FantLab ru

Аркадий и Борис Стругацкие «Парень из преисподней»

Парень из преисподней

Повесть, год; цикл «Мир Полудня»

Перевод на немецкий: E. Pietraß (Der Junge aus der Hölle), 2012 — 1 изд.
Перевод на французский: B. Crest (Un gars de l'enfer), 1977 — 2 изд.
Перевод на чешский: M. Genčiová (Chlapík z pekla), 1986 — 1 изд.
Перевод на эстонский: В. Белиалс (Poiss põrgust), 2015 — 1 изд.
Перевод на украинский: А. Саган, Б. Щавурский (Хлопець із пекла), 2007 — 1 изд.
А. Саган (Хлопець із пекла), 2011 — 1 изд.
Перевод на польский: И. Левандовская (Przyjaciel z piekła), 1979 — 3 изд.
Перевод на болгарский: М. Златарова (Парень из преисподней), 1997 — 1 изд.
Перевод на японский: О. Норихиро (地獄から来た青年 / Jigoku kara kita seinen), 1992 — 1 изд.

Жанровый классификатор:

Всего проголосовало: 171

 Рейтинг
Средняя оценка:8.28
Голосов:2990
Моя оценка:
-
подробнее

Аннотация:


Группа боевых Котов, недавних выпускников военной академии, была полностью уничтожена во время атаки императорских сил на деревню. Среди них был и Гаг, отважный Кот, искренне верящий в правое дело войны. Агенты Земли, которые хотели предотвратить бессмысленную войну на этой планете, спасли его и решили отправить на Землю.

© ZiZu

Примечание:


Первая публикация в журнале «Аврора» номера 11 и 12 за 1974 год.

Из книги Вадима Казакова «После пятой рюмки кофе»:

цитата

При подготовке в издательстве «Детская литература» сборника «Незримый мост» редакция настоятельно попросила «несколько приблизить повесть к читателю детской литературы» и учесть возрастную специфику. В результате этого во всех без исключения книжных изданиях повести (а это либо издания «Детской литературы», либо перепечатки с них) массовый читатель (в том числе и далеко не подросткового возраста) имеет дело с сокращенным и адаптированным для школьников вариантом.

Когда издательство «Текст» начало издавать СС АБС, тексты предоставлял АНС, относившийся к этому процессу весьма небрежно — брал первое попавшееся издание, не обращая внимания на его аутентичность и полноту.

Таким образом, до 2003 года так и издавался «детский» вариант.

Входит в:

— условный цикл «История будущего»  >  цикл «Мир Полудня»

— условный цикл «В мире фантастики и приключений»  >  антологию «Незримый мост», 1976 г.

— журнал «Аврора» 1974'11», 1974 г.

— антологию «Бойцовый Кот», 1999 г.

— антологию «Chlapík z pekla», 1986 г.

— журнал «Аврора» 1974'12», 1974 г.

— антологию «Keskpäeva varjud», 2015 г.

— сборник «Понедельник начинается в субботу», 1979 г.

— сборник «Стажёры», 1985 г.

— сборник «Понедельник начинается в субботу», 1987 г.


Лингвистический анализ текста:


Приблизительно страниц: 91

Активный словарный запас: очень низкий (2427 уникальных слов на 10000 слов текста)

Средняя длина предложения: 50 знаков — на редкость ниже среднего (81)!

Доля диалогов в тексте: 26%, что гораздо ниже среднего (37%)

подробные результаты анализа >>


Номинации на премии:


номинант
"Сталкер" / Stalker, 2016 // Большая или малая повесть зарубежного автора. 3-е - 4-е место (СССР)

Похожие произведения:

 

 


Незримый мост
1976 г.
Понедельник начинается в субботу
1979 г.
Пришелец из преисподней
1984 г.
Стажеры
1985 г.
Понедельник начинается в субботу
1987 г.
Понедельник начинается в субботу
1987 г.
Стажеры
1991 г.
Пикник на обочине. Парень из преисподней. За миллиард лет до конца света. Повесть о дружбе и недружбе
1993 г.
Парень из преисподней. Беспокойство. Жук в муравейнике. Волны гасят ветер
1996 г.
Стажеры
1997 г.
Бойцовый Кот
1999 г.
Собрание сочинений. Том шестой. 1969-1973
2001 г.
Парень из преисподней
2003 г.
Парень из преисподней
2005 г.
Трудно быть богом
2006 г.
Трудно быть богом
2006 г.
Жук в муравейнике
2007 г.
Будущее, XXII век. Прогрессоры
2008 г.
Малыш. Парень из преисподней
2009 г.
Собрание сочинений в 11 томах. Том 6. 1969-1973
2009 г.
Собрание сочинений в 11 томах. Том 6. 1969-1973 гг. Дело об убийстве, или Отель «У погибшего альпиниста». Малыш. Пикник на обочине. Парень из преисподней
2011 г.
Полное собрание сочинений в одной книге
2013 г.
Мир Полудня
2016 г.
Парень из преисподней
2017 г.
Парень из преисподней. Повесть о дружбе и недружбе
2017 г.

Периодика:

Аврора № 11, ноябрь 1974 г.
1974 г.
Аврора № 12, 1974
1974 г.

Аудиокниги:

Парень из преисподней
2006 г.
Парень из преисподней
2009 г.
Парень из преисподней. Волны гасят ветер
2014 г.

Издания на иностранных языках:

Un gars de l'enfer
1977 г.
(французский)
Przyjaciel z piekła
1979 г.
(польский)
Chlapík z pekla
1986 г.
(чешский)
Un gars de l'enfer
1987 г.
(французский)
地獄から来た青年 / Jigoku kara kita seinen
1992 г.
(японский)
Przyjaciel z piekła
1996 г.
(польский)
Човекът от преизподнята
1997 г.
(болгарский)
Przyjaciel z piekła
2003 г.
(польский)
Малюк. Пікнік на узбіччі. Хлопець із пекла
2007 г.
(украинский)
Хлопець із пекла
2011 г.
(украинский)
Gesammelte Werke 4
2012 г.
(немецкий)
Keskpäeva varjud
2015 г.
(эстонский)




Доступность в электронном виде:

 

Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  25  ]  +

Ссылка на сообщение , 1 мая 2009 г.

Эта повесть — взгляд на прогрессорство с другой стороны, глазами тех, кому этот прогресс несут. И вот ведь странное дело — да, жители Гиганды погрязли в бесcмыcленной войне и жестокости. Но это их беда и они пытаются с ней справиться самостоятельно. И ведь во многом Гаг ближе к нам, понятнее, чем жители Земли будущего. В повести много очень сложных и интересных психологических моментов. Запоминается то, как главный герой пытается оставаться самим собой в новых для себя обстоятельствах, как пытается он все мерять старыми, привычными мерками. Иногда это выглядит смешно, иногда страшно, а иногда в этом чувствуется некая своя правота. Повесть заставляет задуматься о том, насколько меняет война людей! Как многого она их лишает, но ведь что-то и дает взамен. Например, верность и силу духа. А еще эта повесть — о выборе, выборе между чужим раем и своим адом. И пусть этот выбор оказался для главного героя непростым, он — верен. Вот так и выглядит настоящий патриотизм.

Оценка: 9
–  [  23  ]  +

Ссылка на сообщение , 9 января 2014 г.

Книга, несомненно, запомнится. Вот, казалось бы, у истории и сюжет простой, совсем не неожиданный, и совсем она небольшая, и читается влёт, и есть недосказанность и некоторая нераскрытость фрагментов, а запала, и очень понравилась, и вызвала сочувствие и трогательное отношение к тому, что для главного героя, когда его мир и идеалы были разрушены, рядом оказался другой мир – светлый, сильный, свободный, творящий, который может быть идеалом будущего.

Во всех этих ощущениях виноват именно он, главный герой – Бойцовый Кот Гаг, настоящий котище, но при внимательном знакомстве, всё ж таки, ещё котёнок. Хотя у котёнка есть когти, зубы и он убийца и глаза у него настоящего убийцы-профессионала. А как по-другому может быть, если он вырос в мире вражды, войны, разрушений, ненависти к врагам, воспитанный и накаченный идеалами Академии, и всегда видел только то, на что указывал авторитет старших товарищей и командиров. Где ради слова и взгляда своего командира, бесстрашного и грозного Гепарда, готов совершить невозможное и даже не допускаешь мысли, что его можно подвести; где самым ярким воспоминанием является лежащая на плече рука герцога и его подарок – шарик жевательного табака; где перед фотографией её высочества готов стоять на вытяжку и громко и самозабвенно петь гимн; где, если и придётся кому-то из вышестоящих вылизывать обувь, будешь делать это с удовольствием, а потом ещё и с радостью рассказывать об этом – и ради всего этого желать только победы. Страшный мир, жестокий – это преисподняя — и это дом Гага.

И выпало же на его долю увидеть другой мир: чистый и светлый, где есть умные дома, творящие по первому слову, умные машины, создающие и дублирующие любую вещь, корабли-призраки, развивающие невиданную скорость, ровные дороги без грязи и пыли, вкусная и разнообразная еда. Мир, в котором люди для себя уже всё сделали, себе помогли, ни в чём не нуждаются, а теперь помогают только другим. И хоть ничего этого нет в мире Гага, но этот насыщенный мир ему страшен, чужд, непонятен. А ещё от созерцания всей этой благодати больно. Больно, потому что никогда, наверное, такого не будет на его родной Гиганде, не будет таких красивых людей, такой красивой женщины с синими глазами и сам он никогда не станет таким, как они. И от этого хочется рвать и метать, потому что мысли в голове путаются, ответов нет, а единственный, кого встретил с родной планеты глядит с ненавистью и тоже называет палачом и убийцей. Остаётся только муштровать Драмбу и готовиться… Готовиться вернуться домой, несмотря на то, что всё во что верил, за что воевал и за что гибли товарищи рухнуло, разбилось в дребезги. Домой — в грязь, в голод, в разруху из тепла, света и многообразия. И оказывается, что дома тоже есть те, кто способен приблизить увиденное им будущее, надо было только встретить на грязной дороге, под проливным дождём маленького, старенького, немощного врача, который куда-то далеко везёт так нужную сейчас сыворотку. И это то, что нужно Гагу, то с чего начнётся его новая жизнь – с помощи своим.

В то время, как с героем и его будущим всё более-менее понятно, то остались некоторые фрагменты не поняты: предназначение комнаты за дверью, истинная цель похищения Гага; а ещё отношения Корнея с сыном, роль красивой женщины с синими глазами и от чего так часто у Корнея появлялось на лице выражение предсмертной тоски – этого не хватило для раскрытия образа Корнея, а ведь он интереснейший персонаж.

Вот так прочтёшь очередную книгу Авторов и задумаешься – ну что в этой истории такого, что цепляет, заставляет о ней думать, вспоминать… Конечно, ни ко всем их книгам такое отношение – а вот эта да – опять зацепила. Зацепила главным героем, его характером, способностью принять неизбежное и при этом, остаться преданным своему родному дому.

Оценка: 9
–  [  17  ]  +

Ссылка на сообщение , 8 ноября 2016 г.

Самое главное, и только что пришедшее на ум: это «Пикник на обочине», показанный с другой стороны. Герой, глазами котрого представлен «дивный новый мир», так же не понимает, что происходит, как работает эта странная техника, чего, собственно, хотят эти странные пришельцы, пусть они и люди, и разговаривают. Никто не трудится особо ему ничего не объяснять, и он до конца воспринимает этот чужой мир как враждебную Зону.

Только вот пришельцы — вовсе не загадочные невидимые существа, а «наши», Комкон, прогрессоры, ум, честь и совесть человечества. Они делают большое, важное дело: спасают гибнущую в бесконечных войнах от рук злодеев-политиков нищую, голодную и необразованную страну. Заодно — пытаются спасти персонально лучших ее представителей, ученых, интеллигентов, просто даровитых людей, способных подняться выше соотечественников и стать на одну ступеньку с прогрессорами.

Проблема в том, что герой, Гаг, от лица которого ведется повествование — отнюдь не Багир Киссэнский. Некоторое время еще надеешься, что его постигнет какое-то озарение, он поймет совершенно ясную для читателя гуманистическую цель Корнея и иже с ним и начнет наконец вести себя как человек и задавать правильные вопросы. Настолько очевидные для читателя. Но этого так и не происходит, и не произойдет. Если что-то и изменилось в герое, то ненамного.

Поначалу он вызывает большую злость. Хочется сказать, вот пример человека с засранным, извините, сознанием. Голова у него напрочь забита продукцией патриотического производства, и кроме как «зомбирован», лучшего термина к нему не подберешь. Печальная, но довольно распространенная история, когда человек может воспринимать окружающий мир только через призму своего очень негибкого и ограниченного шаблона. Типа, вот наши храбрые воины и их злобные трусы, наши доблестные командиры и их злодеи и тд. Все новое классифицируется по тому или иному разделу. В жизни, кстати, это можно наблюдать в изобилии, и даже в не слишком сглаженных формах.

Но постепенно начинаешь думать: а почему, собственно, так происходит? Почему эти умные, добрые и замечательные люди, наши прогрессоры, не смогли подобрать ключ к этому мальчику-вояке, почему они, фигурально выражаясь, пичкают пятилетнего сразу высшей математикой вместо того, чтобы учить его считать на пальцах, не объяснили ему основ своего мира и своей цели так, чтобы он понял. Неужели не смогли — да вряд ли. И приходишь к выводу, что скорее дело в другом. Корней подобрал Гага, повинуясь минутному порыву человеколюбия, спас умирающего, потому что мог, это очень понятно. Но на самом деле этот Гаг ему совершенно не нужен. В его существовании в доме Корнея нет никакой цели, все их беседы — исключительно жест доброй воли Корнея, который чувствует себя обязанным как-то развлечь и «научить» гостя, но это результат именно воспитания и человечности, а не планомерная работа, и потому не приносит никаких результатов. На самом деле ни Корней, ни кто-то другой из «наших» не прикладывает никаких существенных усилий к тому, чтобы Гаг понял — у них просто не стоит такой задачи. И робота он ему дал, очевидно, чтобы Гаг не скучал — и только Гаг склонен придавать этому какой-то особый смысл, как «пустышкам» из Зоны. Спасли, выжил, и пусть живет — ведь им очевидно, что в нашем мире, в хорошем доме и с едой, ему куда лучше, чем в своей войне и нищете. Гаг так и остается «на обочине», и, возможно, будь он чуть умнее или чуть больше похож на «наших» — он смог бы адаптироваться сам, за счет собственных усилий — но, очевидно, свойства его характера и воспитания таковы, что это невозможно в принципе. Практически весь путь до него нужно было бы сделать «нашим», он не Данг, который сумел, наоборот, пройти этот путь сам.

Никто не захотел, и Гаг так и остался «на обочине» цивилизации прогрессоров. Возможно, пребывание в доме Корнея только слегка изменило его, буквально чуть-чуть, но уже достаточно, чтобы отличать от других зомбированных головорезов. На это намекает последняя глава, «одно мгновение может все изменить», как по Беллю — на что и остается надеяться.

Оценка: 9
–  [  17  ]  +

Ссылка на сообщение , 2 июля 2013 г.

Ох, и влип, же ты, змеиное молоко, Гаг, Бойцовый Кот. Ты, который никогда ничего не боялся, всегда был предан политическому курсу Его Высочества Герцога, который сам, собственноручно, пожаловал тебе щепотку табака за храбрость. Был ты идеальным солдатом: верил в отца-командира, никогда не подводил братьев по оружию, презирал штатских «дикобразов», ненавидел врагов-крысоедов. До того самого мига, когда кто-то неизвестный решил изменить твою судьбу, перевернуть весь мир, все, что знал и во что верил.

На самом деле, очень тяжелое испытание досталось на долю Гага, Бойцового Кота. Пусть охваченная войной Гиганда — страшный мир, полный страданий, голода, крови и боли, но это привычный и знакомый для парня мир. А здесь, в этом прекрасном раю, где осуществимы самые заветные мечты — все непонятно, опасно, страшно. Каково это для того, кого собственный мир определил мокнуть в окопах и грызть от голода картон, встретить такое: дома, которые выполняют твое желание и в мгновение ока могут создать кровать или стул, еда, превосходящая любые кулинарные фантазии?

Каково это — узнать, что есть мир, где люди не сражаются за кров и еду, где никто не горит в пламени пожара, никто никого не укладывает лицом в грязь, только потому, что так было всегда? Где живут совсем другие люди. Они заняты непостижимыми делами, исследуют неизвестные планеты, летают среди звезд. И все это — совсем рядом по меркам Вселенной — всего лишь в 18 световых годах.

Очень крепким оказался этот парень, Гаг, Бойцовый Кот. Не каждый смог бы выдержать подобный шок от навалившейся правды. Но странно, кругом — чистые и светлые люди Полдня, озабоченные спасением чужой расы. А сочувствуешь и сопереживаешь Бойцовому Коту, у которого, наверное, руки по локоть в крови.

Все равно не оставляло ощущение игры и театральности со стороны землян. И даже страшно становится от этого контраста: вот появляется из звездолета обвешанный оружием прогрессор-землянин. Может он прибыл с Гиганды, прямо с поле боя, где умирают такие парни, как Гаг. Наверное он примет сейчас душ, завалится спать на только что созданной умной техникой кровати, а потом пойдет в столовую есть вкусную еду и подмигнет ободряюще Бойцовому Коту.

Хотя, есть еще Корней. Более жесткий и даже жестокий, способный бросить в лицо правду. Может потому, что он тоже не из этого времени? Что же тогда хотели передать Странники, оставляя посылку с древними человеческими генами?

Я понимаю Гага. Понимаю его стремление отправиться домой, его попытки уцепиться за знакомое. Но вот смог же человек, пусть не понять умом, но прочувствовать все, что произошло с его родиной и принять такое мужественное решение: вернуться туда, где грязь, боль и страдания. Это надо иметь огромное мужество, чтобы признать: то, чем жил до этого — ложь. Увидеть, что те, кого презирал всю жизнь — учителя, музыканты, ученые, врачи, на самом деле — светлые, добрые, всепонимающие, именно те, кто может все изменить, приблизить Гиганду к тому будущему, которое открылось краешком на Земле.

И выбор Гага понятен и вызывает уважение. Его возвращение домой и принятое решение на поливаемой ливнем грязной дороге. Почему -то верится, что Бойцовый Кот справится. Не будет сожалеть, не будет стенать. Будет работать, не боясь принимать тяжелые и неприятные решения. Как на этой мокрой дороге, и начнет он с того, что вытащит машину из грязи и доставит куда надо вакцину, чего бы это не стоило, змеиное молоко.

Оценка: 9
–  [  16  ]  +

Ссылка на сообщение , 19 апреля 2011 г.

Давно хотел прочитать эту повесть, но никак не доходили руки, а тут волею судеб подвернулось карманное издание – как раз, когда нужно было чем-то занять ожидание. Проглотил где-то часа за два с небольшими перерывами.

Написана повесть отлично, от Стругацких, впрочем, другого и не ждал. Гнетущая атмосфера войны на Гиганде сменяется таинственностью исследовательской базы далекого будущего. На этот раз авторы пошли на интересный эксперимент – показать читателю Мир Полдня глазами варвара с индустриально-милитаристской планеты – то есть этакий «Обитаемый остров» наоборот. Не сказал бы, что получилось на том же уровне – но читается с большим интересом. Книга увлекательна даже, несмотря на довольно-таки вялую динамику сюжета. Более всего способствуют этому разбросанные по тексту описания технических чудес будущего, которым восприятие главного героя придает какой-то мистический оттенок.

Повесть эта, безусловно, психологическая. Собственно, кроме первой и последней глав «сильных» событий ждать не приходится – Гаг живет на исследовательской базе и наблюдает. Его изучают, он изучает, пытается приспособиться, пытается понять, что от него хотят, что происходит, какова цель землян.

Но есть некоторые нестыковки. Прежде всего, мне лично непонятна была цель похищения. Ведь говорилось же о каком-то важном задании, для которого землянам понадобился подготовленный человек. Может, Гаг просто сорвался раньше или его признали непригодным для этой миссии? К тому же – существуют же прогрессоры, подготовленные для решения подобных «щекотливых» вопросов. Зачем доверяться морально нестойкому пришельцу с совершенно чуждой ментальностью? Могли бы завербовать кого-нибудь более интеллектуально гибкого. Да, и в качестве консультанта для резидентов Боевой Кот не лучший выбор. Взяли бы какого-нибудь «дикобраза» — было бы проще убедить к сотрудничеству. Или кого-нибудь из офицеров – они и знают побольше, и в силу образованности легче поняли бы ситуацию. А Гаг – отличный боец, идеальный исполнитель с крайне негибким мышлением. Что толку землянам от него?

Может быть, похищение как раз и было самоцелью, то есть само по себе являлось экспериментом? В таком случае, результат получился двояким. С одной стороны, Гагу так и не удалось адаптироваться к Миру Полдня, этот мир не был им понят и остался для него враждебным и угрожающе-таинственным. С другой стороны, несмотря на косность мышления, такое потрясение не могло не изменить Гага – оно, по меньшей мере, приучило его рассуждать, критически воспринимать действительность, что мы видим в концовке повести. Что ж, это новое качество, безусловно, поможет ему выжить в нестабильную эпоху социальных преобразований на Гиганде.

Да, нового «Обитаемого острова» из этой книги не вышло, но причина этого – в самой концепции произведения. Все-таки цивилизованный человек среди варваров – это трагедия, а варвар в цивилизованном мире – это трагикомедия. Здесь и быть не могло каких-то масштабных событий – Гаг, как личность, даже для своего неблагополучного мира был мелковат, а уж на Земле XXII века…

Итог: очень занимательная, атмосферная повесть, позволяющая читателю взглянуть на Мир Полдня глазами представителя отсталой цивилизации. Не откровение, но очень любопытное произведение с точки зрения психологизма, к тому же открывающая некоторые подробности созданного братьями Стругацкими мира.

Оценка: 8
–  [  16  ]  +

Ссылка на сообщение , 26 сентября 2008 г.

Бойцовый Кот Гаг. Да не Кот еще, котенок, но даже эти подростки, обученные убивать, были элитой Алайских вооруженных сил. И преданы были герцогу Алайскому всей душой. Как самое радостное событие в своей жизни, вспоминал Гаг, как герцог шел перед их строем, остановился перед ним и положил ему руку на плечо... (Таи и напрашивается сравнение — Гитлер, обходящий строй мальчишек из гитлерюгенда — они, наверно, тоже ему верили). Вот такой парень из преисподней попал на Землю, в Мир Полдня.

И этот мир мы видим глазами Гага — всему удивляющегося, настороженного, ничего не понимающего. Невероятная техника, роботы, звездолеты. И — люди. Обычные люди Мира Полдня. Они работают и отдыхают, спорят и радуются, страдают и смеются. И этот мир понемногу меняет бойцового кота Гага, заставляет задуматься о верности прежним идеалам. Хочется надеяться, что и нас, читателей этот мир тоже поменяет к лучшему — хотя бы чуть-чуть.

(Да, жаль, что когда у нас двадцать лет назад рушились идеалы, не оказалось рядом такого светлого и сильного мира, который смог бы стать новым идеалом. Не суждено нам жить в Мире Полдня...) Одно удивляет — как-то пустоват этот мир. Правда, показано это через восприятие древнего робота, может, просто изменились способы связи и поэтому он не принимает радиопередач. По крайней мере мир показан просторным, далеко не перенаселенным.

Герои книги — яркие, запоминающиеся надолго — и главные и эпизодические. Хочется отметить одного из них, которого Гаг искренне любил и которого уважал Корней, землянин: это старший наставник Дигга по прозвищу Гепард: при всей своей роли командира убийц, это — настоящий Учитель, образ, который Стругацкие считают важнейшим в истории будущего. Видимо, в любом обществе есть свои Учителя. Читается книга на одном дыхании — особенно хороши главы, написанные от имени Гага — вплоть до жаргона бойцовых котов — но когда со вздохом закрываешь прочитанную книгу, возникает желание перечитать еще раз. А потом — еще. И каждый раз замечаешь какие-то штрихи, что-то, пропущенное при первых прочтениях, и художественное полотно, созданное Стругацкими, становится еще полнее и интереснее.

Оценка: 10
–  [  15  ]  +

Ссылка на сообщение , 8 августа 2015 г.

Сразу оговорюсь, что я — вообще ни разу не поклонник Стругацких. Большинство их книг лично мне кажутся довольно пресными и наполненными натужным философствованием. А произведения, написанные после развала СССР и вовсе нечитабельны. (Это, кстати, показательный момент. Когда темницы рухнули и творцы получили «свободу творить» уровень их творчества в одночасье упал ниже плинтуса, и АБС здесь — далеко не единственный пример.)

Но «Парень» лично для меня стоит особняком. Стругацким удалось создать ряд невероятно цельных и очень элегантно переплетающихся по сюжету друг с другом образов и выстроить последовательное и логичное (что для АБС — редкость) повествование. Не буду углубляться в детали, об этом и так много написали коллеги-рецензенты.

Скажу лучше о другом. У меня сложилось впечатление, что АБС в этой повести перехитрили самих себя. Стругацкие, как хорошо знают все их поклонники, постоянно применяли приемчик «фига в кармане», т.е. пытались критиковать правящий режим, но как бы маскируя его под отрицательные клише того времени. Самый выпуклый пример — мир Саракш из «Обитаемого острова», который вроде как по всем формальным признакам — загнивающий капитализм, но в нем без труда считываются все недостатки советского строя. Вернее то, что авторы хотят ему приписать.

Но вернемся к «Парню». Здесь нам тоже тоже адресован явный посыл: смотрите, как легко оболванить хорошего человека. Его буквально из преисподней вытащили, от смертельных ран вылечили, что к чему объяснили, понимающего куратора приставили. Ан нет. Как волка ни корми, все равно в лес смотрит. В принципе, все это — типично для Стругацких. Тот же Максим начинал тоже как наивный идеалист, представления которого были жестоко разбиты столкновением с уродливой действительностью. Но Гаг вышел у писателей слишком цельным. Он — не юный романтик, а тертый, несмотря на молодость, вояка. Он «брал Арихаду, подавлял бунты и ходил в десант в устье Тары» (с). Видел кровь и смерть, сам не раз рисковал собой. Жизненного опыта у него хватит на десяток Максимов, хоть они и примерно ровесники по годам. И выбор Гага вернуться домой — выбор сознательный и взрослый. Выбор человека, чьи идеалы выкованы в огне войны и закалены кровью, в том числе и своей. Мы можем не разделять эти идеалы, но мы не можем не уважать их.

В этом — главный прокол авторов. Хотели показать, как война уродует человека, а показали как она его закалила.

Очень, просто крайне симптоматично, что Стругацкие временами сами понимали, что у них герой получается чересчур симпатичным и они срочно кидаются пришивать ему отрицательные черты — то он с пленными суров, то математика-ботаника изобьет, то женщину напугает. Подобные нашлепки выглядят искусственными и ничего кроме усмешки не вызывают.

Особенно ярко Гаг проявляется на фоне своего куратора. Во время чтения так и хочется спросить у Корнея: «Мужик, тебя собственная жена не уважает, сын отчитывает, как нашкодившего сорванца, а ты миры спасать лезешь? Может, сначала в собственной семье порядок наведешь?».

В каком-то интервью с Борисом Стругацким прозвучала интересная оговорка с его стороны. Автор сказал, что на момент выхода «Парня» «Читатель не был готов понять эту повесть». Ну да. Тогда в чести еще были целеустремленные герои, а не рефлексирующие нытики.

В общем и целом, произведение вышло успешным скорее не благодаря, а вопреки тому, что авторы хотели в него заложить, во всяком случае, если судить по их схожим книгам.

Спасибо за внимание и простите, если мое мнение кому-то покажется раздражающим.

Оценка: 9
–  [  15  ]  +

Ссылка на сообщение , 10 сентября 2008 г.

Повесть перекликается с «Попыткой к бегству» — светлое будущее попадает Человек Войны. И не может принять всё это благолепие, считает его для себя несправедливым. Ибо оно не выстрадано им. Присмотритесь, прислушайтесь к Гагу: парень-то из преисподней, но это наш парень! Да, его учили и научили убивать, но не смогли согнуть внутренний стержень, искорёжить основу.

Помните, Жилин сказал: «Главное всегда остаётся на Земле»? Так вот, Земля у каждого своя, а человек остаётся человеком, даже если считает себя всего лишь «боевой единицей»...

Оценка: 10
–  [  13  ]  +

Ссылка на сообщение , 20 ноября 2008 г.

Главное при оценке произведений Стругацких – это дать выдержку своим чувствам, так как примерно месяц после прочтения находишься в состоянии аффекта – готов поставить самые высокие оценки, пасть ниц пред Великим (и) и отдать все блага мира за ответ на вопрос «как им это удалось?», — остающийся главной загадкой вселенной.

Отбросим эмоции. Из неясного: неадекватное поведение Корнея (когда он бросает в кота отчет о планете), недовысказанная роль жены Корнея, не состыковки в предназначении комнаты за дверью. Будни кота немного затянуты. Конечно, возможно это субъективные придирки, которые, при позиционировании себя на месте Гага раскрывают более глубокий смысл произведения, но они имели место быть и так и подстегивают к повторному прочтению.

При этом образ Гага такой живой и естественный. Он хватается за свой мир, тянет за собой в это прекрасное будущее, и с юношеским максимализмом отталкивает все блага ради идеи, — что преподносится на довольно веселой ноте, взять хотя бы то, как он муштровал робота. На его фоне хочется даже покритиковать поведение второго спасенного Алаина. Почему не помог разобраться, отвернулся — разве может он после этого быть полноправным членом общества, в которое пришел (в противовес ему достойное поведение Корнея как по отношению к Гагу, к Гепарду, так и к военным, в принципе). Сам же замысел книги наталкивает на неоднозначные размышления.

P.S.: Позволю себе немного поиронизировать – по-видимому, водитель в конце повести символизировал «праведный гнев народных масс». (где был такой водитель раньше, когда все подчинялось законам войны?! Воевал на чьей-то стороне?, а теперь открещивается от своего же прошлого? – Змеиное молоко!)

Оценка: 9
–  [  12  ]  +

Ссылка на сообщение , 25 сентября 2015 г.

Гаг, конечно, не подарок. С таким человеком трудно разговаривать, он недоверчив, угрюм, замкнут, неразвит. С ним, вероятно, и не о чем особо разговаривать. На рисунках Е. Мигунова Гаг показан с безжалостным правдоподобием. Низкий лоб, маленький вздернутый носик, насупленные брови, бычья шея, маленькая голова, фигура гориллы, сжатые кулаки. Очень неприятный и опасный тип. Такие люди редко становятся главными героями книг. В книгах они занимаются злыми делами — от убийств с применением всех возможных пыток и издевательств до мелких пакостей вроде пускания дыма в лицо. Корнею было неприятно иметь с ним дело. Даже имя у него очень противное, как у орка из книг Толкина. Возможно, Гага мог бы изнасиловать женщину, назвавшую его человеком с глазами убийцы, выстрелить в спину Корнею, сломать руку спасшему его врачу. С такими людьми не надо церемониться, ибо они уважают силу, силу и силу. Конечно, хочется верить, что вернувшись домой, Гаг изменится в лучшую сторону, но, думаю, что этого не будет. Он влезет в какую-то заварушку, не очень разобравшись, в чём там дело, и будет убит. И уже не воскреснет.

Но, может быть, я вижу вещи в излишне мрачном свете. Авторы, кажется, дают Гагу шанс на спасение и возрождение. Иначе пришлось бы признать, что вся работа, проведенная Корнеем и другими просветителями и гуманистами, оказалась неэффективной. Возможно, сделав один шаг к свету, Гаг найдет в себе какие-то силы и на другие шаги. Но в целом этот Гаг очень и очень неприятен. Авторам мастерски удалось нарисовать очень отталкивающий человеческий тип. Удивительно, откуда у интеллигентов Стругацких такое глубокое знание низких начал человеческой природы и породы.

Оценка: 5
–  [  12  ]  +

Ссылка на сообщение , 8 декабря 2007 г.

Первое впечатление: взялись Стругацкие описать мир Полдня с точки зрения отрицательного героя. А потом понимаешь, что не такой уж он отрицательный, этот Гаг — просто воспитан так, не в то его верить научили. А так — честный, преданный, вот жаль, не тем идеалам. И проходит он через крушение своих идеалов, и возвращается на родную планету — что он там делать будет... А ведь мы-то двадцать лет назад тоже пережили крушение идеалов, и как-то выжили. Но у Гага осталась память о вполне реальном мире Земли, как о чем-то светлом, а у нас не осталось ничего. И даже такой мечты, как у Гага, нет...

Оценка: 10
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение , 4 ноября 2016 г.

Странная повесь. Вот ей-ей, очень странная. Ну рассудите сами...

Мир Полдня, а «наши» прогрессорствуют на всю катушку. Не «спринтеры» (упоминаемые в «трудно быть богом»), и не осторожное из-под тишка направление чужой цивилизации в нужную сторону, а наглое вмешательство в дела чужой планеты: остановить масштабную войну, свергнуть власть в двух государствах... Ну совершенно непохоже на моральные установки Мира Полдня.

Далее. Этический посыл. Ведь есть же он тут, АБС всё-таки... так что точно есть... А какой? В чём проблематика этой повести? Что «сколь волка не корми...» ? Или наоборот, что можно перевоспитать? Или вообще речь о чём-то другом, чего я вообще не понял? Да и тут косяков полно. Разве Гага перевоспитывали? Его даже в новый социум не поместили. Просто изъяли из того мира, подлечили и сразу поселили «на даче» у Корнея. И всё. Фактически разумную боевую машину (Гага) оставили наедине с его мыслями (домыслами). Не вижу я никакого перевоспитания. Тут скорее вопрос стоял как скоро Гаг что-нибудь да вытворит.

И финал о перевоспитании ничего не говорит. Гаг и без всей этой катавасии вполне мог в такой же ситуации помочь врачу и водителю — ведь те везли вакцину, тоже служили своей родине. Так же как в начале повести он сам впрягся вытаскивать ракетомёт из выбоины на дороге, когда «дикобразам» это было физически не под силу.

Да и вообще, Гаг, по совести говоря, выглядит не таким уж и плохим.Он профессионал в своём деле. Он верен присяге. Он стремится домой, как бы ни было хорошо в гостях. И даже честно пытается думать. Это просто тот случай, когда человек на своём месте. Профессиональный военный, причём не Земной, а на другой планете, в ситуации когда Родина ведёт войну. И потому изначально не надо от него ждать чудес гуманизма. Не для того его дрессировали.

В общем (моё ИМХО) — сырое произведение. Для Стругацких крайне слабое. За свою жизнь прочитал эту повесть в третий раз и моё мнение ни сколько не меняется — каждый раз ощущение как от не доведённого до ума черновика.

Уж извините, с кем я не совпал по оценке этого произведения.

Оценка: 6
–  [  10  ]  +

Ссылка на сообщение , 26 октября 2012 г.

«Боевой котенок» Гаг вырван из своего жесткого, мрачного мира и помещен в комфортную, теплую, добрую утопию. О нем заботятся такие хорошие люди, которые ему еще и нравятся. Но он все равно подозрителен, насторожен, внутренне ощерен постоянно.

Как бы ни был хорош этот новый мир, он ведь совершенно непонятен. В своей родной «преисподней» Гагу все было понятно. Весь его мир был разграфлен, четко расчерчен. Тут враги — ненавидеть, уничтожать, тут хозяева — беззаветно любить, не ставить под сомнение. Несколько простых и тупых законов, но таких понятных, которым так легко подчиняться. Новый мир для Гага чужд именно потому, что его жизненные правила в нем просто смешны, не нужны. И конечно Гаг готов видеть только привычное, вот он и боится «заговора».

По моим ощущениям выходит, что Стругацкие чересчур ускорили сюжет. Слишком резко Гаг поверил в отчеты прогрессоров о хозяевах Гага, первой реакцией было бы закрыться, уйти в отрицание. И очень странная концовка. Вот эта встреча с врачом, она не дает психологической разрядки, все так неопределено, недоговорено. Но, мне кажется, что это тень чувств самого Гага, который только начал разбираться в происходящем, он сам неудовлетворен. Выталкивая грузовик он как будто самого себя толкает — понять, разобраться. Читатель же как раз и сопереживает этой его неудовлетворенности, неопределенности.

Оценка: нет
–  [  9  ]  +

Ссылка на сообщение , 18 февраля 2012 г.

Гаг измучен. Ему не интересны технические новшества землян. Он не любопытен, так как не до любопытства каждому, кто изо дня в день выживает. Он не ученый и не философ — что ему пространные рассуждения о прогрессорстве, о правде и кривде, о зоологических находках других планет, средствах связи? Его научили сражаться и верить. Верить и сражаться. Он — ходячая, бездумная машина для убийств, и кому как не землянам заметны его страх и боль оттого, что все внезапно изменилось.

Мне было страшно от бездействия Корнея. Но боялась я не за землян, а за Гага. Чтобы не натворил глупостей. Чтобы земляне не дали ему натворить этих самых глупостей, ведь Корней мог и прошляпить... Мне хотелось, чтобы они правильно поняли Гага и поддержали, а не предоставили его самому себе, как вначале. И из-за этого было немного тревожно. Хотелось либо Корнея ткнуть носом в происходящее, либо хорошенько почистить Гагу рожу.

Но слава Богу!

Что Гаг оказался не так твердолоб. Что благоприятное окружение землян успело подлечить не только тело, но и его душу-разум. Вера в человека если не победила, но торжествовала, это точно.

Оценка: 8
–  [  8  ]  +

Ссылка на сообщение , 1 июня 2014 г.

Классика социальной фантастики. В сюжете используется интересный вариант «попаданчества»: человек с другой планеты, из «преисподней», где не прекращаются войны и постоянно происходят социальные катастрофы, попадает на Землю будущего, на которой давно уже установлен всеобщий мир, почти полная социальная гармония, а научно-технический прогресс достиг небывалых высот. А еще это очень хорошая антивоенная книга. Мне особенно актуальными кажутся следующие фрагменты:

«…мы, говорит, этой войной занялись и в самое ближайшее время с ней покончим. Тут-то я его и поймал. Кто же, говорю, в этой войне победит? А никто не победит, отвечает. Будет мир, и все. Та-ак... »

«У кого осталось устье Тары? Это может быть вам все равно, у кого оно осталось, а нам не все равно!»

К сожалению, эта и другие антивоенные книги мало что изменили в нашем мире. По-прежнему вопрос о том, кто в войне победит и кому достанется та или иная территория, многим кажется гораздо важнее, чем прекращение войны и наступление мира.

Оценка: 8


Ваш отзыв:

— делает невидимым текст, преждевременно раскрывающий сюжет, разрушающий интригу