Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «chert999» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »


Страницы: [1] 2  3  4  5

Статья написана 1 ноября 14:42

Фейсбук опять напомнил одну мою старую запись (1 ноября 2016 г.):

-- В 80-е годы как у заматеревших, так и у свежесозданных старо-фэндомных КЛФ были, пожалуй, два самых любимых занятия:

1) придумывать, голосовать и присуждать внутриклубные и межклубные призы за лучшую фантастику года (самым известным из которых стал приз "Великое Кольцо", первоначально придуманный в Волгоградском КЛФ "Ветер времени" под командованием Бориса Завгороднего, но затем естественным путём эмигрировавший в Омск, где процессом номинирования и голосования стал рулить суровый Марат Исангазин);

2) путём межклубных голосований составлять списки самых любимых советских фантастов. Естественно, что первое место в этих списках всегда и неизменно занимали братья Стругацкие, но вот все последующие места в первой пятёрке, а затем и в первой десятке были подвержены достаточно бурной турбуленции, и на них постоянно перетасовывались Иван Ефремов, Кир Булычев, Владислав Крапивин, Север Гансовский, Зиновий Юрьев, Александр и Сергей Абрамовы, Евгений Войскунский и Исай Лукодьянов, Александр Мирер, Владимир Савченко, Ариадна Громова, Сергей Снегов, Ольга Ларионова, Геннадий Прашкевич, Сергей Павлов, Вячеслав Назаров и еще некоторые другие фантасты-шестидесятники и семидесятники (за исключением, разумеется, "слишком юных еще" авторов малеевской "четвертой волны", у которых от силы было лишь по нескольку рассказов в сборниках и периодике, но ни одной книги еще ни у кого, даже у Бориса Штерна).

Но, конечно, в пятёрко-десятке постоянно присутствовал и претендовал на самые высокие места Владимир Дмитриевич Михайлов. И это при том, что он почти не издавался в центральных московских издательствах (всего один сборничек в "Библиотеке советской фантастики" в 1971 году и одна повесть и несколько рассказов в "Искателе"). Михайлов по тем временам был типичным регионально-республиканским автором — всего несколько книг, изданных в Риге в 60-е и 70-е годы тиражами порядка 30 тысяч экземпляров каждая, что по советским временам было ну просто тьфу. И тем не менее — фэны выделяли его из общего ряда провинциальных фантастов, за ним охотились, его собирали. Я и сам каким-то чудом (через "черный" книжный рынок и отделы книгообмена в букинистах) умудрился отловить почти все его тогдашние латвийские издания — от "Особой необходимости" 1963 года до "Тогда придите, и рассудим" 1983-го.

Ситуация с изданием книг изменилась для него только в перестройку и позже, но время было упущено, и суперзвездой у массовой аудитории Михайлов уже не стал, благо и конкуренция предельно обострилась, а стиль у него был всё-таки тяжеловат. Кстати, у меня в Питере было много книг Михайлова, изданных после 90 года, причем многие из них с автографами, благо встречались мы довольно часто, начиная с конвента 1987 года в Новомихайловском под Краснодаром (где мы познакомились и где я и сделал вот это его фото) и семинара молодых фантастов 1989 года в Дубултах, ну а затем мы постоянно пересекались на "Странниках", где он был почётным членом жюри, а я, как ответсек премии, должен был его опекать. Увы, все эти поздние книги мне сохранить не удалось. Однако старые советские издания все уцелели и ждали на полке, пока я не вернусь в Севастополь. Правда, они без автографов. И теперь я иногда беру их в руки и бережно перелистываю — "Люди и корабли", "Исток", "Дверь с той стороны", "Сторож брату моему"...


И тогдашние ФБ-комменты к этой записи:


Олег Пуля -- Помню, лет 13 назад мы с Сашей Громовым, моя любимая и еще кто-то напросились к Михайлову в гости. Хорошо посидели, поговорили, любимая моя была им совершенно очарована. А я притащил ему для автографирования полный комплект его рижских изданий в идеальном, как только что из типографии, состоянии — включая "Особую необходимость", которая аж с фирменной типографской закладкой была. Михайлов тогда очень грустно на всё это посмотрел, сказал, что у него у самого этой книги уже не осталось... Печально тогда как-то получилось, печально и светло...

Борис Завгородний -- Олег!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

Олег Пуля -- Понимаю, но ((((

Борис Завгородний -- А Михайлов наш любимчик, потому что ему было интересно с нами тусоваться... Стрелять неразумных гитлеровцев в Прибалтике и общаться с неразумными фэнами! Зацените разницу!!!

Борис Завгородний -- А я только недавно узнал, что Север Гансовский вовсе не СЕвер а СевЕр!!!

Олег Пуля -- Теперь вся жизнь в новом цвете )))

Андрей Чертков -- а я этого и до сих пор не знаю...)))

Борис Завгородний -- Олег Пуля -- язвишь?!

Олег Пуля -- Как говорится в народе, пуркуа бы и не па?!

Андрей Измайлов -- Ну да. Рюрик, Трувор и Синеус. Вот как правильно — СинеУс? Это ж так по-русски. Или СинЕус — эдак по-латынски. А Гансовский, склоняюсь, таки СевЕр. По-латынски.

Нелли Раткевич -- О Михайлове воспоминания только хорошие — ЧЕЛОВЕК!


Статья написана 27 октября 12:43

И еще одна старая запись в Фейсбуке — 5-летней давности:

26 октября 2015 г.

И опять выношу свой коммент из комментов. А ну поспорьте, если хотите...)))

-- А насчет того, что фэндом "помирает, ухи просит" — так нет тут ничего удивительного. Мы-то жили во времена НТР, накануне грядущего всеобщего коммунизма (или, хотя бы, конвергенции социализма с капитализмом), а главное — в преддверии стремительно приближающейся быстрой и глубокой колонизации космоса. И это время требовало таких людей, как мы тогдашние — коллективистов-позитивистов, жаждущих мира, равноправия, справедливости и прогресса, но и, одновременно, интеллектуалов-мокрецов, желающих странного и нового — и в мыслях, и в текстах, и в жизни. А нынешние ребята — они же живут в мире победившего киберпанка, глубоко внедренного в новое средневековье, — а это мир индивидуалистов-одиночек, мир виртуального и очень неглубокого общения, мир транснациональных корпораций, перемешанных с архаичными монархиями и диктатурами и скрепленных замшелыми религиозными и идеологическими догмами. Это мир, где много и хлеба, и зрелищ, но где всё меньше и меньше странного и недоступного для тела и для ума. Вот под этот мир и изменилась фантастика, резко переставшая быть литературой передового мозгошевелительно-раздражающего типа о прорыве в неожиданное сияющее будущее, а превратилась в эскапистское, убаюкивающее постмодернистское чтиво, пережёвывающее разные виды привычного и такого сладкого прошлого, так что — соответственно — вместе с такой масскультной фантастикой изменились и фэны, ее потребляющие.


Статья написана 26 октября 17:22

Фейсбук на днях напомнил мне о двух моих постах 2-х-летней давности, которые я поместил тогда и в Фейсбук, и в "Живой журнал", и которые вызвали определённый эффект и множественные возражения среди моих френдов и подписчиков. Вот я и решил, не мудрствуя лукаво, перенести эти посты и сюда в Фантлаб, благо они и здесь будут вполне по теме. А заодно я скопипастил еще и комментарии ко второму посту, как к наиболее провокационному, — дабы вам не пришлось придумывать свои возражения. Ибо всё и так уже придумано до нас. Но если вы тоже хотите возразить — возражайте, это полное ваше право.


18 октября 2018 года

Когда понедельник всё ещё начинался в субботу

Первоисточник в ЖЖ (публикацию в Фейсбуке я, увы, не отыскал)


Вспоминая или перелистывая тексты АБС, я всё время нахожу там всё новые и новые "подводные камни", потому что о многих вещах Братья в то время просто не могли писать открыто, а зачастую они даже и сами не понимали, что же они такое пишут на самом деле. Взять, например, всем великолепно известный "Понедельник начинается в субботу". А задумывались ли вы, чем на самом деле являлся город Соловец и каково было его настоящее имя? А ведь вполне возможно, что в документах он проходил как Петрозаводск-12, Архангельск-24 или Мурманск-32 и представлял из себя типичнейшее ЗАТО — то есть, Закрытое Административно-Территориальное Образование — иначе говоря, советский секретный город, как и те засекреченные города, где разрабатывалась атомная бомба или биологическое оружие. Скажем, как Арзамас-16 (ныне — Саров), Челябинск-70 (ныне — Снежинск) или Красноярск-26 (ныне — Железногорск; кстати, в этом ЗАТО мне даже довелось однажды побывать с лекцией о фантастике — в 1995 году, во время фестиваля фантастики "Сибирь-XXI век", который проводился в Красноярске по инициативе Андрея Лазарчука и Михаила Успенского). Короче, только этим можно объяснить тот странный факт, что в Большом Мире про НИИЧАВО вообще никто ничего не знает, равно как и про работающих там таких колоритных персонажей, как Киврин, Хунта, Один, Жиакомо или два Януса Полуэктовича. А ведь для секретных городов такие персонажи — норма, их ведь туда специально собирали со всего мира при помощи всех немалых возможностей КГБ, СВР и ГРУ. Ну вот сравните описание книжного Соловца и этих уже хорошо известных нам реальных ЗАТО (но никому, однако, пока ещё не известных в 1964 году, когда Стругацкие писали свой юмористический роман об учёных-магах) и вы поймёте, как много у них общего.

Я даже удивлён, что цензура прошляпила и не запретила этот роман на корню, как раскрывающий важнейшие научные тайны Советского Союза.

Ну а то, как туда, в эту "запретную зону", попал обычный ленинградский турист Александр Привалов вместе со своим арендованным "Москвичом" — это отдельная интересная история, которую, если захотите, я попытаюсь рассказать отдельно.


Комментарии в ЖЖ:


Аноним -- Банально. Почему бы не увидеть концлагерь с опытами над зеками? Или «Шпалерку»?

kuzia_aka_zmey -- "А власть у нас здесь не совецкая, а соловецкая" (с) кто-то из встречавших людей на другом Соловце.

Название города — там отдельная фига в кармане.

vinny_the_poo -- Хотим.


20 октября 2018 года

ЗАТО Соловец. Часть 2-я

Первоисточник в ФБ

Первоисточник в ЖЖ


Как я и обещал — несколько слов о том, как простой ленинградский турист Александр Привалов на арендованном "Москвиче" попал в ЗАТО Соловец (он же Петрозаводск-12, Архангельск-24 или Мурманск-32).

Но, в принципе, здесь сразу всё становится яснее некуда, если просто вдуматься в фразу Романа Ойра-Ойра, которая звучит при первой же встрече туриста Привалова с сотрудниками НИИЧАВО.

Цитата:

"Потом горбоносый спросил: «А где вы работаете?» Я ответил. «Колоссально! — воскликнул горбоносый. — Программист! Нам нужен именно программист. Слушайте, бросайте ваш институт и пошли к нам!» — «А что у вас есть?» — «Что у нас есть?» — спросил горбоносый поворачиваясь. «Алдан-3», — сказал бородатый. «Богатая машина, — сказал я. — И хорошо работает?» — «Да как вам сказать…» — «Понятно», — сказал я. «Собственно, её ещё не отладили, — сказал бородатый. — Оставайтесь у нас, отладите…» — «А перевод мы вам в два счёта устроим», — добавил горбоносый. «А чем вы занимаетесь?» — спросил я. «Как и вся наука, — сказал горбоносый. — Счастьем человеческим». — «Понятно, — сказал я. — Что-нибудь с космосом?» — «И с космосом тоже», — сказал горбоносый. «От добра добра не ищут», — сказал я. «Столичный город и приличная зарплата», — сказал бородатый негромко, но я услышал. «Не надо, — сказал я. — Не надо мерять на деньги». — «Да нет, я пошутил», — сказал бородатый. «Это он так шутит, — сказал горбоносый. — Интереснее, чем у нас, вам нигде не будет». — «Почему вы так думаете?» — «Уверен». — «А я не уверен». Горбоносый усмехнулся. «Мы ещё поговорим на эту тему, — сказал он. — Вы долго пробудете в Соловце?» — «Дня два максимум». — «Вот на второй день и поговорим». Бородатый заявил: «Лично я вижу в этом перст судьбы — шли по лесу и встретили программиста. Мне кажется, вы обречены». — «Вам действительно так нужен программист?» — спросил я. «Нам позарез нужен программист».

И неужели нужно еще что-то объяснять? Итак, шли по лесу два крупных специалиста по математической (или по квантовой — хрен их разберёт, сам я так и не разобрался толком) магии, то есть доктор и кандидат магических наук, вышли они на обочину лесной дороги, и тут — бац! — мимо едет на машине тот, кто им и нужен — программист из Ленинграда, способный обуздать только что поступившую к ним в институт и еще совсем не отлаженную электронно-счётную машину. Какова вероятность этой встречи согласно теории вероятности? Один на миллион? Или один на миллиард? "Случайность? Нет, не думаю!" — как было сказано совсем другим человеком в совсем другую эпоху.

Ещё одна цитата:

"При выходе из подпространства всегда существует опасность оказаться слишком близко к какой-нибудь тяготеющей массе, а может быть, даже внутри. Правда, опасность эта является чисто теоретической. Вероятность ее гораздо меньше, чем вероятность попасть точно в печную трубу Эрмитажа, вывалившись над Ленинградом из стратоплана. Во всяком случае, ни то ни другое событие не было зарегистрировано за всю историю человечества."

Замечу, что это было сказано в повести, которая была написана лишь чуть-чуть раньше "Понедельника". То есть, в теории вероятности молодые братья Стругацкие худо-бедно, но кое-что шарили. И поэтому эпизод со встречей программиста в лесу у них в романе, явно ведь, совсем не случаен.

Причем программист нужен не только этим двоим математико-магам, он нужен всему институту, а значит — и всему ЗАТО Соловец. А как заполучить нужного специалиста в "секретный ящик"? Основной способ — стандартный: подать заявку по инстанциям. Там озаботятся проблемой, подберут нужного специалиста (из молодых и перспективных) и сделают ему "предложение, от которого невозможно отказаться". Но тут-то случай особый. НИИЧАВО нужен не просто хороший программист, а человек, способный без проблем вписаться в столь разношёрстный коллектив, а также освоить такие особые умения и знания, какие, по-видимому, требуют каких-то необычайных природных способностей (вроде "зубца Т" в ментограмме). Поэтому можно предположить, что поиск и приманивание нужного кадра учёная братия НИИЧАВО просто взяла на себя, минуя официальные пути, — как, впрочем, она уже наверняка делала не раз в других подобных случаях. Для начала ниичавовские хедхантеры просеяли сведения о всех молодых специалистах нужного профиля во всех крупных городах Советского Союза, благо их (то есть программистов) было тогда еще совсем немного, затем они составили досье на наиболее подходящих. И небось "личное дело" Привалова сразу же заняло одно из первых мест в той тощей стопке папочек с данными наиболее подходящих кандидатур, которую Ойра-Ойра принёс и положил на стол А-Янусу Полуэктовичу. А дальше нужно было его протестировать и привести в город. Ну, это уже проще. Хотя — как сказать.

Как проходило первичное тестирование, мы, увы, не знаем — Привалов об этом в своих записках почему-то ни разу не вспомнил, — а вот второй этап проверки отобранного кандидата нам показали во всей красе — ибо это происходило прямо в филиале НИИЧАВО — Изнакурноже. Причем этот этап проверки выполнял сразу две функции — с одной стороны, дополнительно проверить кандидата на магическую и психическую устойчивость, а с другой — удивить его, ошарашить и заинтересовать возможной новой работой, для которой его уже отобрали. Вполне вероятно, что в эту процедуру были вовлечены не только штатные сотрудники НИИЧАВО (начиная с Романа Ойры-Ойры, Владимира Почкина, Наины Киевны Горыныч, Магнуса Редькина, Виктора Корнеева — и кто там еще являлся к нему по ночам, разбрасывая умклайдеты? — и заканчивая склеротичным котом Василием, русалкой на ветвях и разговорчивой щукой из колодца), но и внештатные сотрудники ЗАТО Соловец (он же — Петрозаводск-12, Архангельск-24 или Мурманск-32), изображавшие из себя милиционеров, продавщиц, шоферов-дальнобоев в столовой и мальчишек на улице, умело тролливших кандидата на должность обидными намёками на "стилягу" и на "папину "Победу" (последние сотрудники маленького роста тоже небось имели чин ефрейторов и сержантов КГБ).

Оставалась лишь одна проблема — как привезти Привалова в Соловец, если он, как и все ЗАТО Советского Союза, не был отображен ни на одной не-секретной карте? И тут мы вступаем в область чистых догадок. Но можно предположить, что учёные с такими мощными магическими способностями, как у Ойры-Ойры, Амперяна или Корнеева, вполне могли сблатовать Привалова (вместе с его неназванными приятелями... а то и прямо через них) на туристический поход "по северам", подсунув ему материализованную карту, на которой почти верно был показан район Соловца с указанием дорог от Ленинграда и обратно. Туризм по диким местам в те годы, как известно, стал очень популярным развлечением у интеллигентной молодёжи — студентов, инженеров, научных работников, — достаточно вспомнить хотя бы нашумевшую историю с группой Дятлова, тоже очень непростую и загадочную, вот только закончившуюся трагически. А что касается автомобиля, на котором Привалов прибыл в Соловец (а ведь другими видами транспорта туда вряд ли можно было — официально! — добраться), то тут я напомню, что "Москвич" был взят Приваловым напрокат, ибо в это время в Ленинграде как раз проходил эксперимент по оснащению пунктов проката легковыми автомобилями. Эксперимент этот, как известно, был очень недолгим и вскоре после поездки Привалова был свёрнут. Так не можем ли мы предположить, что этот эксперимент проводился вообще только ради одного клиента, которому автомобиль был нужен только для одной цели?

Ну и дальше тоже всё было умело срежиссировано — "ребята пошли берегом", а Привалов в "Москвиче" свернул на единственно доступную ему лесную дорогу, где его уже ждали встречающие, способные провести его (обогнув при помощи "глухих, кривых окольных троп" милицейские посты и гэбэшный пропускной пункт на основной трассе) прямо в Изнакурнож, где его уже ждала хорошо подготовленная к этой встрече Наина Киевна Горыныч, специально надевшая "весёленькую капроновую косынку с разноцветными изображениями Атомиума и с надписями на разных языках: «Международная выставка в Брюсселе»".

Таким образом, первая фраза "Понедельника", позаимствованная АБС из "Капитанской дочки" А.С.Пушкина, приобретает дополнительный и куда более многозначительный смысл, чем тот, который, возможно, закладывался авторами первоначально. А может, они и с самого начала знали, про что же они на самом деле пишут — и просто умело сжимали фигу в кармане в течение всего романа?

"Я приближался к месту моего назначения".

Ага-ага — прямо в капкан. В засекреченный научный город, подчинявшийся не столько Академии наук, сколько Министерству обороны и Комитету государственной безопасности при Совете министров СССР.





Статья написана 24 октября 01:01

Запись из Фейсбука (14 декабря 2017 г.) по тегу "Рукописи_горят".

Итак, неосуществлённый проект 2009 года "ЧертКова дюжина". Я не знаю, где у меня тот блокнот, в котором я набрасывал основные контуры этого замысла, но некоторые темки из тогдашнего списка у меня в памяти всё-таки отложились. Ну, естественно, один из первых пунктов занимал там "русский киберпанк" — куда же без него? Правда, у меня к этому пункту были добавлены какие-то уточнения, обостряющие тему, но, если честно, их я уже и не помню. Кажется, там было что-то насчет киберпанка в брежневском Советском Союзе, но я всё-таки не уверен. Была там и чисто комиксовая тема — что-то типа "бэтменов в Стране Советов", но я, в общем, особых надежд на неё и не возлагал. А еще одна тема обозначалась просто одним словом — "Дилижанс". Насколько я помню, обоснование там было такое: "Вспомним легендарный вестерн 1939 года "Дилижанс" (режиссер Джон Форд) — несколько американских граждан отправляются на почтовом дилижансе через нецивилизованную территорию в отдалённый военный форт на самом фронтире. Среди них молодой офицер, едущий на первое место службы, девушка — дочь начальника форта, и еще какие-то гражданские со смутной целью. По пути они вынуждены совместно отбивать нападения бандитов и индейцев, ссорятся и мирятся, приоткрывая секреты своей биографии. И когда они наконец прибывают в форт, все сюжетные узлы развязываются. А теперь представьте себе такой же почтовый дилижанс, но в фантастических обстоятельствах — на чужой планете, в космическом рейсе, в мире после катастрофы, в путешествии между измерениями, в виде машины времени, ну и наконец, как вишенка на торте, — в поездке по Миру Страха Перед Будущим, находящемся за Железной Стеной в повести братьев Стругацких "Понедельник Начинается в субботу", — а затем попытайтесь придумать законченный сюжет, описывающий одно путешествие такого дилижанса.

В принципе, мне и сейчас кажется, что сборник повестей и рассказов на "дилижансовую" тему мог бы получиться, как минимум, занятным. А особенно жалко, что идея про Мир Страха Перед Будущим пришла мне в голову буквально вот только что, а вовсе не тогда. Потому что из путешествий по вымышленным мирам будущего — причем как по ту, так и по эту сторону Железной Стены — мог бы получиться целый том в проекте "Время учеников". Увы, но тогда эта "плодотворная дебютная идея" меня просто не посетила.


Статья написана 23 октября 14:58

Придумал новый жанр фантастической литературы — Фиолетовая Фантастика, сокращенно — ФФ. Происходит от выражения "А мне фиолетово" — в ответ на вопрос: "А с чего это вдруг?". И вершина этого жанра; можно сказать, его квинтэссенция — Глубоко Фиолетовая Фантастика, ГФФ. А если по-аглицки, то — Deep Purple Fiction — DPF.

Извините за длительную паузу в написании колонок. Было плохое самочувствие, не было настроения.


Страницы: [1] 2  3  4  5




  Подписка

Количество подписчиков: 34

⇑ Наверх