Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «Wladdimir» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »


Страницы: [1] 2  3  4  5  6  7  8  9 ... 265  266  267

Статья написана сегодня в 10:23

15. Четырнадцатого ноября 2000 года в Варшавском центре культуры (WOK) состоялось празднование 18-летия журнала “Nowa Fantastyka” (“Fantastyka” до 1990 года). Репортаж об этом событии за подписью (mlksjs) и под заголовком “Urodziny w WOK/День рождения в ВЦК” напечатан на странице 54. Чуть дальше, на стр. 57, расположены фотоснимки, сделанные на этом мероприятии.

16. Рядом (стр. 54-55) напечатан интересный материал, который озаглавлен следующим образом: «“Fantastyka” na kartach dzienniczków Adama Hollaneka/”Фантастыка” на страницах дневников Адама Холлянека». Это и в самом деле выдержки из дневников первого редактора журнала, подготовленные и предоставленные редакции его дочерью, Анной Холлянек. Вот перевод этого текста.

«Первые упоминания о журнале НФ, не имевшем поначалу названия, появляются в январе 1982 года. В нашем доме на Гурношленской стали бывать молодые люди, позже вошедшие в состав коллектива, редактировавшего журнал “Fantastyka”, в дневниках они фигурируют как «молодые люди из круга НФ» или чаще более коротко: «молодежь НФ», «парни НФ», «мои ребята», «мои юные партнеры». Позже мы обнаружили, что на Евроконе в Загребе о коллективе журнала “Fantastyka” говорили столь же ласково: «Hollanek and his boys”.

Эти очаровательные ребята НФ уже на первом общем собрании сумели причинить отцу некоторые неудобства, о чем он и написал в дневнике.

15 января 1982 г. Сегодня смесь оптимизма и безнадежности, молодежь хочет развивать НФ, что-то делать, вложить энергию, у меня ищут совета, помощи. Попытаемся вместе создать какой-нибудь новый журнал. (…) Только они очень много сигарет выкуривают…

Со временем под разными датами появляются другие определения для членов редакции «Фантастыки»: «моя команда», «мои ленивые парни», «ребята, которые ничего не делают».

Все чаще звучат нотки беспокойства. Вначале из-за самого журнала:

21 января. Приходят мои ребята из круга НФ и вливают в жилы капельки надежды и юношеской энергии; может быть что-нибудь и получится из наших стараний, хотя все прежние журнальные проекты рассыпались в прах.

3 февраля. Теряю надежду на то, что удастся хоть что-то сделать.

11 мая. Пытаюсь под натиском молодых продвинуть журнал НФ. Энергично, но без особой надежды. Знаю, чего стоят те, которые заведуют журналистикой и культурой.

23 мая. В RSW “Prasa” должны уже принять решение относительно журнала “Fantastyka” – сомневаюсь, что из этого что-нибудь получится.

6 июня. Звонили сегодня мои НФ-ребята – состоится какое-то совещание с пани Тепли из RSW “Prasa”, которая возможно будет издавать наш журнал. Ни капельки в это не верю.

9 июня. Разговор с дир. Тепли из RSW “Prasa” относительно журнала, который я с моими молодыми партнерами мог бы редактировать. 80% вероятности в том, что журнал появится. Полной уверенности нет.

Переговоры с RSW “Prasa” продолжались аж до 2 июля 1982 года, когда отец записал: Вроде бы я должен быть довольным, даже, может быть, скакать от радости. Журнал утвердили. И тут же добавляет: Боюсь немного, а даже очень боюсь этой работы.

И, собственно, в том же тоне звучат все последующие записи о том, как начинался журнал:

5 июля. Сегодня первое совещание в издательстве относительно программы моего журнала “Fantastyka”. Не полностью всем этим владею. (…) Не кажется мне, что я смогу когда-нибудь издавать эту «Фантастыку», хоть она уже и есть.

8 июля. Нужно как-то усмирить этот балаган, который вкрался в нашу подготовку журнала. Немного теряюсь во всем этом. Упрекаю ребят в том, что они ленивы. Ничего не делают.

10 июля. Перипетии с моей командой. Может быть эта “Fantastyka” вместо победы принесет мне поражение? (…) Был на исповеди у Сташека Лема. Сотрудничать не желает. (…) Огромная скука, огромная масса рационализма. (…) Движусь, словно в густой мгле. Не понимаю людей. Не знаю, как улаживать конфликты амбиций, соперничества. Зачем мне все это? И все еще не знаю своих пределов. И шкалы не знаю тоже. Спасаюсь тем, чем спасаться не должен.

25 июля. Боюсь за журнал, боюсь этой работы с моими партнерами.

С сентября, когда уже почти готовы были три номера «Фантастыки», эмоции пошли на спад. Записи утратили драматичность, настроение поднялось, и уже стало можно спокойно констатировать: Разумеется, я делаю свою «Фантастыку». Часто ссорюсь с этими гангстерами – моими сотрудниками.

И далее в спокойном тоне:

24 сентября. В редакции вспыхнуло нечто вроде бунта против меня. Смягчил, махнул рукой. Из-за чего нам ссориться? За что сражаться?

2 октября. Nihil novi. Весь на нервах в редакции. Может быть это плохо? Первый номер журнала должен выйти в свет около 20 октября. Жутко волнуюсь, боюсь провала.

С огромным опозданием выходит этот самый первый номер журнала “Fantastyka”, якобы октябрьский. В ноябре появляется наконец в киосках, и отец скептически замечает: Не нравится мне “Fantastyka” – журнал скучный, без иллюстраций. (…) Удержится ли он на рынке? В нем так много американизмов.

В дневниках Адама Холлянека не так уж и много нареканий на молодой коллектив. А если таковые и появляются, то рядом с самокритикой. Например: Ссоры с людьми в редакции. Действительно неприятная атмосфера. М. (Мальский, тогдашний секретарь редакции) говорит, что я плохо отношусь к людям. Добавлю – прежде всего к себе.

“Fantastyka” очень быстро становится популярным журналом, начинает приносить успех. А тем временем:

9 ноября 1983 г. Горько переживаются все неприятности, доставляемые коллегами. Чтение писем тоже наполняет горечью. Не радует ни творчество, ни слава.

В другом месте: Когда возвращались из редакции (со мной в машине ехал Паровский), меня задел автобус. По-моему, дал маху водитель автобуса, моей вины не было. Ничего страшного, но Паровский будто бы онемел. Ничего не сумел сказать, будто ничего не видел. И такую позицию по отношению ко мне, судя по всему, займут все эти молодые люди, когда в редакции дело дойдет до окончательных разборок. (…) Это отравляет мне жизнь. Говорю себе: не стоит дурить этим голову, но оно само приходит. Для меня всегда есть нечто важное. Никак не могу научиться вести себя спокойно и уравновешенно. Я всегда вспыльчив и нетерпелив.

Пришла пора определенных конфликтов в редакции. Расколов, о которых читатели не имели понятия. Некоторым людям пришлось уйти из редакции. Те, которые остались, образовали коллектив, который в дальнейшем почти не претерпел изменения.

Спустя какое-то время обстановка стабилизировалась: (…) а в редакции «Фантастыки» фантастически повысились настроения после ухода Вуйцика и Марковского.

Иногда эти описания и вовсе идиллические: Час тому назад вернулись из Голейова (в Тарнобжегском воеводстве, около Сандомира). Осенний пейзаж, бабье лето (за исключением дня приезда). Наши Дни Фантастики, вручение премий, дискуссии, заседание Уорлдкона. Гоффман говорит: «Власть в Уорлдконе валяется под ногами». Несколько дней моего Королевства Фантастики. Ночные пирушки, походы за грибами, люди знакомые и незнакомые, споры. Длилось это с четверга по сей день. Дети говорят, что было здорово, мы с Евой с ними соглашаемся.

Официальная деятельность журнала хорошо известна читателям его страниц, а о закулисной узнаем из дневников.

10 января 1985 г. Переезд редакции. Новое помещение, перегородки из шкафов, бардак, но Срудмесьце. (…) Дискуссия на радио, вела Вечерковская. Перекрикивал своих собеседников – Паровского с Невядовским.

17 января. Сегодня после обсуждения номера устроили прием в новом помещении по случаю моих именин и дня рождения Родека. Были также официальные лица из RSW и нашего издательства, которые раздавали сотрудникам редакции медали. Досадно, что пани Тепли, когда я подал ей плащ, а она не попала руками в рукава, заявила мне при всех: «Вы всегда и все делаете мне наперекор». Несимпатично это было. Она меня терпеть не может. Позже дома у нас были Бугайский и Невядовский. Вспоминали прежние времена за водкой.

7 марта. Всем кажется, что мне замечательно живется. Прекрасная работа, позиция, семья. Рай. Езжу, куда вздумается. Тем временем в редакции не устают разногласия между мной и остальными, зачастую мне кажется, что эти люди, которые стольким мне обязаны, готовы от меня избавиться при первой же возможности. Возможно они, большинство по крайней мере, творят такое, почти не отдавая себе в этом отчета. Наверное есть и такие, которые хотели бы сами вести этот журнал смелее, агрессивнее, нежели я это позволяю. Кто тут прав? Они? Ругаюсь (…), даже с Фиалковским открыто говорил о современности, а сам считаю компромисс лучшим выходом.

10 марта. Жутко раздражают проблемы с бумагой. Поссорился с директором издательства, Гоффманом, который предложил забрать у нас восемь столбцов и издавать журнал то на 48 столбцах, то опять на 64. Вечно такие вот перипетии, раболепие многих людей, наплевательское отношение, бескорыстная каверзность.

Случались за кулисами и весьма нервные ситуации:

12 мая. Вернулись в дурном настроении, с горечью и неприятным осадком из Сташева. Я построил этот журнал “Фантастыку”, молодые люди делают его вместе со мной не самым плохим образом, но их легкомысленность иногда обретает самоубийственный характер. Сами уничтожают то, что построили. Прискорбный, вероятно спровоцированный инцидент с фильмом “Przesluchanie/Допрос”. UB везет меня и Яцека Родека на фактический допрос. (…) С одной стороны бьют за смелость, а с другой – за консерватизм. Я пытался что-то сделать, но удовлетворения от этого не получил. Ну и жизнь.

И наконец очень унылое:

24 июля. Потрясла смерть от рака Зайделя. Ему было 48 лет. Еще съездил с нами в Фанано (Уорлдкон, май 1985). Но Аккерман – американский фэн № 1 – спросил у нас, у меня с Фиалковским, -- кто такой тот вон серый человек на том конце стола? Это был Зайдель. Он плохо себя чувствовал, все время спал. Как подумаешь (…) Зачем живешь? Не надо детей на свет рожать…

Вот более или менее таким выглядело начало существования «Фантастыки» на страницах дневников ее первого редактора Адама Холлянека.

Не так давно мы с мамой вернулись домой. На полках под потолком у нас там стоит трилогия Сенкевича. «Потоп» лежал на столе. Ни я, ни мама не признаемся, что это мы его с полки сняли. Не мог этого сделать и мой племянник, шестилетний внук папы (лестницы у нас нет). Следует очистить от подозрений и Фанту, нашу старенькую таксу. Получается, что это призрак Адама Холлянека крутится по дому и в свободное время читает Сенкевича, которого даже при жизни никогда не ставил на полку.

Я уверена, что он все время за нами приглядывает. Не только за прямыми потомками по крови, но и за своими ребятами из редакции «Фантастыки», к которым относился воистину по-отечески (что ярко отразилось в его дневниках). Присматривает он, наверное, и за самим журналом, который часто называл своим ребенком и который только сейчас достиг совершеннолетия».


Статья написана позавчера в 07:12

5. В рубрике «Кино и фантастика» Мацей Паровский/Maciej Parowski в статье “Kruk 3 jako detektyw/Ворон-3 как детектив” рассказывает о фильме режиссера Бхарата Наллури “The Crow: Salwation” (стр. 58-59); Аркадиуш Гжегожак/Arkadiusz Grzegorzak рецензирует в статье “Prysły zmysły?” фильм “Unbreakable” режиссера Найта Шимальяна (СШАб 2000) (стр. 60-61); а Марцин Шимуля/Marcin Szymula в статье “Doczekać świtu/Дожить до рассвета” знакомит читателей журнала с фильмом “7 Days to Live” режиссера Себастьяна Неманна (США, 2000) (стр. 62-63).

6. В рубрике «Критики о фантастике» Доминика Матерская /Dominika Materska знакомит в статье “Strachu, krocz za mną/Страх, ступай за мной” c историей и проблематикой литературного жанра “HORROR” (стр. 65-67). Эрнест Теодор Гофман, Мэри Шелли, доктор Полидори, Роберт Льюис Стивенсон, Эдгар Аллан По, Оскар Уайльд, Брэм Стокер, Герберт Джордж Уэллс… В номере опубликована только первая часть статьи. Окончание – в следующем номере.

7. В подрубрике «Рецензии» опять же Доминика Матерская/Dominika Materska представляет читателям журнала авторский сборник (первый том четырехтомника, 1951 — 1952) американского писателя Филипа Дика «Короткая счастливая жизнь коричневого оксфорда» (Philip K. Dick “Krótki, szęśliwy żywot brązowego oxforda” – это “Beyond Lies the Wub”, 1987. Tłum. Magdalena Gawlik, Anna Kajna. “Prószyński i S-ka”, 2000);

Яцек Дукай/Jacek Dukaj по обыкновению разбирается с эпопеями – здесь под его перо попал первый том тетралогии «Другой мир» американского писателя Тэда Уильямса «Река Голубого Огня» (Tad Williams “Rzeka Błękitnego Ognia”. Tłum. Paweł Kruk. “Rebis”, 2000); книга неплохо написана, легко читается, однако лучше дождаться выхода всех четырех томов и прочитать их подряд – тем более, что сам Т. Уильямс считает эту тетралогию одним длинным романом. Потому что во втором, допустим, томе ничего не меняется: герои странствуют;

Яцек Собота/Jacek Sobota анализирует роман Бориса Стругацкого «Поиск предназначения, или 27-я теорема этики» (Borys Strugacki “Poszukiwanie przeznaczenia albo 37 twierdzienie etyki”. Tłum. Inessa Kim. “Amber”, 2000. Серия “Mistrzowie SF I Fantasy”);

а Ян Була/Jan Buła в общем хвалит роман Роберта Чарльза Вилсона «Дарвиния» (Robert Charles Wilson “Darwinia”. Tłum. Jacek Spójny. “Rebis”, 2000 (стр. 69).

Далее некто Aligator сообщает о выходе на рынок нового познаньского издательства, дебютировавшего выпуском авторского сборника из шести рассказов польского писателя Анджея Зимняка «Ловцы метеоров» (Andrzej Zimniak “Łowcy meteorów”. “Sorus”, 2000); рассказы создавались на протяжении почти 20 лет, поэтому книга представляет собой нечто вроде литературной панорамы творчества пана Анджея;

некто Anihilator советует обратить внимание на роман американского писателя Алфреда Анджело Аттанасио «Другими мирами» (A.A. Attanasio “Innymi światy” – это “The Other World”, 1984. Tłum. Rafał Wilkoński. “Prószyński i S-ka”, 2000), который выгодно отличается от большинства прочих «логично сконструированным сюжетом, хорошим стилем и редким умением сохранять порядок даже в самых странных описаниях»;

некто Predator мельком проходится по третьей части антологии Гарднера Дозуа «Лучшие рассказы НФ 1986 года» (“Najlepsze оpowiadania science fiction roku 1986”. Tom III. Red. Gardner Dozois. Tłum. Jacek Kozerski. “Amber”, 2000);

Изабеля Шольц/Izabela Szolc рассказывает о романе американской писательницы Джили Патон Уолш «Знание ангелов» (Jili Paton Walsh “Wiedza aniolów”. Tłum. Irena Doleżal-Nowicka. “Zysk i S-ka”, 2000. Серия “Kameleon”), поднимающем довольно сложную тему ангелологии;

а Кшиштоф Химковский/Krzysztof Chimkowski находит весьма устаревшим роман американского писателя А.Э. Ван Вогта «Оружейники» (А.E. van Vogt “Producenci broni” – это “The Weapon Makers”, 1945. Tłum. Wieslawa I Paweł Czajczyńscy. “Amber”, 1999. Серия “Mistrzowie SF I Fantasy”) (стр. 69-70).

8. В рубрике «Писатели о фантастике» Анджей Сапковский продолжает публиковать свой новый «бестиарий» “Stwory światła, mroku, półmroku i ciemności/Создания света, мрака, полумрака и тьмы”. В этом, девятом, фрагменте напечатаны статьи: “Lewiatan”, “Lindwurm", ”Llamhigyn y Dwr”, “Odmieniec”, “Ogr” (стр. 71). В биобиблиографии Сапковского на сайте ФАНТЛАБ эта его публикация не отражена, а датировка произведения произведена неверно (см. Stwory).

9. В рубрике «Наука и НФ» печатается статья Томаша Каковского/Tomasz Kakowski “Internetowe uszy kosmosu/Интернетовские уши космоса” (стр. 72-74) – о поисках внеземных цивилизаций программами OZMA, CETI, SETI, SETI@Home.

7. В этой же рубрике Збигнев Дворак/T. Zbigniew Dworak знакомит с книгой американской(?) исследовательницы Китти Фергусон «Черные дыры, или Пойманный свет» (Kitty Ferguson “Czarne dziury, czyli uwięzione światł”. Tłum. Ewa L. Łokas, Bogumił Beniok. “Prószyński I S-ka”, 2000. Серия “Na ścieżkach nauki”);

некто MO/MO (Marek Oramus) рассказывает об интересной книге ксендза Яна Красика «Тревоги и надежды конца веков» (Jan Krasik “Trwogi I nadzeje końca wieków”. “Znak”, 2000);

он же хвалит весьма информативную книгу Мейера Фридмана и Джеральда Фридланда «Десять величайших открытий в медицине» (Meyer Friedman, Gerald W. Friedland “Dziesięć największych odkryć w medycynie”. Tlum. Stanisław Dubiski. “Prószyński I S-ka”, 2000. Серия “Na ścieżkach nauki”);

а Мацей Паровский/Maciej Parowski сообщает о выходе в свет новой книги записей бесед Станислава Лема – на этот раз с Томашем Фиалковским (напомню, что 18 лет назад Лема интервьюировал Бересь). Книга называется «Мир на грани» (“Śwat na krawędzi. Ze Stanisławem Lemem rozmawia Tomasz Fiałkowski. “Wydawnictwo Literackie”, 2000) (стр. 75).

12. В рубрике «Felietony»:

Марек Холыньский/Marek Hołyński открывает новую серию статей “E-mailem z Nowego Światu/Е-мейлом из Нового Света” (Nowy Świat здесь – улица Варшавы, в одном из домов которой поселился автор после возвращения на родину) текстом “Sny i powroty/Сны и возвращения”. Один из снов, который мучил его перед возвращением (и, по его словам, не только его) – ему говорят на границе: «А паспорт ваш американский мы оставляем у себя – вам он больше не понадобится» (стр. 76);

Лех Енчмык/Lech Jęczmyk в статье “Imperium nie upadło/Империя не пала” из цикла «Новое средневековье» (стр. 77) развивает тезис: "Римская империя не пала, как говорит об этом история, она трансформировалась к XX веку в советско-американскую империю, в которой ее вожди (и с той и с другой стороны) прекрасно ладили друг с другом";

а Марек Орамус/Marek Oramus в статье “Świr cywilizacyjny” из цикла “Piąte piwo” бегло (и язвительно) проходится по хорошо иллюстрированным страницам книги-альбома американской писательницы Хилари Эванс «Тайны иных миров. Пришельцы из иных миров, НЛО и паранормальные явления» (Hilary Evans “Tajemnice innych światów. Przybysze z innych światów, UFO i zjawiska paranormalne”. Tłum. Marcin Stopa. “Diogenes”, 2000) (стр. 78);

13. В рубрике «На книжном рынке» Войтек Седенько в статье «Ostatni skowyt/Последний визг» рассказывает о декабрьских (22 наименования) новинках НФ (и около) польского книжного рынка (стр. 79).

14. В списках бестселлеров фигурируют на диво много книг польских авторов: “Coś się kończy, coś się zaczyna”, “Miecz przeznaczenia” и “Ostatnie życzenie” Анджея Сапковского, “Grombelardzka legenda” Феликса Креса, “Bomba megabitowa” Станислава Лема, “Cylinder van Troffa” Януша Зайделя, “Żmijowa harfa” Анны Бжезиньской, и одна книга россиянина: “Ostatni władca pierścieni” Кирилла Еськова (стр. 79).

(Окончание следует)


Статья написана 27 мая 07:09

ПАВЕЛ РОДАН

Павел Родан/Paweł J. Rodan (род. 6 октября 1982 в г. Лодзь, настоящ. Paweł Józwiak-Rodan/Павел Юзвяк-Родан) – польский сценарист, режиссер и продюсер документального кино, основатель и главный редактор журнала “Łowca Wyobraźni”, автор НФ рассказа и книги о польском кино в жанре ужасов.

Ровесник журнала “Fantastyka”. В 1998 году основал и возглавил малотиражный журнал НФ “Łowca Wyobraźni”, который выходил по номеру в год вплоть до 2002 года (всего издано 5 номеров).

К моменту публикации в журнале “Nowa Fantastyka” рассказа “Jenny i Dawca Śmierci/Дженни и Даритель Смерти” учился в лицее, активно занимался любительской киносъемкой, писал сценарии, пьесы, критические статьи и заметки для своего журнала, неплохо рисовал. Историю появления в “NF” его рассказа он излагает следующим образом: однажды как-то вдруг в одночасье собрался, сел в поезд и отправился в Варшаву. Там отыскал редакцию журнала “Nowa Fantastyka”, а в редакции нашел главного редактора Мацея Паровского. Тот был явно чем-то занят, озабочен, но не отказал юноше в беседе – внимательно выслушал, расспросил о том, другом и третьем, принял в подарок экземпляр журнала “Łowca Wyobraźni” и согласился посмотреть рассказ, записанный на дискетке. Павел вернулся домой, продолжил учебу, помалкивая о своей поездке, а затем принял телефонный звонок из Варшавы – Паровский сообщил, что берет рассказ в свой журнал. Спустя три месяца рассказ был напечатан. Павел и позже посылал что-то из им написанного в редакцию журнала, но посланное уже не вызвало там к нему интереса. Тем временем он закончил факультет киноведения Лодзинского университета, а затем факультет радио и телевидения Силезского (Шленского) университета по специальности режиссура. Снял изрядное количество документальных фильмов, один из которых – “Mama, tata, Bóg i Szatan/Мама, папа, Бог и Сатана” (2008, студенческий этюд, режиссура, сценарий, съемка, монтаж) – завоевал в 2009 – 2011 годах около полутора десятков премий на различных кинофестивалях. Номинировались на премии и премировались и другие его фильмы. В 2008 году вышла из печати монография “Polski horror, czyli o filmie grozy slow kilka/Польский хоррор, или Несколько слов о фильме ужасов”.


Статья написана 25 мая 00:01

4. Блок «Из польской фантастики» составили два рассказа.

Рассказ “Babylon Square” написал Анджей Стемпневский/Andrzej Stępniewski (стр. 25 – 41). Иллюстрации ЭЛИ ВАГИ/Ela Waga.

«Это очередная польская немного пародийная, наверняка оригинальная манифестация киберпанка. Однако Анджей атакует наше сознание на нескольких уровнях – в рассказе можно найти, например, элементы литературного эксперимента, неприемлемого для большинства фэнов. В рассказе чувствуется также атмосфера родом из Дика, хотя в ней явно ощущается нечто пережитое самим автором текста. Пространство (пространства) в котором перемещаются герои, их дикие приключения, их состояния парарелигиозного всесилия и абсолютного бессилия… все ведет к употребляемым ими веществам, изменяющим сознание… То есть это космический наркотический киберпанк! Может – кибердраг!? Интересно, приживется ли это название?» (Мацей Паровский). На карточку рассказа можно глянуть здесь

И это уже третья наша встреча с писателем на страницах журнала (см. “NF” 12/1996 и 4/1997). Его биобиблиографического профиля на сайте ФАНТЛАБ нет, но кое-что о нем можно узнать, пройдя в этом блоге по тэгу «Стемпневский А.».

Рассказ “Jenny i Dawca Śmierci/Дженни и Даритель Смерти” написал Павел Родан/Paweł J. Rodan (стр. 42 – 53). Иллюстрации ПЕТРА КОВАЛЬСКОГО/Piotr Kowalski.

И это вновь киберпанк. «Virtual Reality – кибернетический, электронный внутренний космос пользуется среди нынешней молодежи таким же признанием, каким пользовался некогда космос космонавтов. Тот вид фантастики порождался мечтами и увлечениями, этот рождается в атомизированном уже обществе перед экранами в головах компьютерных пользователей, интернавтов» (Мацей Паровский).

Карточки этого рассказа на сайте ФАНТЛАБ нет, и об его авторе сайт ничего не знает. А зря не знает.

(Продолжение следует)


Статья написана 23 мая 07:51

ТРЕНТ ДЖЕМИСОН

Трент Джемисон/Trent Jamieson – австралийский писатель научной фантастики и фантастики ужасов.

Работал преподавателем на курсах по развитию писательского мастерства Clarion South Writers Workshop и в Квинслендском технологическом университете. Редактировал журнал “Redsine”. В настоящее время живет в г. Брисбене (штат Квинсленд, Австралия) и работает в книжном магазине The Avid Reader.

Дебютировал в жанре коротким рассказом “Threnody”, опубликованным в австралийском журнале “Eidolon” зимой 1994 года. В дальнейшем опубликовал в австралийских журналах и антологиях еще около двух с половиной десятков рассказов, два из которых номинировались на получение премии “Aurealis” (“Day Boy” – 2008; “Delivery” – 2008), а еще два завоевали эту премию (“Slow and Ache” – 2005; “Cracks” – 2008). Часть рассказов вошла в состав авторского сборника писателя “Reserved for Travelling Shows” (2006).

В 2010 году вышел из печати его первый роман “Death Most Definite/Самая что ни на есть определенная смерть”, тут же номинированный на получение премии “Aurealis” в двух категориях: «Лучший роман ужасов» и «Лучший фантастический роман». В следующем, 2011 году к нему присоединился продолживший его роман “Managing Death/Управление смертью”, а в сентябре того же года «смертельная» трилогия завершилась романом “The Busines of Death/Смертельный бизнес”, вошедшим в состав омнибуса, в котором были переизданы и две первые части.

Другие романы писателя: “Roil” (2011) и “Night’s Engines/Ночные моторы” (2012) (составляющие дилогию) и “Day Boy/Дневной мальчик” (2015).

Произведения Трента Джемисона на русский язык не переводились, его биобиблиографии на сайте ФАНТЛАБ нет.


Страницы: [1] 2  3  4  5  6  7  8  9 ... 265  266  267




  Подписка

Количество подписчиков: 85

⇑ Наверх