Рецензия на книгу Дэна


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «vvladimirsky» > Рецензия на книгу Дэна Симмонса «Пятое сердце»
Поиск статьи:
   расширенный поиск »

Рецензия на книгу Дэна Симмонса «Пятое сердце»

Статья написана 19 января 2017 г. 08:22

«Пятое сердце» называют завершающим томом «литературоцентричной» трилогии Симмонса «Террор»-«Друд»-«Пятое сердце». По-моему, не совсем верно: редкая книга автора обходится без литературных аллюзий. Но тут он, безусловно, довел метод до апогея.

Этюд в литературных тонах


Дэн Симмонс. Пятое сердце: Роман. / Dan Simmons. The Fifth Heart, 2015. Пер. с англ. Екатерины Доброхотовой-Майковой. Обл. Сергея Шикина. — СПб.: Азбука. М.: Азбука-Аттикус, 2016. — 640 с. — (The Big Book. Дэн Симмонс). 5000 экз. — ISBN 978-5-389-09280-8.

Ненастной парижской ночью судьба свела на берегу Сены двух незнакомцев: болезненного вида джентльмена под пятьдесят, недавно приехавшего из Англии, и высокого мужчину со скандинавским акцентом и орлиным профилем, выдающего себя за норвежского путешественника. Обоих привела сюда одна цель: свести счеты с жизнью. Но встреча изменила многое, и уже через пару дней эта странная парочка оказалась на борту парохода, отплывающего прямиком в Североамериканские Соединенные Штаты...

Все ли знал о Шерлоке Холмсе, великом сыщике с Бейкер-стрит, сэр Артур Конан Дойл? Чем больше выходит в свет фильмов и книг, сериалов и комиксов об этом культовом персонаже, тем крепче сомнения. Вот и Дэн Симмонс внес свой вклад в дискредитацию классика. Холмс, с которым знакомит нас автор «Пятого сердца», не слишком похож на героя, якобы сгинувшего в Рейхенбахском водопаде. У него немного другая биография, иной характер, да и приключения, ставшие основой для «отчетов доктора Ватсона», по словам самого сыщика, на самом деле проходили совсем иначе, чем описано в «Медных буках» или «Скандале в Богемии». Впрочем, внести посильный вклад в «альтернативную холмсиану» — не главная и далеко не единственная цель Симмонса. Хотя бы потому, что невольным напарником сыщика становится фигура не менее масштабная: писатель Генри Джеймс, тонкий стилист, классик предмодернизма, автор «Поворота винта», самой известной повести о призраках в англо-американской литературе двух последних столетий. Именно в первой половине 1890-х Джеймс пережил серьезный творческий кризис, который привел к кардинальному изменению манеры письма — и в итоге к неожиданному прорыву, произошедшему когда писателю перевалило за пятьдесят. Ну что ж: погонявшись за убийцами и бомбистами, поневоле пересмотришь жизненные приоритеты...

В «Пятом сердце» Холмс отправляется в Америку чтобы расследовать давнее убийство, выданное за самоубийство, разоблачить мировой заговор и заодно разрешить экзистенциальную проблему: является ли он человеком из плоти и крови — или всего лишь персонажем, придуманным второсортным беллетристом? Тем временем Генри Джеймс, американец по рождению и британец по сознательному выбору, человек наблюдательный, чуткий и умный, исподтишка изучает спутника — и, надо сказать, делает заключения психологически настолько точные, что впору обзавидоваться любому детективу. Будущему классику не чужды снобизм, мнительность, болезненное самолюбие, приступы меланхолии, чересчур серьезное отношение к условностям викторианского этикета, — но это уравновешивается искренним уважением к чужой свободе и чужой жизни, а так же безупречным вкусом и широкой эрудицией в самых неожиданных областях. Ну и еще одна черта роднит его с напарником: с недавних пор Джеймсу тоже не дает покоя вопрос, кто реальнее — тот, кто рожден от мужчины и женщины, или тот, кто сотворен словом?..

Кропотливый филолог и неравнодушный историк найдут в «Пятом сердце» материал, которого хватит для нескольких монографий, не уступающих этой книге по объему. Роман Дэна Симмонса — сложная, многослойная, ажурная стилизация, причем не только под прозу Генри Джеймса («хиленький паровозик-глагол в конце предложения тянет сорок два грузовых вагона придаточных оборотов») и Артура Конан Дойла... то есть, простите, доктора Ватсона. На страницах книги появляются и другие видные представители литературы конца XIX-начала XX веков: Сэмюэл Клеменс, Генри Адамс, Редьярд Киплинг, Теодор Рузвельт — и каждый из них вносит в повествование свой вклад, вплетает в общий хор свой голос. Исторические загадки, до сих пор не получившие однозначного объяснения, сюжетные повороты из бульварной «желтой» серии, прямые и завуалированные отсылки к предыдущим романам автора — в ход здесь идут самые разные ухищрения. Дэн Симмонса не первое десятилетие пристально исследует тему «взаимоотношения между автором, и персонажами, которых он создает», между биографом и героем биографии, сочинителем исторических романов и подлинными историческими личностями, которых тот упоминает. Задача постоянно усложняется, в уравнение вводятся все новые неизвестные: это началось еще в «Колоколе по Хэму» (1999) и в последующие годы шло по нарастающей. В «Терроре» (2007), «Друде» (2009), «Черных холмах» (2010) и «Мерзости» (2013) автор подбирался к этой теме то с одной, то с другой стороны, но апогея достиг, на мой взгляд, именно в «Пятом сердце». Общее впечатление несколько портят прямые и однозначные ответы, которые Симмонс вложил в уста двух резонеров в финале, но что поделаешь: в классическом детективе не обойтись без обязательной «сцены в гостиной», когда сыщик собирает всех подозреваемых и подробно рассказывает им, кто же на самом деле пристукнул графа и стырил фамильные драгоценности.

Пожалуй, «Пятое сердце» лучшая книга Дэна Симмонса за много лет — что уже говорит о многом. Правда, чтобы уловить больше смысловых оттенков, читателю придется как следует покопаться в словарях и биографических справочниках. Но это, мне кажется, не та работа, которая должна пугать поклонников создателя «Гипериона».


Источник:

—  «Мир фантастики» №5, май 2016. Том 153

Предыдущие рецензии в колонке:

(ссылки на рецензии кроме трех последних убраны под кат)

— на книгу Адама Робертса «Стеклянный Джек»

— на книгу Льва Данилкина «Клудж»

— на книгу Майкла Муркока «Глориана; или Королева, не вкусившая радостей плоти»

— на книгу Мариши Пессл «Ночное кино»

— на книгу Гарри Гаррисона «Гаррисон! Гаррисон!»

— на книгу Джонатана Кэрролла «Замужем за облаком»

— на книгу Келли Линк «Вляпалась!»

— на книгу Фредерика Пола «Ретроспектива будущего»

— на книгу Йена Макдональда «Бразилья»

— на книгу Кира Булычева «Похищение чародея»

— на книгу Кирилла Кобрина «Шерлок Холмс и рождение современности»

— на книги Джеймса Грэма Балларда «Высотка» и «Чудеса жизни. От Шанхая до Шеппертона»

— на графический роман Алана Мура «Бэтмен: Убийственная шутка»

— на книги Уильяма Гибсона «Виртуальный свет», «Идору» и «Все вечеринки завтрашнего дня» (трилогия Моста)

— на книгу Кэтрин Валенте «Сказки сироты. В ночном саду»

— на книгу Михаила Успенского и Андрея Лазарчука «Соль Саракша»

— на книги Василия Щепетнёва «Чёрная земля» и «Певчие ада»

— на книгу Нила Геймана «Не паникуй! История создания книги «Автостопом по Галактике»

— на книгу Феликса Гилмана «Расколотый мир»

— на книгу Евгения Лукина «Бытиё наше дырчатое»

— на книгу Чайны Мьевиля «Железный Совет»

— на книгу Антонии Байетт «Обладать»

— на книгу Ольги Онойко «Сфера-17»

— на книгу Макса Барри «Лексикон»

— на сборник Пола Андерсона «Патруль Времени»

— на книгу Леонида Юзефовича «Зимняя дорога»

— на книгу Станислава Лема «Черное и белое»

— на книгу Фредерика Пола «Ретроспектива будущего. Мемуары»

— на книгу Дэрила Грегори «Пандемоний»

— на книги Антона Первушина «Ходячие мертвецы. Зомби-нашествие на кинематограф» и «Иные пространства»

— на книгу Кирилла Еськова «Америkа (reload game)»

— на книгу Кирилла Кобрина «Шерлок Холмс и рождение современности»

— на книгу Иэна Бэнкса «Несущественная деталь»

— на книги Владимира Аренева «Мастер дороги» и «Душница»

— на книгу Гиллиан Флинн «Острые предметы»

— на книгу Грега Игана «Отчаяние»

— на книги Дмитрия Комма «Формулы страха» и «Гонконг: город, где живет кино»

— на книги Майка Гелприна «Хармонт: наши дни» и «Миротворец 45-го калибра»

— на роман Дэвида Кроненберга «Употреблено»

— на книгу Роберта Хайнлайна «Ворчание из могилы»

— на книгу Майкла Муркока «Византия сражается»

— на книги Марии Галиной «Куриный бог» и «Автохтоны»

— на книги Павла Крусанова «Ворон белый. История живых существ» и «Царь головы»

— на книги Феликса Пальмы «Карта времени» и «Карта неба»

— на книги Виктора Пелевина «S.N.U.F.F.» и «Любовь к трём цукербринам»

— на книги Уильяма Гибсона «Нейромант» и «Граф Ноль. Мона Лиза овердрайв»

— на книгу Дмитрия Казакова «Черное знамя»

— на книги Умберто Эко «Откровения молодого романиста» и «Сотвори себе врага»

— на антологию «Зеркальные очки» под редакцией Брюса Стерлинга и книгу «Машина различий» Уильяма Гибсона и Брюса Стерлинга

— на книги Сергея Носова: «Полтора кролика» и «Фигурные скобки»

— на книгу Кима Стенли Робинсона «2312»

— на книги Питера Уоттса «Морские звезды», «Водоворот», «Бетагемот» (трилогия «Рифтеры»)

— на книгу Нила Стивенсона «Вирус «Reamde»»

— на сборник статей и рецензий Сергея Шикарева «13»

— на книги Вернора Винджа «Пламя над бездной» и «Глубина в небе»

— на книгу Александра Золотько «Анна Каренина-2»

— на книгу Дэна Симмонса «Фазы гравитации»

— на книги Майкла Суэнвика «Хроники железных драконов», «Однажды на краю времени» и «Танцы с медведями»

— на книгу Нила Геймана «The Sandman. Песочный Человек. Книга 4. Пора туманов»

— на книгу Романа Арбитмана «Антипутеводитель по современной литературе: 99 книг, которые не надо читать»





2346
просмотры





  Комментарии


Ссылка на сообщение19 января 2017 г. 08:34 цитировать
Согласен, превосходная книга. Глубокая, тонкая, изящная.
Которую, на мой взгляд, в читательской среде категорически недооценили, скользнув по поверхности фабулы, и все.
свернуть ветку
 


Ссылка на сообщение19 января 2017 г. 08:49 цитировать
Мне кажется, она просто прошла мимо своей ЦА. «Пятое сердце», грубо говоря, не столько для читателей «Мира фантастики», сколько для подписчиков «Иностранной литературы».
 


Ссылка на сообщение19 января 2017 г. 09:43 цитировать
И опять соглашусь. :-)


Ссылка на сообщение19 января 2017 г. 08:58 цитировать
Мне тоже очень понравилась. Террор меня не впечатлил, скорее из-за моих личных заморочек. Друда я прочёл не без удовольствия, а вот Пятое сердце такие произвело впечатление.
Периодически ловлю себя на мысли перечитать


Ссылка на сообщение19 января 2017 г. 14:14 цитировать

цитата

На страницах книги появляются и другие видные представители литературы конца XIX-начала XX веков: ... Теодор Рузвельт

???
Сам роман не понравился, это стилизация не под Джеймса, а под, извините, бульварный роман начала 20 века не самого высокого пошиба.
Если от экшена перейти к собственно литературной составляющей, то это уровень даже не университетского преподавателя, а скорее школьного учителя, с «Друдом» никакого сравнения8-]
свернуть ветку
 


Ссылка на сообщение19 января 2017 г. 14:26 цитировать
Да, а что? Теодор Рузвельт автор книг «Жизнь на ранчо и охота следопыта» («Ranch Life and the Hunting-trail», 1888), «Жизнь Томаса Харта Бентона» («Life of Thomas Hart Benton», 1887), «Оливер Кромвель» («Oliver Cromwell», 1900) и «Гувернер Моррис» («Gouverneur Morris», 1900), сборника публицистики «Эссе по практической политике» («Essays on Practical Politics», 1888), а главное — четырехтомного исторического исследования «Покорение Запада» («The Winning of the West», 1889-96). И не только.
 


Ссылка на сообщение19 января 2017 г. 14:32 цитировать

цитата

а, а что? Теодор Рузвельт автор книг

И эти книги его делают «видным представителем литературы» уровня Твена и Киплинга?
 


Ссылка на сообщение19 января 2017 г. 14:34 цитировать
Уровня чего? Уровня популярности? Нет, конечно: как литератор он был несколько известнее в свое время.
 


Ссылка на сообщение19 января 2017 г. 14:37 цитировать
Рузвельт как литератор был в свое время популярнее Марка Твена, я правильно понял?
 


Ссылка на сообщение19 января 2017 г. 14:43 цитировать
Да. Возможно, в заблуждение вводит то, что работали они в разных нишах. Рузвельт не писал беллетристику, не обращался к легким жанрам. Известность он получил как автор серьезных исторических и, как сказали бы сегодня, научно-популярных книг. Но «Покорение Запада» входило в список обязательного чтения каждого образованного американца довольно долго.
 


Ссылка на сообщение19 января 2017 г. 14:48 цитировать
Вот оно что, не знал8-]. Спасибо за разъяснения


Ссылка на сообщение20 января 2017 г. 02:55 цитировать
Крохотная поправка: «Поворот винта» — не роман, а рассказ. В лучшем случае короткая повесть :)
свернуть ветку
 


Ссылка на сообщение20 января 2017 г. 08:41 цитировать
Согласен, спасибо, поправлю. Только, конечно, не рассказ и не «короткая повесть»: оригинальное жанровое определение novella, большая повесть — в русском переводе там шесть авторских листов. И еще периодически используют словосочетание «готический роман», что и сбивает с толку.


Ссылка на сообщение20 января 2017 г. 14:21 цитировать
А я счастливый — куплено, конечно, но ещё не читал. Счастливый — ибо у меня это удовольствие ещё впереди :-)
От «Друда» я был в полном восторге, предвкушаю прочтение «пятого сердца» :cool!:
свернуть ветку
 


Ссылка на сообщение20 января 2017 г. 14:23 цитировать
:beer:


Ссылка на сообщение20 января 2017 г. 14:25 цитировать
Спасибо за рецензию! Симмонс меня определенно радует, и Песнь Кали, Гиперион, Террор и Друд. А Холмы и Мерзость еще не читал. Сначала прочту эту, а потом и к ним вернусь.


Ссылка на сообщение22 января 2017 г. 20:35 цитировать
А мне роман не понравился, детективная интрига провалена напрочь


Ссылка на сообщение23 января 2017 г. 14:05 цитировать
Спасибо за отличную рецензию.
Прекрасная книга, не уступающая «Друду, или Человеку в чёрном».
И теперь, внимание, главный вопрос: кто же рассказчик?)
Моих литературных познаний не хватило для того, чтобы ответить на этот вопрос).


Ссылка на сообщение24 января 2017 г. 13:02 цитировать
На вкус и цвет..
Мне понравился больше Друда и еще больше Террора.
Но до Гипериона как до Марса пешком...
Хотя они абсолютно разные, и даже сравнивать их бестолку.




Внимание! Администрация Лаборатории Фантастики не имеет отношения к частным мнениям и высказываниям, публикуемым посетителями сайта в авторских колонках.
⇑ Наверх