Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «240580» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »


Страницы: [1] 2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12

Статья написана 27 июня 17:26

Определение «утопия, написанная в 2000-х» само по себе звучит интригующе. Жанр утопии стал настолько редкостным, что немногие утопии, созданные на протяжении последних 30 лет уже самим фактом своего появления интересны для читателя «в теме».

Что заставляет авторов обращаться к утопическим мотивам? Очевидно, у каждого писателя на то свои причины. Ярослав Веров и Игорь Минаков, очевидно, были движимы идеей сказать своё слово в мире, очень похожем на Полдень Стругацких. Действительно, аллюзий на творчество братьев в романе достаточно: цитаты, фамилии персонажей, прямые ссылки. Мир романа в самом деле получился утопическим, однако свободным продолжением Полуденного цикла его назвать никак нельзя. Авторы явно сотворили что-то своё, причём облекли всё это в форму… технокоммунистической притчи. Технокммунизм – это такая дискуссионная теория, согласно которой эра благоденствия достигается посредством технического прогресса. Мол, рано или поздно развитие технологии, например, интернет-коммуникаций и 3d-принтинга, приведёт к коренным изменениям в социальной структуре общества, и потом капитализм отомрёт сам собой. Как это должно произойти на практике не совсем ясно, впрочем, и в романе об этом ничего не сказано. Понятно лишь то, что в ХХІV веке все живут припеваючи – изжиты социальные конфликты, земляне говорят на одном языке, национальные различия понемногу стираются.

Здешний мир устроен по рецепту из известной песенки – «вкалывают роботы, а не человек». Количество кибернетических механизмов, которые работают, говорят, летают, стреляют, ныряют в виртуальную реальность, исполняют другие необходимые (и не очень) функции просто зашкаливает. Первую треть романа всё это здорово сбивает с толку, названия и диковинный вид этих искусственных созданий мельтешат на каждой странице, не давая толком понять перипетии сюжетной линии. И всё же, если вы сразу не пойдёте на поводу у возникшего желания прекратить чтение, то, возможно, откроете для себя много любопытного. Речь идёт не только об экшне, которого тут, кстати, хватает.

Чем будет занят человек, если у него уже всё есть, а нужда в труде отпадает? Глобальная мамаша-сеть посредством вживлённых в 6-летнем возрасте чипов беспокоится и ухаживает за каждым членом общества. Зачем куда-то летать и что-то там исследовать – есть ведь автоматические космические аппараты. Зачем вообще чем-то заниматься – удовлетворяй свои потребности, развлекайся в виртуале. Естественно, кое-кому не нравится такое положение вещей. Группа не то экстремистов, не то заигравшихся подростков решила удалить чипы и жить без мамкиной опеки. А некоторые вообще надумали воевать с ней…

На самом деле авторы вплотную подходят к ответу на главную теоретическую закавыку технокоммунизма (в своё время я писал о том, что технологическая утопия таит в себе много подводных течений). Ярослав Веров и Игорь Минаков не дают готовых рецептов для жизни в технораю, но преподносят пищу для размышлений на эту тему. То, что поначалу казалось псевдоутопией не совсем псевдо-, а некоторые герои просто запутались в трёх соснах своего мировоззрения…


Статья написана 8 июня 21:05


Молчаливые, чопорные, элегантные, они устраивали гнезда из красных опавших листьев меж корней деревьев, ловили рыбу и прочих водяных обитателей на мелководье и смотрели — всегда с другого берега пруда — на людей огромными, круглыми глазами, такими же бесцветными и прозрачными, как вода. Они не обнаруживали ни малейшего страха в присутствии человека, но никогда не подпускали к себе слишком близко.

(Урсула К. Ле Гуин. "Глаз цапли")


Творчество Урсулы Ле Гуин принадлежит к сокровищнице американской и мировой фантастики. Гуманитарная направленность, социальные и феминистические мотивы – отличительные черты ее произведений. Это и неудивительно, ведь будущая писательница росла в семье профессиональных гуманитариев – антропологов и этнографов. Очевидно, именно родители, которые изучали различные первобытные культуры, в частности индейцев США, привили своему юному дарованию интерес к неевропейским социумам, их развитию и взаимодействию. Детские увлечения, учёба в университете и собственное мировоззрение сформировали неповторимый стиль фантастики и фэнтези Ле Гуин, знакомый многим ценителям жанра по всему миру.

Столкновение антагонистических культур – тема в фантастике не новая. Множество произведений посвящено социальным аспектам такой «войны миров». Достаточно вспомнить наиболее рельефный пример – коммунистические полубоги-земляне versus тормансиане из «Часа Быка» Ивана Ефремова. Характерна подобная проблематика и для социальной фантастики Ле Гуин. Мягкая сила, распространение гуманистической философии, проникновение идей сопровождает процесс взаимодействия общностей в ее романах.

Сегодня речь будет идти об одном из таких романов-противостояний. «Глаз цапли» построен на противопоставлении двух социальных структур с очень разными механизмами внутреннего обустройства. Одни живут в Столице, прячутся за высокими заборами, проводя большую часть своей жизни в домах колониального стиля, окруженных узкими улочками, мечтая о латифундиях и дармовом рабском труде на плантациях. Другие обитают в довольно непритязательном Шанти-тауне и окружающих деревнях, довольствуются скромными результатами своего тяжкого труда на полях, исповедуют принцип ненасилия и не приемлют денег, роскоши, безделья. Первые прячутся от природы, другие живут в гармонии с ней.

Флора, фауна и многое из окружающего мира – чужое, неземное, но – давно ставшее привычно обыденным, ведь на планете Виктория уже успело вырасти одно поколение шантийцев.




Статья написана 2 июня 19:30

Фантаст Александр Лазаревич упомянул меня на своем сайте. Повод — публикация двух больших интервью (1 и 2), которые мы совместными усилиями подготовили полтора года назад. Во многом я не согласен с Лазаревичем, но около десяти лет тому он заинтересовал оригинальностью своего творчества. Оказалось, что расширенная версия интервью, предисловие, выводы, выбранные посты Лазаревича из соцсети образовали целый раздел сайта. Своего рода ненаписанная книга по словам автора.


Статья написана 27 апреля 11:02

Позабытый классик, непризнанный гений фантастики – именно такими эпитетами обычно наделяют критики британского фантаста-космиста Олафа Стэплдона. Его произведения поражают вселенским размахом и временным охватом. В его романах часто отсутствуют персонажи, они напоминают скорее философские трактаты, а не литературные произведения. «Странный Джон» в этом отношении более традиционен. Тут есть протагонист, есть цельная история жизни. Но вопросы, поставленные в книге все так же глобальны.

Первая половина романа представляет собой как бы плотное погружение в личность Джона Уэйнрайта – и в самом деле очень странного мальчика. Во многих отношениях он только внешне напоминает человека. И дело тут не только в сверхспособностях, которыми его щедро наделила природа. Чуждое естество, переливающееся и сочащееся между страницами посредством рассказов подчёркнуто среднестатистического обывателя Фидо, верного оруженосца Джона, вызывает у читающего противоречивые, взаимоисключающие чувства. Наверное, так наши далёкие предки смотрели на крупных, изворотливых и по-своему грациозных рептилий. В этом взгляде – сонм несовместимых эмоций: от восхищения до отвращения.

За грустной историей супермальчика Джона и его последователей стоит одна важная фантастическая (а может и не совсем) проблема, которую поднял Стэплдон. Венец ли творения Человек? Если нет – каковым должен быть алгоритм взаимодействия с Homo superior?

Однажды в истории человеческого вида уже был прецедент, когда два разумных вида схлестнулись в неравной борьбе за ресурсы. Речь о кроманьонцах и неандертальцах. Довольно тёмная история, попахивающая геноцидом. Некоторые действия Джона и ему подобных шокируют. Однако вправе ли мы подходить со своим пониманием к действиям высшей расы? Если бы зачатки нового вида начали объединяться в наше время, не думаю, что события могли бы развиваться по более оптимистическому сценарию. Слишком агрессивны основы нашей современной культуры, слишком ограничено мышление власть предержащих…

Финал романа при всей своей трагичности открыт. Достигли ли колонисты тех задач, которые сами себе поставили? Ведь очевидно, что сохранение индивидуальных жизней – далеко не самая важная цель для Джона и ко. Проникновение в тайны космоса, его прошлое и будущее, работа над умножением вселенской гармонии, пусть и выраженная в туманных, непостижимых для нас формах – во всех этих сферах был достигнут определённый успех. Но это уже совсем другая история, оставшаяся за скобками «Странного Джона»…


Статья написана 26 апреля 16:56

Путь к конкретной книге бывает разным. В основном, конечно, читают то, что находится в фарватере собственных интересов. Но случается и такое, что приходиться забредать на незнакомые тропки тем или выходить на магистрали чуждых областей знания…

Так получилось, что погрузившись в одну философскую, завязанную на фантастике тему, мне на глаза попалось название книги известного физика и фантаста Павла Амнуэля «Вселенные: ступени бесконечностей». Интересуясь астрофизикой, космологией и прочими подобными отраслями науки о природе (хоть и будучи безнадёжным гуманитарием) от книги, заявленной как фантастическая квазимонография, не ожидал такого глубокого погружения в матчасть. Но для потенциального читателя нетехнаря и нефизика труден будет лишь первый теоретический раздел. Формул там нет, однако вытерпеть постоянные «линейные уравнения», «функции», «суперпозиции» и проч. всё же придётся. Даже если вы не в теме, расслабьтесь и позвольте тексту, изобилующему физическими терминами и понятиями овладеть вами. Это нужно для погружения в довольно специфическую для восприятия тематику.

О чём же книга? Если кратко – об эвереттике. Хью Эверетт – американский физик, который в 1957 году в своей диссертации предложил так называемую многомировую интерпретацию квантовой механики. Её суть состоит в том, что существует бесконечное количество иных реальностей (миров), но мы живём лишь в той, которую наблюдаем. Каждый раз, делая самый прозаический выбор, наблюдатель ветвит реальность на два и более варианта развития событий. Идеи Эверетта не были приняты официальной наукой и где-то до 1973 года считались альтернативной физической теорией.

Но в рассматриваемой книге всё не так, как описано выше. Эвереттика признана не только научным сообществом, но и стала неотъемлемой частью бытовой жизни большинства жителей Земли. Как такое возможно? Дело в том, что эта монография из… 2057 года. И приурочена она к круглой дате – 100-летию выхода диссертации Эверетта.

Неподготовленный читатель будет просто ошеломлен стилистикой монографии – настолько досконально была продумана концепция научно-популярной книги из будущего. Справочный аппарат, библиография, персоналии учёных… Ссылки на работы до 2020 года – истинные. Все ссылки на работы после 2020 года – фантастические.




Страницы: [1] 2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12




  Подписка

Количество подписчиков: 35

⇑ Наверх