fantlab ru

Аркадий и Борис Стругацкие «Полдень, XXII век»

Рейтинг
Средняя оценка:
8.38
Оценок:
3028
Моя оценка:
-

подробнее

Полдень, XXII век

Другие названия: Полдень, XXII век (Возвращение)

Повесть, год (год написания: 1967); цикл «Мир Полудня»

Аннотация:

2017 год принёс ещё одну революцию. Революцию космических перелётов. Советская космонавтика всерьёз занялась поведением пространства и времени на околосветовых скоростях, для чего в космос была отправлена экспедиция. Добытые данные открыли ворота в дальний космос. Однако, экипаж оказался на краю гибели и лишь двое выживших смогли вернуться — пусть и через 100 лет после старта. Сергей Кондратьев и Женя Славин заново знакомятся со своим родным домом, пробуют заново найти себя в удивительном мире, построенном их потомками. На дворе 2119 год, люди летают на птерокарах, получают еду через окно Линии Доставки, строят роботов-садовников и роботов-пастухов, раскрывают секреты мозга и ловят отголоски прошлого коллектором рассеянной информации (КРИ), осваивают новые принципы космических полётов, открывших людям множество новых миров с их загадками и романтикой... Они, как и ученики Аньюдинской школы — Капитан, Либер Полли, Лин и Атос — завороженно постигают чудеса этого доброго, захватывающего мира.

«Полдень, XXII век (Возвращение)» — это сборник коротких рассказов — зарисовок мира будущего, продолжающего линию рассказов «Путь на Амальтею», «Стажёры», «Испытание СКИБР» и многих других. Здесь читатели встречают уже знакомых героев — Леонида Горбовского, Юрковского и Быкова, знакомятся с новыми героями, которые ещё покажут себя в «Трудно быть богом» и других романах этого цикла. XXII век — это действительно полдень этого мира, решившего все свои внутренние противоречия и только ещё открывающего новые, пока ещё такие далёкие проблемы.

Примечание:

Беловой вариант не сохранился. Черновики фрагментарно сохранились на оборотах других рукописей в разных папках архива.

Повесть в новеллах «Полдень, XXII век» является переработкой более ранней повести «Возвращение».

Написано в 1960–1961 гг. Переработано в 1966–1967 гг.

В издании 1975 года повесть была опубликована с изъятием новеллы «Скатерть-самобранка», во всех остальных изданиях публикуется полностью в «каноническом» варианте.



В произведение входит:


  • Почти такие же
  • Ночь на Марсе  [= Ночью на Марсе; Ночь в пустыне] (1960), написано в 1960  
7.88 (1299)
-
28 отз.
7.90 (1129)
-
22 отз.
  • Возвращение
8.04 (1082)
-
17 отз.
8.21 (1067)
-
23 отз.
7.55 (951)
-
13 отз.
8.07 (1119)
-
16 отз.
7.82 (1080)
-
25 отз.
8.09 (1072)
-
19 отз.
  • Возвращение  [= Известные люди; Пациенты доктора Протоса] (1961), написано в 1960  
8.16 (1068)
-
19 отз.
  • Благоустроенная планета
7.80 (978)
-
14 отз.
8.23 (1092)
-
24 отз.
7.91 (1073)
-
20 отз.
7.96 (1054)
-
20 отз.
7.98 (1001)
-
18 отз.
7.60 (952)
-
15 отз.
8.27 (1013)
-
20 отз.
8.40 (1202)
-
19 отз.
  • Какими вы будете
  • Поражение  [= Белый конус Алаида] (1959), написано в 1959  
7.66 (1017)
-
20 отз.
  • Свидание  [= Люди, люди…] (1961), написано в 1960  
8.48 (986)
-
25 отз.
8.28 (993)
-
19 отз.

Обозначения:   циклы (сворачиваемые)   циклы, сборники, антологии   романы   повести
рассказы   графические произведения   + примыкающие, не основные части


Входит в:

— условный цикл «История будущего»  >  цикл «Мир Полудня»

— сборник «Полдень, XXII век. — Малыш», 1975 г.

— антологию «ФантАstika 2010-11», 2011 г.


Лингвистический анализ текста:


Приблизительно страниц: 273

Активный словарный запас: средний (2782 уникальных слова на 10000 слов текста)

Средняя длина предложения: 50 знаков — на редкость ниже среднего (81)!

Доля диалогов в тексте: 39%, что близко к среднему (37%)

подробные результаты анализа >>


Похожие произведения:

 

 


Полдень, XXII век /Возвращение/
1967 г.
Полдень, XXII век. — Малыш
1975 г.
Возвращение. Полдень, XXII век. — Попытка к бегству
1992 г.
Полдень, XXII век. Далекая Радуга
1992 г.
Полдень, XXII век. Далекая Радуга
1995 г.
Далекая радуга
1997 г.
Хищные вещи века. Чрезвычайные происшествия. Полдень, XXII век
1997 г.
Собрание сочинений. Том второй
2001 г.
Собрание сочинений. Том второй
2003 г.
Полдень, XXII век
2004 г.
В поисках Странников
2005 г.
Хищные вещи века
2006 г.
Хищные вещи века
2006 г.
Хищные вещи века. Чрезвычайные происшествия. Полдень, XXII век
2006 г.
Собрание сочинений. Том второй
2007 г.
Будущее, ХХI век. Десантники
2008 г.
Полдень. XXII век
2009 г.
Собрание сочинений. Том второй
2009 г.
Полное собрание сочинений в одной книге
2013 г.
Мир Полудня
2016 г.
Полдень. XXII век
2016 г.
Полдень, XXII век
2017 г.
Полдень, XXII век. Страна багровых туч. Путь на Амальтею
2017 г.
Полное собрание сочинений в тридцати трех томах. Том 10. 1966. Книга первая
2018 г.
Полное собрание сочинений в тридцати трех томах. Том 10. 1966. Книга первая
2018 г.
1960-1962. Полдень, XXII век. Стажеры. В наше интересное время
2018 г.
1960-1962. Полдень, XXII век. Стажеры. В наше интересное время
2018 г.
Полное собрание сочинений в тридцати трех томах. Том 10. 1966
2018 г.
Полдень, XXII век
2020 г.

Самиздат и фэнзины:

Полдень, XXII век
2017 г.

Аудиокниги:

Полдень, XXII век
2006 г.
Полдень, XXII век
2009 г.
Полдень, XXII век
2013 г.

Электронные издания:

Полное собрание сочинений. Том десятый. 1966
2016 г.
Полдень, XXII век
2017 г.

Издания на иностранных языках:

Întoarcerea
1964 г.
(румынский)
Tagasitulek
1968 г.
(эстонский)
Vidurdienis, XXII amžius
1972 г.
(литовский)
Noon: 22nd Century
1978 г.
(английский)
POLEDNE, XXII. století
1980 г.
(чешский)
Mittag, 22. Jahrhundert. — Der Junge aus der Hölle
1989 г.
(немецкий)
Mittag, 22. Jahrhundert
1994 г.
(немецкий)
Południe, XXII wiek
2001 г.
(польский)
Południe, XXII wiek
2004 г.
(польский)
ФантАstika 2010-11
2011 г.
(болгарский)
Gesammelte Werke 5
2013 г.
(немецкий)
Le Cycle du Midi
2022 г.
(французский)




 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва


– [  14  ] +

Ссылка на сообщение ,

Я читал только немецкий перевод. Я хотел бы поделиться с Вами своими мыслями об этом романе, который занимает меня уже очень долгое время. Пожалуйста, извините за автоматический перевод. Мои школьные годы, когда я изучал русский язык на уроках, прошли несколько десятилетий назад.

На самом деле, эта книга не является романом. В ней нет последовательного сюжета и четкого главного героя. Она больше похожа на сборник коротких рассказов. Они происходят на двух временных уровнях. Первые два рассказа являются мостиком к последующему временному периоду. Это зарисовки будущего, каким его представляют себе Аркадий и Борис Стругацкие.

Захватывающая, интересная и юмористическая, книга затрагивает многие аспекты жизни будущего. Речь идет о техническом прогрессе, освоении космоса и первом контакте с инопланетными цивилизациями. Сделан первый шаг к бессмертию путем сохранения человеческого разума на электронном носителе. Стада китов будут защищены от опасностей, исходящих из океанских глубин, а кибернетика достигнет революционного прогресса. В то же время в книге рассматриваются вечные вопросы морали и этики, а также человеческих взаимоотношений. Рассказ «Особые требования», например, представляет собой красивую историю любви, редко встречающуюся в жанре SF.

Но какие профессии наиболее необходимы в этом будущем? Это отважные пилоты и штурманы, способные выдержать огромные перегрузки? Или исследователи планет, которые бесстрашно, вдумчиво и решительно покоряют новые планеты с хаотичными атмосферами? Нет, это не они!

Профессии, которые наиболее востребованы, и профессионалов которых, кажется, всегда слишком мало, — это учителя и врачи.

Учителя, которые обучают терпеливо, вдумчиво и с добротой в сердце, которые зажигают в своих учениках жажду знаний и помогают им открыть свое призвание.

Врачи, которые лечат героев и ищут способы победить болезни, чтобы продлить жизнь каждого человека.

И как всегда у Стругацких, люди находятся в центре их описания будущего: читатель видит, как они с энтузиазмом, осторожностью и полной самоотдачей выполняют свою работу. Это кажется таким необычным и поэтому таким ярким.

Поскольку это всего лишь наброски будущего, отдельные герои почти не развиваются, но читатель переживает их действия в отдельные моменты времени.

Вначале это молодые мальчики, мечтающие о великих героических поступках. Затем они становятся юношами, которые совершают ошибки и совершают героические поступки, некоторые из которых вовсе не героические. Позже они становятся опытными экспертами в своей области, которые принимают участие в обучении нового поколения. В конце концов, они оставляют после себя мир, полный внуков, правнуков и воспоминаний.

Только Горбовский остается прежним, который и в начале, и в конце книги все еще мечтает лечь на что-нибудь и отдохнуть. Этот Леонид Горбовский чрезвычайно симпатичен. Его приятная и дружелюбная манера поведения, его интуиция, вдумчивость и прозорливость придают ему естественный авторитет. В последующих произведениях авторов этот персонаж появится вновь и придаст решающий импульс развитию мира Полудня.

К сожалению, роман доступен только в виде фрагментарной версии на немецком языке. Отдельные тексты очень хорошо читаются и прекрасно работают, но общая картина не очень хорошо видна. К счастью, сейчас существуют очень хорошие программы перевода, например, сайт deepl.com, переводы которых хорошо читаются и не слишком искажают характер оригинального текста. Таким образом, я создал свою собственную полную версию книги.

Эта книга может не подойти для тех, кто впервые знакомится с работами Стругацких. Однако это шанс для тех, кто чувствует себя в их мире как дома, вновь обратиться к их мечте о лучшем будущем, которое сегодня кажется таким недостижимым. В то же время, это возможность увидеть, о чем мечтали, во что верили и к чему стремились люди нашего прошлого.

Этот обзор был ранее опубликован в моем блоге на сайте lifeinthe22ndcentury.de.

Оценка: 10
– [  11  ] +

Ссылка на сообщение ,

Вот просто душа (чем бы она ни была) радуется, когда читаешь такое произведение после всех этих современных ужастиков и боевиков. Нет, я люблю ужастики или, например, Роллинса, но вот эта старая добрая фантастика — это, конечно, нечто особое. И определение «ламповая» как нельзя лучше к ней подходит. Сидишь возле торшера с мягким светом и читаешь про приключения в уже не столь и далеком будущем.

Ведь и правда — звездолет «Таймыр» стартовал в глубокий космос в 2017 году (и не просто в год столетия Революции, но и непосредственно 7 ноября), то есть для нас сейчас вообще в прошлом, а вернулся спустя сотню лет. А теперь посмотрим, чем может похвастаться земная космонавтика в реальном 2023-м году. Да ничем вообще. Ну Илон Маск запустил в никуда свою «Теслу», вот и все успехи. На Марс уже которое десятилетие планируют отправить пилотируемый корабль, а воз и ныне там. Я бы подвергся жесткой критике со стороны некоторых героев «Полдня», услышь они меня, но я считаю, что в Космосе людям делать нечего. Чисто с практической точки зрения. Затраты чудовищные, а выгоды реальной никакой. Ну разве что ученые найдут иногда подтверждение своим каким-то теориям, хотя в целом мы по-прежнему невероятно далеки от понимания истинной картины мира, и никакие космические полеты в обозримом будущем не помогут хоть как-то к этому пониманию приблизиться. А уж про прожекты по добыче на других небесных телах полезных ископаемых для нужд Земли даже не упоминаю — утопия в чистом виде.

А ведь полвека назад, когда АБС писали свои космические повести и романы, были все основания смотреть с надеждой в будущее и верить, что через пятьдесят лет человечество сможет прорваться к далеким звездам, ну а уж в Солнечной системе будет чувствовать себя, как в собственной квартире. Тогда еще не было угроблено великое наследие Вождя, и — вот парадокс! — вроде бы да, все вздохнули свободнее, стали возможны те же Стругацкие, но построить светлое будущее, подобное тому, что описано в «Полдне», с хрущевыми-брежневыми не было никаких шансов. И постепенно день стал клониться к вечеру, а полдень сменился закатом. И «золотой галактический век» человечества в произведениях АБС также стал сходить на нет, а параллельно появились «Град обреченный» и апофеоз мрака — «Отягощенные злом».

Но хватит о грустном. Все-таки пишу про «Полдень». Красивая, добрая утопия, расцвеченная всеми красками, в отличие, скажем, от стерильного и безжизненного будущего Ефремова. Здесь если люди влюбляются, то влюбляются по-настоящему, если совершают подвиги, то это действительно реальные подвиги, ну а если терпят поражения, то принимают это как неизбежную данность. Наибольшее впечатление производит эпизод «Благоустроенная планета», завершающий серию из нескольких рассказов, объединенных под таким же названием, и ожидаешь от него некоего подведения итогов: как оно стало жить на Земле, так как все предыдущие рассказы как раз о том, какой удобной для жизни стала наша планета в 22 веке. Но нет, благоустроенной оказывается планета в другой Системе, планета, где развитие цивилизации пошло совершенно другим, немеханистическим путем, и местные разумные существа живут в настолько плотном симбиозе с окружающим миром, что с большим трудом земная экспедиция вообще распознает здесь наличие разумной жизни. А она, эта разумная жизнь, действительно создала на планете идеальные условия для обитания, о чем людям приходится только мечтать. Вообще, идентификация разумной жизни в Космосе оказывается большой проблемой, и Поль Гнедых по незнанию убивает на далекой планете чужого звездолетчика и вынужден всю жизнь жить с этим знанием.

И очень сильный эпизод финальный, «Какими вы будете», с то ли реально случившейся, то ли выдуманной Леонидом Горбовским историей о встрече с далеким потомком, человеком из какого-то фантастического даже по меркам мира Полдня будущего. И слова потомка, обращенные к предкам: «если вы будете такими, какими собираетесь быть, то и мы станем такими, какие мы есть. И какими вы, следовательно, будете». Как говорится, ни убавить, ни прибавить.

И, конечно, чем всегда были сильны Стругацкие, это описанием своих персонажей. Запоминающиеся, совершенно живые образы предстают, как наяву. Стремящийся при каждом удобном случае прилечь, дабы «не увеличивать энтропию Вселенной» Леонид Горбовский — один из самых запоминающихся персонажей в литературе.

Оценка: 9
– [  25  ] +

Ссылка на сообщение ,

Невозможное сегодня будущее. Даже не его тень. Если бы книга была написана сегодня, авторов сочли бы за придурков-аутистов и ни одно современное издательство не решилось бы печатать эти безумные байки иначе как под условным названием: «Фантастические зарисовки для детей среднего школьного возраста». Да и кто бы вообще стал читать такое в век терминатора и матрицы? В жестокой схватке ихней оруэлловщины с родной ефремовщиной проиграли главным образом Стругацкие. Кто бы мог подумать, что после Сталина так скоро всё посыпется... Ладно хоть 22 век, а не 21-й. Ха. Ха. Ха.

- Ты хочешь знать, что делается в системе UV Кита?

- Ну, хочу, — сказал Панин. — Мало ли что я хочу.

- А я очень хочу. И если буду хотеть всю жизнь, и если буду стараться узнать, то перед кончиной своей — надеюсь, безвременной, — возблагодарю бога, которого нет, что он создал звёзды и тем самым наполнил мою жизнь.

Если вы хоть немного верите, что такие люди когда-либо существовали, эта книга для вас. Иначе даже не стоит начинать. Почти все герои выглядят инопланетянами и даже называют себя «межпланетниками». Теперь даже на обложке нового издания этой книги пишут: «Шедевр отечественной и мировой утопической фантастики». Утопической, Карл! А ведь сами братья отнюдь не считали, что создают утопии. Эх, время...

Книга тем и прекрасна, что это не просто фантастика — это социальная фантастика. Но социум умер, а фантастика не стала реальностью и видимо, никогда уже не станет. И в этом — чёрная метка каждому из нас от братьев лично. Оставшимся без Полдня. Без энтузиазма ждущим экватор 21-го века, какой уж там 22-й! Какой Кит? Какие созвездия? Вот и думай теперь, кто оказался в утопии — мы или Стругацкие?

Оценка: 10
– [  21  ] +

Ссылка на сообщение ,

Разумеется, «Полдень, 22 век» это не «утопия», не «грёзы» и не «мечтания». Это четкий социальный прогноз, который давали Аркадий и Борис Стругацкие на основе вектора развития СССР, заданного в 1959 году.

В принципе, в этом прогнозе не было ничего фантастического, выдуманного... вымечтанного. Люди Мира Полдня — это современники молодых братьев Стругацких, в то время работавшие в основном в Пулковской обсерватории, в Академгороде Новосибирска и некоторых неупоминаемых, отсутствующих на картах, «секретных» городах Таких людей было довольно много, и Стругацкие резонно предполагали, что их число будет постоянно увеличиваться. Если бы СССР продолжал развиваться так, как это началось в шестидесятые годы, то, не исключено, сейчас и в самом деле запускались бы межзвёздные экспедиции. Но увы... Хрущева сняли, а сменивший его Брежнев быстренько прикрыл лавочку построения коммунизма, переключившись на обеспечение «человека, неудолетворённого желудочно», так что книга о том, как себя чувствуют персонажи Аксёнова, Гладилина, Рыбакова в 22 веке, стала и в самом деле утопией, а Гладилин и Аксёнов эмигрировали. Такова ирония Истории!

Читается всё это замечательно и вызывает некую подсознательную тоску по упущенным возможностям. Некоторые читатели, впрочем, канализируют свою тоску и свой стыд в агрессивную критику текста.

Оценка: 9
– [  13  ] +

Ссылка на сообщение ,

Когда я читал Полдень в далеком 1975 году (ну, максимум в 1978), то на полном серьезе думал, что в 2017 будет все приблизительно так как описали авторы. И продвижение в космос, и масса важных и нужных научных открытий, и люди будут открытые, добрые и счастливые. И все в нашем доме под названием Земля будет правильно и хорошо.

Перечитав его сейчас, к сожалению, однозначно понимаешь, что и в 2119 году все будет совсем не так, как в повести. Дай бог сохранить этот дом в целости и сохранности, но ни о каком счастливом будущем для всего Человечества в мире, где правят лишь Деньги, мечтать не приходится. И становится грустно...

Вот этим и берет Полдень — своим описание будущего. Да, немного наивного, немного гипертрофированного, вызывающего кривые ухмылки и жесткую критику скептиков, но доброго, светлого, будущего, в котором хотелось бы пожить хоть чуть-чуть.

И даже только ради этого, ее стоит прочесть...

Оценка: 8
– [  6  ] +

Ссылка на сообщение ,

Моментами противоречивое, но всё равно светлая и относительно убедительная картина прекрасного светлого будущего. Два десятка рассказов повествуют о разных аспектах выстроенного людьми XXII-го века. Созидание, освоение новых миров, продвижение прогресса, науки и техники вперёд, улучшение жизни людей и т.д. В то же время — для желающих здесь всегда найдётся простор для риска и испытания себя, хоть это и нежелательно и вдумчивый, осторожный профессионал всегда окажется предпочтительней опрометчивого героя. Да и вообще вся суть в том, что каждый человек может самореализоваться и найти дело себе по душе.

В то же время, Стругацкие продвигают серьёзные гуманистические идеалы, что понравилось — без излишнего фанатизма и крайностей в стиле «не раздави жучка».

Задаются, хоть и очень поверхностно, и вопросом, а как такое будущее вообще построить? Это особенно контрастирует с большей частью зарубежной фантастики, где всегда было относительно немного успешных «оптимистичных» работ о будущем. Правда, уже из поздных интервью Бориса Стругацкого становится видно, что как минимум он сам в это не очень верил, да и сейчас очевидно, что за оставшееся время явно не успеем построить мир Полдня. К сожалению, мещанство и капитализм всё же победили, как минимум в обозримом будущем.

Оценка: 8
– [  9  ] +

Ссылка на сообщение ,

Книга рассказов, объединённых общим воображаемым миром коммунистического будущего и рядом персонажей, которые попеременно то выводятся на передний план, то становятся фоном или же просто упоминаются.

Читать «Полдень» пришлось сразу после «Туманности Андромеды», исключительно ради сравнения представлений о будущем у Ефремова и Стругацких. «Туманность Андромеды», при всех её недостатках, на порядок глубже философски, необычнее, интереснее (почему, надо будет разобрать в отзыве о ней). Через «Полдень» же пришлось чуть ли не продираться, особенно поначалу. Общее впечатление: набор историй различного достоинства, от очень небольшого до чуть выше среднего. Некоторые истории просто ни о чём. Некоторые произвели впечатление весьма непривлекательного «балагана» (четвёрка Комова в школе); нисколько не соблазнительны картины будущего с подобными человеческими взаимоотношениями.

Как и почти повсеместно в фантастике XX века, изображаемое будущее несёт черты архаичности по отношению к современности (2010-е). Да, это не С.А. Снегов, додумавшийся ещё в 1960-х изобразить глобальную информационную сеть, взаимодействующую с людьми телепатически, а также управляющую машинами (предотвращающую столкновения, например), т.е. намного превосходящую сегодняшние компьютеры с интернетом.

Некоторые рассказы производят впечатление совсем глухой материалистической дичи (вроде копирования мозга умирающего в 20 блоков зданий уходящих в почву на 6 этажей). Противовесом, правда, выглядит другой рассказ — «Естествознание в мире духов», но завершается он ничем, что как бы символично для случая Стругацких.

Но самое отталкивающее в книге — отношение авторов к животным. Их идеальное будущее совсем не подразумевает изменения отношения к животному царству! Разведение животных на убой, охота, варварски дикое позирование с охотничьими трофеями, деловитое (по авторскому выражению) описание откусывания головы травоядному диплодоку (для Ефремова взаимопожирание в ходе эволюции жизни — трагедия дьявольского свойства, «инферно»), подробное описание процесса потрошения рыбы — всё это авторам по сердцу и потому остаётся в порядке вещей:

«Кондратьев взял камбалу, шлепнул ее на плоский камень и вытащил нож. Горбовский с восхищением следил за каждым его движением. Кондратьев одним ударом наискосок отделил голову камбалы, ловко запустил под кожу ладонь и мгновенно извлек камбалу из кожи целиком, словно снял перчатку. Кожу и выпавшие внутренности он бросил Славину.»

У того же Снегова человечество перешло на синтетическое мясо, а убийство барашка на шашлыки осуждается. Последовательная логика стремления к добру — она ведь проста. Как только у отдельного человека или человечества в целом появляется необременительная чрезмерно возможность не убивать, не заниматься живодёрством — этой возможностью надо воспользоваться.

Стругацкие рисуют мир неправдоподобного, непонятно чем обеспеченного изобилия, с высокой степени развития биологической науки, но у них не промелькнуло и тени мысли о возможности выращивать искусственное мясо (см. одноимённую статью в википедии).

Отсюда вывод, что Стругацкие, в глубине своих душ — никакие не гуманисты. Т.е., наверняка они «гуманисты» в некоем современном западном «либеральном» смысле (допускающем существование в Дании зоопарков, где на публику расчленяют жирафов и предлагают сдавать на корм хищникам отработавших свой срок домашних питомцев). Но по сути — нет. Весь их гуманизм — наносной. Он происходит не от глубинно направленности воли к добру, а от иных факторов, лежащих вне сферы этических идеалов (о которых, разумеется, по одному лишь отношению к животным судить не следует!). Наносной характер, обусловленность текущим политическим контекстом, между прочим следует и из эволюции взглядов Стругацких, ничем не уникальной, в точь-в-точь повторившей путь прочих «комиссаров в пыльных шлемах».

Этот специфический и показной гуманизм — не для всех. Также он выполняет функцию идеологически привлекательной личины (в рамках «коммунизма» или «либерализма»), под которой может скрываться нечто совсем иное. Если не на страницах книг, то на практике, особенно в условиях идейного противоборства, такая вот безосновность системы ценностей натурально приведёт к исключению из круга человечного отношения тех или иных категорий врагов, отнюдь не относящихся к животному царству.

Такие впечатление от книги «Полдень, XXII век», вариант 1967 года.

Оценка: 5
– [  9  ] +

Ссылка на сообщение ,

Прекрасный мир, наполненный самыми светлыми идеями и чаяниями человека, мир, в котором сбылись мечты тогдашнего поколения, мир, населённый славными людьми.

Но всё же утопия?

Видимо, так. Потому что сегодня с великой долей вероятности и с тяжким сожалением можно констатировать, что ничего подобного в реальности не будет. А почему? Почему тогда это казалось делом условного послезавтра, но потом вдруг ничего не получилось?

Как мне кажется, дело в том, что экстраполяция была слишком уж прямолинейной, без поправок на различные неожиданные факторы будущего. Авторы взяли современников (правильнее, наверное, будет сказать — самых лучших из них) и спроецировали их образы, характеры, образ мысли, моральные качества на героев своего произведения. Могу ошибаться, но, вроде бы, в повести «Полдень» нет ни одного отрицательного персонажа. Может, кому-то кто-то и не до конца нравится, но однозначно отрицательных в книге нет.

В книге нет нищих духом из «Стажёров», нет барменов, нет Марии Юрковской. В этом плане время действия тех же «Стажёров» можно считать переходным периодом к миру «Полдня», обитателей «Хищных вещей века» — последними могиканами прошлого, живущих на последнем островке-анахронизме. Отталкиваясь от этих двух произведений, отказываясь от описанных в них перегибов и пережитков, читатель погружается в светлый мир послезавтра.

Но в реальности людям не удалось избавиться от этих самых хищных вещей. Общество, устроенное по принципам равенства, воспитывывающее в своих гражданах желание решать общественные проблемы, стремится в будущее, строит долгосрочные прогнозы и открывает для себя звёзды. Общество хищных вещей, населённое сытыми индивидуалистами, живёт настоящим и открывает для себя любимого новый айфон.

Ошибка классических утопий: увеличение производственных мощностей, автоматизация сельского хозяйства и промышленности по каким-то причинам вовсе не ведёт к освобождению человека от изнурительного повседневного труда и совсем не сулит радужное, творческое будущее. Наш компьютеризированный, высокотехнологичный век — тому подтверждение.

Позитивные и многообещающие 60-е закончились тупиковыми 70-ми, оптимистический «Полдень» разбился о мрачный «Град обреченный».

Впрочем, не будем о грустном. «Полдень» так и останется идеалом, к которому хочется стремиться. В серой тягомотине будней всегда можно сделать перерыв на праздник. Если вас одолело равнодушие индивидуалистического мира за окном, всегда можно открыть книжку из цикла «Полдня» и помечтать о чём-то высоком.

Оценка: 9
– [  15  ] +

Ссылка на сообщение ,

Самое неожиданное впечатление от сборника — это то, что основным персонажем, кажется, является Леонид Андреевич Горбовский, мелькающий со своей коронной фразой («Можно, я лягу?») чуть ли не в каждом рассказе и, по большей части, являющийся антитезой почти всех других персонажей и даже событий. В каком-то смысле весь сборник — это оммаж Горбовскому, памятник несбывшемуся и невозможному.

Что касается самой книги, то мне, за редким исключением, было просто неинтересно читать. Очевидно, что сведение рассказов в сборник — процесс искусственный, так как получившаяся картина откровенно однобокая и односторонняя. Ну, правда — почти полностью отсутствуют культура и ежедневный быт, нигде нет стариков или просто зрелых людей, почти везде — сплошь молодые белозубые энтузиасты, всех, кто страше тридцати, по-видимому, уже оцифровали при свечах или сослали десантниками на Пандору. Дырок и недоговоренностей так много, что это позволило Сергею Лукьяненко в одной из своих книг продемонстрировать довольно жуткий тоталитарный режим, обладающий при этом всеми особенностями Полдня.

Бросается в глаза странный контраст между продвинутым уровнем коммунистической цивилизации и этическими анахронизмами: земляне без зазрения совести отстреливают животных на чужих планетах буквально на рефлексе, намеренно уничтожают целые виды, продолжают антропоцентрично эксплуатировать животный мир (киты, которых зачем-то пускают на непонятно кому уже нужные в XXII веке жир и ус).

Конечно, зацикленность персонажей на труде ради труда и самоулучшении (вкупе с назойливой риторикой) можно объяснить наступлением того самого коммунизма — не политической идеологии, но уровня общественного сознания, которым бредили в двадцатые годы, пытаясь создать из себя Нового человека. Стругацкие пытались показать, как может выглядеть идеал, построенный на раннебольшевистких устремлениях и оттепельном энтузиазме, и, по-моему, не справились с этой задачей — получившийся организм больше похож на нежизнеспособный кадавр, даже если издалека он выглядит вполне мило и приветливо машет ручкой.

Оценка: 7
– [  4  ] +

Ссылка на сообщение ,

Это не лучшая книга братьев. И даже не в первых рядах их книг. Потому, что хорошее и доброе у них выходит ... хорошо. Действительно. Но то, что родится из мрачного вроде «Трудно быть богом» — гораздо сильнее. А так... светлая и добрая книга, рождённая в светлое по своему время, оттого прозвучавшая слабее иных. Хотя некоторые моменты там абсолютно бесподобны. К примеру, рассказ об охотнике.

Оценка: 8
– [  17  ] +

Ссылка на сообщение ,

«Грёзы о не сбывшемся будущем», — так бы я озаглавил это произведение. Но, я само собой, не Стругацкий и поэтому книга называется «Полдень XXII век». И это действительно полдень — полдень будущего их прошлого, вот так, косноязычно, но я думаю многие поняли о чём я. Это будущее, которое никогда не настанет и не потому, что коммунизм пал, а Советский Союз развалился, нет, просто люди никогда не станут такими, по-крайней мере в основной массе, всегда будут и другие, с семенами зла (или лучше сказать, с ДНК?), что очень хорошо показал Сергей Лукьяненко, в своей дилогии «Звезды холодные игрушки».

Но вот интересный вопрос, даже если закрыть глаза, на то о чём я сказал выше, и такое будущее всё же когда-нибудь наступит, — хотел бы я там жить...? Казалось бы, идеальные люди, не в смысле, безупречные, никогда не совершающие ошибок, а движущиеся в правильном направление, знающие чего они хотят, хорошо воспитанные, умные — это ли не счастье — жить в таком обществе, с такими Людьми? И всё же, что-то во мне, глубоко в душе, сопротивляется и говорит нет. Самое смешное, что я бы со своим характером, и со своей технической специальностью (в отличие скажем, от тех же «бесполезных» юристов и экономистов) идеально бы влился в это общество и оно так же бы с радостью приняло меня, как приняло Кондратьева, и я бы нашел как применить свои знания и навыки и был бы полезен обществу. И всё-таки нет..

Пожалуй, я не смогу рационально это объяснить, просто знаю что нет. Здесь и потребительское отношение к природе, о чём уже писали выше и бездумная вера в науку и наивно-детское восприятие жизни по целому ряду аспектов. Взять хотя бы отношения между мужчиной и женщиной, с моей точки зрения, это вообще проблема Стругацких, они не умеют их описывать, то что они обычно в таких случаях показывают, — просто дружба, но ни как не взаимодействие двух любящих сердец. И я охотнее поверю, что люди в общей массе, смогут стать такими как Люди полдня, чем в то что отношения между мужчиной и женщиной будут такими как их описывают Стругацкие. Хотя это уже художественная особенность данного произведения, а если возвращаться к сюжетной концепции, то хотелось бы отметить, что конечно, в 60-е, когда Стругацкие писали эту книгу, многие идеи, что называется, ещё только витали в воздухе, были новаторскими и безусловно захватывали воображение тогдашних читателей, сейчас же в некоторых местах, мне было откровенно скучно. Единственное, что меня по-настоящему поразило, так это Коллектор Рассеянной Информации «Великий КРИ», сегодня в наш «век информации», когда мы знаем, что информация это единственное, что ни куда не пропадает и не исчезает бесследно, такая идея выглядит гениальной и я не удивлюсь, если что-то подобное, действительно изобретут в будущем!

P.S. Уже дописав отзыв, поставив точку и нажав на кнопку «сохранить», я понял, что вероятно, знаю ответ на вопрос, который сам себе задал. Почему нет? Потому, что в этом мире нет любви. Нет, не любви в общем смысле: к нашей маленькой голубой планете, ко всему живому, к своей Родине, к своему ближнему, к коллеге, к другу, к товарищу — этой любовью как раз пропитан весь роман (и это то, чего так остро не хватает в нашем постиндустриальном мире, полной противоположности миру полдня). Но я говорю про другую любовь, маленькую и эгоистичную, но тоже, как оказалось, очень важную, — любовь не ко всем животным, а к конкретному маленькому комку шерсти лежащему на подоконнике, любовь не ко всему человечеству, ко всем людям в равной степени, независимо от рода, пола, национальности и т.п., а любви к конкретному, одному единственному, уникальному и неповторимому человеку...

Оценка: 7
– [  11  ] +

Ссылка на сообщение ,

Произведение представляет собой сборник рассказов, связанных между собой общими персонажами. Композиционно разделено на четыре частей, первую из которых можно назвать экспозиционной, последующие представляют хронологию развития и становления морали человека будущего, живущего в коммунистической утопии. Имеется и своеобразная итоговая часть, суммирующая пройденное.

В общем и целом, мир Полудня был создан в качестве ответа на те модели грядущего мира, которые описывали западные фантасты, зачастую представляющие мрачное и безысходное будущее. В этом мире на пустынном Марсе летающие пиявке атакуют отважных колонистов (за пять лен до «Дюны»); вернувшиеся из далекого путешествия, внезапно оказавшиеся в будущем космонавты пытаются найти себя в новом мире; школьники мечтают о будущем, в котором смогут шагнуть за горизонт, вырастают и приносят пользу обществу; ученые приближаются к решению проблемы бессмертия личности; а из огромных яиц вырастают целые технологические комплексы (написано за пятьдесят с лишним лет до появления 3d-принтеров, печатающих дома). Но не все идеально: инструкции к бытовым приборам могут и перепутать...

Среди минусов можно выделить вульгарный антропоцентризм (на «Благоустроенной планете» природа не обладает никакой собственной ценностью, устранено все, что не представляет ценности для человека, вплоть до комаров, несомненно, участвующих в поддержании баланса экосистем, а значит, косвенно влияющих и на благосостояние человека), некоторое морализаторство и идеализация человека будущего, которому отказано в праве на проявление слабости.

Среди плюсов — оптимистический взгляд в будущее, лишенное войн, голода и социального и экономического неравенства, представление научного творчества в качестве одного из основных видов деятельности, значимых для людей Полудня. Для большей наглядности плюсов предлагаю сравнить рассказ «Самодвижущиеся дороги» с рассказом Хайнлайна «Дороги должны катиться». Если в первом читателю представляется картина идиллического будущего, мир свободного творчества, то второй наполнен мотивами классовой борьбы и ощущением грядущей катастрофы, которую удается избежать чудом, не без применения насилия.

Отдельно хочу выделить рассказ «Свидание»: один из самых сильных в сборнике, он создает контраст на фоне общей истории.

P.S. Ридеры («Естествознание в мире духов») напоминают творчество Кинга и сюжет телесериала «Странные вещи» (рассказ опубликован за двенадцать лет до «Кэрри»), а вот «Самодвижущиеся дороги» могли быть позаимствованы у Хайнлайна, который создал свой рассказ «Дороги должны катиться» в 1940.

Оценка: 8
– [  11  ] +

Ссылка на сообщение ,

Знакомство с Братьями я начал с произведения «Обитаемый остров» несколько лет назад и честно говоря: «не пошло», хотя и дочитал книгу до конца.

Не знаю, что меня заставило вернуться к ним, наверное большое количество поклонников их творчества.

И вот я решил начать читать цикл «Полдень» с его так называемого начала «Полдень, XXII век» повести в рассказах. И уже к странице 70-100 я заметил за собой, что «пошло».)) Здесь рассказы взаимосвязаны между собой и имеют общий сюжет и соответственно одну вселенную. Сюжетная линия выстроена довольно интересно. Довольно интересны взгляды авторов на общество будущего, какие технологии могут быть получены в результате «такого» развития Земли, мироощущение людей будущего и всё это подается с очень большой долей оптимизма и верой в светлое будущее не смотря на встречаемые трудности на пути, но люди одержимы глобальной целью, что и придаёт им сил.

Оценка: 9
– [  10  ] +

Ссылка на сообщение ,

«Полдень, XXII век» — культовое произведение писателей-фантастов Аркадия и Бориса Стругацких, по частям начавшее выходить в ключевом для отечественной космонавтики 1961-м году.

«Компилятивная» повесть-утопия, состоящая из 20 рассказов разных лет, объединенных общим сеттингом, вместившим все главные вопросы поколения: технократическая Земля Будущего, общество победившего коммунизма — без денег и границ; развивающаяся космическая экспансия, терраформинг Солнечной Системы, кибернетика, новые воспитательные концепции, контакт с внеземным разумом…

Задуманный как полемика с сумрачно-строгой эпопеей «Туманность Андромеды» Ефремова, где философские концепты зачастую довлели над психологизмом, по форме «Полдень» отсылал к остро-модной прозе Хэмингуэя и задавал новый формат отечественной фантастики: населенный живыми людьми мир, в котором уютно жить и интересно работать. Мир, о котором и помечать не грех.

В дальнейшем Стругацкие напишут про «вселенную Полудня» еще около десятка повестей и романов, которые не теряют своей актуальности и сегодня. Фанфики по мотивам, полемические оммажи и вольные продолжения цикла появляются с завидной регулярностью.

Оценка: 9
– [  20  ] +

Ссылка на сообщение ,

Какая мощная ностальгия! Ностальгия по своей давно уже бывшей и навсегда убежавшей в какое-то «никуда» подростковости и юности (когда впервые читалась эта книга). Ностальгия по своим щенячье-пацанячьим возвышенно-романтичным мечтам, которые практически любой современный молодой человек вероятнее всего решительно назовёт розовопузырчатой чушью. Ностальгия по тому непреложному и непрошедшему чувству веры в то, что рано или поздно, но всё написанное фантастами Стругацкими в этой книге — сбудется. Пусть не в деталях, а в общих чертах, но в самом главном — что люди Будущего будут более чисты и открыты, более искренны и одухотворённо-воодушевлённы — вот эта вера была неприкасаема. Что непременно рано или поздно объединившееся Человечество придумает самодвижущиеся Дороги, которые помогут справиться с всеобщим загрязнением. Что когда-нибудь в самом начале 21 века на Марсе родится первый ребёнок, и пусть его будут звать не Женя Славин, но зато его совершенно точно будет ждать непростая, но захватывающе интересная судьба. И что марсианские прыгающие пиявки сора-тобу-хиру совершенно точно на Марсе живут, потому что ведь и Георгий Мартынов в первой части своей эпохальной трилогии «Звездоплаватели» описал гигантских ящериц, очень похожих на стругацких пиявок, а значит всё это не просто так, не случайно! И что на самом деле в каких-то неведомых для простых людей подвалах и убежищах сидят и «слушают» пустоту и тишину Мироздания ридеры, коих число — единицы. И именно в связи с главой «Глубоководный поиск» связана любовь к морю и к маринистике, и книга Сергея Жемайтиса «Вечный ветер» была прочитана именно после этой книги АБС. И неписанный закон космодесантников «десантник тот, кто всегда возвращается» навсегда впечатался глубины собственного сознания. И ещё многое и многое другое, то, без чего само будущее представлялось ненастоящим и блёклым.

И я испускаю крик пандорского ракопаука, упустившего добычу...

Оценка: 10


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх