fantlab ru

Иван Ефремов «Туманность Андромеды»

Рейтинг
Средняя оценка:
8.00
Оценок:
3311
Моя оценка:
-

подробнее

Туманность Андромеды

Роман, год; цикл «Великое Кольцо»

Жанрово-тематический классификатор:
Аннотация:

Социально-философский роман «Туманность Андромеды» признан одним из наиболее значимых произведений отечественной и мировой научно-фантастической литературы двадцатого века. Соединяя в нем научно-техническое и социально-историческое предвидения, И. Ефремов с эпическим размахом рисует картины далекого будущего: межзвездные перелеты, грандиозные научные эксперименты, преображенная общим трудом человечества прекрасная Земля, вступившая в Великое Кольцо населенных миров Галактики. В центре романа несколько главных героев, образы которых призваны художественно воплотить и раскрыть утверждаемый автором идеал человека в совершенном коммунистическом обществе.

Примечание:

В 1959 году роман получил первую премию на конкурсе лучшей книги о науке и технике для школьников, проведенном Министерством просвещения РСФСР.

Так публиковался: Туманность Андромеды: [Отрывки из романа] // Пионерская правда, 1957, 1, 5, 8, 12, 15, 18, 19, 22, 29 марта, 2, 5, 9, 23 апреля, 4 мая

- то же: Отрывок из романа под названием «Люди в космосе // Комсомольская правда, 1959, 10 февраля.

В журнале «Техника-Молодежи» роман печатался в номерах 1-6, 8, 9 и 11 за 1957 год.


Входит в:


Лингвистический анализ текста:


Приблизительно страниц: 330

Активный словарный запас: высокий (3173 уникальных слова на 10000 слов текста)

Средняя длина предложения: 86 знаков, что немного выше среднего (81)

Доля диалогов в тексте: 30%, что немного ниже среднего (37%)

подробные результаты анализа >>


Экранизации:

«Туманность Андромеды» 1967, СССР, реж: Евгений Шерстобитов



Похожие произведения:

 

 


Туманность Андромеды
1958 г.
Туманность Андромеды
1960 г.
Туманность Андромеды
1961 г.
Туманность Андромеды
1962 г.
Туманность Андромеды
1964 г.
Библиотека современной фантастики. Том  1. Иван Ефремов
1965 г.
Сочинения в трех томах. Том 3. Книга 2
1976 г.
Туманность Андромеды
1982 г.
Туманность Андромеды
1984 г.
Туманность Андромеды
1984 г.
Звёздные корабли. Туманность Андромеды
1986 г.
Сборник научно-фантастических произведений
1986 г.
Туманность Андромеды
1986 г.
Детская литература
1987 г.
Звездные Корабли. Туманность Андромеды
1987 г.
Собрание сочинений. Том 3
1987 г.
Туманность Андромеды
1987 г.
Туманность Андромеды
1988 г.
Туманность Андромеды
1988 г.
Туманность Андромеды
1989 г.
Туманность Андромеды
1991 г.
Собрание сочинений в шести томах. Том 3
1992 г.
Туманность Андромеды
1992 г.
Туманность Андромеды
1992 г.
Книга 2. Туманность Андромеды
1994 г.
Утопия и антиутопия: Туманность Андромеды. Час быка
1995 г.
Собрание сочинений. Том 1. Туманность Андромеды, Звездные Корабли, Сердце Змеи
1997 г.
Собрание сочинений в 3 томах. Том 1.
1999 г.
Туманность Андромеды
2000 г.
Туманность Андромеды
2001 г.
Туманность Андромеды. Час Быка
2001 г.
Звездные корабли
2003 г.
Туманность Андромеды
2004 г.
Туманность Андромеды. Звездные корабли
2004 г.
Билет в детство
2005 г.
Собрание сочинений. Звездные корабли
2006 г.
Туманность Андромеды
2007 г.
Туманность Андромеды
2008 г.
Туманность Андромеды. Час Быка
2008 г.
Туманность Андромеды. Час быка
2008 г.
Собрание сочинений в 8 томах. Том 4.
2009 г.
Туманность Андромеды
2009 г.
Туманность Андромеды
2010 г.
Туманность Андромеды
2010 г.
Собрание сочинений в двух томах. Том 1
2010 г.
Туманность Андромеды
2010 г.
Туманность Андромеды
2013 г.
Туманность Андромеды
2013 г.
Великое кольцо
2013 г.
Туманность Андромеды. Звездные корабли
2014 г.
Туманность Андромеды
2014 г.
Туманность Андромеды
2014 г.
На краю Ойкумены
2015 г.
Туманность Андромеды
2015 г.
Туманность Андромеды
2015 г.
Туманность Андромеды
2016 г.
Туманность Андромеды
2016 г.
Малое собрание сочинений
2016 г.
Туманность Андромеды
2016 г.
Туманность Андромеды. Час Быка
2016 г.
Туманность Андромеды. Час Быка
2017 г.
Туманность Андромеды
2017 г.
Туманность Андромеды
2017 г.
Туманность Андромеды
2018 г.
Астрономия
2018 г.
Туманность Андромеды
2018 г.
Туманность Андромеды
2018 г.
Туманность Андромеды
2018 г.
Туманность Андромеды
2019 г.
Туманность Андромеды. Звёздные корабли
2020 г.
Туманность Андромеды
2020 г.
Туманность Андромеды. Звездные корабли
2023 г.
Туманность Андромеды. Сердце Змеи
2024 г.
Туманность Андромеды
2024 г.

Периодика:

Техника - молодёжи № 3 1957
1957 г.
Техника - молодёжи № 4 1957
1957 г.
Техника - молодёжи № 5 1957
1957 г.
Техника - молодёжи № 6 1957
1957 г.
Техника – молодёжи № 9 1957
1957 г.
Пионерская правда № 18, 1 марта 1957
1957 г.
Пионерская правда № 36, 4 мая 1957
1957 г.
Пионерская правда № 19, 5 марта 1957
1957 г.
Пионерская правда № 20, 8 марта 1957
1957 г.
Пионерская правда № 21, 12 марта 1957
1957 г.
Пионерская правда № 22, 15 марта 1957
1957 г.
Пионерская правда № 23, 19 марта 1957
1957 г.
Пионерская правда № 24, 22 марта 1957
1957 г.
Пионерская правда № 26, 29 марта 1957
1957 г.
Пионерская правда № 27, 2 апреля 1957
1957 г.
Пионерская правда № 28, 5 апреля 1957
1957 г.
Пионерская правда № 29, 9 апреля 1957
1957 г.
Пионерская правда № 33, 23 апреля 1957
1957 г.
Техника - молодёжи № 8 1957
1957 г.
Техника - молодёжи № 1 1957
1957 г.
Техника - молодёжи № 2 1957
1957 г.
Техника — молодёжи № 11 1957
1957 г.
Роман-газета № 15 (195) 1959
1959 г.

Аудиокниги:

Туманность Андромеды
2008 г.
Приключения и фантастика. Лучшее
2011 г.

Электронные издания:

La Nébuleuse d'Andromède
2005 г.
(французский)

Издания на иностранных языках:

Andromeda
1959 г.
(английский)
La Nébuleuse d'Andromède
1959 г.
(французский)
Az Androméda-Köd
1960 г.
(венгерский)
Мъглявината Андромеда
1960 г.
(болгарский)
Туманність Андромеди
1960 г.
(украинский)
La nebulosa di Andromeda
1960 г.
(итальянский)
Mgławica Andromedy
1961 г.
(польский)
Andromeeda udukogu
1962 г.
(эстонский)
Mlhovina v Andromedě
1962 г.
(чешский)
כוכב הברזל
1962 г.
(иврит)
Անդրոմեդի Միգամածությունը
1963 г.
(армянский)
La nebulosa de Andrómeda
1965 г.
(испанский)
Das Mädchen aus dem All
1967 г.
(немецкий)
Das Mädchen aus dem All
1967 г.
(немецкий)
Mgławica Andromedy
1968 г.
(польский)
Mlhovina v Andromedě
1968 г.
(чешский)
Az Androméda-Köd
1969 г.
(венгерский)
星の船 ; アンドロメダ星雲|
1969 г.
(японский)
La Nébuleuse d'Andromède
1970 г.
(французский)
Мъглявината Андромеда
1971 г.
(болгарский)
Das Mädchen aus dem All
1971 г.
(немецкий)
La nebulosa de Andrómeda
1975 г.
(испанский)
Туманність Андромеди
1976 г.
(украинский)
La Nébuleuse d'Andromède
1979 г.
(французский)
Das Mädchen aus dem All / Die Stimme aus der Antiwelt / Der Intelligenztest
1979 г.
(немецкий)
Andromeda. A Space-Age Tale.
1980 г.
(английский)
Andromeda Nebel
1983 г.
(немецкий)
Andromedan tähtisumu
1984 г.
(финский)
Избрани произведения в два тома, том първи: Мъглявината Андромеда
1984 г.
(болгарский)
仙女座星云
1985 г.
(китайский)
La Nébuleuse d’Andromède
1988 г.
(французский)
Andromeda
1990 г.
(английский)
Worlds Apart: An Anthology of Russian Fantasy and Science Fiction
2008 г.
(английский)
La nebulozo de Andromedo
2010 г.
(эсперанто)
仙女座星云
2010 г.
(китайский)
A Nebulosa de Andrómeda
2014 г.
(португальский)
La Nebulosa de Andrómeda
2015 г.
(испанский)
Andromedanebel
2015 г.
(немецкий)
Mgławica Andromedy
2015 г.
(польский)
La nebulosa de Andrómeda
2016 г.
(испанский)
안드로메다 성운
2017 г.
(корейский)
La nebulozo de Andromedo
2018 г.
(эсперанто)
Andromeda Nebulası
2019 г.
(турецкий)




 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва


– [  54  ] +

Ссылка на сообщение ,

Писать отзыв о книге, которая когда-то в корне изменила мои взгляды на фантастику, мне, пожалуй, будет непросто. Но все-таки попробую – хочется как высказать свое мнение, так и попытаться оспорить некоторые взгляды из многих предыдущих отзывов.

Первое. Считается, что «Туманность Андромеды» – это утопия. Я бы сказал иначе: это чуть ли не первая в фантастической литературе серьезная попытка конструирования общества будущего, построенного по совершенно иным принципам, чем нынешнее. Утопия – это, к примеру, Мир Полудня: везде изобилие, каждый может выстроить себе великолепный дом с подземным музеем, у каждого во дворе персональный звездолет, чтобы любой «структуральнейший лингвист» смог слетать на выходные поохотиться за десяток-другой световых лет… И почти никаких объяснений, как функционирует такое общество, за счет чего и каким образом достигнуто такое положение вещей. А Ефремов подошел к конструированию своего будущего Земли совершенно иначе, описав органы управления и их функции, науку, промышленность, транспорт и образование. А главное, им описан путь к созданию такого общества, начиная с соответствующей нашему времени Эры Разобщенного Мира. Так что это не утопия, это уже вполне себе комплексный научный подход, пусть даже данный в самых общих чертах.

Второе. Говорят, что в «Туманности Андромеды» и общество, и люди обрисованы так, что кажутся бесплотными, невыразительными и неубедительными, да и людей-то в романе немного – постоянно мелькают одни и те же фигуры. На первый взгляд все верно. Однако вспомните, к примеру, Толстого, Бальзака, Гюго или Голсуорси. Все они исписывали толстенные тома только для того, чтобы дать картину жизни своих стран в свое же время. Читателю «Войны и мира» или «Саги о Форсайтах» не надо было объяснять, как стреляют из ружья, для чего нужны деньги, как начинаются войны или зачем люди переезжают в Америку, – но, несмотря на это, получались произведения громадного объема. А теперь представьте, что перед писателем стоит задача описать Землю будущего, когда общество будет иметь совершенно иную основу, чем теперешнее, а люди – мыслить иными категориями, чем мы, но при этом вместить все в объем относительно короткого романа. Само собой, тут придется отказаться от подробностей и ограничиться общими, самыми главными чертами. А в качестве действующих лиц ввести лишь небольшое число самых выдающихся людей этого нового общества, набрасывая их портреты также крупными штрихами и не вдаваясь в детали. Проще говоря, в «Туманности Андромеды» присутствует только необходимое для выполнения авторского замысла, а все несущественное отброшено. Отсюда и мнимые «бесплотность» и «невыразительность».

Третье. Приходилось сталкиваться с мнением, что жить в описанном в «Туманности Андромеды» «стерильном» обществе якобы будет нестерпимо скучно. Подавляющему большинству нас теперешних – да, вероятно. Но не людям будущего, которые по своей натуре не потребители, а творцы. Именно эта разница вкупе со схематичными (см. предыдущий абзац) описаниями делает мир Великого Кольца в восприятии многих читателей романа непонятно-заумно-скучным, а некоторые эпизоды трудными для понимания. Например, сколько непонятных нам недосказанных слов содержат одинокие раздумья Мвена Маса на острове Забвения или ночная беседа Дар Ветра и Веды Конг в степи. А попытаться понять их захочет и сможет далеко не каждый, кто читает «Туманность Андромеды». Тем более что сейчас это труднее, чем в конце пятидесятых, – бывшие тогда на слуху лозунги во многом сродни описанным Ефремовым принципам жизни Эры Великого Кольца, в отличие от идеалов современного общества потребления.

Таковы три моих основных тезиса в защиту «Туманности Андромеды». А общий вывод следующий: написать хорошее и даже отличное фантастическое произведение могут многие, но лишь единицам дано создать нечто, не опирающееся на уже устоявшиеся принципы фантастики, не эксплуатирующее старые идеи, но абсолютно новое, открывающее перед читателями широкую дверь в прекрасное неведомое. А войти ли в эту дверь или пройти мимо, лишь равнодушно заглянув в нее, – это уже решает каждый сам для себя.

Оценка: 10
– [  40  ] +

Ссылка на сообщение ,

«Мы все разные. Высокие, низкие, толстые, тонкие. Нечистые, нечистые…» (Вавилон 5)

Была в замечательном фантастическом сериале одна серия, из которой я взял эпиграф для этого отзыва, повествующая о превратности завышенных идеалов. Создала некая раса биороботов для собственной защиты и заложили в них параметры идеального гражданина, которого эти защитники ни в коем случае не должны были трогать. Биомашины перебили сперва врагов, а затем и своих. Потому что под идеализированные параметры не подошел никто. Вообще. Все оказались «нечистыми». Вот мне иногда кажется, что такие вот биороботы населяли утопии некоторых советских писателей и за кадром вырезали из них всех, кто не подходил под высокие стандарты демиургов.

Когда я читал эту книгу в школе, мир, нарисованный Ефремовым, казался мне скучным. Теперь, если задуматься, он пугает меня до одури.

Идеальное общество в понимании автора кажется мне кошмаром победившей технократии. Вот не вериться, что люди в абсолютном большинстве пришли к такому добровольно. Это какое-то «Механическое пианино» Воннегута, где технари забороли всех несогласных и непохожих окончательно, вытравили их на генном уровне. Детей тут сразу забирают у родителей и начинают промывать мозги с пеленок. Из них вырастают практически одинаковые молодые люди, одинаково красивые и атлетичные, помешанные лишь на работе, науке и танцах, давно сделавшие все, к чему они прикасаются скучным и стерильным. Даже на свиданиях они говорят лишь о физике и математике. Для всех несогласных, которые все равно останутся, как ты ни вытравливай из них все человеческие пороки и причуды, оставили пару крошечных резерваций. И при этом те, кто стоят во главе общества как истинные технократы еще видимо заложили подрастающему поколению установку «нормальные машины – дорого, люди – дешево», поэтому юноши и девушки готовы самоубиться там, где их теоретически вполне могли бы заменить роботы, в мире такого-то отдаленного будущего. Некоторые вообще садятся на корабли и улетают в столетние экспедиции без шанса вернуться. Может, это еще один способ избавиться от тех, кто хотя бы начал сомневаться? С глаз долой, из сердца вон…

В общем, живи я в такой «утопии», то, наверное взяли бы меня, старого ретрограда и мракобеса, под белы рученьки, запаковали бы на кораблик и швартанули в дорогу без возврата к какой Альфе Центавра. Чтобы приносил пользу обществу и морально не разлагал молодежь светлого будущего. Так оно лучше для всех. Жить в таком стерильном и прокипячённом мире все равно не хочется совершенно.

Оценка: 3
– [  57  ] +

Ссылка на сообщение ,

Книга потрясающе многоплановая, насыщенная массой нетривиальных идей, тесно увязанных одна с другой. Только кратко упомянуть об этих идеях — уже материал для большой статьи.

Одна из главных отличительных черт романа – принципиально иные общественные отношения. Ефремов на деле, а не словах был убеждённым коммунистом, за что и подвергался преследованиям со стороны обывателей, некоторых коллег АН, многих партийных чиновников. Сейчас есть термин «ноосферный коммунизм», он, конечно, более точно отражает то, о чём писал Иван Антонович. Кто-то предпочитает просто говорить «высшая форма общества». Но будем помнить: слово «коммунизм» для писателя было определяющим. При этом он даже под сильным нажимом не пошёл на то, чтобы упомянуть в книге о памятниках Марксу и Ленину. Так что дело не в конъюнктуре.

Поразительно изобретение писателя: Академия Горя и Радости.

Умение руководить – самое насущное в таком обществе, потому что власть в нём основана не на страхе или слепой вере, но исключительно на компетентности и рациональном доверии к доказавшему свою состоятельность руководителю. Поэтому в ефремовском будущем нет убеждённых консерваторов или сторонников безоглядного прогресса. Сами принципы принятия решений здесь иные. Каждое конкретное предложение анализируется с точки зрения возрастания человеческого счастья и общего восхождения человечества. Как правило, выбираются варианты решений более или менее усреднённые. На Совете Звездоплавания Гром Орм произносит чеканную фразу: «Мудрость руководителя заключается в том, чтобы своевременно осознать высшую для настоящего момента ступень, остановиться и подождать или изменить путь».

Так и поступают. Сознательно задерживают развитие парапсихической сферы, потому что не до конца отточено психофизиологическое совершенство и опасен риск потери контроля над психикой. Отказываются от заселения планет с высшей мыслящей жизнью, пусть и не достигшей высокого уровня, потому что тогда неизбежны непонимание и насилие. Дар Ветер, олицетворяющий мудрость земного руководства, не даёт добро на проведение Тибетского опыта, ибо несколько десятилетий подготовки по меркам всего человечества не имеют значения. Но всё-таки: оправдывают героев Тибетского опыта и признают его огромное значение для науки. Отправляют поразительную по дерзости экспедицию к Ахернару – основывать первую колонию в глубоком космосе. Провозглашают романтику научного поиска душевной основой избыточной силы общества.

Естественно, составлять такое общество могут только люди, которые готовы принимать выверенные продуманные решения и воплощать их в жизнь, чутко реагируя на происходящее. Люди, обладающие максимально возможной широтой взглядов и тем избытком понимания и великодушия, который не позволяет игнорировать интересы других людей и всего социума, узко замыкаться на личных желаниях и неизбежно связанных с этим личных проблемах.

Доверие людей будущего друг к другу действительно велико. Это правило, а не случайная проницательность в мире заблуждений, капризов и поспешных решений. Поэтому уважается воля другого человека. Подразумевается само собой, что человек принял решение обдуманное, и уговаривать его изменить это решение – проявить неуважение. Так Гром Орм уходит с ответственного поста.

Наиболее полное, ёмкое выражение глубокого понимания жизни всегда называлось мудростью. Герои Ефремова определяют мудрость как сочетание знания и чувств. Такое сочетание касается не всякого знания и не всякого чувства. Прочувствованное знание об истинной человеческой природе есть понимание необходимости тех или иных поступков. Люди Ефремова обладают знанием о своей природе, поэтому их альтруизм взвешен и естествен.

Счастье в романе определяется как постоянная смена творческого труда и отдыха в борьбе за новое, в исследовании неведомого.

Люди Ефремова — немногословные и чуткие, занятые напряжённым трудом, понимающие необходимость и важность романтики. Это люди, насыщенные, словно электричеством, радостной готовностью к неожиданным испытаниям и впечатлениям. Их разговоры полны значения, они учатся понимать друг друга без слов. Это люди, с детства обученные диалектической философии и потому глубоко чувствующие такое понятие, как мера. Поэтому они берегутся эйфорических восторгов и, напротив, эмоциональной зажатости, скованности тех или иных проявлений. Дружелюбные, физически сильные и красивые люди, умеющие наслаждаться искусством и умеющие напряжённо работать.

Разумеется, основы отношений в обществе закладываются с раннего возраста. Школа в обществе Ефремова имеет громадную роль для становления человека. Громадную ещё и от того, что семьи в современном смысле слова в его обществе нет. Школы разбросаны небольшими городками по всей планете, и ученики со своими наставниками живут там постоянно. Роль учителя в такой ситуации повышается многократно.

Молодые люди отнюдь не предоставлены сами себе. Огромная энергия, исстари порождающая конфликты «отцов и детей», обязательно должна быть направлена в позитивное русло. Возможно это только при полной занятости молодых людей творческим, общественно полезным трудом и соответствии взрослых провозглашаемым идеалам. Только тогда молодые люди не образуют агрессивную к чужакам закрытую субкультуру. Неформальные молодёжные течения всегда были формой протеста против мира взрослых, против их лжи и лицемерия. В обществе Ефремова такой протест бессмыслен, потому что условия жизни отвечают главнейшим потребностям человека и не могут нацело отвергаться психически здоровым индивидом.

Насыщенность романа педагогическими идеями чрезвычайно велика, недаром замечательный педагог В. А. Сухомлинский неоднократно перечитывал его и писал автору в одном из писем: «Я давний поклонник Вашего творчества. «Туманность Андромеды» я прочитал четыре раза. Это не пристрастие к фантастике, а стремление ещё и ещё раз пережить, перечувствовать глубину мыслей, которых у Вас обилие и в строчках и между строчками... Ваша фантастика восхищает своей правдивостью. Я влюблён в Ваших людей будущего».

Пространство школы открыто и нелинейно. Это ярко выражается даже в мелких деталях: занятия, оказывается, происходят обыкновенно в саду под деревьями, а классы необычны хотя бы тем, что в них отсутствуют двери.

Обучение разделено на четыре цикла по четыре года, и каждый цикл школа переезжает в другое место для сохранения остроты и свежести восприятия, циклы учатся изолированно друг от друга, чтобы не раздражать детей столкновением слишком различных возрастов. Однако при этом у старших ребят обязательно есть младший подопечный для облегчения работы педагогов и формирования чувства ответственности.

Занятия в каждом цикле школы чередуются с уроками труда. Что это за уроки? – мы читаем о двух занятиях – это шлифовка оптических стёкол (представляете, каково участвовать в постройке телескопа!) и постройка деревянного корабля по старым технологиям с последующей экспедицией в Карфаген.

Главным Ефремов полагает изучение истории – не как нашего школьного предмета, представляющего, по сути, историю войн и экономических реформ, а глобальной истории, в смысле изучения причинно-следственных связей, приведших к нынешнему положению.

Реа разговаривает с матерью. Как она с ней разговаривает? – свободно и открыто. В ней сформировано базовое доверие к миру. Мир её принимает, ей нечего бояться в мире, она не знает, что такое тупое непонимание или нарочная обида. Ефремов, улавливая и понимания важность таких нюансов, предвосхищает развитие в наше время гуманной педагогики, за которую ратует лучший педагог современности Шалва Александрович Амонашвили.

Юноши и девушки помимо непосредственных наставников имеют ещё ментора – кого-либо из уважаемых взрослых, которые помогают определиться со своими предпочтениями и решить непростые вопросы самореализации.

Закончившие школу семнадцатилетние молодые люди не сразу начинают получать высшее образование, — три года у них идёт пора испытаний, называемая Подвигами Геркулеса. Часть подвигов назначается старшими, часть выбирается самостоятельно. Эти подвиги – серьёзная и ответственная работа, инициация.

Взрослый человек – человек знающий, заинтересованный в плодах своей работы. Абсолютное физическое здоровье ведёт к повышенной энергии существования, в результате чего жизнь такого человека не может ограничиваться узкими рамками личного существования. Любой человек может выдвинуть какое-либо предложение, хотя бы и в масштабах всей планеты, и оно будет обсуждаться, если действительно хорошо продумано.

Любовь к природе имеет огромное психологическое значение. Ефремов пишет: «Веда Конг думала о подвижном покое природы и о том, как удачно выбираются всегда места для постройки школ. Важнейшая сторона воспитания — это развитие острого восприятия природы и тонкого с ней общения. Притупление внимания к природе — это, собственно, остановка развития человека, так как, разучаясь наблюдать, человек теряет способность обобщать».

Отношение к вещам. Пройти через усложнение вещественной культуры, чтобы прийти к её простоте… Снова мы можем видеть в действии диалектическую логику. Выводы отражают не частное мнение, а всю силу объективной закономерности. Мельчание переживаний и их искусственность в окружении массы мелких ненужных вещей затушёвывают в человеке проявления самого главного – того, чем он отличается от животного – творческого духовного начала.

«Воспитание нового человека — это тонкая работа с индивидуальным анализом и очень осторожным подходом».

...Художник Карт Сан озабочен созданием образов прекрасного, соответствующих основным расовым типам. Его поиски ведут к глубочайшему исследованию антропологического и этнокультурного материала. По сути дела, он пытается воссоздать в чистом виде те вершины красоты, что были созданы в череде сотен поколений природной жизни в разных географических условиях планеты. В своей работе он такой же учёный, как Рен Боз, только область его творчества сложнее поддаётся вербализации (словесному описанию), воздействуя непосредственно на органы чувств.

Речь не идёт о частных вкусах и предпочтениях той или иной эпохи; красота – как высшая мера целесообразности – объективна, и познавать её законы нужно и должно. Но в каждой отдельно взятой системе есть свои промежуточные идеалы, которые, в свою очередь, сольются в будущем в сияющий венец высшей гармонии.

Знаменитая танцовщица Чара Нанди, вдохновившая Карт Сана на создание «Дочери Тетиса», демонстрирует на Празднике Пламенных Чаш выдающееся мастерство, далёкое от простого технического совершенства. Именно одухотворённость тела, «способного своими движениями, тончайшими изменениями прекрасных форм выразить самые глубокие оттенки чувств, фантазии, страсти, мольбы о радости» – определяется в романе признаком действительно великого мастерства.

Умение понять и оценить прекрасное по достоинству, постоянная готовность восхититься подлинным искусством, — всё это объединено в героях чётким пониманием природы такого искусства. Интуиция, сопряжённая с ясной мыслью; сочетание знания и чувств – невольно мы возвращаемся к определению мудрости как основы гармоничной жизни и правильного к ней отношения.

Ефремов не стремился поразить воображение читателей масштабами космических завоеваний человечества. Каждая звёздная экспедиция – огромное событие. Нет никаких сказочных космопортов с сотнями космических кораблей, летающих к звёздам наподобие современных самолётов.

Быт людей нельзя назвать высокотехнологичным. С другой стороны, его простота и второстепенность по сравнению с общественной составляющей жизни не предполагает сложных технических приспособлений в личном пользовании. Транспорт общедоступен, но и здесь сказывается логика писателя: «строение не может подниматься без конца». Скорость движения поездов по Спиральной Дороге ограничена 200 км/ч, и в этом есть свой особый смысл: нервическое стремление поскорее достигнуть места назначения отсутствует, а на высокой скорости непросто любоваться окрестными пейзажами. Таким образом, Спиральная Дорога косвенно служит созерцательным медитациям людей, любящих природу и умеющих ею восхищаться, отвлекаясь от выполнения сложной и ответственной работы.

Великое Кольцо – мечта и провидение Ефремова. Нет больше авторов, которые с такой силой утвердили бы огромную важность космического братства разумных существ и столь законченно описали бы его. Сам писатель хорошо понимал условность изображения Кольца, определяя себя как человека, делающего первый шаг в этом направлении. Но с каким вдохновением и пылающей страстью он его делает. Нужно быть совершенно чёрствым человеком, чтобы, прочитав сцену приёма послания с Эпсилон Тукана, не зазвучать мелодией восторга, сопричастности космосу и жажды познания!

Ефремов подчёркивал отличие людей будущего от нас с вами. Их радости и горести не будут похожи на наши, — утверждал он. Теперь, когда история делает первые шаги к подлинному пониманию особенностей исторической психологии, мы можем с уверенностью сказать, что так оно и должно быть. Вместе с этим, кардинальное отличие людей будущего от людей всех предыдущих эпох заключается в том, что они будут максимально приближены к подлинной реальности – в противовес изменчивым идеологиям и эстетикам прошлого. Ещё и сейчас, несмотря на резко возросшее за последние десятилетия техническое совершенство, информационно объединившее всю планету, мы погружены в мифы, что хорошо понимают создатели таких фильмов, как «Терминатор» или «Матрица».

Многие истины просты и ясны, но они отвергаются или замалчиваются, ибо открытое признание всей хрупкости нашей жизни означало бы обязательную перестройку сознания. Такую перестройку, когда люди не будут скрывать свои истинные чувства, боясь насмешки. Напротив, дружеская помощь всегда будет наготове, потому что великая нервная чуткость на базе общей доброжелательности приведёт к способности мгновенного распознавания, а в жизни человека не останется минут слабовольной бездеятельности, апатии или, напротив, истерической впечатлительности, разрушающей интересы дела.

Понимание себя обязательно взаимосвязано с общей проницательностью. Мельчайшие нюансы поведения не остаются незамеченными. Но люди Ефремова не только проницательны, они ещё и тактичны.

В будущем Ефремова жизнь выстроена в соответствии с постоянно уточняющимися законами социального и психологического развития. Соответственны и отношения между людьми, созидающиеся на основе всеобщей уравновешенности, стремления к красоте и знанию. Нам, живущим в труднейшую эпоху, непросто достичь совершенства таких людей, как Дар Ветер и Веда Конг. Но иметь перед внутренним взором образец чистоты и искренности отношений между людьми этого далёкого будущего – значит, приближать его торжество уже здесь и сейчас.

Немало можно было бы сказать об отношениях всех героев — они выписаны точно алмазным резцом, и обвинения в «плакатности» анекдотичны, когда понимаешь глубочайшую правду этих отношений. Приведу лишь один ярчайший эпизод:

«Гром Орм заметил красный огонь у сиденья Эвды Наль.

- Вниманию Совета! Эвда Наль хочет добавить к сообщению о Рен Бозе.

- Я прошу выступить вместо него.

- По каким мотивам?

- Я люблю его!

- Вы выскажетесь после Мвена Маса.

Эвда Наль погасила красный сигнал и села».

Как расценивать этот эпизод? У великой Эвды сдали нервы, и она готова броситься бессвязно лепетать на Совете Звездоплавания о своих личных переживаниях? Нет! – и это очень показательный момент. Её аргумент принимается во внимание прежде всего потому, что люди ефремовского будущего любят самого человека, а не выдуманный образ. Тогда любовь – наивысшая степень понимания и проникновения во внутренний мир человека. Эмпатия, как говорят психологи. Заявляя о своей любви, Эвда Наль заявила о своей особой причастности к мотивам Рен Боза, на которые, кроме неё, никто пролить свет больше не сможет. Любовь Эвды Наль – достаточное основание для вывода, что мотивы эти были благородны.

Люди будущего знают твёрдо: у серьёзных отношений должны быть глубокие основания. Любовь «вопреки» – сказка, в которой либо скрыто и не понято невежественными людьми могущественное «за», либо романтическая грёза, не приносящая ничего, кроме тяжких разочарований. Настоящим спутником жизни может быть только тот, кто готов проделать вместе путь жизни, будучи соратником; разделить душой все сложности пути и понять их умом. Настоящая любовь не тогда, когда двое смотрят друг на друга, а тогда, когда двое смотрят в одном направлении. Под этой мыслью мудрого Сент-Экзюпери Иван Ефремов мог бы подписаться без колебаний.

Любовь, звёзды и познание!

Оценка: 10
– [  32  ] +

Ссылка на сообщение ,

Книга не разочаровала – я не ждала от неё ничего хорошего. Не вызвала восхищения или интереса – все эмоции утонули в тоннах идеологических рассуждений. Как утонули в них сюжет и персонажи. Возмущения и ненависти книга тоже не вызвала – хоть она и описывает под видом идеального коммунистического мир довольно жуткий и античеловечный по современным меркам, написана она была так давно и так нудно, что относиться к ней иначе как к нелепой скучной сказке, у меня не получилось.

Как фантастика книга безнадёжно устарела. То и дело глаз спотыкался о какую-нибудь нелепость, которая безжалостно и до основания разрушала образ храбрых первопроходцев. До смешного слабые сканеры, которые не могут выявить наличие жизни на планете и просветить инопланетный корабль, отсутствие средств связи даже на Земле (парочке людей после аварии в степи пришлось пешком идти до ближайшего населённого пункта), недоверие к компьютерам, которые уступают по точности человеческому мозгу, из-за чего все расчёты должны проводиться вручную, всего один исследовательский робот на корабле, странное поведение корабля в космосе… да ещё и космические корабли настолько везучи, что в огромных пустотах космоса треть из них натыкается на метеориты. Впрочем, космические приключения и исследования далёких планет далеко не главное в книге.

На первое место автор ставит описание утопичного будущего, где победил коммунизм, а человечество наконец избавилось от войн, болезней и добилось счастливой и мирной жизни для каждого. И в этом кроются две серьёзные проблемы книги. Первая – увлёкшись объяснением устройства общества, автор отбросил в сторону увлекательность сюжета и живость персонажей. То и дело герои начинают говорить длиннющими диалогами, рассказывая об истории мира, общества, о том, как хорошо им живётся на Земле. Читателю это неизвестно, но для них это очевидные вещи. И когда влюблённый мужчина начинает говорить с женщиной лекциями о банальнейших, с его точки зрения, сведениях о морали и истории – это выглядит довольно странно и нелепо. Люди у Ефремова не имеют эмоций, характера, объёма – это картонные фигурки, существующие для того, чтобы доносить его идеи до читателя.

Вторая проблема – утопия-то выглядит жутко. Одинаковые люди – все как один прекрасные телом, с одинаковым образом мышления и никогда не спорящие друг с другом, подавляющие эмоции, с восторгом бросающиеся умирать во славу прогресса там, где их могли бы заменить роботы. Вот уж действительно, как было сказано в рецензиях до меня, проглядывается жуткий технократический призыв – машины дороги, люди дёшевы. Впрочем, люди от машин почти не отличаются – то ли потому, что они настолько картоны, то ли такими видит автор людей будущего. Понятие семьи уничтожено – женщина обязана родить двух детей, которых у неё тут же забирают, а если она захочет воспитывать сама, то добро пожаловать в резервацию для отщепенцев, не понимающих прелестей коммунистического общества. Природа Земли оказалась уничтожена, переделана под нужды человечества, отчего мир стал стерильным и таким же одинаковым, как и люди, его населяющие. У этого общества есть роботы, но работают почему-то люди, зачастую рискуя жизнями. Люди занимаются вычислениями, люди лезут в шахты, люди истребляют бесполезных для общества животных, люди идут тыкать палкой в опасную инопланетную пакость. То ли это сказывается технический прогресс нашего мира, шагнувший так далеко, как в 50-е годы и представить себе не могли. То ли действительно – люди дешевле, их не жаль, пусть умирают ради недостижимого светлого будущего.

И постоянное стремление автора раздеть присутствующих в книге женщин, с пространными описаниями гибкости женского тела рядом с не менее пространными диалогами об устройстве мира, это немного странно. Особенно при том, что мужчины похоже лишены всякого рода сексуальных желаний и любуются женскими телами исключительно с эстетической стороны – ещё один плюс в копилку жуткостей этой утопии.

Оценка: 5
– [  36  ] +

Ссылка на сообщение ,

Поразительно, сколько хвалебных отзывов об откровенно сером произведении!

Ну да изложим впечатления по очереди. Роман Ефремова — социальная фантастика, потому оценим общество, которое нарисовано у Ефремова.

1. Прямо нигде не говорится, но в обществе существует контроль над рождаемостью. Один герой говорит другому, что был рождён на космолёте ещё в ту пору, когда не давали подавляющие это дело таблетки. И в самом деле: полёты длятся по 20-30 лет, зачем астронавтам заниматься этим непотребством? Лучше пусть сидят и проводят сложные расчёты, как это им удалось попасть к железной звезде и как выбраться из её железных объятий!

Контроль над рождаемостью на Земле проводится не столько медикаментозно, сколько воспитанием. Пусть люди занимаются сложными математическими вычислениями, а не процессом делания детей — так полезнее обществу. Главная героиня романа — прямое тому подтверждение. По ходу романа выясняется, что эта легкомысленная девушка только думает о том, чтобы завести детей (одного ребёнка, по-видимому), но даже на это, вплоть до последних страниц у неё не хватает мужества. И это при том, что детей отбирают сразу после рождения и мучатся с пелёнками во время бессонных ночей не грозит.

Очевидный примат если не геронтократии, то отношения к молодёжи как к расходному материалу. Молодёжь прямо таки толкают на опасные для жизни эксперименты и опыты. Ну если все эти советско-коммунистические славословия в романе, что всё ради молодых людей — правда, отправьте на опасный опыт стариков! Нет, нет и нет: воспитание таково, что молодые люди САМИ стремятся рискнуть своей жизнью, и не защищая Родину, а для апробации опасного эксперимента физика с болезненным самомнением.

Показательно, как мучительно хочется Ефремову, что дети, всё своё детство воспитывающиеся вдали от родителей чужими людьми, испытывали к родителям чувства глубокого почтения, преданности и послушания! Одна героиня навещает свою великовозрастную дочь в пафосном школе-интернате, а дочь, в лучших традициях «девчат» 60 годов скромно берёт мать за руку! Вот вы будете брать за руку малознакомого для вас человека? А наоборот? Нужно вам, если вы родитель, чтобы ребёнок, которого вы по факту не видели, к вам тянулся? Вот вопрос!

Вообще, строгое подчинение молодых зрелым (не старым, а зрелым, стариков Ефремов предусмотрительно не показывает в своём романе) — одна из важнейших достижений общества, которое описывает Ефремов.

2. Главное достижение этого общества — освоение космоса. Тут два момента. Во-первых — техническая сторона вопроса, а во-вторых — общение по Великому Кольцу.

Не буду оценивать, насколько соответствует законам физики техника ТА. Пусть, хоть на все 100. Важно, что люди обслуживают машины, а не наоборот. Нет бы, чтобы машина взяла на себя функции человека, а астронавт расслабился! Нет, куда там! Вышли из анабиоза, покружились в танце — и на несколько часов за ручные расчёты! То же и в шахте на Земле. Ну на фига Дару Ветру лезть в этот опасный забой! Если вы так печётесь о людях, постройте роботов, пусть машина вкалывает, не человек! Но в ТА так, как нужно было советским руководителям в 60-70 гг. 20 века.

Второе — общение по Великому Кольцу. Ефремов трусливо не показал социум тех, иных звёздных систем. Данные очень обрывочны и туманны. Это — самая главная туманность в ТА. Неужели везде коммунизм, идентичный земному? А если нет, значит ли это, что главнейшее достижение коммунизма — выход в космос — возможно и при других социальных проектах?

3. Отношение мужчины и женщины. Ситуация: двое, в романтичной степи, вечер. Всю ночь говорят о науке, о физике, о звёздах. Даже мыслей — ни-ни. И этим роман пронизан целиком и полностью. Это — не целомудрие, а банальная фригидность, социальная импотенция.

Глядя на их атрофированные гендерные чувства, становится предельно ясно, почему за 2000 лет от 20 века человечество так убого продвинулось в Космос: нет здорового отношения к любви мужчины и женщины — нет и технического прогресса.

4. Пустота и убогость жизни. Личных вещей — минимум: люди, дескать, всё это преодолели. Про личные авто выделена целая страница (или, даже несколько), на которой расписано, что это — тупиковая ветвь развития, а будущее — за автобусами (там они названы иначе, не помню точно как). Хочется сказать: ну это же — фантастика! Что тебе мешает (если личные автомобили тебе отвратительны), придумать иное средство передвижения — как в «Гостье из будущего», например, по воздуху!

Отдельно здесь стоит история о золоте. По ходу романа исследователи находят древнюю статую коня, целиком сделанную из золота. Но хотя золото, как нас уверяет Ефремов, и как смеются герои романа, давно уже ничего не значит и потеряло свою монетарную функцию, статую отправляют на переплавку, чтобы золото послужило в очень сложных и очень важных космических аппаратах.

Здесь две важные вещи: во-первых, если золото так ничтожно, как нас уверяют, то зачем плавить статую? Вы же не стали бы плавить статую этого коня, будь она из меди или аллюминия? Во-вторых, зачем его отправлять служить человечеству внутри приборов и машин? Неужели за прошедшие 2000 лет человечество не придумало замену золоту? Дорогую замену, дешёвую — не важно, но если золото ничего не значит, зачем его вставлять в сердца машин?

Это доказывает, что на самом деле, социальные функции золота хоть и изменились, но остались те же: золото — по прежнему архиважная ценность.

5. На каждом шагу как заклинательная мантра упоминаются величайшие достижения культуры, искусства и литературы, но нигде, ни разу не указано, в чём они состоят и что в них такого, что они и вправду «величайшие». Заставляет предположить, что есть какое-то искусство, какая-то литература и какая-то культура, которые просто названы, декларированы как величайшие, но на самом деле — просто серость.

Впрочем, нет: одно искусство описано очень подробно и с такими параметрами, по которым однозначно ясно, что оно действительно ушло намного далеко. Это — танец. Танцуют все — и на космическом корабле после анабиоза, и на Земле во время праздника. Танец, слившийся со спортивной гимнастикой — это и вправду достижение. Но стоит ли оно — единственное — 2000 лет развития от 20 века?

Танец, как единственное из «величайших достижений наук, искусств и литературы», описываемое Ефремовым, очень показателен. В обществах примитивного коммунизма, где отсутствуют даже личные вещи (в «Туманности» сказано, что человечество преодолело эту пагубную привычку, но это — как в советском анекдоте: Наступил коммунизм. По радио объявили, что потребностей в масле у народа сегодня не будет), так вот — в таких обществах спартанского типа процветает единственный вид искусства — собственно, танец. В этом плане Ефремов очень точен: кроме танца никаких иных искусств в таком фертильном обществе быть не может.

Наслаждение визуальной частью привлекательности человеческого тела (в танце) без самого акта — это — вуаверизм, правда же?

Долго злился на себя, что потратил деньги (Эксмо, Гиганты фантастики) на это г., пока не сказал, что сам виноват: видел же, что у всех героев односложные, простые, как обрубленные имена. У ВСЕХ! А общество, в котором имена собственные примитивные, просто не может быть сложным, разнообразным обществом, поскольку имена собственные — отражение красоты языка и того развития, на котором реально, а не декларацией сверху находится социум. Надо было быть умнее.

ИМХО: примитивизированное изложение социальных идей «Государства» Платона, но помещённое в далёкое будущее и снабжённое космической техникой.

Резюме: читать всем, чтобы видели и знали, КАКОЕ будущее было бы при коммунизме, не откажись от него 25 лет назад.

Ставлю «1», поскольку «0» поставить просто нельзя.

Оценка: нет
– [  21  ] +

Ссылка на сообщение ,

Предвкушая удовольствие, начинаю читать известнейший роман. По началу ожидания оправдываются, но далее следует всё нарастающее разочарование, переходящее в отторжение. Примерно одну треть романа автор чередует разные повествования, а после и вовсе бросает самое интригующее из них, полностью сосредоточившись на каком-то псевдофилософском винегрете.

Хорошо и подробно его ингредиенты описаны в отзыве Гризельда от 22.08.2018, потому повторятся особо не стану. Приведу лишь пару выдающихся моментов:

1) абсолютное личное самопожертвование в стиле Стаханова – «Дадим стране угля!». В романе это сквозит во всём. Например, на одной важной стройке народ требует – «Давайте работать ночью!». Сразу вспоминается анекдот про «будем работать круглосуточно!» .

2) автор пишет, что в Эру Кольца исчезли речевые и письменные ухищрения, музыка слова, остроумие, маскировка мыслей – разговоры стали проще и короче. ПРОЩЕ И КОРОЧЕ, Карл! (прошу прощения за сленг) Ага, как же! Что ни разговор, то лекция Гегеля или Канта, особенно монологи героев.

Ну и про звучное название – «Туманность Андромеды».

Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Видя его, я представлял себе невероятные космические приключения. Однако выясняется, что скорее всего автор дал его из-за красоты и ради интриги – в романе оно упоминается лишь однажды, в самом конце и косвенно.

Оценка: 5
– [  19  ] +

Ссылка на сообщение ,

Ох, сложно и отзыв писать и оценку ставить. Я многократно подступался к «Туманности», многократно отступал. При этом меня не смущает то, что написано в конкретную эпоху и несёт не только идеологические приметы, но и стилистические, формальные. И это даже интересно — читать одновременно глазами и нынешними, и глазами современника текста. Например, пробовать глазами таких читателей, как Стругацкие, которые Ефремова любили. И что-то у него вычитали. И я тоже могу что-то у него вычитать — и эпоху, и эстетику, и идейность... Но это же — графомания!! Деревянные диалоги, неестественные реакции, обязательная эротичность (как в любой графоманской вещи), но какая-то импотентская (я понимаю, что он писал давно, но у Шолохова-то эротика вполне человеческая или у вполне себе соцреалистического Анатолия Иванова — да и у тех же Стругацких очень понятно описанные взаимоотношения). А Ефремов, увы, просто не писатель. То есть чтобы сейчас читать эту книгу, нужно поставить перед собой какую-то исследовательскую задачу, через призму которой появятся дополнительные смыслы. А иначе даже неважно, что у него какие-то идеи или какая-то атмосфера, миры — всё-таки ж перед нами художественная литература, пусть и фантастическая. Посмотрю, как будет в «Лезвии бритвы».

Оценка: 6
– [  19  ] +

Ссылка на сообщение ,

Для начала хотелось бы отметить два очень важных момента, которые важны не только для романа «Туманность Андромеды», а для фантастических произведений вообще.

Первое: фантастика о будущем — это всегда вызов для тех, кто читает её в настоящем, ведь по вполне определëнным причинам авторы могут и имеют право, как создатели, вкладывать в описания этого будущего свои мировоззрение, жизненный опыт и идеологию. А во-вторых, Ефремов, на мой взгляд, больше учёный, чем писатель и потому искать в его текстах каких-то литературных изысков не стоит, хоть философские темы и проблематика в романе очень глубоки — это тоже важно знать перед чтением одного из самых известных произведений Ефремова.

Роман представляет собой попытку автора описать максимально подробный портрет человека будущего в обществе, в котором утопический коммунизм в своём идеальном воплощении, стал идеологией всего человечества. Причём, на Земле упразднены все границы, нет частной собственности, войн и конфликтов, наука стала совершенно естественным явлением. Причём именно последнее накладывает главный опечаток на стиль общения между людьми — каждый диалог становится похожим то на научную статью, то на философскую публицистику. Характеры людей стали менее эмоционально окрашены, а бурление страстей происходит только лишь во время научных поисков. Люди стали жить дольше, качество жизни повысилось, а общественное стало главной доминантой мышления каждого индивидуума — пожертвовать своей жизнью ради будущих поколений стало нормой. Человечество совершает рывок в космос уже на протяжении нескольких столетий и экспедиция в туманность Андромеды должна открыть для человечества разумную форму жизни, а значит контакт с братьями по разуму.

Казалось бы, перед нами утопия, в которой всё идеально и временами меня посещала мысль, что именно в таком обществе я и сам хотел бы жить, настолько красивыми были люди и окружающий, преобразованный человечеством мир. Однако длилось это до второй половины романа и некоторые сомнения в том, что мир совершенен, у меня появлялись.

В романе появились элементы социальной составляющей, которые роднят «Туманность Андромеды» с антиутопией «О, дивный новый мир» Олдоса Хаксли, как то: отсутствие института семьи и каких-либо иных понятий традиционного общества. Ребёнка воспитывают институты, строго следящие за различными сферами жизни человека. Конечно, подобные вставки могут доставить неприятные ощущения читающим в настоящем, но здесь, как я уже писал выше, действуют законы авторского видения. К тому же, для людей будущего подобная жизнь являются нормой и всесторонне развитому человеку, который полностью устремлëн в будущее, подобная рефлексия вовсе не нужна. Это психология общества с совершенно иным укладом жизни, другими смыслами, а также мышлением и поэтому некоторым читателям поневоле придëтся испытать дискомфорт при прочтении отдельных фрагментов романа.

Ефремов, безусловно, человек очень глубокой и эрудированный. Будучи палеонтологом он не мог не затронуть тему раскопок и геологических описаний. Однако временами некоторые фрагменты преобразования окружающей среды вгоняли меня в ступор. К примеру, действующие истребительные команды, уничтожающие акул, которые могут угрожать жизни людей. Причём, это касается абсолютно всех особей без исключения, то есть тотальное уничтожение видов. Та же участь постигает и кровососущих насекомых, а также других гадов, могущих угрожать хоть каким-то дискомфортом человеку. То есть, разрушение экологической цепочки — неотъемлемая часть жизни человека. Как это сочетается с гуманистической составляющей человека будущего, ума не приложу. Да и как учёный с такими обширными познаниями мог добавить этот совершенно ненужный элемент в свою «утопию» мне непонятно.

Во всём остальном этот роман наполнен уймой научных сведений, из разных отраслей знаний, что сродни чтению какой-нибудь научно-популярной книги. Персонажи симпатичны, развиты физически и духовно, интеллегентны и эти качества позволяют им многого добиться в своей достаточно длинной жизни, а читателю снова поверить в человечество. И, хотя описанный Ефремовым мир не лишён недостатков и я не могу назвать его идеально утопическим, мне всё же хотелось бы в нём жить. Читать роман тем приятнее, что он относится к той поре, когда перед человечеством прорисовывалась космическая эра с освоением иных планет, фантастическими открытиями и покорением всё новых и новых вершин. И именно подобная фантастика является глотком чистого воздуха на фоне мрачноватой современной НФ и постапокалисиса, заражая оптимизмом хотя бы на недолгое время после прочтения.

Оценка: 9
– [  34  ] +

Ссылка на сообщение ,

Вообще-то, об этой книге я должен был оставить свой первый отзыв, но поддался сиюминутным настроениям... Еще когда я учился в втором-третьем классе, я бегал в школу мимо афиши с анонсом фильма, и главным желанием было поскорее увидеть человека космического, как на афише. Увы, фильма все не было, афиша исчезла (потом говорили, что фильм сгорел), а я страшно переживал, что вот, жизнь пройдет, а прочитать эту книгу так и не удастся (ни в библиотеке, ни в магазине — нет...). Понятно настроение, с которым я через несколько лет взял в руки первый том БСФ. Я смаковал каждую страницу, каждое слово... Дал книгу приятелю-однокласснику — и он вернул мне ее через несколько дней в потрясенном состоянии души... для нас это было откровение, определившее взгляд на мир. Не люди-звери, вырывающие друг у друга кусок хлеба насущного, а люди-творцы, каждым движением устремлённые к постижению мира, — вот идеал будущего общества. Застывший мир? Но почему он застывший, если каждый его обитатель — в поиске? Не знаю, здесь какая-то логическая нестыковка. Возможность заниматься любимым делом, выполнять нужную другим и интересную себе самому работу, имея при этом практически неограниченный набор инструментов, не маяться от скуки — это ли не приближение к идеалу, бесконечно взлетающая вверх дуга функции? Или мордобитие — та изюминка, без которой — никак?

Оценка: 10
– [  12  ] +

Ссылка на сообщение ,

С некоторой долей опаски решил написать данный отзыв. «Туманность Андромеды» является знаковым, всемирно признанным шедевром мировой научно-фантастической литературы и когда пробуешь выносить свои суждения о подобных произведениях, то часто испытываешь сомнения, смог ли ты по настоящему понять столь глубокий труд Ивана Антоновича Ефремова. Для свежести восприятия вновь перечитал книгу, ведь роман не относится к разряду легкого чтива, здесь напластованы настолько мощные философские идеи, такая грандиозная космогония, что явственно ощущаешь таинственное величие безраздельного, будто бы заглянул в саму бездну космоса. Так оно и есть, не случайно Ефремов писал книгу в полном уединении, по ночам вглядываясь в звездное небо, жадно отыскивая свою далекую туманную галактику.

Главы романа достойны отдельного рассмотрения, но их компоновка в структуру единого произведения, диктует необходимость представления одного целого. Этим целым является видимое автором общество будущего, построенное хотя и на коммунистических принципах, но полностью чуждое какой-либо идеологии. Воплощенная мечта в объединенное человечество, где нет разделения на расы и национальности, со сложившейся высокоморальной системой ценностей-вот такой видит писатель свою эру Великого Кольца. Будущее человечества-в труде и науке, это не лозунг, а принцип ожидаемого ефремовского грядущего, где равнодушие к работе и жизни является одним из самых тяжелых заболеваний человека. Автору удалось избежать в такой идее схоластики, быт наших литературных потомков построен на творческих принципах, где радость открывателя новых тайн природы дает человеку счастье наполненного существования, столь несопоставимое с привычным чувством удовлетворения материальными благами. Впрочем, в наше оправдание стоит сказать, что здесь люди избавлены от борьбы за выживание, по сути представляющей суть нашего бытия, доступность материального в будущем нивелировало его ценность. Достичь такого уровня мировосприятия непросто, поэтому столь сильное внимание Ефремов уделяет вопросу воспитания человека будущего.

На этом мне бы хотелось остановиться отдельно, ведь очевиден принцип: каков отдельный человек, таково общество в целом. Тут нет никаких противоречий, если подумать, то все настолько просто, что и спорить бессмысленно, вот поэтому новые общественные отношения требуют для себя новых людей. Этот вопрос настолько важный, что Ефремов ставит его главной задачей грядущего и только в нашу эру разобщения такое очевидное видится невероятным. Так рождается неустрашимый Эрг Ноор, прекрасная Веда Конг, мужественный Дар Ветер, умнейшая Эвда Наль, неудержимый Мвен Мас, чувственная Чара Нанди-литературные типажи людей эры Великого Кольца, сформированные не случайностями бытовых жизненных перипетий, а четко выверенной воспитательной системой. И здесь нет ничего скучного и шаблонного, напрасно многие считают общество по-ефремову излишне стерильным, а людей как-бы и неживыми. Они просто совсем другие, непривычные нам, стоящие на ином качественном уровне. Но именно в людях Ефремова заключены настоящие, истинные чувства и эмоции, иногда даже выходящие за установленные рамки, как у Мвена Маса. Такое сходно с ощущением бесконечности, с прикосновением к внутренней целостности, живущей как-бы отдельно, но одновременно являющейся твоим настоящим наполнением. А уж Чара Нанди является живым воплощением чувственного Эроса, не того животно-похотливого, а дающего мощный импульс к раскрытию глубочайших эмоций, недоступных обычному уровню человеческого сознания. Вот такие они люди эры великого Кольца, те, в которых по мнению Ефремова раскрывается сама Жизнь, в чем я абсолютно согласен.

Очень важным моментом в романе является понимание опасности застоя, укоренение привычного. Так, несмотря на обильно взращиваемый мир эмоций, человечество будущего всерьез беспокоится угрозой излишней технократии, слишком сильным втягиванием человека в науку. Писатель культивирует мысль, что только искусство владеет силой настройки человеческой психики, ее подготовке к восприятию самых сложных впечатлений и идей. Это дает понимание важности прогресса, победы над фундаментальными физическими ограничениями. В книге это выплеснулось в Тибетском опыте, попытке Мвена Маса и Рена Боза победить пространство и время, сковывающих рвущийся в глубины Вселенной человеческий Разум. Сидящий в подсознании вечный протести человека против безжалостности времени, четко обозначен в концовке романа и видится начало новой невиданной цели ефремовского будущего. В вас, наших потомков, хочется верить нам, людям стоящим пока еще очень далеко от идеалов Ивана Антоновича Ефремова. Но данные идеалы находятся здесь, читайте этот великолепный роман, вновь перечитывайте его, тем самым лично, хоть на маленький шажочек, приближаясь к прекрасной звездной эре будущего!

Оценка: 10
– [  25  ] +

Ссылка на сообщение ,

Не знаю, насколько это действительно соответствует действительности, но несколько раз натыкался на статьи, в которых говорилось, что Ефремов написал этот роман как «наш ответ» Эдмонду Гамильтону и его «Звёздным королям». У Гамильтона вышел увлекательный приключенческий боевик, пусть и с галактическими войнами, королями и сверхоружием. А каким же получился наш ответ загнивающей капиталистической литературе?

«Туманность Андромеды» — судя по названию, роман будет о космических путешествиях, — наивно думал я. Да, такое там действительно присутствует, но буквально на нескольких десятках страниц. А большую часть романа герои гуляют по Земле и разговаривают друг с другом о устройстве мира. Нет, вы не ослышались — герои всерьёз вместо каких-то обыденных тем большую часть времени рассказывают якобы друг другу (но мы то понимаем, что это же сделано в качестве разьяснений для читателя, экскурс в новый мир устами жителей этого же мира) о коммунизме, как какая организация действует, что изменилось после времени издания романа, XX века. Да это то же самое, если, допустим, в XIX веке написать роман о нашем с вами времени, XXI веке, и вместо каких-то переживаний, отношений, актуальных событий герои в повседневных диалогах будут рассказывать большую часть времени о том, что «в Новое Время все люди ездили на лошадях, но, как ты сам знаешь, потом мы изобрели двигатель внутреннего сгорания. И сейчас мы все ездим на автомобилях, а на лошадях уже нет!», «этот поезд в метро работает от электричества, а раньше поезда были на паровой тяге». Ну или даже «В Средние Века наука не была развита и даже подвергалась гонениям, но в наш великий век наука на первом месте, спасибо всем корпорациям, которые активно спонсируют исследования!». И ладно бы это было один-два раза, но это встречается чуть ли не на каждой странице. А самое смешное, что главные герои это учёные. То есть, серьёзно, лучшие умы планеты рассказывают друг другу элементарные вещи, которые они в теории и так должны знать. Что это, регресс, или же всё-таки автор настолько обленился, что он в диалоги вставляет объяснения для читателей, чтобы им не так сложно было?

Персонажи в книге максимально идеализированы, абсолютно все обращаются друг с другом на «вы», никто не знает ругательств, никто не дерётся и вообще все любят друг друга. И даже герой, который влюблён в девушку, вместо этих объяснений ей в любви, начинает разговаривать с ней о науке. Ну не знаю, насколько это казалось возможным в то время, может это сейчас мы деградировали и трава уже не такая зелёная, но в таких персонажей абсолютно не верится. И если в одних книгах персонажи просто безжизненны, то тут они вообще практически не существуют, они не творят сюжет, они являются его дополнением, «для галочки».

«Туманность Андромеды» это идеальный мир победившего коммунизма, где автор из каждой щели показывает «как надо», а тех, кто делает «как не надо» даже не существует в природе. То, что книга писалась учёным, видно сразу — тонны текста о науке (не технарь, поэтому не берусь утверждать, правильно или нет), зато полная безэмоциональность, где неизвестный инопланетный корабль с другой галактики исследуют так, как будто это чуть ли не рутинная обыденность, и тяжёлый язык, иногда скатывающийся до «Эон Тал издал восклицание, отдавшееся во всех телефонах».

Не знаю, насколько круто читалось это в СССР, но я, как человек, выросший уже в XXI веке, в новом тысячелетии, беру смелость утверждать, что моё поколение эту книгу читать не будет, ибо банально ее очень тяжело воспринимать как художественное произведение. И дело вовсе не во времени выхода в свет — в том же году был издан прекрасный «Гражданин Галактики». Наоборот, сейчас мы можем читать не только угодное курсу партии, и можем сравнивать. И вот если сравнивать, то можно увидеть, что эта книга слаба с художественной стороны, ведь она просто рисует картинки, и никаких «людей» тут вообще не существует, только картинка грядущего, в которой как ясно, нет места современному человеку.

Оценка: 5
– [  19  ] +

Ссылка на сообщение ,

Бесконечный космос и пылинка человечества в нём...

Наверное это одна из самых мощных коммунистических утопий середины прошлого столетия. И конечно нынешнее прочтение (перечтение) романа «Туманность Андромеды» значительно отличается от первого его прочтения. Ибо было мне тогда порядка полутора десятков лет и конечно на первом месте стояли космические приключения «Тантры», а также картины устройства Вселенной и нашей Галактики, описание мира звёзд, а также все эти мечты о Великом Кольце разумных миров. А детальные и тщательные описания мира коммунистического будущего человечества пробегались глазами если не диагонально, то всё-таки с меньшим вниманием и интересом — 15-летнему пацану конечно были интересней приключения и подвиги, ну и космическая романтика.

Теперь же эта книга была прочитана с ровным и не ослабевающим вниманием. И хотя конечно же многочисленные диалоги, посредством которых автор подробнейшим образом изложил читателям весь коммунистический быт, а также социальное (наверное о государственном нет смысла говорить, ибо получается, что в романе человечество едино и государств больше нет) устройство мира землян, механизм управления обществом и все прочие детали. А также погрузил в историю развития человечества, которую оно прошло начиная с наших дней и заканчивая описываемой эрой Великого Кольца. Кстати сказать, Ефремов не пытается как-то датировать описываемое в романе время и оставляет читателям возможность вволю пофантазировать на эту тему.

Роман издан в 1957 году, т. е. ещё в докосмическую эпоху, однако многое в книге предугадано достаточно точно — например, искусственные спутники Земли и космические орбитальные станции. Конечно, какие-то книжные моменты в нынешнее время воспринимаются с улыбкой — мощность вычислительных машин зависит от их размера, межзвёздные корабли стартуют непосредственно с Земли, хотя планетолёты имеются и проще (и выгоднее) было бы стартовать с орбиты, ну и разные другие моменты. Забавно автор переназывает звёзды разных типов и классов — «железной» звездой именуется скорее всего нейтронная звезда (или выгоревший и остывший белый карлик), звёзды класса «Э» — это чёрные дыры, ну и так далее. Однако по меркам середины 50-х космогонически книга написана без явных огрехов (насколько я могу судить как неспециалист).

Вообще роман очень оптимистичный и жизнеутверждающий, и во время чтения и после окончания оного настроение практически на порядок выше обычного ровного состояния. И конечно жаль, что ныне все эти мечтания канули в Лету и подёрнулись прахом и пеплом. Хотя… сами мечтания-то вовсе не смешные, и если человечество не наглупит по-крупному и не сотрёт само себя с лика земного, то у него есть шансы выстроить-таки более-менее благополучное общество. Надеюсь, что есть шансы...

Оценка: 10
– [  12  ] +

Ссылка на сообщение ,

Великолепная аскеза

Самое поразительное в истории Земли — это неугасимая ненависть к знанию и красоте, обязательная в злобных невеждах.

Оценивать Ивана Ефремова с позиций беспристрастного критика я не смогла бы, даже если бы хотела. Но не хочу, он мой герой, а его книгам, вернее — одной, но читаемой по кругу лет в 13-14, я обязана лучшим в себе. Потому, говорить об олдскульности и недостаточном динамизме этой фантастики, о ее практически взаимозаменяемых персонажах я здесь не буду. Тем более, что последний недостаток — скорее продолжение достоинств книги, в которой речь о мире будущего и людях, сформированных радикально отличными от сегодняшних, унифицированными условиями воспитания, в среде упраздненных имущественно-сословных привилегий, где психологической дисциплине и физическому развитию уделяется не меньшее внимание, чем интеллектуальному.

«Туманность Андромеды» в большей степени социально-философская утопия, чем роман, о котором вы стали бы пытать рассказчика: «А потом что было? А дальше? А она что сделала? Ну расскажи еще немножко!». И дело не в бессобытийности, приключений и происшествий там хватает: избежали смертельной ловушки железной звезды, чтобы столкнуться с враждебными формами жизни, убивающими инфразвуком; спаслись, но член экипажа в коме и неизвестно, удастся ли вылечить — это только в космической части. А есть еще земная, где терпят аварию глайдера в ночной степи, подвергаются нападению громадного быка и тигров-людоедов, находят в подводной пещере статую золотого коня, проводят рискованный эксперимент непредсказуемых последствий. Все так, но приключенческая составляющая сильно уступает мощи и масштабности мира Эпохи Кольца.

Грандиозная, продуманная до мелочей, логически непротиворечивая картина будущего, и именно она составляет подлинное ядро романа. Ефремов приводит объединенное человечество к эре процветания, ради которого многим пришлось пожертвовать. Здесь повседневному созидательному труду не только находится место, он обязательная составляющая. Здесь нет частной собственности на транспортные средства, вообще нет автомобилей, есть опоясывающая плодородный пояс Земли спиральная дорога, по которой движутся скоростные поезда, есть легкие глайдеры — род платформ на воздушной подушке для полетов на ближние расстояния в не охваченной дорогами местности, которые берутся в подобие каршеринга. Есть винтолеты для экстренного и скорого перемещения на большие расстояния.

О плодородном поясе. Он представляет собой результат осторожного и взвешенного терраформерования. Основная часть человечества постоянно живет в расширенном субтропическом поясе, близком к средиземноморскому климату, прекратив насиловать зоны рискованного земледелия. В агротехнике предпочтение, отдается садам перед огородами — деревьям вместо требующих куда больших затрат труда и истощающих почву однолетников. Сахар, белок и жиры частично синтезируются, частично добываются из водорослей. О мясном животноводстве и отраде современного человека шашлыках-стейках ничего не говорится, но в эпизоде обеда героинь, одна из них заказывает блюдо из рурка (?,не вспомню точно), заменившего курятину и дичь. Похоже, в мире будущего животных перестали мучить и убивать ради обеспечения гастрономических излишеств.

Мир изысканного минимализма — все удобное, красивое, комфортное, мало или ничего лишнего. Воспитание детей с годовалого возраста в школах четырех ступеней с возможностью всестороннего родительского контроля. При вступлении юношей во взрослую жизнь — обязательная инициация подвигами Геракла, в числе которых помимо созидательных и условно героических заданий, в том числе уход за больными. Бережно расходуется энергия, целесообразность того или иного энергоемкого проекта решается электронным голосованием по типу всепланетного референдума. Культ физического тела достигаемый регулярными упражнениями, плаванием, танцами.

Искусство и литература бесконфликтного Мира Кольца не то, чтобы впечатляют, но я с радостью пожертвовала бы даже книгами, если бы альтернативой была жизнь в мире без войн, неравенства и депрессии. Кстати, о последней, наряду с болезнью Альцгеймера ставшей бичом нашего времени. В реальности романа множества проблем удается избежать чередованием активности: лет пять посидел во властном кресле — пожалуй водить поезда или строить космостанцию. Ничто так не лечит от выгорания, как старый добрый физический труд. Разумеется сегодня, когда власть мощнейший афродизиак и самый сильный наркотик, думать о возможности подобного смешно и странно, но у нас прекрасное и разумное будущее, почему не помечтать?

Резюмируя: как роман не то, чтобы очень, но как философский трактат на тему «мы придем к победе коммунистического труда» — прекрасно и обнадеживающе. Невзирая.

Оценка: 9
– [  16  ] +

Ссылка на сообщение ,

Мне кажется лучшая книга о будущем, будущем в котором хочется жить, несмотря на некоторую «строгость и сдержанность». Если и есть светлое без исключений будущее для всех — то это из романов Ивана Антоновича. У меня после первого прочтения внутри все пело от счастья, что так может быть. Можно много говорить о невозможности такого мира, но на то и ФАНТАСТИКА, чтобы мечтать.

Оценка: 10
– [  23  ] +

Ссылка на сообщение ,

Иван Ефремов -пришелец из будущего.

Три гения для меня в истории человечества :Леонардо да Винчи,Никола Тесла,и Иван Ефремов.

Про первых двух гениев сейчас говорить не буду.Иван Ефремов человек из будущего,и как ученый,и как писатель.могу честно признаться социальная фантастика,не очень любимый мною жанр.Но если отбросить всю идейность коммунистического общества «Туманности Андромеды»,то останется история преданной дружбы,настоящей любви,и стремления к намеченной цели.Эти вечные ценности,и герои книги исповедующие их,вот главное за что я люблю этот роман .Мне чем то эта книга напоминает фильм «Цирк» Александрова. Красивые ,все без исключения люди,в белых спортивных одеждах верящих в мечту о далеких мирах и встрече с инопланетянами,разумными.Талант Ефремова в том что веришь автору,такая ностальгия о том времени веры в светлое коммунистическое будущее охватывает,что скажу я вам,это дорогого стоит.

На смену Ефремову придут братья Стругацкие,их мир ,мне извините не близок,для меня он слишком депрессивный. Но это мое личное суждение.

В конце должна признаться, книгу «Час быка» не осилила,уж слишком она утопична и политизирована.

Мне кажется,книга еще ждет своего режиссера,который с помощью современных технологий даст книге новую жизнь!

Оценка: 10


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх