FantLab ru

Якоб Гримм, Вильгельм Гримм «Kinder- und Hausmärchen. Erster band. Große Ausgabe»

Рейтинг
Средняя оценка:
8.47
Голосов:
19
Моя оценка:
-

подробнее

,

Kinder- und Hausmärchen. Erster band. Große Ausgabe

Сборник, год

Примечание:

Окончательный вид сборник приобрёл лишь в 7-м переиздании* от 1857 года.

От раза к разу он наполнялся новыми сказками и легендами, менялся порядок расположения произведений, иногда произведения из старой редакции не попадали в новую (как, например, сказка Von der Nachtigall und der Blindschleiche — перевод Якоба Гримма с французского (Traditions et Usages de la Sologne, par. M. Legier du Loiret, T. 2, S. 204-205, Paris 1808) — уступила место в 1819 году сказке Der treue Johannes и больше в сборнике не издавалась).

В 1850 и 1857 (последнее прижизненное переиздание) годах количество сказок и легенд достигает окончательной отметки в 210 произведений.

В финальную, седьмую, редакцию сборника не попала сказка «Разбойник и его сыновья» (появилась в 5 переиздании и была напечатана в 6). Не попала в него и сказка «Верные звери» (появившаяся лишь раз за номером 104 в шестом переиздании).

[!] Полную картину изменений можно увидеть по представленной ссылке.

_________________________________________________________________________________

* — Семь прижизненных изданий «Kinder- und Hausmärchen» формата Große Ausgabe:

1. Auflage 1812/15, Berlin, Realschulbuchhandlung (первый том — 1812, второй — 1815)

2. Auflage 1819, Berlin, G. Reimer (2 тт.)

3. Auflage 1837, Göttingen, Verlag der Dieterichschen Buchhandlung (2 тт.)

4. Auflage 1840, Göttingen, Verlag der Dieterichschen Buchhandlung (2 тт.)

5. Auflage 1843, Göttingen, Verlag der Dieterichschen Buchhandlung (2 тт.)

6. Auflage 1850, Göttingen, Verlag der Dieterichschen Buchhandlung (2 тт.)

7. Auflage 1857, Göttingen: Verlag der Dieterichschen Buchhandlung (2 тт.)

Также был издан и дополнительный, третий, том с комментариями к «Kinder- und Hausmärchen. Große Ausgabe»: 1822 и 1856 гг.

__________________________________________________________

Смотреть второй том — ссылка.


В произведение входит:

-
  • Король-лягушонок, или Железный Генрих / Der Froschkönig oder der eiserne Heinrich  [= Король-лягушонок и Железный Гейнрих; Королевич-лягушка, или Железный Генрих; Сказка о короле-лягушке или о железном Генрихе; Король-лягушонок, или Железный Гейнрих; Принц-лягушонок, или Генрих Железное Сердце; Королевич-лягушка, или Верный Генрих] (1812)  
7.68 (324)
-
2 отз.
7.47 (180)
-
2 отз.
7.26 (104)
-
3 отз.
7.71 (232)
-
3 отз.
7.95 (438)
-
2 отз.
7.84 (113)
-
3 отз.
  • Выгодное дело / Der gute Handel  [= Удачная торговля; Выгодное дельце; Выгодный оборот; Выгодная сделка; Удачный обмен] (1819)  
7.55 (140)
-
2 отз.
6.66 (98)
-
2 отз.
8.01 (224)
-
4 отз.
7.27 (92)
-
2 отз.
7.50 (146)
-
4 отз.
8.00 (385)
-
6 отз.
7.50 (158)
-
3 отз.
7.92 (185)
-
4 отз.
  • Гензель и Гретель / Hänsel und Gretel  [= Пряничный домик; Сахарный домик; Ганзель и Гретта; Ганс и Гретхен; Ганзель и Гретель; Ваня и Маргариточка] (1812)  
8.25 (493)
-
3 отз.
7.51 (104)
-
1 отз.
7.39 (136)
-
4 отз.
7.73 (337)
-
3 отз.
7.66 (163)
-
3 отз.
8.44 (534)
-
7 отз.
8.55 (524)
-
6 отз.
7.06 (97)
-
7.17 (114)
-
  • Госпожа Метелица / Frau Holle  [= Бабушка Метелица; Бабушка Вьюга; Хозяйка Подземелья; Бабушка Зима; Бабушка Голле] (1812)  
8.30 (374)
-
1 отз.
7.75 (202)
-
8.37 (544)
-
3 отз.
8.53 (616)
-
2 отз.
7.41 (162)
-
1 отз.
7.83 (166)
-
1 отз.
6.94 (105)
-
3 отз.
7.44 (124)
-
1 отз.
7.58 (186)
-
1 отз.
7.62 (82)
-
1 отз.
7.58 (184)
-
1 отз.
7.31 (74)
-
8.00 (213)
-
1 отз.
8.05 (389)
-
7.26 (88)
-
2 отз.
  • Домовые / Die Wichtelmänner  [= Домовята; Маленькие человечки; Таинственные человечки; Эльфы и башмачник; Сапожник и гномы] (1812)  
7.25 (145)
-
1 отз.
7.53 (147)
-
1 отз.
6.92 (84)
-
7.45 (103)
-
7.25 (90)
-
2 отз.
7.50 (95)
-
2 отз.
8.23 (289)
-
7.41 (95)
-
7.32 (89)
-
1 отз.
7.52 (99)
-
7.71 (129)
-
8.38 (458)
-
1 отз.
7.37 (104)
-
8.39 (418)
-
1 отз.
8.43 (526)
-
1 отз.
7.23 (93)
-
  • Гном-Тихогром / Rumpelstilzchen  [= Хламушка; Хламушка-крошка; Тителитури; Румпельштильцхен; Золушка; Хламушка-Крошка; Гном по имени Румпельштильцхен; Румпельштильцкин; Румпельштильтхен; "Гном - не знаю кто он"; Хвастливый мельник, Хламчик-Замухрынчик] (1812)  
8.01 (242)
-
1 отз.
7.55 (79)
-
7.40 (103)
-
7.43 (79)
-
1 отз.
7.11 (91)
-
1 отз.
7.67 (104)
-
7.24 (74)
-
1 отз.
7.05 (79)
-
1 отз.
7.53 (112)
-
2 отз.
7.85 (251)
-
7.61 (112)
-
6.68 (98)
-
7.45 (98)
-
1 отз.
7.24 (89)
-
7.45 (110)
-
1 отз.
7.46 (104)
-
7.65 (136)
-
7.23 (79)
-
1 отз.
7.37 (86)
-
1 отз.
6.91 (80)
-
1 отз.
7.43 (89)
-
1 отз.
7.29 (73)
-
7.89 (141)
-
2 отз.
7.81 (90)
-
1 отз.
7.71 (183)
-
6.64 (73)
-
2 отз.
7.35 (68)
-
7.23 (69)
-
  • Ханс-счастливчик / Hans im Glück  [= Счастливчик Ганс; Счастье Ганса; Ганс в счастьи; Ганс в счастье; Счастливый Ганс; Ганс-счастливчик] (1819)  
7.34 (98)
-
1 отз.
7.10 (62)
-
1 отз.
7.30 (79)
-
1 отз.
7.25 (88)
-
1 отз.

Обозначения:   циклы   романы   повести   графические произведения   рассказы и пр.



Сказки
2010 г.
Настоящие сказки братьев Гримм
2017 г.

Издания на иностранных языках:

Die Kinder- und Hausmarchen
1964 г.
(немецкий)
Казки для дітей та родини
2009 г.
(украинский)




 


Отзывы читателей

Рейтинг отзыва



Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке
–  [  4  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Моя заметка относится только к изданию «Настоящие сказки братьев Гримм», Москва, Алгоритм, 2019 г. (доп. тираж 2000)

Сразу обращает на себя внимание хвастливая фраза в аннотации — «Впервые в России полное собрание сказок, собранных братьями Гримм в неадаптированном варианте для взрослых!». Запятой после фамилии авторов нет, но, главное то, что «впервые в неадаптированном варианте». А издание «Сказки», Москва, ГИХЛ, 1949 г. имело место в каком-то другом государстве?* Есть и третья новость — то, что собрание «полное», но об этом ниже.

Из аннотации выясняется и такой печальный факт, что издатели плохо знакомы с этими сказками, причём даже с наиболее известными. По их мнению «родители Гензеля и Гретель отрубают своим детям руки и ноги.» Этот перл настораживает сразу, ещё при просмотре книги в магазине. Но, конечно, это ещё не может стать причиной отказа от приобретения такого симпатичного издания. Книга сделана на совесть, этого не отнимешь. Вот только проколов бы поменьше, да ответственности побольше. Опять аннотация — «принц из сказки про Рапунцель выкалывает себе ветками глаза». Такое впечатление, что нарочно выкалывает. Но ведь это не так, просто, выбросившись из окна, он падает в заросли терновника. И опять главное здесь не в этом, а в том, что слово Рапунцель больше нигде в книге не встречается. Оно присутствует только в аннотации, и читателю требуется некоторое время, чтобы разобраться, о какой сказке идёт речь. В этом издании переводчик не указан (тоже минус), вероятно это Полевой, и у него имя девушки не Рапунцель, а Колокольчик. Но авторы аннотации как будто не знают, что там у них в оглавлении.

Последний труднообъяснимый факт — почему для одной из сказок предпочли название «Еврей в терновнике», почему не «Монах в терновнике», как это было в комедии 16 века, послужившей братьям Гримм первоисточником? Почему уж тогда не «Жид в терновнике», так сказка тоже называлась? В этой сказке батрак откровенно и беспричинно издевается над неким человеком, которого видит впервые в жизни, убив перед этим птичку, пением которой тот восхищался. Если этот человек монах, то и ладно (хотя согласиться с издевательством сильного над слабым всё же невозможно), монахи в средние века расположением у народа не пользовались. Если же он еврей, то батрак явный антисемит, сказка с неприятным душком, а издательство Алгоритм, оно-то с чем? Или с кем? «С кем вы, мастера культуры?»

Такие вот пирогИ. Будем читать дальше, всего в этом полном издании 191 сказка. Правда, в вышеупомянутом издании 1949 года сказок 196. Где-то в процессе Алгоритмизации братья Гримм, а вместе с ними и читатели, купившие эту книгу, пяти сказок лишились. Таким образом, перед наиболее любознательными поставлена интересная и необычная задача — узнать названия этих пяти сказок и сделать (по возможности) предположения о причинах такого странного упущения.

PS. Задача действительно оказалась трудной, т. к. у разных переводчиков одни и те же сказки имеют разные названия**. Но результат всё же есть. Перечислю сказки, которые почему-то не включены в «полное» собрание издательством Алгоритм. Это «Старый Гильдебранд», «Звери господни и чёртовы звери», «Луна», «Мастер Пфрим», «Верные звери», «Разбойник и его сыновья». Всего шесть названий. Но выше была названа цифра пять. Причина этого расхождения — наличие в новом издании сказки, которой нет и не могло быть в старом, 1949 года; это «Дитя Марии» (другое название «Приёмыш богородицы»). Причинам отсутствия в книге Алгоритма шести сказок будет посвящена следующая заметка, а сказке «Дитя Марии» ещё одна.

*) Этот сборник переиздан в 1954 и в 1957 годах в Минске. Т. е. это было сначала в СССР, после чего дважды в Белоруссии. В самом деле все издания в другом государстве. Пример того, как надо обманывать, говоря правду.

**) Иногда крайне неудачные (видимо, неважно как, лишь бы по другому). Например, в издании 2017/2019 года есть сказка «Смерть Кума». Догадаться, где ударение во втором слове, невозможно до начала чтения. Чем и кого не устраивало название «Смерть в кумовьях» (перевод Г. Петникова) — очередная загадка.

Оценка: 4
–  [  2  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Продолжаю описание «неописуемого» т. е. «коллекционного иллюстрированного издания» «Настоящие сказки братьев Гримм», вышедшего в издательстве Алгоритм в 2017/19 годах. Хочется понять, почему в этой книге нет шести сказок, которые входили в издание ГИХЛ 1949 года. Может быть найдётся нечто, объединяющее эти сказки? Начну с «Мастера Пфрима». Этот сапожник — человек невероятно склочный с мертвенно бледным рябым лицом и маленькими непрерывно бегающими глазами, не произносящий по ходу повествования ничего кроме глупостей. Интересная деталь его портрета — «на его лице торчал один только вздёрнутый нос». Эта сознательная и крайне неудачная формулировка, вероятно, призвана подчеркнуть глупость носовладельца, ибо что кроме носа может торчать на человеческом лице, не делая его уродливым.

В сказке «Звери господни и чортовы звери» глупость чорта (в 1949-м и даже в 1957-м году было принято такое написание) поистине безгранична. Господь не скрывает от него, где растёт последний дуб с зелёными листьями, но чорт почему-то полгода мотается в поисках этого дерева по какой-то пустыне. Чорт, очевидно, просто не в курсе, что означает произнесённое богом сочетание звуков — Константинополь. В другой «звериной» сказке «Верные звери» главный герой это человек, доброта которого хотя и велика, но не сопоставима с его наивностью, плавно переходящей в глупость. Забраться в королевскую казну с целью одолжить у короля денег, за каковое деяние сыграть в ящик (хорошо ещё, что не окончательно), за кучу хлама отдать купцам волшебный камень, чтобы снова очутиться в запертом ящике, — вот и всё, на что способен этот человек, очень напоминающий нашего Емелю, ещё не поймавшего Щуку.* Так что и в этой сказке глупость и воровство, воровство и глупость. И, кажется, появился свет в конце тоннеля.

В космогонической сказке «Луна» обвинить в глупости можно разве только святого Петра да и то с большой натяжкой. Вернее всего, ему просто нет дела до живых людей, а за порядок в преисподней Господь почему-то ответственного не назначил, кого-нибудь из архангелов, например. Никому ни до чего нет дела и поэтому грандиознейшая кража (можно сказать, ограбление века) остаётся безнаказанной. Луна попадает таки на небо и начинает светить для всех только после того, как Пётр случайно обнаруживает её в преисподней, а это вопиющее нарушение миропорядка, хочешь — не хочешь, а с этим что-то делать надо. Кто же теперь станет подливать в Луну масло и регулировать фитиль (а Луна это такая волшебная масляная лампа, которую можно разделить на несколько частей без вреда для её работы)? В сказке нет ответа на этот важнейший вопрос, но понятно, что кандидат на должность фонарщика только один — всё тот же святой Пётр. Инициатива наказуема и на небесах.

Перехожу к сказке «Разбойник и его сыновья». И опять воровство, и опять глупость. В отличие от отца, зарабатывавшего на жизнь «честным трудом», сыновья выбирают более лёгкий путь. Но без опытного наставника фиаско неизбежно. Зато отец проявляет чудеса изобретательности, сочиняя для королевы страшнейшую небылицу якобы из собственной жизни и смешивая в одну кучу местных великанов-каннибалов с немного переиначенной историей о том, как Одиссей перехитрил Полифема. Чудовища из немецкого фольклора оказываются гораздо глупее циклопа — от грозы они спасаются, залезая на крышу дома и, судя по финалу сказки, погибают там от молнии.

И последняя сказка «Старый Гильдебранд», в которой один из персонажей (крестьянин) оказывается настолько глупым, что попУ удаётся его довольно остроумным способом околпачить. Это остроумие и дальнейшие события заставляют вспомнить итальянскую новеллу Возрождения, но только цели у этого хитрого немецкого священника совсем не те, что у героев Боккаччо, Банделло или Фиренцуолы. Ему хочется провести с крестьянкой не ночь, а день, и провести этот день, наслаждаясь вкусной едой, пением и плясками под аккомпанемент скрипки. Этот поп из тех, о ком говорят — люблю повеселиться, особенно пожрать. Но справедливость торжествует — в финале глупец умника колотит и выгоняет из своего дома.

Итак, общее для всех шести сказок — это склонность героев к воровству и доходящая до глупости простота, которая иногда хуже воровства. Все эти простаки и воры, включая чорта, мужчины. Неужели эти сказки исключены из сборника редактором (женщиной) по названной причине?** Это было бы смешно, когда бы не было так грустно, ведь все эти сказки хорошие т. е. интересные и поучительные. Лучше бы выбросили «Золотой ключ» — сказку, которая прерывается, не начавшись, и выглядит, как заготовка из записной книжки.

*) Одно замечание по переводу (Г.Петников). Замок, воздвигнутый волшебным камнем, переходит вместе с камнем к купцам («купцы остались жить в замке»). Но чуть позже звери имеют дело с каким-то хозяином, которому мышь отгрызает во сне волосы, в результате чего он прогоняет стороживших камень кошек ... и т. д. Жившие в замке купцы взяли да и превратились вдруг в хозяина, одного из купцов что ли? Уж не убил ли он своих товарищей, как это всегда и происходит при попадании артефакта огромной волшебной силы в руки группы людей? Но если, что вполне возможно, переводчик в точности следовал оригиналу... тем хуже для оригинала.

**) Остаётся разоблачить алхимию, касающуюся воровства и глупости. Это предположение суть не что иное, как своеобразный литературоведческий юмор, розыгрыш читателя. Отсутствие в сборнике шести сказок объясняется очень просто — их нет в издании 1893 г. (Маркс, перевод Полевого), которое практически повторено Алгоритмом. Исправления были сделаны небольшие — «Жид в терновнике» превратился в «Еврея в терновнике», «Медвежник» в «Медвежатника», и ещё несколько несущественных перемен в названиях. Исключены также Детские легенды. Зачем нужны были такие жертвы плюс враньё в аннотации, почему нельзя было включить в книгу несколько сказок в переводе Петникова, если уж их не перевёл Полевой — получение внятного ответа на эти вопросы в обозримом будущем не ожидается.

Оценка: 4
–  [  2  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Я бы поставила 11, 12 или все 100 баллов, будь такая возможность. Сказки братьев — невероятные, интересные, в большинстве своем жуткие. В них довольно жестко высмеиваются людские пороки — жадность, зависть, тупость и проч. Авторы не мыслят шаблонно и их фантазия не знает границ. Одна из любимых моих сказок — «О мышке, птичке и жареной колбасе», где колбаса — одна из трех подружек :)

Пускай в этих сказках не всегда счастливый конец, пускай сны потом снятся напрочь психоделические, этот сборник обязателен к прочтению!

Оценка: 10
–  [  2  ]  +

Ссылка на сообщение ,

Обожаю сказки братьев Гримм. Сейчас, конечно, впечатления от чтения сильно отличаются от тех, что были в детстве. Тогда воображение захватывали просто истории, полные приключений и волшебства, сейчас же обращаешь внимание на несколько иное. Время, когда братья составляли свои сказки, было на самом деле мрачное и жестокое, а тогдашними читателями (хотя, скорее, слушателями) были дети, которые в этот лихой период жили и, соответственно, вынуждены были сталкиваться с житейскими невзгодами воочию и в довольно раннем возрасте. Так что сказки играли своего рода роль «смягчителя», буфера между беззаботным миром детства и бескомпромиссностью реальности. Естественно, это не относится ко всем историям, не все они так уж, хм, «готичны» и в абсолютном большинстве своем несут мощный заряд позитива (что тоже, если задуматься, не лишено вполне себе житейской логики).

Оценка: 9


Написать отзыв:
Писать отзывы могут только зарегистрированные посетители!Регистрация




⇑ Наверх