FantLab ru

Аркадий и Борис Стругацкие «Жук в муравейнике»

Жук в муравейнике

Повесть, год (1979 год написания); цикл «Мир Полудня», цикл «Трилогия о Максиме Каммерере»

Перевод на английский: A. Bouis (Beetle in the Anthill), 1980 — 1 изд.
Перевод на немецкий: Э. Симон (Ein Käfer im Ameisenhaufen, Ein Käfer im Ameisenhaufen), 1985 — 2 изд.
M. Noris (Ein Käfer im Ameisenhaufen), 2010 — 1 изд.
Перевод на французский: S. Delmotte (Le Scarabée dans la fourmilière), 1982 — 2 изд.
Перевод на шведский: K. Rehnström (Skalbaggen i Myrstacken), 1984 — 1 изд.
Перевод на чешский: Я. Пискачек (Brouk v mraveništi), 1989 — 1 изд.
Перевод на польский: И. Левандовская (Żuk w mrowisku), 1982 — 3 изд.
Перевод на словацкий: М. Токар (Chrobák v mravenisku), 1986 — 1 изд.
Перевод на болгарский: М. Асадуров (Бръмбар в мравуняка), 1983 — 2 изд.
Перевод на китайский: S. Níng (蚁巢里的甲虫), 2011 — 1 изд.
Перевод на румынский: V. Stoicescu (Scarabeul în muşuroi: Pelerinii nu pot fi deasupra lui Dumnezeu), 1993 — 1 изд.

Жанровый классификатор:

Всего проголосовало: 217

 Рейтинг
Средняя оценка:8.70
Голосов:4555
Моя оценка:
-
подробнее

Аннотация:


Максим Каммерер (герой повести «Обитаемый Остров») работает на Земле в Комиссии по контролю (КОМКОН-2). Однажды его начальник Рудольф Сикорски даёт задание: отыскать на Земле Льва Абалкина, прогрессора. Абалкин стал свидетелем убийства, у него психический спазм. Поиски приводят Максима к тайне личности Льва Абалкина. В это же время сам Абалкин пытается понять, что именно от него скрывали всю его жизнь. Они неизбежно встретятся. Что же будет, когда все тайны раскроются?

Повесть Стругацких «Жук в муравейнике» — о соотношении гуманности и безопасности общества. Это история, где вопросы гораздо важнее ответов. Читатели уже многие десятилетия решают для себя: чью сторону занять в трагедии Льва Абалкина?

© tick

Примечание:


Повесть написана в 1976-79 гг.

Первая публикация в журнале «Знание — сила» номера 9-12 за 1979 год и номера 1, 2, 3, 5, 6 за 1980 год. (Там были замечательные рисунки Е. Шеффера);

Также: Стругацкий Аркадий, Стругацкий Борис. Жук в муравейнике: Повесть / Рис. С.Краснов // Ленинец (Уфа). – 1981. – 24, 26, 29, 31 дек. (№№ 153-156); 1982. – 7, 9, 12, 14, 16, 19, 21, 23, 26, 30 янв.; 2, 4, 6, 9, 11, 16 февр.; 2, 4, 8, 11, 13, 16, 20, 25, 27, 30 марта; 1, 3, 6, 8, 10, 15, 17, 20, 27, 29 апр.; 6, 11 мая; 3, 8, 12, 22, 26, 29 июня; 3, 6, 10, 15, 17, 20, 29, 31 июля; 3, 7, 10, 14 авг. (№№ 3-11, 13-18, 20, 26, 27, 29-32, 34, 36-43, 45-47, 50, 51, 54, 56, 70, 72, 73, 77, 79-82, 84, 86-88, 92-94, 96, 97, 99).

Входит в:

— журнал «Знание-сила» 1979'9 (627)», 1979 г.

— журнал «Знание-сила» 1979'10 (628)», 1979 г.

— журнал «Знание-сила» 1979'12 (630)», 1979 г.

— журнал «Знание-сила» 1980'1», 1980 г.

— журнал «Знание-сила» 1980'2 (632)», 1980 г.

— журнал «Знание-сила» 1980'3 (633)», 1980 г.

— журнал «Знание-сила» 1980'5», 1980 г.

— журнал «Знание-сила» 1980'6 (636)», 1980 г.

— журнал «Знание-сила» 1979'11 (629)», 1979 г.

— журнал «Fantastyka №1 1982», 1982 г.

— журнал «Fantastyka №2 1982», 1982 г.

— сборник «Жук в муравейнике», 1983 г.

— сборник «Жук в муравейнике», 1986 г.

— сборник «Понедельник начинается в субботу», 1987 г.

— сборник «Волны гасят ветер», 1989 г.


Лингвистический анализ текста:


Приблизительно страниц: 178

Активный словарный запас: чуть ниже среднего (2731 уникальное слово на 10000 слов текста)

Средняя длина предложения: 66 знаков, что гораздо ниже среднего (81)

Доля диалогов в тексте: 27%, что гораздо ниже среднего (37%)

подробные результаты анализа >>


Награды и премии:


лауреат
Фант, 1980 // (повесть)

лауреат
Приз Пермского КЛФ «Рифей», 1980 // (повесть)

лауреат
Аэлита, 1981 // Премия «Аэлита»

лауреат
Приз КЛФ "Притяжение" (Ростов-на-Дону), 1982 // (повесть), а также за всё остальное творчество

Номинации на премии:


номинант
"Сталкер" / Stalker, 2002 // Переводной роман (повесть; СССР, 1980)

Похожие произведения:

 

 



В планах издательств:

Страна багровых туч. Жук в муравейнике
2016 г.

Издания:

Белый камень Эрдени
1982 г.
Жук в муравейнике
1983 г.
Жук в муравейнике
1985 г.
Жук в муравейнике
1986 г.
Понедельник начинается в субботу
1987 г.
Понедельник начинается в субботу
1987 г.
Волны гасят ветер
1989 г.
Волны гасят ветер
1992 г.
Повести
1992 г.
Волны гасят ветер
1993 г.
Жук в муравейнике. Волны гасят ветер. Отягощенные злом
1994 г.
Жук в муравейнике. Волны гасят ветер. Отягощенные злом
1995 г.
Обитаемый остров
1996 г.
Парень из преисподней. Беспокойство. Жук в муравейнике. Волны гасят ветер
1996 г.
Сочинения. Том третий
1996 г.
Собрание сочинений. Том восьмой. 1979-1984
2001 г.
Обитаемый остров. Малыш. Жук в муравейнике. Волны гасят ветер
2002 г.
Обитаемый остров
2003 г.
Четыре Стихии: Воздух
2003 г.
Три времени: Будущее
2004 г.
В поисках Странников, или История космических свершений человечества в XXII веке, рассказанная Аркадием и Борисом Стругацкими
2005 г.
Жук в муравейнике
2005 г.
Обитаемый остров. Малыш. Жук в муравейнике. Волны гасят ветер
2005 г.
Обитаемый остров
2006 г.
Обитаемый остров
2006 г.
Желание странного
2007 г.
Желание странного
2007 г.
Жук в муравейнике
2007 г.
Жук в муравейнике
2007 г.
Будущее, XXII век. Прогрессоры
2008 г.
Жук в муравейнике
2008 г.
Жук в муравейнике
2009 г.
Максим Каммерер. Трилогия
2009 г.
Собрание сочинений в 11 томах. Том 8. 1979-1984
2009 г.
Пикник на обочине. Жук в муравейнике
2010 г.
Собрание сочинений в 11 томах. Том 8. 1979-1984 гг. Жук в муравейнике. Хромая судьба. Волны гасят ветер
2011 г.
Желание странного
2012 г.
Полное собрание сочинений в одной книге
2013 г.
Жук в муравейнике
2016 г.
Мир Полудня
2016 г.

Периодика:

Знание - сила № 9, 1979 (627)
1979 г.
Знание - сила № 10, 1979 (628)
1979 г.
Знание - сила № 11, 1979 (629)
1979 г.
Знание - сила № 12, 1979 (630)
1979 г.
Знание - сила № 1, 1980 (631)
1980 г.
Знание - сила № 2, 1980 (632)
1980 г.
Знание - сила № 3, 1980 (633)
1980 г.
Знание - сила № 5, 1980 (635)
1980 г.
Знание - сила № 6, 1980 (636)
1980 г.

Аудиокниги:

Жук в муравейнике
2006 г.
Жук в муравейнике
2009 г.
Жук в муравейнике
2012 г.

Издания на иностранных языках:

Beetle in the Anthill
1980 г.
(английский)
Le Scarabée dans la fourmilière
1982 г.
(французский)
Fantastyka №1 1982
1982 г.
(польский)
Fantastyka №2 1982
1982 г.
(польский)
Żuk w mrowisku
1983 г.
(польский)
Неуговорени срещи
1983 г.
(болгарский)
Le Scarabée dans la Fourmilière
1984 г.
(французский)
Skalbaggen i Myrstacken
1984 г.
(шведский)
Ein Käfer im Ameisenhaufen
1985 г.
(немецкий)
Chrobák v mravenisku
1986 г.
(словацкий)
Ein Käfer im Ameisenhaufen
1987 г.
(немецкий)
Прогресорите и Странниците
1987 г.
(болгарский)
Brouk v mraveništi
1989 г.
(чешский)
Scarabeul în muşuroi: Pelerinii nu pot fi deasupra lui Dumnezeu
1993 г.
(румынский)
Gesammelte Werke 1
2010 г.
(немецкий)
蚁巢里的甲虫
2011 г.
(китайский)




Доступность в электронном виде:

 

Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  24  ]  +

Ссылка на сообщение , 17 ноября 2008 г.

До чего, все-таки, трусливый народ — человечество. Как оно(мы) боится(мся) всего, чего не может понять. Вот перед нами — люди, обыкновенные биологические человеки, только

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
из инкубатора инопланетян.
Что их отличает от нас? Маленькое тавро на локте, больше ничего? А однако, надо перестраховаться. Надо помнить о судьбе Надежды. Надо убедить себя, что это и не люди вовсе, а андроиды, старательно изображающие людей. Что в них заложена программа, ни много ни мало — уничтожить Землю. Почему уничтожить Землю? Потому что это худшее, что могут придумать инопланетяне, а мы должны предполагать худшее.

Несчастный, гонимый, как в «Бегущем по лезвию», Лев Абалкин должен вызвать сочувствие, а не вызывает. Уж не знаю, что у него там с генами, но с психикой явные нелады с детства. Не имел друзей, тиранил любимую девушку, всех подряд обвинял в сломанной жизни. Злой КОМКОН затравил беднягу? Как бы не так! Посмотрите на Корнея Яшмаа. Ему труднее должно быть, жить с таким знанием, а он живет и процветает. Да, думаю, и остальные из тринадцати, кто дожил до таких годов, живут себе спокойно и неприятностей близким не доставляют. Абалкин хорошо оттеняет Максима: на фоне неврастеника спокойный и рассудительный главный герой вызывает б0льшую симпатию.

Искренне жаль, что так невнятно обрывается линия воспоминаний. Очень хотелось узнать, к каким же выводам пришли хваленые эксперты во главе с Вандерхузе, и как Абалкин с Щекном спасли свои шкуры из плена. Вообще, слишком много недосказанностей, неожиданно быстрый финал и не доведенные до конца намеки на сюжетные линии вредят повести. Блестящая детективная интрига, отличный Максим в роли детектива, отличная фабула, главы на Надежде — вообще шедевр. Тема голованов интригует, тема странников интригует вдвойне. Казалось, еще пару глав подождать — и все станет ясно. А тут — резкая точка. И все великие загадки остаются глубокомысленной пустотой, ружья висят и не стреляют.

Оценка: 8
–  [  22  ]  +

Ссылка на сообщение , 26 мая 2012 г.

В далекие советские годы, на интуитивном уровне мне уже было ясно, что «Жук в муравейнике» — умная и не простая книга, но еще не хватало жизненного опыта, чтобы оценить ее по достоинству. Тогда на первое место выходил прекрасный, почти детективный сюжет и космический масштаб замысла. Спустя годы, когда необходимый жизненный опыт не просто получен, а вколочен в сознание нашей непростой историей, настало время прочитать книгу снова.

Помню, как в молодости меня возмущали подозрения Сикорски. Ведь разве мог этот замечательный мальчик Лева Абалкин, влюбленный в братьев нашим меньших, тонко чувствующий природу, нести какую-то угрозу для человечества? Зачем необходимы какие-то тайны, ведь люди — существа разумные, способные понять и разобраться в чем угодно. И, конечно, все мои симпатии были на стороне Айзека Бромберга, посвятившего жизнь борьбе против «тайной полиции» и «цензуры», а не Рудольфа Сикорски, коллекционирующего «скелеты в шкафу».

Сейчас я так уже не считаю. Пожалуй, только один пункт о «тайных полициях любого направления, ведущих к гибели невинных жертв» остается бесспорным. Но, другое... В романе только один Сикорски несет реальную ответственность за события и их последствия. Остальные — либо простые исполнители, как Максим, либо — сторонние наблюдатели, как Бромберг. На них не давит груз ответственности и можно позволить пространственные и отвлеченные рассуждения о нравственном выборе и сокрытии информации. Но никто из них не принимает окончательного решения.

Кстати, мы ведь так и не узнаем конец истории «подкидышей». И так уж был неправ Сикорски, когда боялся Странников, если учесть абсолютно бесчеловечный характер их эксперимента? А если бы его опасения оказались правдой и человечеству действительно грозила опасность? Какие тогда приводили бы доводы апологеты информационной вседозволенности?

Как много если. За это я и люблю Стругацких — за отсутствие однозначных и прямолинейных ответов, за отказ делить мир на «черное» и «белое», за возможность думать и находить лично твой ответ на поставленные ими вопросы. Поэтому для меня «Жук в муравейнике» сегодня — книга о том, что могут быть ситуации, когда нет однозначного решения. И об ответственности за последствия своих решений, какие бы они не были — удачные или ужасные. Может быть, пройдет еще время и, перечитывая книгу, появятся новые ответы. Очень на это надеюсь.

Оценка: 9
–  [  20  ]  +

Ссылка на сообщение , 3 октября 2013 г.

«Жук» — настоящий шедевр, как и большинство романов Стругацких. Язык, сюжет, характеристики героев, философия. Очередная серия вопросов, оставшихся без ответов. И впервые в центре книги оказываются противоречия цивилизации Полудня. Раньше и авторы, и читатели старались не обращать на них внимания.

Мир Полудня — мир стабильных законов и неудержимого научно-технического прогресса. Почти каждый житель Земли старается внести свой вклад в развитие естественных наук, техники или биотехнологии. В этом залог процветания человечества, и здесь же серьезный риск глобальной катастрофы. Уже в «Далекой Радуге» люди случайно уничтожили все живое на цветущей планете. Побочный результат научного эксперимента. Побочным результатом другого эксперимента может стать гибель Земли или Галактики. В «Жуке» выясняется, что опасные эксперименты проводятся энтузиастами достаточно регулярно.

Второй звонок — разрыв культурной традиции. Люди XXII века почти ничего не знают о том, что было на Земле до XXI века. Практически не вспоминают даже писателей, художников, композиторов прежних времен. О прошлом они знают только то, что люди тогда носили сюртуки и шлемы с рогами, города окружали стены и рвы, а по их улицам ходили трамваи. Это не политика такая целенаправленная, это результат гонок по вертикали.

Третий тревожный звонок — прогрессорство. Оказывается, не только земляне тайно вмешиваются в чужие дела, но тем же, вероятно, занимаются и Странники. На Надежде они вывели в никуда всех жителей гибнущей планеты. То ли спасли, то ли истребили, так и осталось неизвестным. Никто не уверен, что добро в понимании Странников есть добро для людей. Но тогда добро для людей Полудня вряд ли есть добро для жителей Арканара и Гиганды.

И вот в вольном мире Полудня впервые появляется тайная полиция. КОМКОН-2. Цель — пресечение инопланетного прогрессорства и контроль над потенциально опасными научными разработками. И тут оказывается, что в беспредельно свободном мире можно засекретить огромные массивы информации, запретить совершенно безобидные научные работы, искалечить жизнь неповинным ни в чем людям. Причем делается все это в глубокой тайне, под разговоры о защите прав личности. Такая ситуация может взбесить не только Бромберга, но и самого законопослушного гражданина.

Лично мне Сикорски намного симпатичнее, чем Бромберг или, тем более, Абалкин, издерганный, злой, способный на жестокость, предательство, издевательство над любимой девушкой. Но и Бромберг тоже по-своему прав. Если дать запретителям полную свободу, они войдут во вкус и начнут запрещать все подряд. Или, еще хуже, начнут запрещать в собственных интересах. Выстрел Сикорски разрешил эту проблему. В следующей книге КОМКОН-2 — мощная бюрократическая структура с большим штатом, региональными отделениями, бумагооборотом, детально расписанными, а, значит, ограниченными полномочиями. Такая структура застрахована от громких провалов, но неизбежно становится неуклюжей и замкнутой на собственные проблемы. Когда наступает критический момент в истории Земли, КОМКОН-2 оказывается беспомощен. Может даже показаться, что в этом и заключался хитрый план Странников. Но это уже будет обычная интеллигентская паранойя.

Оценка: 10
–  [  18  ]  +

Ссылка на сообщение , 19 января 2014 г.

Для меня эта повесть Стругацких стоит особняком. Не в силу иного качества по сравнению с другими произведениями АБС (книга великолепна!), а в количестве Тайн, которыми наполнен и текст, и сюжет, и смысл книги. Практически все Тайны каким-либо образом связаны с деятельностью загадочной сверхцивилизации Странников. И практически ни одна из Тайн не раскрыта. Наличие колоссального количества загадок придает книге неповторимое очарование.

Информационное сообщение: в повести «Черная пешка» А. Лукъянова делаются попытки раскрытия большинства загадок «Жука в муравейнике», по-моему, довольно удачные.

Главным героем повести, имхо, является не Максим Каммерер (хотя повествование идет от первого лица, М. Каммерера), а Рудольф Сикорски, бывший Странник, окончательно ставший Экселенцем. Человеком, который отвечает за сохранение человеческой цивилизации, за сохранение Человечества. Который готов к любым действиям и поступкам, отвечающим этой Цели, какими бы отвратительными и неприемлемыми они не показались. Мудрый, сильный, жесткий и глубоко несчастный Экселенс...

А, может быть, в этой повести нет главного героя — решать каждому для себя.

И дети Саркофага. Дети Инкубатора. Тринадцать ребятишек, пять девочек и восемь мальчиков. Один из них — Лев Абалкин, трагическая судьба которого послужила бы темой для баллады. И Корней Яшмаа, прогрессор и философ, ушедший к «Парню из преисподней». И другие дети, ставшие взрослыми.

У Стругацких к этой повести был эпиграф (не во всех изданиях): «Стояли звери около двери. В них стреляли, они умирали». Может быть, дети Саркофага — коллективный главный герой?

По-моему, очень созвучны этой повести стихи Погосяна, вернее — часть стихотворения:

- А дельфины — это те же дети:

Плачут, если их заманут в сети.

Не кричат, не рвут капрон, а плачут —

Словно эти слёзы что-то значат...

Оценка: 10
–  [  17  ]  +

Ссылка на сообщение , 18 декабря 2007 г.

Очень неуютная вещь. Настолько неуютная, что ставить заслуженный ею высший балл поначалу просто не хочется. В чьей то шкуре ты хочешь войти в этот мир?

В шкуре Абалкина — «зверя около двери»? Но когда в тебя стреляют, и ты умираешь, то это очень, очень больно.

В шкуре Каммерера, который хочет, но не может его спасти? Так же, как хочет, но не может его понять? Максим (Мак Сим) ведь тоже уже не вполне сын своего времени, слишком много следов в его душе оставила планета Саракш.

Или в шкуре, не приведи господь, Сикорски, эдакого, на свою беду – разумного, лейкоцита «мира полудня».

А так всех понимаешь и всем сочувствуешь. Только сделать ты тут ничего не можешь, даже придумать «альтернативку». Нет её... Что было бы, воссоединись Абалкин с «детонатором»? Конец всему? Конец детства и начало взрослой жизни человечества? Или просто один странный человек, который даже не рождён женщиной, смог бы понять сам себя? Мир полудня (как и любое хорошо организованное человеческое общество) такие эксперименты на себе позволить не может. Общество защищает себя от вмешательства извне, что бы оно не несло.

Книга похожая на греческие трагедии своей обречённостью. Её герои просто не в силах сойти с путей, предначертанных им. Кому легче от того, что пути эти в руках не богов, что героев направляет то, насколько они чувствуют или не чувствуют себя участниками человечества...

«Наверное, если собрать всех двуногих,

Получится что-то вечное и святое»

(с) Ю.Арабов (известен, в частности, как соавтор сценария к «Дням Затмения» Сокурова по мотивам «За миллиард лет до конца света»).

Оценка: 10
–  [  16  ]  +

Ссылка на сообщение , 16 февраля 2016 г.

Когда-то давно пришлось мне увидеть фрагмент концерта небезызвестной группы «Пилот». «А теперь мы споем песню...» (никогда не была их поклонником, поэтому, что за песня, сказать не смогу) — рев фанатов в ответ, звучит вступление, Илья Черт выставляет микрофон в зал и... вкушает заслуженный отдых, потому что зал без запинки и очень дружно исполняет песню вместо него. Все счастливы.

Вот таким вот фанатом я чувствую себя, читая иные книги братьев Стругацких.

Долгая, очень долгая экспозиция, на протяжении которой авторы то и дело дотрагиваются до разных глубоких вопросов, очень постепенно и почти незаметно превращается в завязку. Читатель заинтересовывается, начинает сопереживать, искать ответы и разгадки (только-только начинает!)... Но — бац! — неожиданно случается кульминация (параллельно нам предъявят — просто так, на блюдечке — краткую историю развития обстоятельств, связанных с загадкой, которую, вероятно, предлагается принять за разгадку), так же неожиданно оказывающаяся развязкой, финалом и... Майя Глумова закричала. Занавес.

А дальше начинается то самое исполнение песни хором. «Думайте», — призывает автор (Аркадий Стругацкий в Саратове. 1985 год). Вон сколько вопросов, и все как на подбор глубокие, и все как на подбор без ответа. Читатель думает — без запинки и очень дружно. Читает пояснения, послесловия, ответы на вопросы, опусы собратьев по...(залу? несчастью? удаче?). Собравшись вместе, они углубляют, надстраивают, приукрашивают (кстати, «виновники» этой активной деятельности, поначалу предложив думать, позже и сами с радостью включались в нее). Все счастливы.

Да только подвалы, пристройки и балкончики — это уже не книга, — вот в чем беда. Песня, наверное, была неплохая, да только петь за других мне почему-то не хочется.

Оценка: 3
–  [  16  ]  +

Ссылка на сообщение , 28 ноября 2014 г.

Для меня «Жук в муравейнике» — одна из любимейших книг АБС. Я помню, как она ко мне впервые попала — была середина восьмидесятых и мой коллега привёз мне из города в подарок сборник фантастики, книгу «Белый камень Эрдени», а первой повестью этого сборника как раз и была «ЖвМ» (собственно говоря, этот сборник жив и сейчас и стоит себе преспокойно на полке). И я отчётливо помню то ощущение ошеломления и почти преклонения перед масштабом мыслей Стругацких, перед их почти нечеловеческой способностью видеть вещи и события в тесной и всеобщей взаимосвязи и взаимозависимости. Перед их умением поставить перед читателем такие вопросы, которые, в принципе, стоят во весь рост перед самим Человечеством, приближая читателя тем самым к осознанию своей причастности и ответственности перед всем и вся, перед всей Вселенной, живой и неживой, одушевлённой и неодушевлённой, материальной и нематериальной. И пусть мои строки выглядят пафосно и вызовут кривые усмешечки у некоторых сообщан, пусть, всё это мелкое и преходящее...

Стоит ли писать о том, что это вторая книга из трилогии о Максиме Каммерере? Те, кто читали или читает Стругацких, знают это и без моей подсказки, а иным эта информация будет по барабану (или по пистолету). Однако же вот написалось, хех :) Особенностью и этой трилогии, и других связанных между собой книг АБС является то, что каждую из них, в принципе, можно читать в отдельности, а вовсе не по порядку — смысл каждой отдельной повести вполне понятен и ясен. Однако же в своё время я намеренно перечитал всю трилогию в той последовательности, в которой писались её отдельные повести: ОО, ЖвМ и ВГВ. Прежде всего было интересно посмотреть на стадии взросления ГГ, Максима Каммерера, ну и на стадии «взросления» самих авторов. Тем более, что последняя повесть трилогии является заключительной повестью всего «полуденного» цикла...

Знаете, в разных фанфиках по этой повести как-то осудительно и иронически писалось о «синдроме Сикорски», и я почти уже и сам уверился в том, что старый Руди, мудрый «Странник» совершил громаднейшую ошибку, так поступив с Львом Абалкиным. Но вот сейчас тщательно и внимательно переслушал эту повесть, и убедился в том, что Сикорски как руководитель КомКона-2 был совершенно прав во всех своих и предположениях, и сомнениях, да и в конечном поступке, пожалуй, тоже (как ни прискорбно это звучит). Потому что у авторов в тексте повести совершенно отчётливо прописаны все признаки включения у Льва «программы странников» и тот же самый Лев не дал возможности ни Сикорски, ни Каммереру убедиться в том, что таковой программы нет или что она совершенно безопасна для Земли и землян...

Если кто-то что-то в этой рецензии не понял, то всё можно исправить очень просто — нужно взять и прочитать эту небольшую и увлекательнейшую повесть братьев Стругацких. Чтобы вместе с Максимом и Рудольфом попереживать и поискать ответы на поставленные перед ними в повести вопросы. Поставленные перед ними, и перед всеми нами, перед каждым из нас и всеми нами как единым целым Человечеством...

Оценка: 10
–  [  15  ]  +

Ссылка на сообщение , 10 июля 2014 г.

Сразу скажу: тех Читателей, которые взялись за «Жука» в надежде, что книга окажется второй частью «Обитаемого острова», ждёт разочарование. Убери знакомые фамилии героев и вставки из инопланетных отчётов Абалкина – и книга будет читаться, как абсолютно обособленное произведение, несущее, впрочем, значительный социально-философский подтекст, который, впрочем, давно знаком искушенному Читателю по другим произведениям Братьев. И этот подтекст – безупречен. В очередной раз Братья доказывают нам, что абсолютной правды в мире нет, а за сделанный выбор неизбежно приходится платить. В очередной раз приучают нас, что мыслить только категориями «плохое» — «хорошее» — в корне неверно. В очередной раз спрашивают каждого из нас: а как бы ты поступил на месте Сикорски? И в очередной раз предлагают нам самим найти выход в ситуации, выхода из которой нет.

Некоторые станут утверждать: Сикорски — чудовище. Однако что такое жизнь человека в сравнении с жизнью всей человеческой расы? Другие скажут: Сикорски был прав. Но кто дал ему право ради потенциального (повторяю: всего лишь потенциального) спасения человечества решать судьбу конкретно взятого индивида? Думай, Читатель, думай… Это уравнение со множеством неизвестных каждый должен решить сам для себя, и списать решение ее у соседа не выйдет. Хотя бы потому, что переменные в ней – разные для каждого из нас. Равно как и главный герой для каждого – свой. Я, например, выбираю Сикорски. Хотя бы за то, что он не побоялся взвалить на свои плечи тяжелый груз ответственности за сохранность человеческого Рода, за то, что смог принять решение – правильное, или нет, никто не знает, да и вряд ли узнает, и за то, что сумел принять это решение в доли секунды. Возможно, заранее зная, что до конца своей жизни не сможет спокойно спать по ночам от непонятных, и каких-то совсем чужих, засевших в памяти строчек:

«Стояли звери

Около двери…»

Оценка: 8
–  [  15  ]  +

Ссылка на сообщение , 2 декабря 2012 г.

Сложно да и незачем писать развёрнутый отзыв о «Жуке в муравейнике». Сильная повесть, оставляющая, как и большинство текстов Стругацких нечто вроде инверсионного следа, который раз за разом возвращает к прочитанному. Как оно там было на самом деле? Значимы те или иные намёки или это только художественный приём? Можно ли исключительно исходя из текста восстановить ход событий, достаточно ли улик разбросали авторы по тексту?

И дело не в том, что такие уж глубокие вопросы поднимают Стругацкие. Глубокие, что спорить. Но дело ещё в форме. Мастерски и точно в панорамное полотно, открывающее огромную перспективу, вписаны маленькие люди, которые приковывают к себе внимание намертво.

Отвечая на вопросы оффлайн-интервью, Борис Стругацкий озвучил что-то вроде авторской интерпретации повести. Это, на мой взгляд, избыточная информация, лишающая текст стереоскопичности. Но, думаю, читатели любые интерпретации за рамками текст могут в расчёт не брать.

Оценка: 10
–  [  15  ]  +

Ссылка на сообщение , 8 апреля 2010 г.

Понравилось. Читается легко и захватывающе. Сюжет скорее детективный. Читал перед Малышом и ОО. Поэтому было не ясно даже больше, чем и так не ясно. Я наивно думал, что из предыдущих книг можно узнать многое про Голованов, Пандору и «Мертвый Мир». Ну Стругацкие не очень любят повторяться. Голованы у них получились замечательные. Сперва мне казалось, что это цивилизация намного более деревенея чем люди, но со второго раза осознал, что Голованы — цивилизация спутник. Они может и умнее людей, но какая-нибудь гуманоидная цивилизация рядом им необходима для развития.

Кое что мы узнаем о тагорской цивилизации. Хотя при этом достаточно мало.

Что все-таки должны делать прогрессоры я так и не понял. Насколько активно должно быть их вмешательство и чего они все-таки добиваются. С КОМКОН2 все намного проще, понятнее и поэтому страшнее. Если присмотреться в сюжете можно увидеть след греческих мифов о пророчествах, где попытка изменить пророчество приводит к его исполнению.

В любом случая остается недоумение, чем можно оправдать такую жестокость по отношению к Абалкину. Куда смотрят психологи, если есть потенциально опасный человек, то сознательно сводить его с ума — самоубийство.

Концовка оставляет больше вопросов, чем ответов. Почему заначка генофонда для тагорян была на их родной планете, а для Землян Странник знает где. Уничтожить всегда проще, не говоря уж про, то что цивилизация может выйти в космос не научившись выращивать детей в пробирке. Рождается мысль, что Странники очень хорошо знают земную психологию: человек-любопытен. Сами Стругацкие предполагают, что просто исследуется реакция человечества на стрессовые воздействия. Иногда кажется, что Странники — это сеятели из «Принцесса стоит смерти» Лукьяненко.

Оценка: 9
–  [  14  ]  +

Ссылка на сообщение , 17 июня 2009 г.

Это одна из самых сильных книг, что я читала. По окончании меня просто потрясывало, я засиделась на работе допозна, потому что не могла оторваться от экрана.

Жуткая вещь, необычайно красивая именно тем, что просто и по-человечески страшная. Пробирающая, без всяких возвышенных фантазий, картинных ужасов и морей кетчупа.

Льва Абалкина банально жалко — система сначала сломала человеку жизнь, а потом уничтожила его. Зачем — так и непонятно. Можно было бы еще как-то понять и оправдать это, если бы действительно была цель. Но в данном случае именно непонятность и смутность угрозы делает причиненный вред непомерно большим.

Кто-то на фанатском форуме написал, что вариант «Абалкин — диверсант странников» с точки зрения идеи и сюжета гораздо интереснее вариант «Экселенц — старый дурак». Не могу согласиться. Просто речь идет о слишком разных по уровню сюжетах.

Роман неровный, да. Мне даже кажется, что у авторов получилось немного не то, что они задумывали — ведь по тексту это очередные приключения, пусть и драматические. А по идее, которая открывается за всей этой шелухой — социальная драма.

Классическая трагедия Ивана Карамазова, ни больше ни меньше. Беда только, что бога в этом мире нет, и вина за причиненное зло ложится непосредственно на людей. Злые Стругацкие ставят проблемы, но никогда не дают ответов)) Грустно, на самом деле, потому что у меня их тоже нет.

Оценка: 10
–  [  12  ]  +

Ссылка на сообщение , 26 февраля 2011 г.

Роман очень понравился, поэтому поставил десять. Что в нем хорошего? Первое, что отметил после прочтения: все персонажи ХОРОШИЕ: гуманоиды и негуманоиды! Драма в романе, целиком и полностью следствие очень сложной ситуации и потому нет необходимости в отрицательных персонажах (а еще говорят, что без злодеев никуда:smile:). Идея, сюжет, исполнение — все на высоте! Стоит сравнить с «Обитаемым островом» — «Жук...» без натяжек, чувствуется замечательная простота и свобода.

Очень хорошо, что Стругацкие не стали опускаться до разгадки тайны «тринадцати» — качество, от этого, только бы проиграло... Финал является некоторым разрешением ситуации, которое, конечно же, не удовлетворило ни персонажей, ни авторов, ни читателей. Добрую улыбку вызвала история с независимым и непреклонным музеем, который не передает экспонатов даже Господу Богу...:smile:

Оценка: 10
–  [  12  ]  +

Ссылка на сообщение , 5 мая 2009 г.

Жук в Муравейнике пожалуй один из самых лучших детективов Братьев, а вернее псевдодетективов: неопределённовсть не устранятется по мере приближения к концу, а только нарастает. В книге очен яркие персонажи, прекрасный, утопичный мир Земли, интересный, захватывающий сюжет. Книга сделана в виде дневника Максима, со всеми атрибутами, кроме того в книге присутствует анализ нескольких документов, из личного дела Льва Абалкина, причём если взять «Волны гасят ветер», то там документы были просто вплетены в сюжет вывод должен был делать читатель, здесь же Максим Каммерер рассуждает и делает выводы из этих документов(их немного, но на них изначально завязан сюжет, как впринципе и во многих детективах), похожий приём был и в Обитаемом острове, когда Прокурор делал выводы о самом Максиме В книге переплетены две как бы маловзаимосвязанные сюжетные линии(Расследование Максима и «Голован в космосе»), интересный, хотя и не новый приём придаёт книге большей бодрости, и даёт понимание самой личности Льва Абалкина. Книга очень философская, толкает на размышление о том кто есть человек, об отношениями между мужчиной и женщиной, общении между людьми, и конечно же проблему личной этики, гуманности. Книга читается легко, быстро, увлекаетельно. Как и практически все книги Стругацких после прочтения «просит» прочитать её ещё раз

Оценка: 9
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение , 22 января 2011 г.

Со времен событий, описаных в «Обитаемом острове» прошло около двадцати лет, Максиму сорок пять и он давно уже работает на Земле в организации, именуемой КОМКОН-2, под руководством Рудольфа Сикорски, которого теперь называют не Странником, а Экселенцем. Однажды Максим получает от Экселенца задание найти недавно прибывшего на Землю Льва Александровича Абалкина, Прогрессора работавшего в последнее время на Саракше. Там он в составе группы занимался разведкой в Островной Империи, но, после гибели связного, самовольно прервал задание и отбыл на Землю. По прибытии на родную планету он нигде не зарегистрировался, сложилось такое впечатление, что Абалкин ударился в бега. С самого начала у Каммерера возникает ряд вопросов, на которые его руководитель не спешит отвечать, лишь вручает ему папку с бумажным (что особенно поразило Максима, так как бумага уже давным-давно не используется) документами для ознакомления. Всю миссию засекречивают, предлагая Максиму выступать в расследовании под маской журналиста, решившего написать книгу о Льве Абалкине и его исследованиях голованов — расы разумных собак-мутантов с Саракша. Каммерер начинает подозревать, что молчит Экселенц неспроста, а с Абалкиным связана так называемая тайна личности, то есть некое очень важное событие, непосредственно касающееся человека, но остающееся для него в тайне, например, медицинская информация о смертельно-опасном заболевании или о тяжком проступке, совершенном бессознательно, или о сознательном действий приведшем потом к непредвиденным тяжелым последствиям, о которых человек не знает. Но он даже не представляет, какой окажется правда на самом деле.

Первую и вторую часть цикла о Максиме Каммерере разделяют двадцать пять литературных и восемь реальных лет. «Жук в муравейнике» вышел в свет в 1979 году, продолжив историю, публикация которой на долгие годы закрыла перед братьями двери издательств. Сравнивая эти два романа можно четко различить изменение мировосприятия авторов. Мир «Полудня», изначально задуманный как коммунистическая утопия, уже в «Острове» начал претерпевать изменения, хотя они и были плотно прикрыты событиями на другой планете, жизнь на которой развивалась совершенно по другому сценарию. Не будем сейчас касаться того, что этот сценарий в той или иной мере отражал реальное положение дел в СССР. Но всё же земляне, в лице Мака Сима, представлялись этакими уберменшами, чистыми душой рыцарями без страха и упрека, которые готовы идти в огонь и воду ради слезинки ребенка. Лишь образ Странника, более-менее раскрывающийся в финале, мог вызвать настороженность неким несоответствием тем моральным принципам, которые так ярко проявлялись в Максиме. «Жук» же практически с первых страниц дает пишу для размышлений в стиле «прогнило что-то в датском королевстве». Казалось бы человеческая цивилизация давно и накрепко забыла о такой вещи, как государственная тайна, совершенно секретные документы и работа под прикрытием. Только Прогрессоры, волей-неволей вынужденные работать с другими, зачастую чуждыми людям, культурами, могли сталкиваться с таким в своей жизни. И тут на тебе! Не где-нибудь на Саракше, а на нашей матушке Земле, оказывается, всё это присутствует. Мало того, оказывается людская природа не так уж изменилась и человек всё так же злится, ревнует, оскорбляет и сам оскорбляется, лжет и пытается манипулировать другими. Если в ранних романах Полдень человечества был солнечным и безоблачным, то теперь «погода» изменилась — от текста веет атмосферой пасмурного и сумрачного дня, атмосферой мрачной и неуютной. За красивым фасадом скрывается не то чтобы неприглядная действительность, но некое несоответствие основной идее. В романе присутствуют очень многие действующие лица из повести «Малыш» — есть и Горбовский, и Котов с Вандерхузе, но они играют в происходящем лишь незначительные роли. В отличие от Майи Глумовой. В «Малыше» у неё образ увлеченного, тонко чувствующего романтика, готового поставить на кон свою репутацию ради блага другого. В «Жуке» же образ претерпевает странные метаморфозы — в сцене знакомства Максима с ней в музее она выглядит форменной истеричкой, затем выясняется, что в детстве она была неоднократно бита юным Абалкиным, который считал её своей собственностью. Откуда такие проявления чувств в утопическом обществе Полудня? Что так изменило людей? Или это просто изменился угол зрения авторов на затронутую ими тематику, более прозаичным (или циничным) стал их взгляд на природу человеческую? Как бы там ни было, но «Жук в муравейнике» разительно отличается от «Обитаемого острова» как в эмоциональном плане, так и общей динамикой сюжета. Он уже не рождает в душе сильных чувств, не пытается задеть за живое. Напуская детективного тумана, авторы лишь стараются показать несовершенство картины, написанной ими же в более ранних произведениях. Наиболее динамичными и захватывающими на этом фоне выглядят лишь записки Льва Абалкина о его экспедиции на Надежду, где жители поражены эпидемией преждевременного старения, и проведении там исследований совместно с голованами. Они же служат прекрасной иллюстрацией к тезису непознаваемости чуждого разума, который может функционировать опираясь на абсолютно не свойственную человеку систему морально-этических ценностей и преследуя свои, зачастую не очевидные цели. Так же красной линией через весь текст проходит тема Странников, характерная для многих романов Полуденного цикла — они, как считают земляне, активно работали на Надежде, они же играют в судьбе Абалкина ведущую роль. Тайны и недомолвки,заставлявшие Каммерера, а с ним и читателя, блуждать в тумане предположений добрых две трети текста разрешаются лишь в финале, когда Экселенц решает рассказать Максиму и Айзеку Бромбергу обо всех обстоятельствах, составляющих тайну личности Абалкина. Непосредственно финал авторы оставляют открытым, давая читателю возможность самому определить меру вины Абалкина, а так же решить — а был ли он вообще виноват. Решение Экселенца в такой ситуации выглядит далеко не бесспорным, но, может быть, единственно возможным и логичным, что ещё раз показывает скрытую порочность общества Полудня. Кстати, четверостишие, вынесенное в эпиграф романа, придумал сын Бориса Натановича Стругацкого.

Итог: продолжение истории Максима Каммерера оказалось не совсем продолжением. О том, что было на Саракше читатель может узнать лишь из намеков и мимоходом приведенных фактов, не складывающихся в общую картину, а лишь дающих увидеть её небольшой кусочек. Эта книга писалась не для того. Личность Максима как таковая служила лишь отправной точкой для разговора о единоличной ответственности за принятие сложных решений, когда результат ошибки не прогнозируется вообще, да о вечном тезисе про власть, которая развращает. Мизантропия и разочарование в природе человеческой, характерные для позднего творчества авторов, уже проложили тропку в этот текст, делая его пасмурную атмосферу ещё более безрадостной. Рекомендую всем любителям социально-философской фантастики, остальные же, скорее всего, будут несколько разочарованы сухостью и неуютностью текста.

Стояли звери

Около двери.

В них стреляли,

Они умирали.

Оценка: 8
–  [  11  ]  +

Ссылка на сообщение , 18 июня 2010 г.

Ох, и непростые же вещи написаны Стругацкими. Перечитывая их в разном возрасте, глядя на них с разных точек зрения, находишь каждый раз нечто новое. Вот «Жук...», перечитанный в который уже раз. Посмотрим на него немного с другой стороны.

Каким же все-таки оптимистичным был взгляд авторов на описываемое будущее! Даже с учетом всего написанного по поводу спецслужб и их влияния на судьбы простых людей. Представьте себе такую ситуацию: Начальник отдела КГБ, или ФСБ, или любой зарубежной спецслужбы обсуждает с ближайшим помощником детали спецоперации по поиску и потенциальному задержанию некоего опасного «клиента» — и тут клиент сам вживую появляется в кабинете, где происходит обсуждение, дерзит, угрожает , а потом спокойно покидает учреждение! Зная даже хоть и понаслышке, как функционируют подобные организации, мы понимаем, что такой ситуации не может быть в принципе. В книге же именно так и происходит, при этом у читателя никакого отторжения не происходит, нет ощущения неправдоподобности происходящего... То есть авторы предполагали, что в описываемом будущем доверие к согражданам будет настолько высоко, что в таком происшествии не будет ничего экстраординарного.

И еще один момент...В следующей повести, «Волны гасят ветер», мы находим отсылки на «синдром Сикорски», «трагедию Абалкина», показывающие нам, что проблема подкидышей была в конце концов решена. Каким образом? С помощью каких средств? Предполагая, что действие «Парня из преисподней» (где действует один из близнецов, Корней Яшмаа, демонстрируя причем нечеловеческие способности) происходит ПОСЛЕ описываемых событий, можно сделать вывод, что решение это было удачным и , как минимум, не ущемляющим ничьих интересов. Так не был ли злосчастный выстрел Рудольфа Сикорски злой необходимостью, без которой фактически патовое положение наконец сдвинулось с мертвой точки? Возможно, этот выстрел внес некие изменения в программу, заложенную в подкидышей? А программа была заложена, в этом нет никаких сомнений...

Оценка: 10


Ваш отзыв:

— делает невидимым текст, преждевременно раскрывающий сюжет, разрушающий интригу