Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «Zivitas» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »

1902, 1903, 1904, 1907, 1909, 1910, 1911, 1913, 1918, 1919, 1920, 1922, 1923, 1924, 1925, 1926, 1927, 1928, 1929, 1930, 1933, 1934, 1935, 1936, 1937, 1938, 1940, 1942, 1943, 1945, 1946, 1947, 1948, 1949, 1950, 1951, 1952, 1953, 1954, 1955, 1958, 1959, 1960, 1961, 1962, 1963, 1964, 1965, 1966, 1967, 1968, 1969, 1970, 1971, 1972, 1973, 1974, 1975, 1976, 1977, 1978, 1979, 1980, 1981, 1982, 1983, 1984, 1985, 1986, 1987, 1988, 1989, 1990, 1991, 1992, 1993, 1994, 1995, 1996, 1997, 1998, 1999, 2000, 2002, 2004, 2005, 2007, 2008, 2008., 2009, 2010, 2011, 2012, 2013, 2014, 2015, 2016, 2017, 2018, 2019, Eichenberg, Münzner, Аземша, Алекс А., Алексеев А., Алексеев Н., Алякринский, Андреева А., Андриевич, Аникеев, Анненков, Антокольская, Антоненков, Анчар, Арзамасцев, Арсенин, Артюшенко, Аршинов, Багин, Багина, Баданина, Бажов, Бакулевский, Басманов, Бастрыкин, Баюскин, Беднаржова, Белюкин, Белюкин А., Белюкин Д., Бенуа, Берштейн, Бесы, Бехтеев, Биантовская, Билибин, Блок, Бокарев, Бордюг, Браташевский, Бретт, Брюханов Н., Бубнова, Булатов/Васильев, Бунин П., Буреев Г., Бухарев, Бычков, Вагин, Ванециан, Василиса Прекрасная, Васильев В., Васильева Т., Васнецов Ю., Ващенко, Вениг, Вересковый мед, Веселов, Вийральт, Владимирский, Власова А., Волович, Выстрел, Гавриилиада, Гапей, Гельмерсен, Герасимов А., Годаи, Головаш, Гольц Н., Гончаров, Гончарова, Гордеева, Горяев, Граф Нулин, Гробовщик, Гурьев, Гусев, Гюзелев, Двенадцать, Делла-Вос-Кардовская, Демидова, Дехтерев, Диодоров, Добрицын, Добужинский, Дозорец, Домик в Коломне, Древний мир, Дувидов, Дудоров, Евгений Онегин, Египетские ночи, Елисеев, Емельянова, Епифанов, Жолткевич, Жужнев, Забирохин, Зарецкий, Зворыкин, Золушка, Зотов, Иванов Ю., Иванюк И., Игнатьев, Ильин, Ионайтис, История села Горюхина, Иткин, Кайрамбаева, Канторов, Капустина Т., Кардовский, Карпенко, Кент, Кибрик, Кирков, Клаве, Клементьева, Ковалев А., Ковалев Ст., Козлова, Козлова Г., Коковкин, Кокорин, Комаров А., Конашевич, Коновалов, Коноплев, Константинов, Констинтинов, Коровин О., Коротаева, Костин, Костина, Косульников, Котляревская, Кочергин, Кошкин, Кравченко, Кузнецов И., Кузнецов К., Кузнецов Л., Кузьмин, Кукулиев, Кукулиева, Купманс, Куркин, Курчевский, Кустодиев, Лагуна, Ладягин, Ларионов, Ларская, Левшичин, Леда, Лемкуль, Лопата В., Лосенко, Лосин, Лось, Лукина, Лышко, Маврина, Майофис, Мар, Маркелов, Марочкова, Маршак, Масютин, Мезерницкий, Мельников, Метель, Микешин, Милашевский, Минкина, Митурич, Михайлов А., Могилевский А., Монина, Морковкина, Мосин, Мосягина, Мюнцнер, Назарук, Нарбут, Насибулин, Нахова, Ненов, Непомнящий Д., Непомнящий Л., Непринцев, Никитин, Никитина Т., Николаев А., Николаев Ю., Никольский, Норитис, Носков, Носовская, Овчинников, Огородников, Озаринская, Олейников, Ольшанский, Орданьян, Оринянский, Орленко, Остров, Панин А., Панов, Парилов, Пашков, Перебатов, Перевезенцев, Перро, Перцов, Пиков, Пиковая дама, Пир Петра Первого, Пискарев, Пихлер, Плаксин А., Плаксин Д., Плехан, Повести Белкина, Подивилов, Полтава, Поляков, Понамарёва, Попкова, Поплавская Н., Попов Н., Попугаева, Правдин, Правосудович, Пушкин, Пшинка, Рачев, Рейндорф, Рейпольский, Рейхет, Репин, Рибейрон, Родионов, Рожков, Ростова, Рудаков, Рушева, Рыжков, Рязанцев, Самокиш-Судковская, Самохвалов, Свешников, Свитальский, Селещук, Серебряное копытце, Серебряное копытце, Серов Вл., Симаков, Сказка о золотом петушке, Сказки, Слаук, Смирнов, Соколов П., Соловьева Г., Соловьева Т., Сомов, Спасский, Стивенсон, Стихотворения, Стопа, Суриков, Тайссиг, Тауберг, Таюткино зеркальце, Телингатер, Теремок, Тесаржикова, Тимошенко, Тихомиров В., Тишина, Токмаков, Траугот, Туманов, Тырса, Тяпина, У Лукоморья, Усатова, Успенская, Устинов, Фаворский, Фандерфлит, Фатеева, Федоров М., Федоров С., Филиппова, Фильчаков, Харшак, Хегенбарт, Хижинский, Хлебникова, Чапля, Чарушин Е., Чеботарев, Чернышков, Шаймарданов, Шаламоун, Шаповалова Л., Шефер, Шишмарева, Шмаринов, Штафл, Шурлапова, Шухаев, Юдин В., Юдина Д., Юкина, Юпатов, Юткевич, Якобсон, Яковлев А., Яковлев С., Якутович, Яр-Кравченко, Яровой, детская литература, ксилография
либо поиск по названию статьи или автору: 


Страницы: [1] 2

Статья написана 3 января 19:28

Последние "Двенадцать" в моей коллекции. Современное издание (М.: Дом книги Рудомино, 2017). Иллюстрации — художника Н.Попова, о которых 40 лет рассказывали искусствоведы (на выставке в 1979 году были представлены), а в книге изданы только сейчас. Художник на Фантлабе представлен: https://fantlab.ru/art2354. Книги на Фантлабе нет (подал заявку).

Блок "Двенадцать" (2017) Худ. Н.Попов (1979)
Блок "Двенадцать" (2017) Худ. Н.Попов (1979)

Ник.Попов — художник культовый. Советская критика писала о нем с придыханием. Попов создал совсем немного циклов иллюстраций. Это всё были детские книжки (пара самых знаменитых переиздана в 2016 году "Речью": это и это). Впервые опубликованная сюита к Блоку — это само по себе событие.

Вот лежат рядышком. Слева — книга М.Чегодаевой "Пути и итоги. Русская книжная иллюстрация 1945-1980" (М.: Книга, 1989), раскрытая на статье, посвящённой по большей части Н.Попову — и там махонькая картинка из "Двенадцати". А справа — современное полное издание сюиты Попова с той же картинкой.

Выход книги через 40 лет
Выход книги через 40 лет

Ну раз художник культовый, да критика о нём с придыханием писала, да на конвейере не работает — значит, художник дистанцию со зрителем держит.

Концепция у Попова: колонны стиля ампир (намёк на Петербург), за которыми происходят все события. Критики утверждают, что это как будто бы театральные декорации.

Колонны
Колонны

Общий настрой: по небу летят обглоданные селёдки (деликатес первых революционных зим), женщина задирает юбку. Сюрреализм-то был изначально в этих иллюстрациях и в советском 1979 году, но подчёркнуто чернушные элементы, возможно, появились позднее в дополнительных иллюстрациях пост-советской эпохи.

Селёдки в небе
Селёдки в небе

Думаю, часть иллюстраций была дописана позднее — есть картинки, откровенно глумящиеся над символами советской власти. На выставке 1979 года такие эмблемы сложно представить.

Серп и молот
Серп и молот

Но вообще у Попова идейные композиции на глубокомысленность не тянут — символизм слишком натужный, типа обглоданной селёдки и розы в бокале — понятно, что "в бокале золотого, как небо, Аи" (Блок А. "В ресторане", 1910). Но такие образы могли возникнуть и первоначально (в 1979 году).

"Я послал тебе чёрную розу в бокале..."
"Я послал тебе чёрную розу в бокале..."




Пройдёмся по узловым точкам (которые Попов не все узловыми считает).

Собственно по изобразительному ряду к блоковской поэме подтверждается, что концепция Ю.Анненкова — первого иллюстратора — не изменилась: рисовать надо ветер, пса и Катьку ("Ах ты, Катя, моя Катя, толстоморденькая").

1) Ветер и снег

С ветром у Попова всё в порядке — никто не создал ничего более завораживающего.

2) История Катьки

Катька с Ванькой на лихаче — это сюжетная иллюстрация.

А вот дальше художник увлекся образом Катьки — она изображена голой в окружении красногвардейцев. Пляски красногвардейцев вокруг Катьки и стали кульминацией всей сюиты.

Это похоже на шабаш ведьм (вот чуть прикрытая Катька верхом на ухажёре — посредством Булгакова на ведьму и выходим). И ведь неспроста у Попова тяга к шабашу...

3) Убийство Катьки

Так увлёкся художник шабашем, что убийство Катьки-ведьмочки в поэме и не заметил. Отсутствует иллюстрация к этой теме (у единственного из всех художников).

4) "Нынче будут грабежи"

К этой теме (теме пьяной вольницы первых дней Революции) условно можно хотя бы вот такую композицию отнести.

5) Пёс и буржуй

Эту тему художник без внимания не оставляет. Буржуй с чемоданами — эмигрировать собрался.

Псу художник уделили повышенное внимание: в послесловии Попов пишет, что образ пса меняется на протяжении поэмы — от забитого до агрессивного (мне-то кажется, нормальное поведение для недоверчивой одинокой — без стаи — дворняги).

6) Двенадцать и Христос

Непосредственно изображается патруль под красным флагом (здесь советские художники останавливались, как правило, — Христос, который в тексте шёл сразу за красным знаменем, зрителями подразумевался).

Что-то похожее на ангелов можно разглядеть на следующей картинке.




Искать у Попова отражения сюжета бессмысленно. Попов, как все хорошие иллюстраторы советских Семидесятых, давал в своих картинках только впечатление от текста, создавал настроение. И с этой точки зрения, его сюита к "Двенадцати" бесподобна (это именно что впечатление — мелких деталей и на хорошо пропечатанной иллюстрации в книге не разобрать, не то что на фотографии).

Но у меня к Попову личностное отношение: я его иллюстрации к Блоку воспринимаю как игру-карнавал, как продолжение его картинок к детским книжкам. Абсолютно никакой сверхидеи в иллюстрациях не вижу.

Пройслер "Маленькая Баба-Яга"
Пройслер "Маленькая Баба-Яга"

В моём раннем детстве огромное впечатление на меня произвела сказка Пройслера "Маленькая Баба-Яга", которая печаталась в "Мурзилке" в 1972-73 гг. Художник — Н.Попов (цветные картинки). В начале публикации я читать ещё не умел, слушал только сказку (по одному разу каждый фрагмент) и картинки без конца рассматривал. Текст позабылся, а манера художника отпечаталась в памяти навсегда. В "Двенадцати" Блока — манера та же самая, да ещё и Вальпургиева ночь с Катькой в роли ведьмочки.

Катька, конечно, не для детских глаз изображена — но и я воспринимаю её как выросшую героиню Пройслера. Интересно было через 45 лет ознакомиться с эротическим продолжением приключений Маленькой Бабы-Яги.

Блок "Двенадцать"
Блок "Двенадцать"




PS/08.01.2020

Уважаемый Ivan Novak поделился ссылками на чешские издания "Двенадцати" (одно — довоенное, другое — уже социалистической Чехо-Словакии):

1) МАШЕК Вацлав (1924) https://ivannovak10.livejournal.com/12401...

2) РОМБЕРГ Михал (1957) https://ivannovak10.livejournal.com/12704...

Чешская графика — особенная (сужу по детским книгам, которые печатались в ЧССР на русском языке и попадали к нам). Но чешские "Двенадцать" — что-то неописуемое (особенно, конечно, 1924 года). Самое западное славянство — наверное, как от смешения наций красивые дети получаются, так и для чехов благотворным было немецкое влияние. При этом Блока они точно лучше немцев поняли (да, кажется, и лучше русских).


Статья написана 2 января 17:20

Сегодня — иллюстрации к "Двенадцати" художников Г.А.В.Траугот, сделанные с интервалом в полвека: к двум юбилеям Октябрьской революции.

Первые иллюстрации были в сборнике "Стихотворения и поэмы" в 1967 году в массовой серии "Народная библиотека". Второй цикл — в 2017 году роскошном издании "Вита Новы". С Трауготами мы уже встречались и ещё не раз встретимся. Книг на Фантлабе нет (подал заявку на обе).

Издание 1967 г.
Издание 1967 г.
Издание 2017 г.
Издание 2017 г.

В 1967 году у Трауготов к "Двенадцати" было опубликовано всего три чёрно-белых картинки. В 2017 году вышла полноценная сюита в цвете (фирменные Трауготы — светлые контурные рисунки на чёрном фоне), и сюжет отрисовывается подробно: страничная иллюстрация на каждом развороте плюс ещё и полностью иллюстрированные развороты встречаются. В старой книжке — мягкая обложка, газетная бумага. В новой книге — рельефный переплёт, на ощупь как будто бархатный, бумага — очень плотная меловка.

В 1966-1967 гг. после длительного перерыва вышли три иллюстрированные издания "Двенадцати" (художники А.Гончаров, А.Белюкин, Г.А.В. Траугот). Событием, оставшимся в анналах, была книга 1966 года, проиллюстрированная А.Гончаровым (см.). У меня этой книги нет, и заполучить я её не стремился. Гончаров — мастер старшего поколения. У него первая ксилография к "Двенадцати" (студенческая работа) была сделана ещё в 1924 году (см.). А Трауготы — первые художники, которые современниками Блока и Революции не были. Прямолинейная революционная романтика Гончарова сейчас оставляет зрителя равнодушным: приелась уже в год выхода. А новый взгляд (и новая техника) были именно у Трауготов. Это их картинки к поэме-символу Революции остались значимой вехой.

Новая техника Трауготов перекликалась с манерой Ю.Анненкова (первого иллюстратора поэмы в 1918 году). Контурные рисунки, зыбкость, наплывы контуров друг на друга. Но у Анненкова рисунки были колючими, а у Трауготов графика мягкая, контуры плавные. Ещё важнее содержание: у Анненкова одна только техника выпячена, а у Трауготов — рисунки душевные, персонажи всегда на зрителя смотрят, разговаривают с ним.




Пройдёмся по ключевым точкам.

1) Ветер и снег

В издании 1967 года — обзорная сконцентрированная иллюстрация, тема собственно ветра и снега только подразумевается. В издании 2017 года, конечно, "чёрный вечер, белый снег" во всех нюансах представлен.

Издание 1967 г.
Издание 1967 г.
Издание 2017 г.
Издание 2017 г.

В издании 2017 года подробно рисуются все мимолётные персонажи, голоса которых мы слышим в первой главке. Барыни из прошедших времён тоже присутствуют (скоро "уйдут как прошлогодний снег").

Издание 2017 г.
Издание 2017 г.
Издание 2017 г.
Издание 2017 г.

2) История Катьки

В издании 1967 года для этой темы отдельной иллюстрации не выделялось. В издании 2017 года место для этой темы, конечно, было забронировано.

Издание 2017 г.
Издание 2017 г.
Издание 2017 г.
Издание 2017 г.

Особенностью сюиты 2017 года является то, что проиллюстрирована чуть ли не каждая строфа. Вот, например, есть в пятой главке поэме такие строки, намекающие на оригинальные сцены ревности в прошлом:

цитата

У тебя на шее, Катя,

Шрам не зажил от ножа.

У тебя под грудью, Катя,

Та царапина свежа!

...

Помнишь, Катя, офицера —

Не ушел он от ножа...

Так вот есть у Трауготов (единственных) сцена убийства катькиного офицера.

Издание 2017 г.
Издание 2017 г.

3) Убийство Катьки

Эта картинка из издания 1967 года считается эталонной для графики Трауготов: многоплановость, два шпиля, делящих пространство... Недоумение на лице Петрухи-невольного убийцы своей любви.

Издание 1967 г.
Издание 1967 г.

В издании 2017 года лаконизм утрачен.

Издание 2017 г.
Издание 2017 г.
Издание 2017 г.
Издание 2017 г.

4) "Нынче будут грабежи"

Удивительно, но к этой теме в 2017 году Трауготы (точнее, Александр — последний из династии) отнеслись сдержанно. Не стали выпячивать эксцессы ранней революционной вольницы. Иллюстрация только одна — и без свиных рыл.

Издание 2017 г.
Издание 2017 г.

5) Пёс и буржуй

Эту тему ни один художник не пропускает. Была картинка и в издании 1967 года, имеется и в издании 2017 года. Наконец-то можно сравнить локализованный фрагмент в иллюстрациях из двух разных эпох.

Издание 1967 г.
Издание 1967 г.
Издание 2017 г.
Издание 2017 г.

6) Двенадцать и Христос

Эта тема, понятно, присутствует только в издании 2017 года. Причём ей уделено много внимания — не только применительно к последней строфе.

Вот сначала патруль под красным знаменем, "позади голодный пёс", а впереди только смутно угадывается кто-то "за вьюгой невидим".

Издание 2017 г.
Издание 2017 г.

Далее — Христос уже вполне материализовался и именно "в белом венчике из роз...".

Издание 2017 г.
Издание 2017 г.
Издание 2017 г.
Издание 2017 г.

Ну а завершающий разворот — это уже послесловие от художника: Блок и Христос.

Издание 2017 г.
Издание 2017 г.




Современные трауготовские "Двенадцать" самые стильные и красивые из всех существующих.

Приятно ещё то, что издательство дорогое, но для этой внесерийной книги цена приемлемая (а я её в феврале 2018 года, дождавшись акций, купил за 939 руб.)


Статья написана 29 декабря 2019 г. 21:29

После пресноватых поздне-советских изданий "Двенадцати" большим сюрпризом было обнаружить сюиту немецкого художника тех же времён (Leipzig: Verlag Philipp Reclam jun., 1977). Художник, понятно, из братской ГДР: Рольф Мюнцнер — Rolf  Münzner.

Die Zwölf (Leipzig, 1977)
Die Zwölf (Leipzig, 1977)

Издание билингва (кроме послесловия, которое написал некий Fritz Mierau). Указано на 5 трафаретных (schablonenhaften) рисунков. Фактически — 7 рисунков (+два на обложке). Сведений о Рольфе Мюнцнере я не нашёл никаких (как и других примеров его творчества). На Фантлабе художника нет. Книги на Фантлабе тоже нет (подал заявку).

Очень свежий взгляд на поэму Блока. Очень немецкий — видимо, художник учитывал время создания поэмы и иллюстрации делал в стиле рубежа 1910-1920-х гг., но в стиле, естественном для тогдашней Германии: экспрессия зашкаливает.




Издание не очень редкое, стоит у букинистов недорого. Но в Интернете не освещено. Поэтому посмотрим все семь страничных иллюстраций. Концепция сюиты у художника чёткая: ветер и сорванные маски (обозначение этой концепции совпадает с заглавием послесловия "Sturmgesang und Maskenspiel" — "Штормовое пение и игра масок" (если литературно, то "Песня ветра и маскарад"). Песня ветра у Блока в "Двенадцати" точно есть. Маски — один из сквозных блоковских образов, но совсем из другой жизни (цикл знаменитый имеется "Снежная маска" 1907 года). Но для немцев пропасть между до- и послереволюционным Блоком не видна (может, они и правы).

1) Христос и сорванные маски

Христос уже на лицевой стороне обложки — для немца, даже социалистического, здесь нет проблем. "Чёрный вечер, белый снег" — техника художником такая выбрана (видимо, иглой посуху), что эта тема во всём цикле неукоснительно проходит. "Ветер, ветер на всём божьем свете!" — более ветряной сюиты к "Двенадцати" не существует. На задней стороне обложки можно заметить двух девиц в платьицах времён 1970-х гг. — это собственный вклад художника в прочтение поэмы (тема будет им развита). Ну и сорванные маски летят, согласно художественной концепции немецкого иллюстратора.

Лицевая сторона обложки
Лицевая сторона обложки
Задняя сторона обложки
Задняя сторона обложки

2) Барышни из революционной России

Эта иллюстрация относится к самому началу поэмы. Есть некоторые блоковские персонажи ("товарищ поп", например). Но вот опять у художника девицы в современных сапогах (а вычурные головные уборы и юбки-макси — так это как раз к 1977 году мода на ретро подошла). Девицы агрессивно-вульгарны и развратны. А ведь у Блока в начале поэмы только безвредные барышни из прошлого мира, которые в этом месте щебечут, да ещё на льду растягиваются. А у немецкого художника? Наверное, он решил провести параллели с социалистической современностью и на злобу дня сотворил качественно исполненный памфлет: родимые пятна капитализма, бездуховное мещанство и т.п. (очень по-советски). Получилось стильно, гротескно, но всё же чересчур пафосно.

3) Революционный патруль

Патруль пробивается сквозь толпу мертвецов-представителей старого мира, навстречу ветру — а ветер срывает с мертвецов маски. Опять много аллегории и пафоса, но технически сделано очень стильно. У Блока такая тема тоже есть ("Как тяжко мертвецу среди живых..."), но эта тема снова из другой безвозвратной жизни.

4) Убийство Катьки

Сильная картинка — тема смерти всех иллюстраторов заставляет задуматься.

Истории Катьки немецкий художник не дал — но изображений блудниц он уже и так дал предостаточно. По поводу же мертвой Катьки можно только подтвердить общее место, насколько по-разному воспринимается смерть в русской и западной культуре. У немецкого художника, глядя на убитую Катьку, чувствуешь и макабрические пляски, и мотив некрофильства... Наш Анненкков в 1918 году подходил к подобной трактовке — но он и был европейски ориентированным художником.

5) Пёс и буржуй

Очень много православных церквей на заднем плане — наверное, чтобы не спутали русского бездомного шелудивого пса с немецким. А пёс-то в ошейнике...

6) Двенадцать и Христос

Тема, которую советские художники конфузливо замалчивали, немец развернул в полную меру. Ничего мистического нет в немецком Христе (какой-то это не православный Христос).




Иллюстрации поэме адекватны. Сочетание блоковского текста 1918 года и немецкой графики, стилизованной под 1920-е гг., очень удачное: много общего было у советской (до-сталинской) России и веймарской (до-гитлеровской) Германии. Тогда совпала энергетика у русских и немцев, выключенных из числа великих держав.

С удивлением обнаружил большое сходство первых иллюстраций Анненкова (1918 г.) и рассмотренных сегодня стилизованных иллюстраций Р.Мюнцнера (1977 г.). Анненков — для России художник оригинальный, но в мировом масштабе, видать, не такой уж и самобытный. Б.Диодоров в этом смысле, наверное, более самобытен.

Давайте всё-таки посмотрим рядышком три иллюстрации упомянутых художников на одну тему. Мёртвая Катька: западно-ориентированный русский художник — немецкий (ГДР) художник — русский советский художник.

Ю.Анненков (1918)
Ю.Анненков (1918)
R.Münzner (1977)
R.Münzner (1977)
Б.Диодоров (1977)
Б.Диодоров (1977)


Статья написана 27 декабря 2019 г. 19:50

В поздне-советское время иллюстрационный ряд в "Двенадцати" Блока существовал как бы независимо от текста: в поэме буйствовала анархическая вольница ("ему б на спину бубновый туз"), а на картинках шагали приглаженные трудящиеся в союзе с передовой интеллигенцией. Сегодня у нас юбилейное (посвящённое столетию со дня рождения Блока) издание его поэм (М.: Детская литература, 1980) с иллюстрациями А.Иткина.

Поэмы (1980). Худ. А.Иткин
Поэмы (1980). Худ. А.Иткин

А.Иткин — плодовитый советский (ныне здравствующий) художник, с которым мы и в этой колонке уже неоднократно встречались в связи с пушкинскими произведениями. Книги на Фантлабе нет (подал заявку).

В прошлый раз мы смотрели иллюстрации Диодорова (тут). У Диодорова сама выбранная техника представляет интерес и ценность. В сегодняшней сюите техника самая обычная. Иткин — не модернист, не бунтарь в искусстве. Его иллюстрации всегда в добротной реалистической манере. Но Иткин — добрый человек. В очень конфликтной поэме он, например, в самом начале рисует милых нелепых барышень.

Будто это не начало страшного Восемнадцатого года, а какие-нибудь мирные довоенные святки. Вот этим подходом, мне кажется, интересна сюита Иткина. В простых картинках Иткина отражается время их создания: уже совсем угасла революционная романтика, сами персонажи революционного патруля полностью обезличились; интерес смещается к быту старого режима (какие тогда шляпки-то носили?).




Посмотрим точки, которые я определили как узловые для иллюстраторов "Двенадцати".

1) Ветер и снег

Хороший зимний пейзаж. Ветер чувствуется. Правда, "чёрного вечера" нет — белый день на дворе.

2) История Катьки

Иткин, как ранние иллюстраторы, выбрал сцену, где Катька ещё не опустилась до солдат, а гуляет с офицером в приличном заведении.

3) Убийство Катьки

Труп Катьки крупным планом Иткин, конечно, не показывает: и издательство детское, и художнику не по душе такие страсти.

4) "Нынче будут грабежи"

Опять к этой теме никаких иллюстраций нет. Плохо современники революции вписывались в поздне-советский официоз.

5) Пёс и буржуй

Все иллюстраторы любили этот мотив в поэме и обычно посвящали ему самостоятельную большую иллюстрацию, где крупным планом буржуй и пёс (а некоторые потом ещё псу отдельную картинку посвящали). У Иткина буржуй и пёс вынесены на обложку всего сборника.

А непосредственно в иллюстрации к "Двенадцати" буржуй и пёс затерялись среди оживлённого движения по центральной улице. Но Иткин — художник советской школы, он очень образован. Я здесь вижу аллюзию на всем известное ранне-блоковское: "Ночь, улица, фонарь, аптека..." — это всё есть на картинке. А дальше Иткин как бы тяжеловесно намекает, что времена-то изменились. Это для старых персонажей дальше следовал "бессмысленный и тусклый свет". А тут — патруль из новых людей шагает.

6) Двенадцать и Христос

Потрясающе! У советских иллюстраторов даже и в 1920-е гг. Христа на картинках не было (даже у Анненкова в 1918 году не было, хотя над ним уже не было церковной, и ещё не было советской цензуры). Казалось очевидным, что у Иткина в 1980 году, да ещё в детском издании, Христа быть не могло. А он есть! Белый силуэт в явно видимом венчике ("из роз") перед тёмной колонной красногвардейцев явственно виден. Формат у книжки небольшой — почти карманный, картинки маленькие. Разглядеть Христа под огромным красным флагом непросто. Но он есть. Вот так Иткин!




Очень простые иллюстрации, и очень характерные для поздне-советских трактовок "Двенадцати".


Статья написана 24 декабря 2019 г. 18:53

После повального иллюстрирования поэмы Блока "Двенадцать" в 1920-е гг., в СССР наступил долгий перерыв (есть сведения о заграничном иллюстрированном издании 1947 года). Где-то к 1967 году (к пятидесятилетнему юбилею Советской власти) началось осмысленное восприятие Революции уже со стороны (очевидцы уходили). Понятно, что вместо одного мифа рождался другой. Снова появились иллюстрированные советские издания.

"Двенадцать", худ. Б.Диодоров (1977)
"Двенадцать", худ. Б.Диодоров (1977)

Это подарочное издание к 60-летию Октябрьской революции (М.: Современник, 1977). Художник Б.Диодоров — один из величайших советских графиков-иллюстраторов. На Фантлабе представлен (https://fantlab.ru/art280). Книги на Фантлабе нет (подал заявку). С Диодоровым мы встречались по поводу сказов Бажова (тут и тут).

Какой портрет Блока! Диодоров большой мастер: вроде бы, это Блок времён "Снежной маски", но как-то верится, что и времён "Двенадцати" тоже (если принять романтическую трактовку первых дней Революции).

Портрет Блока к "Двенадцати" (1977)
Портрет Блока к "Двенадцати" (1977)

Но всё же это в Шестидесятые ещё была сильна романтическая нотка ("комиссары в пыльных шлемах"). В Семидесятые больше стали клониться в интеллигентскую рефлексию (подтягивать тёмную массу времён революции до собственного уровня). Ну и классовая ненависть поутихла. Вот, например, у Диодорова на отдельной иллюстрации пёс изображён — образ старого мира. Жалко очень такую-то псину.

Худ. Б.Диодоров (1977)
Худ. Б.Диодоров (1977)

В Двадцатые образы красногвардейцев (особенно для художников-эмигрантов) были предопределены: бандиты, "пропала Россия" и т.п. У самого Блока, возможно, эти чувства и прорывались. Для советских художников в юбилейных изданиях такие трактовки были, понятно, исключены. Патруль у них достоин того, чтобы его Христос возглавил — сплошь праведники и "светлые лица".

Двенадцать через 60 лет
Двенадцать через 60 лет




Пройдёмся по нашим узловым точкам.

1) Ветер и снег

Очень эффектно. Необыкновенная техника, как это часто у Диодорова бывало: эксперименты с гравюрой на металле.

Худ. Б.Диодоров (1977)
Худ. Б.Диодоров (1977)

2) История Катьки

Диодоров не стал рисовать Катьку с офицерами, как это делали иллюстраторы 1920-х гг. Кто-то с ней из нуворишей, поднявшихся на Войне и Февральской революции.

Худ. Б.Диодоров (1977)
Худ. Б.Диодоров (1977)

3) Убийство Катьки

Сильная иллюстрация. И лицо у мёртвой Катьки другое — не такое, как предыдущей картинке. Уже и не толстоморденькая.

Худ. Б.Диодоров (1977)
Худ. Б.Диодоров (1977)

4) "Нынче будут грабежи"

Даже не надейтесь! В юбилейный год — о грабежах? К седьмой главке иллюстраций вообще нет. Хотя могли бы, наверное, придумать что-нибудь, ведь прямо о том, что грабежи будут производить красногвардейцы в тексте не говорится. Можно было бы, например, представить дело так, что патруль не участвует, а противодействует грабежам. Хорошо, что художника и редакторов чувство меры не подвело.

5) Пёс и буржуй

Буржуй уже не такой противный — нормальный образованный специалист. Конечно, он в очках и шляпе, но может, даже сотрудничать с Советской властью будет. И пса откормим...

Худ. Б.Диодоров (1977)
Худ. Б.Диодоров (1977)

6) Двенадцать и Христос

Христа ещё нет на картинке — но представить его можно. Красное знамя вьётся, а где знамя — там и Христос у Блока. Христос будто за рамкой картины, со стороны зрителя оглядывается на своих Двенадцать.

Худ. Б.Диодоров (1977)
Худ. Б.Диодоров (1977)


Страницы: [1] 2




  Подписка

Количество подписчиков: 33

⇑ Наверх