же по поведению Гейгера это не заметно.

Хотите сказать, что роман не об этом? Простите, а о чём? Право же для того, что бы Изя выдал под конец свою философскую теорию, нет нужды громоздить такое словесное громадьё. К дому же сам Изя говорит, что высказался, что бы дать новый смысл жизни Г.Г, который разочаровался во всех прежних смыслах. Но в том-то и дело, что, как я уже писал понять, в чём он разочаровался совершенно невозможно: фона в тексте нет.

Кстати, по телеканалу «Совершенно секретно» была передача «Почему обречён град обречённый». Там пытались объяснить различные метафоры в тексте: например, что значать наводнившие город обезьяны. Скорее всего, правильно объясняли, но только девяносто процентов читателей самостоятельно в этом даже с полулитром не разберутся.

Что означает постоянное переползание города вперёд, с осушением болот впереди и высыханием родников позади я понял и сам: метафора исторического процесса. Стругацкие являются сторонниками его детерминированности. На мой взгляд концепция спорная, так как в сложных процессах есть ещё и точки бифрукции (ветвления).

Сам Изя, первые две части представлялся мне вечно всё критикующим интеллигентом, который только над всем подсмеивается, но сам ничего конструктивного предложить не может. Впрочем, нельзя ни признать, что во время похода он себя полностью реабилитировал.

Теперь об его философской концепции. Изя всерьёз утверждает, что главное храм искусства, а наука значения не имеет. (Допускаю, что я не так понял, но такое складывается впечатление из его изложения). Минуточку, но без науки мы бы до сих пор сидели в пещерах, занимались исключительно выживанием, ни о каком искусстве (кроме наскальной живописи не могло бы быть и речи). Но Изя, а точнее авторы, это всё игнорируют. Не спорю, Изя предельно искренен, и хочет приобщить к искусству как можно больше народу. Но он видет себя именно жрецом. Там где жрецы, там и простецы.

Куча творческой интеллигенции (не все, конечно) видят себя на амвоне, и что бы остальные им поклонялись. А значит простецы должны остаться навечно.

С моей точки зрения вселенная скорее мастерская, чем храм. Нет, не так.. Мир много чего, в том числе и храм. Вселенная вообще, похоже, дуально и нельзя игнорировать одно в пользу другого.

Оценка: 3
–  [  4  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Страна багровых туч»

Bob-101, 17 мая 09:24

В течение всей своей жизни несколько раз предпринимал неудачные попытки прочитать от корки до корки Страну багровых туч, которые неизменно и с постоянными результатами заканчивались полным провалом. После прочтения нескольких страниц повести я сам становился багровым, словно туча и настроение мое стабильно портилось. Книга не согревала, а вызывала что-то вроде аллергии, когда хочется чесаться. Так я и промучил эту книгу, (с двадцатой попытки чтения) а когда она, наконец, закончилась, то это было самое приятное событие что-то вроде выздоровления.

А становилось настроение мрачным, потому как я обожал практически все книги Стругацких кроме «В Стране Багровых туч» и не мог никак понять – как два таких знаменитых и гениальных писателя, могли написать сверх — провальную повесть. Тогда я попытался, как то все это объяснить себе и говорил – первый блин бывает комом. Ну как ты, мол, не понимаешь — они написали свое самое первое произведение, а первое – оно и есть первое. Опыта у них, мол, тогда еще не было. Зато потом пошел шквал золотого дождя, и каждая книга написанная мастерами фантастики, была лучше предыдущих произведений.

К сожалению, утверждение, что, мол, первый блин, всегда выходит комом, далеко не всегда работает.

Великий и мой самый любимый Чарльз Диккенс, написал свой первый роман «Замогильные записки Пиквикского клуба» или «Посмертные записки Пиквикского клуба» и больше подобного шедевра повторить уже не смог, да и аналогичного литературного бриллианта никто из писателей создать тоже не сумел. Хотя у Диккенса одна книга лучше другой, но не лучше Пиквикского клуба.

Страна Багровых туч мной читалась в 1965 году и с тех пор я о ней мнения не поменял. Именно в 1965 году я прочитал «Марсианские Хроники» Бредбери и «451 градус по Фаренгейту» «Возвращение со Звезд» «Астронавты» и «Магелланово Облако», «Человек с Марса» Лема. Поэтому скажу смело, (хотя критиковать Стругацких как-то не принято) что лучше этих перечисленных и тоже первых книг упомянутых авторов попросту нет в природе. Данные произведения входят в сокровищницу мировой фантастики, но вот повесть «В Стране Багровых туч» рядом даже не стола на книжной полке с знаменитыми «220 дней на звездолёте» и «Сестра Земли» Мартынова.

Даже у чрезмерно политизированного ГеоргияМартынова самое первое произведение, написанное им и имеющего десятки недостатков- «Каллисто», было куда интереснее чем «В Стране Багровых туч». «Каллисто» в те годы, с наслаждением, читали сотни тысяч советских девчонок и мальчишек.

Тем, кто собирается впервые в жизни познакомиться и насладиться произведениями Стругацких книгу «В Стране Багровых туч» рекомендую пропустить и не читать вообще. Зря потерянное время и целое море разочарований.

Оценка: нет
–  [  6  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Трудно быть богом»

Angvat, 15 мая 17:30

Трудно, ох и трудно большинству авторов что нынешних, что прошлых, написать что-то достойное в стиле «наш человек в другом мире».

Хотя казалось бы, добавь ты немного продуманности своему повествованию и оно заиграет новыми красками. Объясни, почему твой герой не помер в первый же день от чумы или незнания местных законов. Наложи на него ограничения, чтобы он не мог тут же изобрести порох и покосить аборигенов из пушек. Дай ему необходимость нести ответственность за содеянное, а не просто кромсать местных как вздумается. Да антагонистов ему дай нормальных, потолковее, ведь люди, жившие в другой эпохе, не были поголовно темными крестьянами, и рано или поздно сложили бы два и два.

Но нет. Таких вещей мало. И течет не оскудевающий поток однотипной макулатуры про всезнающих и всесокрушающих героях, одерживающих победу за победой над скудоумными правителями иных эпох.

Поэтому, благородные доны, сие произведение как был так остается редким глотком чистой воды в этом мутно потоке. Не взирая на почтенный возраст и некоторую наивность по нынешним меркам.

Оценка: 8
–  [  3  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Сказка о Тройке — 1»

Rosin, 13 мая 17:13

После прочтения этого произведения как-то невзначай вспомнилось одно из недавних выступлений нашего великого сатирика Михаила Жванецкого. Михаил Михайлович всегда был большим любителем (хотя, конечно же профессионалом) говорить с публикой так называемым «эзоповским языком», когда автор намеренно вуалирует истинный смысл своего сообщения при помощи различных аллегорий, при том что у (почти) каждого зрителя имеется «шифровальный ключ», позволяющий его (смысл) понять и окрасить свое лицо лукавой ухмылкой. Так вот, в тот самый раз, Михаилу попалась зрительская аудитория, которая наотрез отказалась «расшифровывать» его намеки и подмигивания. Он, стоит отдать должное, это прекрасно видел и отчаянно пытался зайти то с одной, то с другой стороны, но результат всегда был одинаков – гробовое молчание, с чисто формальными вкраплениями одиноких зрительских хлопков. Почему так произошло — загадка, не имеющая однозначного ответа. То ли тема выступления была выбрана не слишком удачная (т.е. понятная) для аудитории, то ли сама аудитория подобралась на редкость «черствая» и «толстокожая», то ли сам Михаил Михайлович с годами уже сдал… ну этот вариант может смело отмести. Но факт есть факт – зритель автора не понял.

Так вот о «Сказке от Тройке – 1», которая входит в тот же цикл, что и знаменитый «Понедельник начинается в субботу». Об этой повести (понедельнике) я впервые услышал еще в раннем детстве, когда в финальных титрах «Чародеев» проскользнула соответствующая фраза. «Чародеи» мне очень нравятся. Не как фантастическое произведение, а как фильм-предвестник Нового Года, без которого я этого праздника не представляю (в отличие от «Иронии…» Рязанова). Фильм получился весёлым, динамичным, интересным, со множеством разнохарактерных персонажей и презабавных ситуаций. Однако, какова же была та самая повесть, по которой был снят этот фильм?

Не секрет, что экранизации работ братьев Стругацких, по содержанию, отличаются от самих повестей, иногда очень разительно. Взять хотя бы культовый «Пикник на обочине» (пусть и за авторством «отцов» первоисточника) в видении Андрея Тарковского? Фильм также имеет культовый статус, но все ли из тех, кто восторгается гениальностью нашего великого (в моем понимании, БЕЗ привязки к «Сталкеру») режиссера НА САМОМ ДЕЛЕ понимают его суть и смысл? Для меня вопрос открытый.

Первая часть «Понедельника» знакомила нас с основными персонажами истории, по сути являясь лишь расширенным предисловием перед их приключениями во второй и третьей части повести. Главным героем повести стал новоиспеченный сотрудник НИИЧАВО (даже интересно, что за крамола породила НУИНУ?) программист Александр Привалов. У него нет младшей сестры, да и невесту его никто не заколдовывал, просто случай на дороге подарил ему возможность поработать в коллективе совершенно необыкновенных, но отчасти таких близких, по духу и ментальности, личностей. История с диваном, «кадаврами» профессора Выбегалло (просто удивительно, что наш знакомый Фильтр Графеныч Петрик вылез на авансцену истории лишь многими годами позднее) и тайной руководителя института Януса Невструева мне лично понравились, хотя нельзя не отметить некоторое своеобразие подачи, будто книга частично осталась в своем времени и людям современности может показаться несколько занудной.

Так вот главная проблема «Сказки о Тройке -1» заключается именно в том, что она фактически полностью осталась в СВОЕМ времени. Ты видишь текст, читаешь, пытаешься «переварить», но основной смысл предательски ускользает от твоего понимания. Т.е. есть кое-какие эпизоды вроде откровения говорящего клопа Говоруна, которые приковывают внимание и вызывают интерес, но большую часть произведения можно охарактеризовать лишь одним единственным словом – бубнеж. Да, крайне неуважительно или даже оскорбительно, по отношению к тем, кто по-настоящему ценит это произведение и видит (или знает) те многочисленные метафоры, полунамеки и авторские подмигивания. Я не вижу. И не потому что плохо знаю историю того времени, просто знаю её недостаточно для того чтобы «ловить» эти намеки «на лету». Для меня чтение этой повести было настоящей мукой, причем ПЕРВОЙ мукой после начала знакомства с творчеством братьев.

Цифра в названии прозрачно намекала на некую вариативность авторского замысла, но для меня это большого значения не имеет. Если я и буду читать в дальнейшем произведения Стругацких (конечно, блин, буду!), то «Сказка о тройке-2» будет в этом списке последней. Не моё.

Оценка: 7
–  [  6  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Гадкие лебеди»

murmeli, 12 мая 11:57

Первое, что хотелось бы отметить — это очень плотный, насыщенный текст. Здесь нет лишних диалогов и пустословия, ни одного лишнего слова. И очень много смыслов для такой небольшой повести.

Где-то я читала, что, возможно, идея — это не главное в художественном произведении, но все же она должна быть, и лучше, если она будет не одна. В этой повести их много.

Идея, которая меня поразила сильнее всего — вторжение будущего в настоящее и легкий шок от этого столкновения. Здесь показано будущее, которое и привлекательно, и одновременно пугает.

Показателен страх Банева перед детьми на встрече в гимназии:

«Тут он содрогнулся, представив себе, какую страшную неблагодарную работу должны были проделать эти юнцы, чтобы совершенно самостоятельно прийти к выводам, к которым взрослые приходят, содрав с себя всю шкуру, обратив душу в развалины, исковеркав свою жизнь и несколько соседних жизней… да и то не все, только некоторые, а большинство и до сих пор считает, что все было правильно и очень здорово, и, если понадобится – готовы начать все сначала… Неужели все-таки настали новые времена? Он глядел в зал почти со страхом. Кажется, будущему удалось все-таки запустить щупальца в самое сердце настоящего, и это будущее было холодным, безжалостным, ему было наплевать на все заслуги прошлого – истинные или мнимые…»

Показателен его страх, когда он вообразил, что сам теперь должен будет переселиться к «мокрецам» за колючую проволоку: сначала — шок от открывшихся возможностей, потом — горечь и ужас. Эпизод с Дианой и последующая сцена в ресторане изображены, мне кажется, даже с юмором, вернее, с сарказмом.

«Будущее создается тобою но не для тебя. Ишь, как я взвился, когда меня покрыло пятнами будущего! Как запросился назад, к миногам, к водке… Вспоминать противно, а ведь так и должно было быть… Да, ненавижу старый мир. Глупость его ненавижу, равнодушие, коварство, фашизм… А что я без всего этого? Это хлеб мой и вода моя. Очистите вокруг меня мир, сделайте его таким, каким я хочу его видеть, и мне конец. Восхвалять я не умею, ненавижу восхваление, а ругать будет нечего, ненавидеть будет нечего – тоска, смерть. Новый мир – строгий справедливый, умный, стерильно чистый – я ему не нужен, я в нем нуль. Я был ему нужен, когда боролся за него… А раз я ему не нужен, то и он мне не нужен, но если он мне не нужен, то зачем я за него дерусь? Эх, старые добрые времена, когда можно было отдать свою жизнь за построение нового мира, а умереть в старом.»

Главный герой, который тяготится жизнью в современном обществе, требующей постоянного «напряжения совести», вроде бы и хочет, чтобы на смену пришло что-то новое, и боится этого. Почему? Боится, что там его не оценят, что он станет ненужным, что «настоящее для них – это только материал для построения будущего, сырье…»?

Кстати, любопытно, как на самом деле «мокрецы», страшно зависимые от книг, относятся к писателю Баневу. Ведь в повести мы видим только точку зрения рассказчика.

Одним словом, после прочтения остается масса вопросов, на которые нет однозначных ответов.

Прекрасная вещь )

Оценка: 9
–  [  0  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Обитаемый остров»

ЛитАлхимик, 11 мая 05:34

Отличная книга. Актуальность ее к сожалению со временем будет только возрастать. Уже сейчас читается почти как роман о современности. Фильм тоже хорош. Редкий случай удачной отечественной экранизации популярной фантастики.

Оценка: 10
–  [  3  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Далёкая Радуга»

ЛитАлхимик, 11 мая 04:40

Мощная повесть. Одна из самых любимых в творчестве Стругацких и по моему мнению лучшая в «Мире Полудня». Каждый раз перечитывая ее, хочется сделать что-то ради воплощения Мира Полудня в реальность. Мир Полудня — место, где не только побывать хочется, желается там остаться, жить и работать. Понятно, что мы не станем такими, как герои книги, но хоть чуть-чуть приблизиться к ним...

Оценка: 10
–  [  6  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Град обреченный»

Angvat, 10 мая 11:02

Не знаю как кому, а лично мне тяжело написать более-менее развернутый отзыв, на произведение, которое мне безусловно навится. Плохую или спорную вещь можно разбирать только, прикапываясь к мелочам и смакуя каждый недостаток, язвя по поводу некомпетентности или банальности автора. А вот хорошую, которую и без тебя похвалили много раз… Нет, можно конечно написать много восторженных строк об гениальности авторов, об неординарности произведения, о богатстве языка и т. д. Но на какой-то сотой или уже тысячной книге я к сожалению утратил эту способность. Пришло осознание, что идеала нет и он недостижим, и на любом солнце стали видеться пятно…

Ладно, хватит лирики. Попытаюсь все же сказать, за что я ставлю столь высокий бал этому произведению. Философские идеи, заложенные в повести, мне когда-то казались надуманными, затем гениальными, затем вполне жизненными. Спустя какое-то время они вполне могут показаться мне еще какими-то. Но вот мир самого Града нравился мне тогда, нравиться сейчас, и скорее всего будет нравиться и дальше. Кому-то он может показаться абсурдным или недоделанным. Но мне он как раз таким и нравиться. Таинственный город, с многими километрами заброшенных кварталов, мир с непредсказуемыми законами, масса разных жителей, которые все по сути «попаданцы», странное и абсурдное социальное устройство, и во главе всего этого таинственный Эксперимент, который все идет. Или давно провалился. Или он для каждого свой.

Прочитав книгу в первый раз, я стал искать что-то похожее. Не по внутреннему наполнению, а по внешнему. Что-то с похожим антуражем. И знаете что? Я ищу до сих пор. Как найду, может перечитаю Град снова и начну к нему придираться. Ведь большинство произведений я ругаю, так как могу их однозначно сравнить с чем-то подобным. А тут пока просто не хватает так сказать «репрезентативной выборки». Поэтому держи дорогой субъективный высший бал, у тебя слишком мизерное количество аналогов, чтобы осудить тебя полностью не предвзято.

Оценка: 10
–  [  3  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Трудно быть богом»

ЛитАлхимик, 9 мая 06:55

Не о чем и говорить, это шедевр, одна из книг, составляющих лицо отечественной фантастики за рубежом. Книга на все времена и пространства. Часто обращаюсь к ней как к своеобразному философскому труду. Жалко, что до сих пор нет достойной экранизации.

Оценка: 10
–  [  4  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Извне»

mka, 7 мая 02:59

Это лучшее что довелось читать из фантастики за последний год. Меркнут другие именитые сочинения самих Стругацких прочитанные ранее. Хотя судя по рейтингу большинство масс читателей научной фантастике предпочли бы экшен с элементами мистики, соцпопсы или психдрамы. Всего 80 страниц а по содержанию такое ощушение что прочитал роман. Фантастики, тайны, убетительности и интриги куда больше чем во многих популярных и на любителя писанных романов с оценками выше 8. И никакой идеологизазии вообше НЕТ, не понятно откуда такой коментарий ниже? Все очень реалистично, нет никаких нестыковок и полностью соответствует духу тех лет. И главное — как кто-то уже заметил ниже, — это полная атмосфера присутсвия.

Оценка: 10
–  [  0  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Избранное»

Толкователь, 29 апреля 00:10

Первые веяния Перестройки. Первые многотомники Стругацких. И хотелось в них затолкать всё-всё. Но для этого конечно же двух-трех томов никак было недостаточно...

Между прочим в двухтомной версии (1989) можно найти невероятные иллюстрации Игоря Блиоха.

Оценка: 10
–  [  2  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Жук в муравейнике»

Толкователь, 28 апреля 23:59

Легендарный сборник Кишиневского издательства. И был он страшным дефицитом. И деньги за него платились весьма значительные. Потому как содержал он в себе полную на тот момент «дилогию» о Максиме Каммерере. Лишь три года спустя дилогия трансформировалась в трилогию с выходом «Волны гасят ветер».

По сей день иногда встречаю в букинистах это достойное издание.

Оценка: 10
–  [  0  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Стажёры. — Второе нашествие марсиан»

Толкователь, 28 апреля 23:48

Насколько я помню, именно это издание — «перевертыш» (с каждой стороны книги своя собственная нумерация).

Не поняли читатели сей креативный замысел и начали бурным потоком жаловаться в издательство на «бракованные» книжки.

Оценка: 8
–  [  2  ]  +

Аркадий и Борис Стругацкие «Гигантская флюктуация»

Толкователь, 27 апреля 20:18

Помню какое неизгладимое впечатление произвел на меня в детстве этот рассказ, когда я прочитал его, как часть повести «Должен жить» (так назывался сокращенный вариант романа «Стажеры», опубликованный в альманахе «Мир приключений»).

Но уже тогда этот рассказ показался мне каким-то «инородным телом», не вписывающимся в общую канву сюжета «Стажеров». Лишь недавно я узнал, что изначально этот рассказ («Гигантская флюктуация») был написан, как самостоятельное произведение.

Оценка: 9