Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «bvelvet» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »


Страницы:  1  2  3  4  5  6  7  8  9 ... 40  41  42  43 [44] 45  46  47

Статья написана 3 февраля 2014 г. 18:06

Как пишет Биргит Менцель, для «концептуализации эзотерического необходимы более тщательные исследования». Их результаты представлены в оригинальной книжной серии, задуманной как системное междисциплинарное исследование западного эзотеризма. Не все книги в ней равно интересны для филолога, однако на двух изданиях следует остановиться.

В сборнике «Полемические столкновения. Эзотерический дискурс и его Иные» (Polemical Encounters. Esoteric Discourse and Its Others. Edited by Olav Hammer and Kocku von Stuckrad. Leipzig; Boston: Brill, 2007 (Aries Book Series. Texts and Studies in Western Esotericism. 6)) рассматривается пересечение религиозных дискурсов и практик с иными традициями, т.е. в основе пограничные ситуации, позволяющие прояснить сферу оккультного извне. Выделяются, в соответствии с интересами инициаторов проекта, три тематических блока – «Каббала в полемической перспективе», «Ереси, идентичности и межконфессиональные полемики» и «Легитимация идентичностей в современной культуре».




Статья написана 2 февраля 2014 г. 19:51

Еще один фрагмент, не вошедший в статью, опубликованную в "Новом литературном обозрении".

Среди новейших исторических очерков оккультных знаний можно выделить книгу Николаса Гудрич-Кларка «Западные эзотерические традиции» (Goodrick-Clarke Nicholas. The western esoteric traditions: a historical introduction. Oxford university press, 2008). Правда, очерк этот сделан «изнутри» (при поддержке фонда Е.П. Блаватской), хотя и содержит интересное изложение общих установок описания «тайного знания» с позиций традиционных представлений гуманитарных наук. Научное исследование западного эзотеризма – сравнительно недавний феномен. Существуют три кафедры, деятельность которых посвящена непосредственно этому – в Сорбонне, Амстердаме и Эксетере, в двух последних университетах существуют master programs по данной специальности.

Не рассматривая эзотеризм как «отвергнутую форму знания», специалисты пытаются определить основные философские и религиозные характеристики эзотерической духовности. Исторический подход преобладает – и, как следствие, фактография заменяет собственно очерк традиций, запечатленных в текстах.




Статья написана 31 января 2014 г. 14:06

Хотелось бы обратить внимание любителей мистики и оккультной прозы на книгу, в известной мере определяющую пути изучения оккультных текстов. Именно текстов, поскольку в работе Джошуа Ганна речь идет о построении сочинений особого рода, популярность которых связана с особенностями воздействия на читателей.

Прошедшая практически незамеченной работа Ганна «Современная оккультная риторика: масс-медиа и драма таинственности в ХХ столетии» (Gunn Joshua. Modern occult rhetoric: mass media and the drama of secrecy in the twentieth century. Tuscaloosa: University of Alabama press, 2005) посвящена, по словам автора, «объяснению того, что значит поклоняться дьяволу, прежде всего в терминах лингвистической практики, а также созданию исторической хроники нашего служения Сатане в мировом ордене франкмасонов» (xix). Издевательский стиль, в котором вся книга выдержана, не отменяет важности центрального тезиса: оккультисты строят свои доктрины и их описания на основе идеи, что все не таково, каким кажется, что хаос и порядок меняются местами, что выразить это можно, лишь используя «двойной язык». А если мы не примем данных конвенций, то не сможем адекватно воспринять ни книги Блаватской, ни романы Алистера Кроули, ни Мейчена и прочих… Идея исследования не столько текстов, сколько «оккультной риторики» исключительно продуктивна. Постигая язык эзотерических сочинений, Ганн предлагает новый подход ко всему «тайному» материалу. Впрочем, следует учесть, что он основывается на философских построениях ХХ века, и обращения к предшествующей эпохе выглядят изрядно модернизированными. Вместе с тем работа Ганна сближается с философией языка и отходит от специфически филологического материала. «Сложный язык философии близок сложному языку оккультной традиции; обе традиции в равной степени скрывают те истины, которые пытаются обнажить их словари, и обе используют сложный язык, чтобы моделировать читательскую аудиторию. Короче говоря, содержательные сферы философии и оккультного разделяют единую логическую модель дискриминации. Я определяю «риторику» как исследование того, как репрезентации (лингвистические или иные) сознательно или бессознательно вынуждают людей совершать некие действия или верить в некие истины, чего в обычном состоянии не произошло бы» (xx).

В каждом случае изучение «тайного знания» сосредотачивается на определенном круге тем; если же обратиться к первой группе, то мы увидим «два типа анализа: историческая контекстуализация и анализ оккультных тропов» (239). Для середины 2000-х это описание было практически исчерпывающим, и если бы ситуация не изменилась, мы могли бы остановиться только на одной новаторской книге Ганна. Но чем дальше мы знакомимся с работами последних лет, посвященными оккультной тематике, тем больше обнаруживается штудий, которые в классификацию точно не вписываются. О них, может быть, в другой раз.




Статья написана 27 января 2014 г. 20:41

Спасибо всем читателям за отклики и позитивные комментарии о "Книгах Чудес".

Надеюсь, удастся продолжить работу по изданию не переводившихся на русский язык классических текстов.

Помимо "Книг Чудес", в работе находится еще два издания, которые ни по объему, ни по содержанию в серию не вписываются.

Следует отметить еще одну вещь — за долгие годы чтения текстов рубежа 19-20 веков мне попадались в руки книги, которые вряд ли привлекут внимание издателей и вряд ли кому-то известны сейчас. А между тем эти книги для истории нереалистической литературы очень важны... Когда я заводил авторскую колонку — надеялся, что будет время про них писать; времени, увы, не остается, хотя надежды я не теряю. И периодически под тегом "забытые книги" здесь все-таки будут появляться короткие рассказы — именно про книги, а не про авторов...


Статья написана 26 января 2014 г. 18:16




Сижу и медитирую... Хотя альбомы как жанр не люблю, но это — явное исключение...

Сергей Денисенко. Япония: Тысяча в одном. 36 видов Осака и Киото: Альбом графики. – СПб.: Арт-проект, 2013. – 79 с.: илл.

На русском и японском языках

Формат 270х195

Тираж 200 нумерованных экземпляров (с 1 по 33 именные экземпляры)

В альбоме представлены 36 графических работ (тушь, перо) петербургского художника Сергея Денисенко. Художник представляет зрителю виды современной Японии, ориентируясь при этом на японскую графическую традицию.  Здесь можно увидеть и знаменитые храмы и парки, и сценки из городской жизни.

Работы переложены листами кальки, украшенными каллиграфией известного японского мастера Рюсэки Моримото, почетного члена Российской Академии художеств.

Альбом подобен кипсеку: при желании можно развязать шнурок и вынуть понравившийся лист. Если кому интересно — можно подробности узнать у автора: sergey-denisenko64@mail.ru


Страницы:  1  2  3  4  5  6  7  8  9 ... 40  41  42  43 [44] 45  46  47




  Подписка

RSS-подписка на авторскую колонку


Количество подписчиков: 186

⇑ Наверх