Рецензии


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Рубрика «Рецензии» облако тэгов
Поиск статьи в этом блоге:
   расширенный поиск »

  

Рецензии


Внимание!

Данная рубрика — это не лента всех-всех-всех рецензий, опубликованных на Фантлабе. Мы отбираем только лучшие из рецензий для публикации здесь. Если вы хотите писать в данную рубрику, обратитесь к модераторам.

Помните, что Ваш критический текст должен соответствовать минимальным требованиям данной рубрики:

  1. объём не менее 2000 символов без пробелов

  2. в тексте должен быть анализ, а не только пересказ сюжета и личное мнение нравится/не нравится

  3. рецензия должна быть грамотно написана хорошим русским языком

  4. при оформлении рецензии обязательно должна быть обложка издания и ссылка на нашу базу (можно по клику на обложке)
Модераторы рубрики оставляют за собой право отказать в появлении в рубрике той или иной рецензии с объяснением причин отказа.

Модераторы рубрики: Славич, kkk72, Aleks_MacLeod, sham, volga, С.Соболев

Авторы рубрики: tencheg, Smooke, sham, Dragn, armitura, kkk72, Dark Andrew, Pickman, fox_mulder, Нопэрапон, Vladimir Puziy, Aleks_MacLeod, drogozin, shickarev, glupec, rusty_cat, Ruddy, Optimus, CaptainNemo, Petro Gulak, febeerovez, Lartis, cat_ruadh, Вареный, terrry, Metternix, TOD, Warlock9000, Kiplas, NataBold, gelespa, iwan-san, angels_chinese, lith_oops, Barros, gleb_chichikov, Green_Bear, Apiarist, С.Соболев, geralt9999, FixedGrin, Croaker, beskarss78, Jacquemard, Энкиду, kangar, Alisanna, senoid, Сноу, Синяя мышь, DeadPool, v_mashkovsky, discoursf, imon, Shean, DN, WiNchiK, Кечуа, Мэлькор, Saneshka, kim the alien, ergostasio, swordenferz, Pouce, tortuga, primorec, dovlatov, vvladimirsky, ntkj666, stogsena, atgrin, Коварный Котэ, isaev, lady-maika, Anahitta, Russell D. Jones, Verveine, Артем Ляхович, Finefleur, imra, BardK, Samiramay, demetriy120291, darklot, пан Туман, Nexus, evridik, Evil Writer, osipdark, nespyaschiiyojik, The_Matrixx, Клован, Кел-кор, doloew, PiterGirl, Алекс Громов, vrochek, amlobin, ДмитрийВладимиро, Haik, danihnoff, Igor_k, kerigma, ХельгиИнгварссон



Страницы:  1  2  3  4  5  6  7  8  9 ... 220  221  222  223 [224] 225  226  227  228 ... 232  233  234

Статья написана 6 сентября 2010 г. 23:55
Размещена также в авторской колонке Aleks_MacLeod

Издательский тандем "ЭКСМО"/"Домино" осчастливил всех поклонников фэнтези новой книгой. В серии "Мастера меча и магии" был издан дебютный роман американца Брента Уикса "Путь тени". Эта книга открывает трилогию "Ночной ангел", куда также входят уже изданный на русском роман "На краю тени" а анонсированное на самое ближайшее время произведение "По ту сторону тени". На английском языке все три книги вышли с интервалом в один месяц в конце 2008 года. Первая часть трилогии даже номинировалась на “David Gemmel Legend Award”-2009 и “Compton Crook/Stephen Tall Memorial Award”-2009, однако наград не получила.

На первый взгляд "Путь тени" можно отнести к жанру «черного фэнтези». Созданный Уиксом мир удручающе жесток к своим обитателям — подавляющее большинство жителей Сенарии живет в нищете, король не имеет реальной власти над страной, всем заправляет местная мафия са'каге, убийства, грабежи и проституция являются обычным явлением на столичной улице, да еще и король-бог соседнего государства строит далеко идущие планы на присоединение новых территорий.

Однако первое впечатление оказывается ошибочным. Обозначив в начале романа основные характеристики мира, Уикс в дальнейшем к ним не возвращался, сконцентрировавшись на развитии сюжета и образов персонажей. Познакомив в первой главе читателей со знаменитым мокрушником (элитным наемным убийцей) Дарзо Блинтом и его будущим учеником Азотом, на следующих двухстах страницах автор охватывает сразу десять лет, описывая только самые важные моменты из жизни героев. Все это напоминает своеобразный дайджест. Вот Азот принимает решение стать учеником Блинта, вот он проходит необходимые испытания, отрекается от своей прежней жизни, принимает свое новое имя — Кайлар, заводит новые знакомства, обучается ремеслу мокрушника, вот Блинт дает ему первые задания, вот ученик сталкивается с новыми проблемами, и так далее.

На этих страницах Уикс, кажется, собрал почти все фэнтезийные штампы. Никому не нужный и ничем не примечательный подросток неожиданно оказывается избранником, которому одному под силу найти старинный артефакт и выполнить уготованное судьбой предназначение. Никчемный король стремится максимально отдалить от себя своего основного соперника, сын которого обучается под присмотром мудрого мага-наставника и так далее. Между историями, описываемыми в двух соседних главах, может пройти до нескольких лет, однако автор никак специально не отмечает переходы во времени. Это немного затрудняет ориентацию в пространстве, но к такой манере повествования быстро привыкаешь. Тем не менее стиль Уикса в этой части романа выглядит излишне сухим, а повествование — скучным.

Однако ближе к середине книги выясняется, что все предыдущие главы были лишь предысторией основных событий, которые начнут развиваться только сейчас. Сюжет раскручивается с поразительной скоростью.  На читателя обрушивается целая лавина, состоящая из покушений, убийств, государственных переворотов, поисков древних артефактов, магических поединков, пиров, сражений и много чего еще. Автор не устает преподносить сюрпризы, переворачивать вещи с ног на голову и показывать ранее описанные события совсем в другом свете.

Начиная где-то с середины книги и почти до финала Уикс держит читателя в непрерывном напряжении, отпуская лишь на короткие моменты времени для передышки. Предугадать, что случится в дальнейшем, можно лишь частично, хотя определенные сюжетные повороты легко угадываются.  Так, например, угадать настоящую личность главного антагониста книги весьма проблематично, а вот понять, что развиваемое по ходу романа противостояние Кайлара и Дарзо ближе к финалу выльется в настоящий поединок.

Противопоставление ученика учителю началось еще в самом начале. Детство Кайлара (он же Азот) прошло в очень тяжелых условиях. Он жил в нищете и голоде, не знал ни материнской любви, ни заботы и старался заботиться только о двух своих самых близких друзьях — Кукле и Джарле. Устав бояться всего на свете, Азот приложил все усилия, чтобы попасть в ученики к мастеру Блинту, поскольку тот ничего и никогда не боялся. После ряда неудачных попыток парнишке удалось добиться расположения мастера, однако тот сразу предупредил будущего ученика — настоящий мокрушник не может испытывать ни привязанности, ни любви. Азот с готовностью согласился пожертвовать этими чувствами — ведь легко жертвовать тем, чего ты никогда не испытывал.

Однако со временем взрослеющий Азот начинает понимать, чего он лишил себя. Он заводит дружбу с благородным юным герцогом Логаном Джайром, а его детская привязанность к Кукле со временем перерастает в настоящую любовь. И наконец наступает момент, когда Кайлар должен выбрать или любовь, которая практически неизбежно повлечет за собой его гибель, или карьеру, что скорее всего погубит его возлюбленную.

Цитата: "Ты полагаешь, что любить — это слишком большой риск? Настоящая беда приключается с теми, кто предпочитает не рисковать. Мой мастер и его возлюбленная любили друг друга, но оба считали, что проявлять чувства слишком небезопасно. Это их погубило. Что бы мы ни делали — всегда чем-то рискуем. Я же готов отдаться любви". Кайлар

Большую часть книги Уикс противопоставляет мальчика и его ученика. Кайлар рискует там, где его мастер предпочитал не рисковать. Кайлар выбирает любовь там, где его учитель пожертвовал жизнью любимой ради собственной. Вообще, возникает впечатление, что именно ученику автор симпатизирует в большей степени. Юноше достается больше места в книге, его характер гораздо проработаннее, в то время как Дарзо большую часть романа проводит в тени. О его действиях и поступках узнаешь в основном от третьих лиц, однако со временем все секреты мокрушника начинают раскрываться, и в конце книги понимаешь, что Блинт далеко не так прост и однозначен, как казалось вначале.

Созданный Уиксом мир, Мидсайру, получился очень интересным и достаточно мрачным. Впрочем, в первом томе достаточного развития мир не получил. Все упомянутые в книге локации являются лишь статичными декорациями, на фоне которых развиваются события и отношения персонажей. К тому же по большей части повествование не покидало пределов столицы Сенарии, поэтому об остальных частях Мидсайру читатели могут судить только по напечатанной в начале книги карте.

В некоторых местах романа невооруженным взглядом видно, у кого из мастеров учился Уикс. Так, например по частоте и жестокости отправки на тот свет невинных, положительных и благородных персонажей "Путь тени" напоминает "Песнь Льда и Огня".

Цитата: "Именно Мартин научил меня тому, что если ты калечишь или убиваешь кого-нибудь из главных героев, то, когда в очередной раз ставишь персонажа в опасное положение, читатель пугается" Брент Уикс.

Впрочем, до Мартина Уиксу еще далеко. Пока что его подводят как масштабность замыслов, так и банальное исполнение. Местами в мотивы персонажей Уикса сложно поверить, временами герои совершают абсолютно нелогичные и противоестественные их положению поступки, а кое-где в утверждения автора просто сложно поверить. Так, например, сомнительно, что дожившая до солидных лет бывшая куртизанка, ныне занимающая одну из руководящих позиций в городской мафии, так запросто позволит какому-то нахальному сосунку ее шантажировать.

Одним словом, видно, что "Путь тени" — это дебютный роман автора. С другой стороны, Уикс явно автор не бесталанный. Начиная примерно с середины, книга завлекает настолько, что после прочтения возникает трудно преодолимое желание сразу же бежать в магазин за продолжением.

К русскому изданию в целом претензий нет. Хорошая бумага, приятное оформление, обложка, удостоившаяся похвалы самого автора. А вот перевод местами подкачал. Самые жестокие действия героев порой описываются настолько невинным языком, что порой не сразу доходит, что же именно происходит в тексте. Отдельные герои же обретают поистине телепатические способности, получая возможность знать имена людей, которые не упоминались при них в тексте.

Цитата: "Не надо, — крикнул граф Кайлару. — Уже лучше...  — Лицо графа искажалось от муки. — Лучше уж терпеть чужое зло, чем самому его творить. Я не позволю тебе убивать в моем доме невиновных.

-Как граф вас назвал? — вдруг спросил капитан Артуриан, вдруг поворачивая голову. — Кайлар? Кайлар Стерн?"

Итог: Добротное фэнтези среднего уровня. Твердая семерка. Однако должен предупредить — если вам удастся продраться через первые две сотни страниц, будьте готовы к тому, что к концу книги придется бежать в магазин за продолжением.


Статья написана 27 августа 2010 г. 22:24
Размещена также в авторской колонке glupec


Прежде всего хочу сказать: сама Н. Осояну, с которой я имею честь общаться на форуме Фантлаба, произвела на меня впечатление очень умного и интересного человека (не в последнюю очередь — благодаря её авторской колонке). Уже поэтому впечатление от ее творчества не могло не оказаться тоже — во многом — светлым и воодушевляющим. Правда, во многом — это не значит "во всем"; есть, конечно, и к чему придраться (да простит меня ув. автор — и да поймет она мою шутку: уже само выбранное слово, "придраться", как бы намекает, что все мои замечания-возражения будут крайне... хм-хм... субъективны).

Ну-с, начнем, благословясь.

"Невеста ветра", конечно же, в основном производит такое великолепное впечатление благодаря первой части (Тейравену). Дальше будет и множество интриг (а, как известно, легче запутанную интригу придумать, чем действительно увлечь ею читателя), и "игра в моногатари" (острова Окраины, откровенно стилизованные под империю Ниппон позднего средневековья -- тут не могут не вспомниться книги Э. Раткевич)... и "двойной поворот ключа" — смена героев (от которой роман сам по себе мало что выигрывает и мало что проигрывает, но зато заметно оживляется интерес читателя) — но всё это потом, "ab ovo" был Тейравен. Думаю, не ошибусь, если скажу, что для доброй половины читателей первая треть романа и есть — главное в нем; а куда извилистые пути приведут Кристобаля и Ко (команду) потом — не так уж важно в итоге.

Что же больше всего цепляет в первой части? Романтическое стремление "вернуть невозвратимое", т.е., Гринландию? (Вот ведь находятся же еще до сих пор чудаки, которым недостаточно просто пассивно перечитывать ПСС ушедшего классика: им обязательно надо еще и излить свои чувства "по поводу" — на бумагу, перевести в нечто более зримое и осязаемое, чем просто "образы в голове"... Понимаю и поддерживаю) Или всё-таки — не только в Грине дело ...а еще и в Стивенсоне, Сабатини, Купере ("Лоцман", "Мерседес Кастильская") -- спрессованных воедино и породивших нечто новое — синтетический образ "сказки о дальних морях", пленявшей в свое время любого подростка? (И тут мы как бы невзначай вспоминаем, что это — фэнтези: нигде, ни в каком другом жанре, имеющем дело с нашей Землёй, не получилось бы "слить вместе" столь разных авторов, у которых общее только одно: мы всех их очень любили в детстве. Но ради того, чтобы создать универсальную "страну Весёлого Роджера", не грех и свой собственный мир породить).

Итак, "морская сказка" вместо "морского романа" (знатоки тут же вспомнят другую книгу, о другом Кристобале: "Великое плавание" З. Шишовой и её ничем неприкрытый, хлещущий через борта романтизм) — а значит, что-то более лёгкое, не столь уж привязанное к "нравам и обычаям", позволяющее отпустить авторскую фантазию на волю. Запомнили? Это первое слагаемое, первый залог того, что образ морского города бьёт точно в цель, трогая столь многих читателей (и меня лично).

А второе слагаемое... (тут я снова должен просить прощения у писательницы — она-то сама ведь отрицает аналогию, о которой я сейчас буду говорить, но на мой личный взгляд, эта аналогия все-таки существует. М.б., и не сама по себе, а только в воображении читателей — но, увы, параллель все-таки можно провести, никуда не денешься). Второе слагаемое — это попытка исправить ошибку Робин Хобб, у которой "живые" (именно так, в кавычках) корабли — не более чем занимательная магическая игрушка (заменить, в принципе, можно на что угодно, на драконов там или фамилиаров каких-нибудь...), а у Осояну это ОБРАЗ, продуманный и интересный (не говоря уже о том, что поэтичный). Аналогия "корабль = морское животное" сама собой просится.

Ну, и мелочи всякие (не принципиальные, т.к. не из них рождается Тейравен) — например, сама целительница (Эсме): девушка умная и даже гуманная, но при этом со своими "тараканами в голове"; капитан, любящий своё судно, как невесту (а вы думали, откуда такое название... а?) или лучшего друга (брата?.. сестру — со скидкой на "пол" корабля?), или, в конце концов, себя самого.
   Вы скажете: но ведь это всё разные виды любви? Совершенно верно. В том-то и "фишка", что речь идет об еще одном. И похожем на них одновременно, и — не похожем.
   "Ну, и что же это тогда?" Честно — я думаю, каждый ответит сам. Лично я вижу здесь очень большую любовь к жизни.

И вот Тейравен рождён. Приведен в надлежащую форму — как говорят украинцы, "оздоблен" всем, чем надо и поставлен на ноги.
   Поднимем кружки в честь прекрасного, накрепко врезавшегося нам в память мира ("мира-героя". А может ли мир быть героем романа?.. Что бы ни думала по этому поводу ув. автор -- вышло в итоге именно так), и — voller Herz — перейдем ко второй трети книги и далее.

Судьба Эсме решилась, в её жизни всё более-менее "устаканилось"; теперь она — член команды, возможно, между нею и Кристобалем протянутся какие-то незримые нити (любовь или что другое — не суть важно; главное, что отношения у них более чем добрые). Дадим же нашей дорогой целительнице время и возможность отдохнуть, насладиться достигнутой целью (как говорят по-английски — goal. Достигнутая цель и "забитый гол"... черт побери, похоже) — и, из уважения к ней, учтиво отведем пока взгляд в другую сторону. Где тоже окажутся любопытные персонажи...

Взгляд наш какое-то время задержится на Джа-Джинни — жить среди людей (пусть даже и неплохих), всё время помня о том, что собственная инвалидность (пусть и скрытая в сказочных образах крыльев и когтей) выдаёт в тебе "чужого, странного"... нет, к этому, конечно, можно привыкнуть, но всё равно это ежесекундная пытка...

  ...бегло скользнёт по серебряным маскам из дворца (долго, впрочем, на них не задерживаясь)...
   ...отметит мускулистую фигуру местного "супер-ниндзя" с неожиданно древнегерманским именем Хаген...
   ...пожалуй, колоритная и страстная Камэ, а также её не в меру флегматичный брат (смотрите, не обманитесь — спокойную повадку сытого тигра легко принять за природную воспитанность и достоинство!) привлекут нас...

Тут, правда, следя за чередованием этих лиц, в какой-то миг ловишь себя на том, что прекрасная-то сказка кончилась, причём давно; повествование превратилось в обычный (конечно, добротный и качественный, но всё же) приключенческий роман — по ассоциации с морской тематикой (да и по времени тоже) вспоминаются Коул и Банч со своим циклом "Антеро"; мягкий лиризм всё ещё будет встречаться на страницах "Невесты", но — перемежаясь экшеном, в виде отдельных "вкраплений", эпизодов (каждый из которых дорогого стоит)...

К концу книги уже и не старик корабел, по характеру — просто душа-человек (ему, кстати, больше подошла бы роль истинного капитана "Невесты"), становится настоящим ГГероем -- перед нами рассказ о команде, в которой одинаково ценен каждый участник, но именно поэтому личные таланты любого из них несколько... эээ... нивелируются (даже обаятельнейший юнга "прячется в тени", выглянув лишь на миг) — они все делают "одно общее дело", то есть — вершат долгий и не очень-то интересный нам (по правде говоря) поиск. Разве так важно, найдут ли друзья волшебный компас? Разве это — самоцель? Только ради компаса всё и писалось?.. Нет же; эта книга, как и любая другая, должна в первую очередь рассказывать нам о человеческой душе и о том, что в ней скрыто. К сожалению, за действиями группы трудно увидеть отдельных людей более крупно. В частности, поэтому финал книги -- то, чем увенчиваются поиски "сокровища" -- меня не тронул.

Но, может быть, дальше всё переменится? В конце концов, мы так еще и не рассмотрели изблизи того, кто должен бы нас занимать прежде других — самого Кристобаля Крейна. Или, вернее, мы его видели, но только через восприятие "Невесты". А вот каким себя видит он сам... это, конечно, вопрос. В душе пирата, который — пусть и выглядит молодым — не один десяток лет шатался по свету, покрыв себя не самой лучшей славой, наверняка должно быть много темных пятен. Попробуем приглядеться: не ждут ли нас в будущем новые открытия?
   Перед нами — второй роман, "Звёздный огонь".

Причудливы узоры, которые морской бес пишет невидимым пером на глади воды. Иногда он гонит волны в бешеной пляске (да-да... я про те моменты, когда экшен в романах — обоих — превалирует над внутренним миром ГГ. Касательно первого романа — это поиски компаса. Касательно второго — бегство от Аматейна)... но иногда волны остаются спокойными. Вся штука в том, что спокойствие их — тоже разное.
Каким был Тейравен? Почти по Блоку — "бухтой сонной", в которой "спала зелёная вода". И это неплохо, такой тихий уют по-своему даже красив. ("И вновь обычным станет море", когда корабль Фейры покинет город... так что созданный автором, если можно так сказать, "мир а ля Шир" навсегда останется блаженствовать в своей обычности. Как бы ни метал громы и молнии наместник Эйдел Аквила).
Не то — Каама. Здесь вода не дремлет, она, если судить по старой поговорке, "камень точит", и давно уже выточила в нём себе уютную нишу. Сопричастность стихии и камня, медлительности, перешедшей в солидную основательность, и юной души города... и — самое главное — сопричастность всему этому человека, случайно оказавшегося на безлюдной площади (и поэтому — УСЛЫШАВШЕГО, о чем здесь говорит сама тишина...) Вам ничего не вспоминается? Мне лично — "Одиссей" Г. Л. Олди. Выбор между Номосом и Космосом. Или, как сказал другой писатель в совершенно другую эпоху, "мир — не я. Но, в то же время, я мир".

И всё же, чувствовать своё единство с миром нельзя вечно. Вернее, можно, просто не всегда получается. "Чёрные" не дремлют. (Не буду спойлерить и пересказывать, ЧЬИМИ слугами в итоге оказались чёрные фрегаты — скажу лишь, что в любой фэнтези таких вот "вселенских угроз" — двенадцать на дюжину). Хорошо, когда речь идёт совсем не о них: нас опять радует своим присутствием в романе милая целительница; Камэ-Паучок и ее брат (вероятно, те еще изверги в жизни) ведут себя (уж не ради нас ли?) "как на параде"; слепая девушка и её рысь-поводырь более чем симпатичны... одним словом, доброго и светлого в книге много; и каким же скучным и неинтересным предстаёт против него Зло — неужели противник не мог быть более достоин своего "огненного" конкурента?..
Потому и не веришь в поражение, нанесённое этому Злу в конце концов. Оно вышло у автора одновременно и смешным, и страшным. Уж если ему удалось изменить душу обаятельнейшего юнги, причём так быстро, как в жизни явно получиться не могло... У него, конечно же, больше сил, чем мы думаем; и поэтому Фейре-Крейну остаётся только одно: окончательно перейти пределы власти.

"Тёмные пятна" в душе феникса всё-таки всплыли наружу. Чтобы противостоять Злу, он вынужден даже от человеческого облика отказаться (хотя пример Змеёныша-Паоло показывает: возможна и обратная метаморфоза). Нарушив границу между "я такой, какой есть" и "я спасусь ЛЮБОЙ ценой", Крейн всё-таки вытаскивает свою команду из застенков Капитана-Императора (и то не сам, а при помощи маленькой Фаби, которая до сих пор особой роли в сюжете не играла — и вряд ли будет играть дальше). Вытаскивает — но дальше им, по-видимому, предстоит битва... между Чёрным флотом и совершенно уже обезумевшим капитаном "Невесты". Помните аналогию с Робин Хобб? Том 1 — просто "Волшебный корабль", а вот дальше уже — "Безумный"...

Третий роман цикла носит (вернее, будет носить) название "Белый фрегат". Не хочу говорить о своих догадках по этому поводу, лишь напомню — обычно в мире, придуманном Н. Осояну, этот таинственный корабль является мореходам перед смертью...Остаётся только надеяться, что кто-то сподобится вовремя пожелать им другой, лучшей судьбы.


Статья написана 18 августа 2010 г. 17:44
Размещена также в авторской колонке febeerovez

Готовы ли вы пройти огонь, воду и медные трубы ? Всегда готовы ? Отлично, тогда трилогия Зотова "Ад и Рай" как раз подойдет для любителей испытаний, связанных с этими железо-огенно водными эффектами.

Каждую из книг я читал с весьма солидным перерывом, что вероятно пошло на пользу впечатлениям. Каждая книга нравилась, и всегда были мысли, которое хотелось бы высказать о них, но всегда вставал общеизвестный фактор "лень". Но в конце-концов все равно мысли переливают метафорическую чашку и выливаются на клавиатуру. Поэтому рычаг вперед -мы отправляемся.

Если говорить о книгах в стиле вопросов, то получится так: Интересно ? Да. Смешно ? Да. Стоит читать ? Дадададада.

После четвертой прочитанной книги автора, лично мне довольно сложно писать отзыв с "серьезным лицом".  Зотов словно заражает этой сатирической манерой,хочется подшучивать и перестать сурово хмурить брови, и по чуть-чуть серьезная мина начинает таять аки мороженное.

В первую очередь хочется пробежаться по сюжетам. Серьезно так пробежаться, с "ветерком". Представления о загробной жизни в разные времена выглядели по-разному, менялись, появлялись снова, и так до бесконечности. Следуя своему стилю Зотов рисует читателям свое видение этих вещей.

Ад в представлении автора становится очень похож на обычную жизнь на Земле, Рай превращается в пустующую машину бюрократии, где даже чихнуть без разрешения опасно. Ершалаим предстает эдакой версией "Москвы" в древние времена. Сюжет каждый раз строится детективом, с обильными сатирическими зарисовками и историческими вставками "из жизни" некоторых персонажей. В целом схема сохраняется на протяжении трех книг, и лишь со второй книге детектив отходит слегка на второй план. Все книги написаны на одинаково хорошем уровне, но в первой книге можно увидеть самые основные идеи, которые начал реализовывать автор. Про иерархию Ада и Рая, про наказания исторических личностей, про отношения Шефа и Голоса. Вторая книга несколько уступает по темпу первой и третьей, но лишь потому, что Рай оказывается довольно пустынным местом, и пришлось как-то передвигать акцент больше на сюжет, раскручивая его. А вставок стало несколько меньше, что слегка подкосило цельность книги. Но уровень оставался по прежнему высок. Третья книга же помимо очередной смены места действия порадовала обилием очень известных исторических личностей и своеобразным взглядом Зотова на происходящие в Ершулаиме известные события.

В чем заключается один из самых главных плюсов историй — на протяжении сюжета мы встречаем известных личностей Земли, умерших и не только, которые есть и в Раю, и в Аду, и в Ершалаиме. Так вот, Зотов порой представляет их в таком свете, что диву даешься. С одной стороны они все проработаны, и кто знает -может что-то было в них такое. С другой стороны некоторые персонажи оказываются совсем не теми, кем можно было ожидать. Как Понтий Пилат например.

Детективная часть в каждой книге представлена просто отлично. Ведь помимо оригинального фона действие не должно провисать, а здесь догадаться о личности убийцы фактически невозможно, хотя автор может порой кинуть небольшую подсказку, для очень информированного читателя, оставив например загадочной личности только первую букву фамилии. Те кто не догадается сразу -все объяснят потом, а те кто догадается может сам погадать над остальными вопросами, ведь просто с убийцами не бывает никогда.

В центре всех событий снова дуэт оригинальных героев — это детектив Калашников и его помощник Малинин. В первой книге они являются основным центром событий — расследование напрямую зависит от них, поэтому герои постоянно носятся из одного места в другое, выдвигая теории и опровержения. Калашников является, как метко сказано в аннотации "мозгом" группы, в основном его и посещают внезапные догадки и озарения, связанные с расследованием. Помимо сильного ума и природной выносливости он является довольно успешной личностью в аду, причем весьма исполнительной. Но у него есть и своя тайна,связанная с его женой Алевтиной. Малинин же в основном же является приятным дополнением, и одновременно он задает те вопросы, которые в уме задает читатель. Он эдакий "казак-простофиля", и отвечает еще отчасти и за комический аспект, его интересы весьма непритязательны — бабы и водка, но в то же время Малинин является неотъемлемой частью дуэта. Герой привязаны друг другу, и вместе совершат многое. Первая книга является своеобразным экскурсом в тему загробной жизни, объясняя принципы функционирования Рая и Ада (в основном, естественно — Ада). Книга дает представление о жизни в Аду, о ее участниках, об их наказаниях , проблемах и тп. Финал же, помимо мощной сюжетной раскрутки, еще явно имел линии, оставленные для продолжения, которое не заставило себя долго ждать.

Вторая книга посвящена событиям в Раю, и причастности главных героев к этим самым событиям. Калашников и Малинин снова берутся за странное и запутанное дело.

В "Минус Ангеле" уже начинает полностью раскрываться принцип существования Рая, работы его системы. И как выясняется Раю тоже причужды черты человеческой бюрократии. У Зотова , снова есть свой интересный взгляд на саму суть Рая, куда попадают по принципу "кто во что верил". На принцип работы Голоса, да в конце-концов на само оружие злодеев. И поэтому довольно неудивительным становится тот факт, что Рай оказывается не очень гостеприимным местом, с кучей запретов и проблем.

Сюжет второй книги уже не так сильно фокусируется на главных героях, но по-прежнему остается интересным и увлекательным. Но темп уже несколько потряхивает.

В книге найдут ответы на вопросы, которые остались неразрешенными после событий первой части, в частности вопрос женой Калашникова.  Снова присутствуют сатирические и исторические зарисовки, известные личности предстают перед нами в необычном свете. Отдельного упоминания стоит теория Калашникова — что он и с Малининым персонажи книги, мимоходом затронутая Зотовом. Ход великолепный. Финал второй книги же, как раз особых загадок не оставит, но это дает широкую почву для развития.

И в первой и во второй книге так же присутствуют такие "послесловия послесловий". Помимо завершающих диалогов Шефа и Голоса есть небольшие зарисовки о некоторых участниках событий. И оба раза они никаким образом не упоминаются и не продолжаются. Поворот интересный, дает почву для фантазии.

Собственно финальная книга цикла, как уже многие поняли, рисует перед нами события, связанные с появлением Иисуса в Ершалаиме. И снова в событиях участвуют Калашников и Малинин, но в этот раз, их роль уже нельзя назвать главной. Сюжет, словно камера — переключается с одного персонажа на другого. Но темп переключения весьма бодрый — сюжет развивается хоть и сильно стремительно, но нигде не провисает и не дает сбоев.

В третьей книге потрясающе сатирически обыгрываются отношения людей в те времена, чудеса, которые творил Иисус, апостолы , прокураторы, да и вообще все личности так или иначе имеющие отношение к этому делу. Получает новое развитие теория о принадлежности Калашникова и Малинина к книжным персонажам, которая в этот раз может довести до хохота, благодаря высказываниям героев насчет автора и читателей.

Помимо появления очевидных персонажей, появляется и еще одна ключевая фигура — Смерть. У Зотова она представлена по-своему, но с общими знакомыми чертами. Персонаж хоть и не центральный, но цельный и интересный.

Снова будет детективная история, но в этот раз в финале она примет с одной стороны ожидаемый (с точки зрения, связанной с личностью Иисуса), но с другой стороны неожиданный поворот (с точки зрения читателя). Сам же финал оставит несколько загадок и вопросов, ответы на которые вряд ли уже будут даны. Эти загадки по сути являются таким же "послесловием послесловия", как в первой и второй книге, но значение у них более важное — так как это финал истории. И история заканчивается достойно.

Вся трилогия радует связанностью сюжета, сатирой, персонажами и событиями. Во всех трех книгах видна историческая подкованность автора, я уже как-то упоминал об этом — это очень хорошо, и некоторые исторические факты порой действительно продолжают вызывать удивление и неподдельный интерес.

Некоторым людям возможно будет неприятно читать сатирический взгляд на такие вещи как Загробная Жизнь, Библия, личность Христа. Но вся фишка в том что не надо так уж серьезно к этому относится — это точка зрения, и да, она может не совпадать с вашей.

В общем финальное заключение прозвучит пожалуй так : Зотов один из самых интересных писателей отечественной фантастики на данный момент — оригинальный взгляд на популярные вещи, хорошая сатира, достойный сюжет, мощная историческая привязка. Так что я советую попробовать и прочитать. Это не фига не аморально. Это очень интересно и увлекательно.


Статья написана 11 августа 2010 г. 12:39
Размещена также в авторской колонке Pickman

Кастанеда об этом ничего не писал.

Егор Летов



Говард Филлипс Лавкрафт был довольно высокого мнения о своих поэтических опытах, но автор, оценивающий собственное творчество, в четырех случаях из десяти обманывается, еще в трех откровенно врет, в двух попросту тушуется и только в одном говорит правду. При всей народной любви к отцу-основателю Инсмута и других новоанглийских городов, в отстраненном и беспристрастном самоанализе его заподозрить трудно, а потому мы можем смело отнести его к первой категории. Большая часть лавкрафтовских стихотворений смотрится бледновато и неуклюже даже в сравнении с поэтическим наследием его современника и соратника Кларка Эштона Смита, не говоря уж об Эдгаре По, шедевры которого (наравне с прозаическими фантазиями лорда Дансени и некоторых других авторов) во многом и вдохновляли чудака из Провиденса на подвиги во славу самой ветреной из муз.
"Грибы с Юггота" можно рассматривать как своего рода срез лавкрафтовской поэзии, позволяющий в достаточной мере оценить сильные и слабые места творческой манеры Лавкрафта-стихотворца. Есть свидетельства, что сам автор не рассматривал представленные здесь сонеты как единый цикл; в пользу этого говорит и их тематическая пестрота. В то время как первые четыре, от "Книги" до "Узнавания", связаны общим последовательным сюжетом, добрая половина остальных представляет собой миниатюрные "страшилки" в стихах (отдельные из них вполне органично звучали бы в устах Горшка из "Короля и Шута", если бы не более высокий литературный уровень, далекий от пэтэушного), каждая из которых могла бы стать серией какой-нибудь "Сумеречной зоны" или "Баек из склепа", если бы их снимали в 30-е годы. В других Лавкрафт перестает играть в поэта и становится поэтом — это заметно не только в искренних лирических вещицах вроде "Истоков", но и более мрачных этюдах, чаще всего основанных на кадато-ктулховской мифологии (кое-какие экспонаты из лавкрафтовского зверинца упоминаются здесь впервые — например, шогготы). Сильный художественный эффект достигается прежде всего за счет интересной образности, поскольку с точки зрения техники "Грибы с Юггота" ничего выдающегося собой не представляют и грешат многочисленными шероховатостями. По-настоящему эти сонеты оживают, когда читательское воображение попадает в одно русло с авторским и резонирует манящими картинами дальних и близких миров.
Но всё это в оригинале — на наших же просторах карты легли по-иному, в очередной раз подтверждая старую истину, что перевод, как и жена, может быть либо верным, либо красивым.
На бумаге можно оценить только версию О. Мичковского. Лавкрафт в его переложении приобретает чуть ли не пушкинскую благозвучность и гладкость — что, между нами, не слишком его портит. С другой стороны, при таком подходе теряется масса деталей (второстепенных и не очень), но тут уже сказываются объективные ограничения, с которыми неизбежно сталкивается любой переводчик поэзии.
Зачастую Мичковский перебарщивает с мелодрамой и восклицаниями. Скажем, на месте лавкрафтовского

I glimpsed—and ran in frenzy from the place,
And from a four-pawed thing with human face.


стоит нервно-пафосное:

Будь проклят этот дом с его жильцом —
Животным с человеческим лицом!


Кроме того, переводчик злоупотребляет могильно-готической эстетикой, к которой Лавкрафт прибегает с осторожностью (и неслучайно, надо думать). В итоге

There was no wind, nor any trace of sound
In puzzling shrub, or alien-featured tree,


превращается в

Могильной тишины не оживлял
Ни ветерок, ни шелест листвяной.


Для нас важнее, впрочем, что Мичковского не обвинишь ни в небрежности, ни в отсутствии техники и поэтического таланта.
Другую версию "Грибов" без труда можно найти в Сети. Денис Попов, надо отдать ему должное, не только перевел цикл (и ворох других лавкрафтовских текстов, прозаических и поэтических), но и потрудился снабдить каждый сонет подробными комментариями, проясняющими многие понятия и историю публикации стихотворения. Работая над самими сонетами, Попов сделал попытку передать их смысл с минимальными потерями... и на этом плюсы заканчиваются. Самый большой и жирный минус приходится на корявый синтаксис, из-за которого многие сонеты не поддаются нормальному прочтению — все-таки в русском языке предложения строятся иначе, чем в языке Диккенса и Эминема. Одним из самых неудачных примеров служит сонет XXXIV, к тому же и криво озаглавленный (в оригинале, для справки, "Recapture"). Процитирую его целиком.

ВЗЯТИЕ ОБРАТНО

По мрачной пустоши тропа вела,
Где в сером мху лежали валуны,
И брызги, столь тревожны, холодны,
Из вод взметались, бездна что гнала.
Стих ветер, в мёртвой тишине застыли
Древа чужие, пусто так кругом —
Вдруг холм поднялся на пути моём,
Чудовищны его размеры были.

Почти до неба склоны выросли крутые,
По ним ступени, скрытые в траве,
Взбирались к полной ужаса главе,
И слишком были для людей большие.
Я вскрикнул — понял, что за год, звезда
Вернули с жалкой столь Земли меня!


Для сравнения тот же сонет по-мичковски (взгляните, как переводчик обыграл название).

ПРИЗВАННЫЙ

Тропа вела меж серых валунов,
Пересекая сумрачный простор,
Где из земли сквозь дыры затхлых нор
Сочился тлен неведомых ручьев.
Могильной тишины не оживлял
Ни ветерок, ни шелест листвяной.
Пейзаж был гол, пока передо мной
Стеной не вырос исполинский вал.

Весь в зарослях густого сорняка,
Он походил на призрачный чертог,
И марш ступеней не для смертных ног
Взбирался по нему под облака.
Я вскрикнул — и узнал звезду и эру,
Которыми был призван в эту сферу.


По всем параметрам, кроме пресловутой точности, Попов проигрывает Мичковскому с аргентино-ямайским счетом — тут и небогатый словарный запас, и сомнительное чувство ритма, и нелады с гармонией. Но если ваши познания в английском не идут дальше общения с плохо локализованным мобильником, а отведать грибочков по-югготски все-таки хочется, то настоятельно рекомендую вам ознакомиться с обоими переводами — и тогда, быть может, из-за неприспособленных для космических откровений русских словес вам блеснет лучик истинной лавкрафтовской поэзии... сверкающей красотой, как чаша Птолемеев, и столь же тяжеловесной.


Статья написана 11 августа 2010 г. 10:14
Размещена также в авторской колонке drogozin

А Вы бы хотели быть героем? Не спешите отвечать утвердительно. Сперва задумайтесь, что значит БЫТЬ героем, а не только называться им.

Но, допустим, что Вы решились. Поздравляю! Вы – герой! Давайте посмотрим, что Вас теперь ожидает.

    

Вы должны быть готовы к тому, что по-меньшей мере половина Вас – это Ваше ИМЯ. Когда Вы идёте на войну или куда-нибудь ещё, Ваше Имя будет лететь, опережая Вас, открывать врата городов, до битвы покорять народы Вашей воле, заставлять врагов разбегаться в ужасе.

           Помимо Алкида и Ификла, реальных людей из плоти и крови, в романе самостоятельно действует мифический образ Геракла, влияющий на политику и торговлю, военные союзы и замыслы богов, а стало быть, и определяющий сюжет романа.

  

Но учтите, что Ваше имя, Ваш мифический образ – это нечто больше Вас. Это нечто однозначное, непобедимое, не знающее сомнений. Ему, а не Вам поклоняются люди, создавшие этот образ. Ему нет никакого дела до Вас, до того, что у Вас болит живот или подвёрнута лодыжка. Оно блистает и требует. И если Вы ему единожды откажете, оно может покинуть Вас. И тогда останетесь только Вы. Человек из плоти и крови.

           Раскрытию этого конфликта авторы посвящают львиную долю романа. Мифический образ Геракла рождается на страницах книги раньше самих героев, а умирает… Он не умер до сих пор. Если говорить о главных конфликтах в произведении, то этот можно считать одним из основных. А его, в свою очередь, иллюстрацией к тому, как появляются, развиваются, обрастают апокрифами мифы и легенды. И чего они на самом деле стоят.

    

— Приключения, победы и слава будут сами идти к Вам в руки. Вам только и останется, что совершать подвиги и пожинать их плоды.

           Прочитав «Героя», нельзя не признать, что образы собственно главных персонажей получились несколько плоскими и стереотипными. Однако весь сюжет книги и все её основные события всё равно крутятся вокруг братьев, подчинены развитию их собственной драмы. А главные мысли подчёркиваются яркими и сложными дополнительными персонажами.

    

— Однако, имейте в виду, что если Вы вдруг решите немного отдохнуть, Вам этого сделать не позволят. Вы Герой, а не человек. А Герои не спят. Вас будут искать, находить и требовать. Требовать новых подвигов и новых побед.

           Противопоставление мифического образа и человека, лежащего в его основе – ещё одна из основных смысловых тем «Героя». Эта тема неоднократно поднималась в других выдающихся произведениях, но харьковскому дуэту удалось её блестяще освежить, полностью раскрыв со своей стороны.

  

— Ваш героический образ, Ваша слава, легенда о Вас – всё это создали люди. Новые подвиги и свершения позволят Вам обрести ещё большее число поклонников среди людей.

           Мы с Вами живём, к сожалению, не в Древней Греции, но свои легенды и свои герои, конечно, есть и у нас. Даже в литературе и в сети. Есть легендарные писатели, от которых ждут новых откровений, есть легендарные виртуальные личности, от которых постоянно требуют чего-нибудь эдакого. Насколько пришли эти легенды – на час, на год или навсегда, покажет время. И механизм формирования, развития и умирания легенд не слишком изменился за тысячелетия. Да и зачем бы ему меняться? Люди то ведь остались прежними. Изучением этих винтиков и шестерёнок, создающих героев, Олди и занимаются помимо всего прочего. И получается у них это блестяще.

  

— Но Вы должны знать, что люди, создавшие Ваш мифический образ, могут Вас и сбросить с пьедестала, если Вы со временем перестанете этому образу соответствовать. Но выбросят лично Вас, а Ваше имя останется в легенде.

           Легенду любят все. Но носителя легенды, человека может пнуть в случае ошибки любой ремесленник. Если ему не удаётся самому стать героем, то можно приобщиться хотя бы так. А потом переключиться на другой объект поклонения.

  

— Простые люди, не герои, будут тянуться к Вам, как к Солнцу, желая согреться в лучах Вашей славы.

           Как я уже говорил выше, образы братьев Амфитриадов получились несколько стереотипными, что можно оправдать задачами текста. Зато персонажи вспомогательные получились на славу, яркие объёмные и человечные. И читательское сопереживание им удаётся завоевать куда легче, чем легендарным братьям. И этому не следует удивляться, ведь это и есть мы с Вами и весь спектр нашего отношения к героям нашего времени. Самым интересным человеком в моих глазах получился Амфитрион, сыгравший в романе с десяток ролей. Недаром многие как раз его и называют основным персонажем книги. А ещё хорош Гермес, эдакий аватар самих авторов книги, летающий над полем битвы, мудрый, но сомневающийся.

    

— Но обретёте ли Вы своё собственное человеческое счастье? Впишется ли оно в легенду? На этот вопрос ответа нет.

           Ведь, женщина, выходя замуж за героя, выходит за легенду. Друзья дружат с легендой. Дети, видят в отце легенду. И как они отнесутся к тому, что легенда – простой человек со всеми его слабостями? Это противоречие и этот конфликт мне видится самым главным в книге и самым сильным. И потому в итоге романа мифический Геракл вознёсся на Олимп, а человек остался лежать в грязи, никому не нужный.

-----------

Так что в итоге? Кому можно рекомендовать эту книгу?

Любителям эпического фэнтези? – Вряд ли. Им в «Герое» не хватит как раз эпичности, как бы нелепо это не звучало. Авторы обменяли размах на раскрытие внутренних противоречий героев.

Любителям греческой мифологии? – Тоже мимо. Роман вовсе не представляет собой изложение или переосмысление мифов. Это просто история, рассказанная в поле мифа. Можно считать её апокрифом. Хотя подтолкнуть к изучению первоисточника она, безусловно, может.

Любителям приключенческой фэнтези? – Опять нет. Не так уж тут много подвигов и сражений.

Другой вопрос, что сделано это очевидно было сознательно. Иначе мы бы не получили ответов на все наши вопросы, а получили бы лишь ещё один вариант старой легенды.

Так что я порекомендую «Героя» тем людям, которые любят вопросы больше, чем готовые ответы. Которые сами готовы их ставить. Искать решения в собственной голове, и не выбрасывать учебник, где эти решения не написаны в конце.

  

Вот такая вот неоднозначная рецензия. Вся из сомнений и противоречий.


Страницы:  1  2  3  4  5  6  7  8  9 ... 220  221  222  223 [224] 225  226  227  228 ... 232  233  234




  Подписка

RSS-подписка на авторскую колонку


Количество подписчиков: 691

⇑ Наверх