Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «Zivitas» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »

1902, 1903, 1904, 1907, 1909, 1910, 1911, 1912, 1913, 1918, 1919, 1920, 1922, 1923, 1924, 1925, 1926, 1927, 1928, 1929, 1930, 1933, 1934, 1935, 1936, 1937, 1938, 1940, 1942, 1943, 1945, 1946, 1947, 1948, 1949, 1950, 1951, 1952, 1953, 1954, 1955, 1958, 1959, 1960, 1961, 1962, 1963, 1964, 1965, 1966, 1967, 1968, 1969, 1970, 1971, 1972, 1973, 1974, 1975, 1976, 1977, 1978, 1979, 1980, 1981, 1982, 1983, 1984, 1985, 1986, 1987, 1988, 1989, 1990, 1991, 1992, 1993, 1994, 1995, 1996, 1997, 1998, 1999, 2000, 2002, 2004, 2005, 2007, 2008, 2008., 2009, 2010, 2011, 2012, 2013, 2014, 2015, 2016, 2017, 2018, 2019, Eichenberg, Münzner, Авсюк, Аземша, Акимова, Акулиничев, Алекс А., Александров, Алексеев А., Алексеев Н., Алимов С., Алфеевский, Алякринский, Андреева А., Андрианов, Андриевич, Андроник, Аникеев, Аникин, Анна, Анненков, Антимонова, Антокольская, Антоненков, Антохина, Анчар, Аржевитин, Арзамасцев, Арсенин, Артюшенко, Аршинов, Астрецов, Африка, Багин, Багина, Баданина, Бажов, Бакулевский, Бальбюссо, Барышня-крестьянка, Басманов, Бастрыкин, Баюскин, Бе-Ша, Бедарев, Беднаржова, Белюкин, Белюкин А., Белюкин Д., Беляева, Белякова, Белякова О., Бенуа, Берштейн, Бесы, Бехтеев, Биантовская, Билибин, Бисти, Битный, Бланкман, Блок, Бокарев, Бокова, Бордюг, Борисенко, Борисов, Борисов К., Браташевский, Брей, Бретт, Бритвин, Бруни, Бруни Л., Брюханов Н., Бубнова, Булатов/Васильев, Бунин П., Буреев Г., Бухарев, Бычков, Бялковская, Вагин, Вайсборд, Вальк, Вальтер, Ван, Ванециан, Варшамов, Василенко, Василиса Прекрасная, Васильев В., Васильев И., Васильева Т., Васнецов Ю., Ващенко, Ведерников, Вениг, Вересковый мед, Верно, Веселов, Веселые картинки, Вийральт, Владимирский, Власов, Власова А., Войцеховский, Волков А., Волович, Волшебное кольцо, Выстрел, Вышенская, Вьетнам, Гавриилиада, Гамбург, Гапей, Гельмерсен, Герасимов А., Гилярова, Гладикова, Годаи, Головаш, Гольц, Гольц Н., Гончаров, Гончарова, Горбачев В., Гордеева, Гороховский, Горяев, Граф Нулин, Григорьев, Гримм, Гробовщик, Грудинина, Гудзенко, Гурьев, Гусев, Гюзелев, Двенадцать, Делла-Вос-Кардовская, Демидова, Денисов, Дехтерев, Дианов, Диманд, Диодоров, Дмитриев А., Дмитрюк, Добрицын, Добужинский, Дозорец, Домик в Коломне, Древний мир, Дувидов, Дудоров, Евгений Онегин, Египетские ночи, Елисеев, Емельянова, Епифанов, Ершов И., Ершова К., Жаринов, Жеребчевский, Житков, Жолткевич, Жужнев, Жуковский, Жупикова, Забирохин, Зарецкий, Зворыкин, Золушка, Зотов, Иванов С., Иванов Ю., Иванова, Иванюк И., Игнатьев, Изенберг, Измайлов, Ильин, Ионайтис, История села Горюхина, Иткин, Йорш, Кабаков, Казбеков, Кайрамбаева, Калаушин, Калачев, Калиновский, Каневский А., Каневский В., Канторов, Капустина Т., Караваевы, Кардовский, Карпенко, Кент, Кибрик, Кинцурашвили, Кирков, Китай, Клаве, Клементьева, Ковалев А., Ковалев Ст., Козлов, Козлова, Козлова Г., Коковкин, Кокорин, Колюшева, Комаров А., Комзолов, Конашевич, Коновалов, Кононов, Коноплев, Константинов, Констинтинов, Копиш, Корея, Коровин О., Коротаева, Костин, Костина, Косульников, Котляревская, Кочергин, Кошкин, Кравченко, Красильникова, Крафт, Крыжановские, Кузнецов И., Кузнецов К., Кузнецов Л., Кузнецова, Кузнецова Е., Кузьмин, Кузьмин С., Кукулиев, Кукулиева, Купманс, Куркин, Курчевский, Кустодиев, Кутуков, Лавренко, Лагуна, Ладягин, Лаптев, Ларионов, Ларская, Лебедев А., Левшичин, Леда, Лемкуль, Лешин, Ломаев, Лопата В., Лосенко, Лосин, Лось, Лукина, Лышко, Маврина, Майофис, Мар, Маркелов, Марочкова, Маршак, Масютин, Мезерницкий, Мельников, Менделевич, Метель, Мешков, Мигунов, Микешин, Милашевский, Милутка, Минкина, Митрофанов, Митурич, Михайлов А., Могилевский А., Молоканов, Монин, Монина, Моос, Моргунова, Морковкина, Мосин, Московский, Мосягина, Мурзилка, Мюнцнер, Назаров, Назарук, Нарбут, Насибулин, Нахова, Незнайка, Ненов, Непомнящий Д., Непомнящий Л., Непринцев, Нефедов, Нечаева, Никитин, Никитина Т., Никифорова, Николаев А., Николаев Ю., Никольский, Новожилов, Норитис, Носков, Носкович, Носовская, Овчинников, Огородников, Озаринская, Олейников, Ольшанский, Орданьян, Оринянский, Орленко, Остров, Оффенгенден, Павлинов, Павлов А., Павлова, Панин А., Панов, Парилов, Пашков, Перебатов, Перевезенцев, Перро, Перцов, Петров, Пивоваров, Пиков, Пиковая дама, Пир Петра Первого, Пискарев, Пихлер, Плаксин А., Плаксин Д., Плехан, Повести Белкина, Подивилов, Полтава, Поляков, Полякова, Понамарёва, Попкова, Поплавская Н., Попов Н., Попова, Попугаева, Правдин, Правосудович, Пушкин, Пшинка, Рачев, Ревуцкая, Рейндорф, Рейпольский, Рейхет, Ремезов, Репин, Рибейрон, Родионов, Рожков, Ромадин, Ростова, Ротов, Рудаков, Ружо, Русалка, Рушева, Рыжков, Рыжов, Рябчиков, Рязанцев, Савина, Садыкова, Сазонов, Самокиш-Судковская, Самохвалов, Сафонов, Сачков, Свешников, Свитальский, Седова, Селещук, Семенов А., Семенов И., Сергеев В., Серебряков, Серебряное копытце, Серебряное копытце, Серов Вл., Симаков, Сказка о золотом петушке, Сказки, Скобелев, Слаук, Смирнов, Смирнов И., Снегинева, Соколов А., Соколов Е., Соколов П., Соловьева Г., Соловьева Т., Сомов, Соостер Т., Спасский, Спирин, Станционный смотритель, Стацинский, Степунина, Стивенсон, Стихотворения, Стойко, Стопа, Суриков, Сутеев, Сычев, Тайссиг, Тауберг, Таюткино зеркальце, Телингатер, Теремок, Тесаржикова, Теслер, Тетерина, Тимошенко, Тихомиров В., Тишина, Токмаков, Толстой А., Траугот, Трофимов, Трубин, Туганов, Туманов, Тырса, Тюнин, Тяпина, У Лукоморья, Узбяков, Усатова, Усачев, Успенская, Успенский, Устинов, Фаворский, Фандерфлит, Фатеева, Федоров, Федоров М., Федоров С., Федорова, Федоровская, Филиппова, Фильчаков, Фридкин, Халилов, Харшак, Хегенбарт, Хижинский, Хлебникова, Хлебов, Цветков, Чапля, Чарушин Е., Чеботарев, Челушкин, Чернов, Чернышков, Чижиков, Чижиков А., Чупрыгин, Шабанов, Шабельник, Шаймарданов, Шаламоун, Шаповалова Л., Шатунов, Шемякин, Шефер, Шишмарева, Шмаринов, Штафл, Шумилкина, Шурлапова, Шухаев, Щеглов, Щербаков, Юдин В., Юдина Д., Юкина, Юпатов, Юткевич, Якобсон, Яковлев А., Яковлев С., Якутович, Япония, Яр-Кравченко, Яровой, детская литература, ксилография
либо поиск по названию статьи или автору: 


Статья написана 11 февраля 09:29

Завершающий обзор по иллюстрациям к "Гробовщику". Сначала — три современных цикла российских художников, которые не вполне укладываются в реалистический канон (потому и отделены от крепких реалистов Иткина и Рейпольского), а затем — ссылка на материалы по иностранным иллюстрациям, выложенные в ЖЖ уважаемого Ivan Novak.

Б.Забирохин (2017)

Дорогущий том прозы Пушкина от "Вита Новы". Издательство позволяет себе эксперименты с нетрадиционными иллюстрациями. Такая ценовая ниша, что оправдываться приходиться не издательству, а покупателям: "Современное искусство мне не по карману". Художник Б.Забирохин был нонреалистом ещё в советское время. Из ряда других художников он выделился своеобразной техникой и проникновением в суть жутких персонажей: они у него получаются леденящими кровь.

К каждой из "Повестей Белкина" всего по две иллюстрации: одна страничная и концовка.

Ожившие мертвецы

Сцена со скелетом, лезущим с объятиями к Адрияну, подана с необычного ракурса и передаёт надлом Адрияна в буквальном смысле.

"Гробовщик". Страничная иллюстрация (худ. Б.Забирохин)
"Гробовщик". Страничная иллюстрация (худ. Б.Забирохин)

Художники с удовольствием рисуют оживших мертвецов, но стараются не забывать и бытовой пласт "Гробовщика" (чаепития, пирушки, прогулки по старой Москве...). Забирохина бытовуха не интересует. Он дал только готическую линию повести в обеих иллюстрациях.

"Гробовщик". Концовка (худ. Б.Забирохин)
"Гробовщик". Концовка (худ. Б.Забирохин)

Собственно, Забирохин даже усилил готическую линию: в концовке изображён мертвец, выбирающийся из гроба. У Пушкина в "Гробовщике" этой сцены нет (все мертвецы чинно попадаются Адрияну уже выбравшимися на волю). Но, конечно, тема "пустеющих могил" у Пушкина есть, причём, в отличие от юмористического "Гробовщика", поданная на полном серьёзе. Это "Заклинание", тоже написанное в 1830 году в болдинскую осень одновременно с "Гробовщиком".

цитата

О, если правда, что в ночи,

Когда покоятся живые,

И с неба лунные лучи

Скользят на камни гробовые,

О, если правда, что тогда

Пустеют тихие могилы, —

Я тень зову, я жду Леилы:

Ко мне, мой друг, сюда, сюда!

Может, Пушкин и "Гробовщика"-то написал, чтобы высмеять собственный накал некрофилии (т.е. самопородию сделал). Но Забирохину не до шуток: назвался мертвецом — вылезай из могилы.

П.Перевезенцев (2012)

Очень недорогая книжка с "Повестями Белкина". Издательство позволяет себе эксперименты с нетрадиционными иллюстрациями. Такая ценовая ниша, что оправдываться приходиться не издательству, а покупателям: "Кроме современного искусства я ничего не могу себе позволить".

Чаепитие

Традиционная сцена чаепития Адрияна с соседом Шульцем, но художник Перевезенцев максимально далеко отходит от пушкинского рисунка: Шульц у него не русский немец времён Пушкина (безобидный толстячок), а русский немец времён Гончарова (жёсткий самоуверенный деятель).

Московские моды

Оценил художник пушкинские усмешки насчёт вульгарных модниц из семейства московского гробовщика.

Объятия мертвеца

Скелет в тоге — пародийные отсылки к трагедиям античности сделались фирменным приёмом художника (до этого в тоге был Сильвио из "Выстрела").

И.Шаймарданов (2010-е гг.)

Обложки нет, поскольку в виде книги картины к "Повестям Белкина" не издавались. Размещены на сайте художника И.Шаймарданова (там ко всем повестям Белкина): http://shaimardanov.com/tvorchestvo/poves....

Из сегодняшней подборки этот художник наиболее полно отразил пушкинскую идею "Гробовщика": сочетание бытового и готического плана и незлобливый юмор. При этом проявление оригинальности художника выразилось в том, что он избегает заезженных другими иллюстраторами сцен, но максимально отражает основные перипетии сюжета.

Переезд

Художник избежал показа собственно переезда на похоронных дрогах из первого предложения повести, но выбрал эпизод из второго предложения.

цитата

Заперев лавку, прибил он к воротам объявление о том, что дом продается и отдается внаймы

Чаепитие

Наконец-то, необычный ракурс этого важного действия. Адриян пока ещё пьёт чай один, но Шульц уже заходит в дом.

Ожившие мертвецы

Художник пропускает затёртую сцену вечеринки на серебряной свадьбе Шульца, равно как и традиционную для последних 40 лет сцену со скелетом, который тянет руки к шее Адрияна (к тому же у Пушкина он вовсе и не к шее гробовщика тянется, а с объятиями подступается). Нарисован Адриян, который в задумчивости возвращается домой, не замечая, что одновременно с ним к дому стягиваются его клиенты — причём стягиваются вполне заурядно без завываний и размахиваний косой.

Кошмар закончился

Адриян просыпается после пьяного кошмара. Работница хлопочет. А череп-то, действительно, откуда-то взялся — вон выглядывает из-под свалившейся одежды.

Зарубежные художники из собрания Ivan Novak

Наш коллега-лаборант Ivan Novak продолжает делиться редкостями в своём ЖЖ: https://ivannovak10.livejournal.com. Там начато размещение иллюстраций зарубежных художников к Пушкину, которые из России обычным поиском в Интернете не обнаруживаются. Я в некоторой растерянности: мои представления о заграничных иллюстраторах рушатся. Такого многообразия и часто тонкого понимания Пушкина я никак не ожидал. Странно, что наше отечественное пушкиноведение — самая развитая и самая популяризированная отрасль филологии — не послужило мощным стимулом к тому, чтобы всё богатство зарубежной иллюстрированной пушкинианы стало бы нам известно.

Даю отсылку к предварительному обзору иностранных иллюстраторов "Гробовщика" — десять иллюстраторов с примерами их картинок. Все десять картинок см.: https://ivannovak10.livejournal.com/16529....

Все художники разные, и совсем-совсем другие — не похожи на наших, даже самых продвинутых. Ценность подборки — именно в разнообразии. Меня особенно поразили вот эти художники.

Германия. 1923 год. Карл Мар

Эти иллюстрации были упомянуты в обзоре П.Эттингера в "пушкинском" томе "Литературного наследства" (1934). Эттингер — очень строгий критик. Его оценка иллюстраций Мара — высшая похвала.

цитата

"Гробовщик" и "Барышня-крестьянка" в немецком переводе объединены в маленький томик (изд. Эриха Матес в Лейпциге, 1924 г.), который Карл Мар (K.Mahr) снадбил недурными гравюрами по дереву

Немецкий экспрессионизм 1920-х гг. во всей красе.

Германия, 1923 (худ. Карл Мар)
Германия, 1923 (худ. Карл Мар)

ГДР. 1982 год. Йозеф Хегенбарт

Если я правильно идентифицировал художника, то Йозеф Хегенбарт родился в 1884 году (умер в 1962 г.). Значит, на него тоже наложился отпечаток экспрессионизма 1920-х гг. — самого оригинального движения в немецкой графике. Но этот художник преодолел все художественные течения своей молодости и создал собственную манеру. В картинке к "Гробовщику" поражает его техника: из каких-то почеркушек складывается эмоционально сильная картина. Такая техника — мечта многих графиков. Это бесспорный признак мастерства.

ГДР, 1982 (худ. Йозеф Хегенбарт)
ГДР, 1982 (худ. Йозеф Хегенбарт)

ЧССР. 1975 год. Карел Тайссиг

Принадлежность Чехии к Западной Европе сказывается в том, что картинка из социалистического 1975 года совершенно в духе средневековых европейских плясок смерти. Здесь скелет по-настоящему страшен.

ЧССР, 1975 (худ. Карел Тайссиг)
ЧССР, 1975 (худ. Карел Тайссиг)

ЧССР. 1980 год. Ева Беднаржова

Моё самое большое открытие: художница Ева Беднаржова. Современная абсурдисткая иллюстрация, выполненная совершенно естественно. Нашим — советским и российским — художникам такая лёгкость в абстракции не давалась. Другая школа.

ЧССР, 1980 (худ. Ева Беднаржова)
ЧССР, 1980 (худ. Ева Беднаржова)

В этой картинке Беднаржовой угадывается мотив вывески Адрияна.

цитата

Над воротами возвысилась вывеска, изображающая дородного Амура с опрокинутым факелом в руке, с подписью: «Здесь продаются и обиваются гробы простые и крашеные, также отдаются напрокат и починяются старые»

Некоторые наши иллюстраторы эту вывеску и тему ангелочка воспроизводили, но это было так скучно, что я такие картинки чаще пропускал. А здесь очень забавно получилось.




UPD/13.02.2020

И ещё порция зарубежных "Гробовщиков" — столь же потрясающая: https://ivannovak10.livejournal.com/16822....


Статья написана 22 января 19:48

Продолжим после перерыва обзор пушкинских "Повестей Белкина". На очереди — "Гробовщик". Готическая проза с ожившими мертвецами, вполне типичная для русской литературы той поры. Но у Пушкина — юмористическая готическая проза (да ещё и пародия на "Дон Жуана"). Тогдашние критики посчитали "Гробовщика" затянутым анекдотом. А через 200 лет мы видим, что повесть сохранила свою свежесть, в отличие от многих "серьёзных" ужастиков XIX века.

В иллюстрировании "Гробовщика" есть особенность. Имеются несколько широко известных дилетантских рисунков Пушкина к этой повести — почти сюита. У профессиональных художников можно увидеть переклички с этими рисунками.

Похоронные дроги (рис. Пушкина)
Похоронные дроги (рис. Пушкина)

Иллюстраций 1920-х — 1930-х к "Гробовщику" оказалось много. Пришлось их разбить на иллюстрации, опубликованные в эти годы в СССР и иллюстрации русских эмигрантов, опубликованные за границей. Сегодня — советские иллюстрации.

Н.Зарецкий (1920, 1923, 1936)

Для довоенного времени полные сюиты иллюстраций к отдельным повестям Белкина — редкость. Одна такая полная сюита к "Гробовщику" принадлежала русскому эмигранту Н.Зарецкому. Сюита полная, но я с ней смог ознакомиться менее, чем на половину. В моей коллекции есть такая массовая советская книжка 1936 года, в которой помещены 4 чёрно-белые картинки. С художником Н.Зарецким мы встречаемся впервые, на Фантлабе его персональную страничку я не нашёл. Книжка на Фантлабе есть: https://fantlab.ru/edition111298.

"Гробовщик", 1936 (худ. Н.Зарецкий)
"Гробовщик", 1936 (худ. Н.Зарецкий)

Библиографическое описание из каталога-справочника 1987 года:

Дополнение к библиографии: Тираж 300 тыс. экз. Цена 40 коп.

Полностью отсканированная книга в свободном доступе выложена на сайте РГДБ: https://arch.rgdb.ru/xmlui/handle/1234567....

В альбоме "Пушкин в русской и советской иллюстрации" (1987) имеются 3 цветные картинки Зарецкого к "Гробовщику", датированные 1920 годом. И сведения о первом зарубежном издании: 1923 год, Берлин (на русском языке), 13 двухцветных иллюстраций высокого качества. На сайте одного аукциона мелко-мелко даны фотографии разворотов со всеми иллюстрациями из берлинского издания. Ничего не разобрать, а при увеличении картинки утрачивают резкость. Так что придётся довольствоваться тем, что есть.

Посмотрим имеющиеся иллюстрации Зарецкого и вспомним сюжет "Гробовщика".

Переезд

Повесть начинается без предисловий с того, что гробовщик Адриян Прохоров переезжает на новое место, используя для этого рабочий транспорт: похоронные дроги. Зарецкий (вслед за Пушкиным) просто нарисовал этот экипаж двойного назначения:

Переезд Адрияна, 1936 (худ. Н.Зарецкий)
Переезд Адрияна, 1936 (худ. Н.Зарецкий)

Дальше в имеющемся иллюстративном ряде — провал.

Ну а в повести новый сосед — русский немец-ремесленник (сапожник) Шульц — пригласил Адрияна к себе на серебряную свадьбу.

Гробовщик с семейством

Гробовщик с дочерями собрался в гости к соседу-немцу на серебряную свадьбу. Зарецкий даёт парадный семейный портрет.

цитата

Не стану описывать ни русского кафтана Адрияна Прохорова, ни европейского наряда Акулины и Дарьи... Полагаю, однако ж, не излишним заметить, что обе девицы надели желтые шляпки и красные башмаки, что бывало у них только в торжественные случаи

Адриян, Акулина, Дарья, 1920 (худ. Н.Зарецкий)
Адриян, Акулина, Дарья, 1920 (худ. Н.Зарецкий)

Немецкая серебряная свадьба

Собственно на свадьбе гости много пьют. У нас есть возможноость сравнить цветной первоначальный вариант этой сцены с оттиском из издания 1936 года.

Пирушка в цвете, 1920 (худ. Н.Зарецкий)
Пирушка в цвете, 1920 (худ. Н.Зарецкий)
Пирушка ч/б, 1936 (худ. Н.Зарецкий)
Пирушка ч/б, 1936 (худ. Н.Зарецкий)

Кульминацией пирушки был тост «За здоровье тех, на которых мы работаем!". Для гробовщика тост двусмысленный. Гости стали над Адрияном потешаться, он разобиделся и ушёл.

Гробовщик при исполнении

Рано утром после попойки за Адрияном прислали с радостной вестью: "Купчиха Трюхина скончалась в эту самую ночь".

Адриян у тела купчихи Трюхиной, 1920 (худ. Н.Зарецкий)
Адриян у тела купчихи Трюхиной, 1920 (худ. Н.Зарецкий)

Гробовщик и клиенты

Адриян, всё ещё тая обиду на соседей, принимает решение отпраздновать новоселие без них: "Хотелось было мне позвать их на новоселье, задать им пир горой: ин не бывать же тому! А созову я тех, на которых работаю: мертвецов православных». Пожелание сбылось, Адриян возвращается домой, а там...

цитата

Комната полна была мертвецами. Луна сквозь окна освещала их желтые и синие лица, ввалившиеся рты, мутные, полузакрытые глаза и высунувшиеся носы...
Пушкин рисует скелет.

Первый клиент Адрияна (рис. Пушкина)
Первый клиент Адрияна (рис. Пушкина)

Это первый клиент Адрияна, который лезет к нему обниматься.

цитата

«Ты не узнал меня, Прохоров, — сказал скелет. — Помнишь ли отставного сержанта гвардии Петра Петровича Курилкина, того самого, которому, в 1799 году, ты продал первый свой гроб — и еще сосновый за дубовый?» С сим словом мертвец простер ему костяные объятия...

Сложно иллюстратору обойтись без этой сцены... Зарецкий её, конечно, рисует.

Объятия мертвеца, 1936 (худ. Н.Зарецкий)
Объятия мертвеца, 1936 (худ. Н.Зарецкий)

Кончилось всё хорошо. Это оказался сон — тяжелый кошмар после пирушки у немцев. Правда, долгожданная смерть купчихи Трюхиной тоже приснилась. Но это Адриян с лёгкостью перенёс.

Провинциальный московский быт

Почему-то располагает "Гробовщик" иллюстраторов к тому, чтобы они давали бытовые зарисовки разночинной Москвы, где у Пушкина происходит действие повести. Причём, это зарисовки провинциального города, каким Москва была тогда по сравнению с Петербургом. У Зарецкого в доступных мне иллюстрациях есть концовка: будочник (с алебардой!), фигура архаичная уже для 1830 года. Причём будочник этот — сквозной персонаж повести, Пушкин описывает его с удовольствием. Это "чухонец Юрко" — единственный "из русских чиновников", бывший на пирушке у немцев.

Русский чиновник чухонец Юрко, 1936 (худ. Н.Зарецкий)
Русский чиновник чухонец Юрко, 1936 (худ. Н.Зарецкий)

Вот такая фрагментарная сюита эмигранта Зарецкого. Цветные иллюстрации — прелестны. Они без ярких признаков модерна, но вполне укладываются в дореволюционное направление круга "Мира искусств". Для 1920 года эти картинки были уже, конечно, несовременны — только напоминание о безвозвратно ушедшей эпохе. В чёрно-белом воспроизведении в советской книжке эти иллюстрации утратили грациозность (да ещё и качество воспроизведения низкое). С художественных позиций советские критики Зарецкого невысоко ценили. П.Эттингер в обзоре "Иллюстрированные издания Пушкина за годы революции" ("Литературное наследство", т.16-18, 1934) две картинки из немецкого издания поместил (очень плохо воспроизведённых). Но творчество Зарецкого не рассматривалось — в заграничной пушкиниане за лидерство борются между собой художники А.Алексеев и В.Масютин.

Отношение к политически-нейтральным эмигрантам было ещё спокойным (ещё надеялись некоторых вернуть), хотели к 1937 году А.Алексеева издать — не получилось. А вот сюиту эмигранта Зарецкого издали в СССР в предюбилейный пушкинский год. И, видимо, это был единственный довоенный советский "Гробовщик", где были нарисованы мертвецы и скелеты. А вышел-то этот "Гробовщик" в "Детгизе" (в 1936 году — "Детиздат").

Л.Хижинский (1936)

Уже знакомый нам художник Л.Хижинский и его ксилографии из знакомой серийной ленинградской книжки 1936 года навстречу пушкинскому юбилею. По одной гравюре к каждой повести.

"Повести Белкина": Л, 1936 (худ. Л.Хижинский)
"Повести Белкина": Л, 1936 (худ. Л.Хижинский)

Провинциальный московский быт

К "Выстрелу" у Хижинского была кульминационная сцена со второй дуэлью, к "Метели" — метель. Для "Гробовщика" художник сделал городской пейзаж. Остановился на первых тактах вступления: снимают вывеску со старого дома Адрияна, переехала лавка гробовщика.

"Гробовщик", 1936 (худ. Л.Хижинский)
"Гробовщик", 1936 (худ. Л.Хижинский)

Н.Пискарев (1937)

Ещё одно знакомое нам юбилейное издание белкинского цикла для "взрослых" — издательство "Academia", 1937 год. По две ксилографии (заставка и концовка) к каждой повести художника Н.Пискарева.

"Повести Белкина": М., "Academia", 1937 (худ. Н.Пискарев)
"Повести Белкина": М., "Academia", 1937 (худ. Н.Пискарев)

Тоже решил иллюстратор обойтись без мистики. Просто дал эпизоды реальной (без пьяного дурмана) жизни гробовщика Адрияна. В начале повести Адриян переезжает, в конце — пьёт чай (как и собирался).

Переезд

"Гробовщик". Заставка, 1937 (худ. Н.Пискарев)
"Гробовщик". Заставка, 1937 (худ. Н.Пискарев)

Чаепитие

"Гробовщик". Концовка, 1937 (худ. Н.Пискарев)
"Гробовщик". Концовка, 1937 (худ. Н.Пискарев)

Наверное, серьёзные художники посчитали, что рисовать оживших мертвецов — потакание неразвитым вкусам читателей (для "Детгиза" пришлось мертвецов заимствовать из немецкого издания). У Пушкина должна быть какая-то сверхидея. Но сами художники этой идеи не нашли. Получилась история про размеренную жизнь на московских улочках. Судя по мелькающим датам — первый клиент в 1799 году, проживание на старом месте 18 лет — перед нами должна быть Москва 1817 года, которая возрождается после самосожжения во время наполеоновского нашествия. Но об этом намёков нет ни у Пушкина, ни у художников...

М.Котляревская (1937)

Были, впрочем ещё скелеты в советской довоенной книге. Книга, изданная в 1937 году на украинском языке (тем самым ограниченная в распространении). Художница М.Котляревская (на Фантлабе представлена: https://fantlab.ru/art9992).

Библиографическое описание книги в каталоге-справочнике:

Книги этой у меня нет, на Фантлабе она тоже не представлена. Иллюстрация к "Гробовщику" воспроизведена в альбоме "Пушкин в русской и советской иллюстрации" (1987 г.).

Это линогравюра. Хорошая техника. И композиция пока ещё свежая. Позже, когда скелеты массово проникнут в советские издания "Гробовщика" такая композиция станет общим местом.

В.Свитальский (1935)

Нарисовал мертвецов в "Гробовщике" и выдающийся художник В.Свитальский. Но до войны иллюстрации не были опубликованы. Первая публикация — в 1961 году в этом альбоме.

Альбом 1961 г.
Альбом 1961 г.

Картинку повторили в современном неплохом иллюстрированном однотомнике от "Эксмо", но заставку к "Гробовщику" в этом издании сделали постороннюю.

С силуэтами Свитальского мы встречались в связи с иллюстрациями к "Евгению Онегину" — в этой колонке это статья № 1.

Гробовщик и клиенты

Первый клиент Адрияна, 1935 (худ. В.Свитальский)
Первый клиент Адрияна, 1935 (худ. В.Свитальский)

Впечатляющий рисунок. Но не пустили его в печать в 1935 году. Так что ожившие мертвецы в довоенном СССР были адресованы только детской аудитории. Взрослые читатели в других центральных советских изданиях увидели скучноватые картинки без мистики. Это в заграничных "Гробовщиках" вовсю плясали скелеты.


Статья написана 15 декабря 2019 г. 11:29

Пышно отпраздновали столетие Октябрьской революции наши книгоиздатели: выпустили четыре иллюстрированные книги, которые трудно было не купить. Это были "Двенадцать" Блока. И я их купил.

Кое-какие издания "Двенадцати" уже были; что-то, заинтересовавшись темой, прикупил у букинистов.

Сложилась маленькая коллекция.

Много писали и говорили в начале 2018 года о графических прочтениях "Двенадцати" по случаю выхода в свет подарочных изданий, проиллюстрированных Трауготом, Н.Поповым и В.Гусевым. У меня к юбилею необходимости приурочиваться не было. Показываю всех своих "Двенадцать" сейчас (к зиме, правда, приурочил).

О своём личном отношении к поэме мне сказать нечего: в юности упивался стихами Блока и отторгал "Двенадцать" за грубость стиха ("как Маяковский какой-нибудь"). Интересно стало только сейчас, но это интерес не к литературному, а к культурно-историческому феномену.




Начать надо с иллюстраций современников выхода поэмы. А вышла она в 1918 году. Нашлось несколько циклов иллюстраций 1918-1924 гг.

Ю.Анненков

Первый цикл — это, конечно, иллюстрации Ю.Анненкова (1918 г.). В 1980 году вышло хорошее факсимильное издание.

Худ. Ю.Анненков. Издание 1918 г.
Худ. Ю.Анненков. Издание 1918 г.
Худ. Ю.Анненков. Факсимиле 1980 г.
Худ. Ю.Анненков. Факсимиле 1980 г.

Нет ещё ни красного террора, ни гражданской войны, ни военного коммунизма. На большевиков смотрят как на диковинку. На улицах только страшно — хулиганство и бандитизм. Легендарный Ю.Анненков — дитя Серебряного века, модный революционный художник и эмигрант. В революционное искусство вписался, поскольку был близок к авангарду (и, как говорят знатоки, к кубизму).

Анненков на Фантлабе представлен: https://fantlab.ru/art7123. Издание 1918 года представлено на Фантлабе: https://fantlab.ru/edition113550.

Оригинальное издание 1918 года по цене недоступно. Факсимильное издание "Двенадцати" я был бы не против приобрести, но не получилось. Почему-то эта книга редко предлагается букинистами, а если предлагается, то слишком дорого, учитывая, что все картинки Анненкова по отдельности размещены в различных изданиях и альбомах, и весь цикл можно найти в Интернете. В общем, картинки — из Интернета.

А.Аршинов

Современное издание (М.: Прогресс-Плеяда, 2010) с иллюстрациями, извлечёнными из архивов и впервые публикуемыми в книге.

Худ. А.Аршинов (1924 г.). Издание 2010 г.
Худ. А.Аршинов (1924 г.). Издание 2010 г.

А.Аршинов — забытый советский художник, который сделал сюиту к "Двенадцати" в 1924 году, но тогда её не издал. Расцвет НЭПа, позиции коммунистов тверды, революционная вольница осёдлана... Сегодня графика 1920-х гг. интересна всем, книга имеет восторженный отзыв в "Лабиринте". Очень эффектная картинка на обложке: игра теней и отражений, как у эмигранта Алексеева, который прославился такой техникой на весь мир. Отголоски модерна в революционной России.

Ни художника, ни книги на Фантлабе пока нет (подал заявку).

С.Телингатер

Книга, изданная в Баку в 1923 году.

Худ. С.Телингатер. Издание 1923 г.
Худ. С.Телингатер. Издание 1923 г.

С.Телингатер — известный советский график. Широко известен своими опытами в построении шрифтов. Оригинальные иллюстрации у него были до войны, и потом почти не переиздавались. В "Двенадцати" 1923 года он, конечно, авангардист.

Художник на Фантлабе представлен: https://fantlab.ru/art3915. Книги на Фантлабе нет. Иллюстрации из Интернета.

В.Масютин

Книга изданная за границей (Берлин: "Нева", 1922)

Худ. В.Масютин. Издание 1922 г.
Худ. В.Масютин. Издание 1922 г.

С художником В.Масютиным мы уже неоднократно встречались (много он работал в эмиграции). Авангардист, и авангардизм у него лёгкий, не натужный.

Книга представлена на Фантлабе (без иллюстраций): https://fantlab.ru/edition168683. В описаниях на аукционах содержатся сведения, что иллюстраций только четыре (не считая обложки). Вроде бы удалось обнаружить в Интернете все четыре.

М.Ларионов и Н.Гончарова

Сюита иллюстраций, изданная за границей в 1920 году: с простой обложкой на русском языке (Париж: "Мишень", 1920) и с иллюстрированной обложкой на английском (Лондон: Chatto Windus, 1920).

Париж
Париж
Лондон
Лондон

Художники — семейная пара эмигрантов М.Ларионов и Н.Гончарова. Ларионов — абстракционист, Гончарова — самобытная художница в древне-русском стиле (потом посмотрим её бесподобные иллюстрации к пушкинской "Сказке о царе Салтане").

М.Ларионов на Фантлабе упомянут: https://fantlab.ru/art6448. Н.Гончарова на Фантлабе представлена поподробнее: https://fantlab.ru/art22867. Книги на Фантлабе нет. Картинки из Интернета (можно найти всю сюиту).

Гончаровой, по-видимому, в "Двенадцати" (в парижском издании) принадлежит только один почти канонический лик Христа. Его почему-то часто втыкают в интернетовские статьи про поэму. Видимо, потому, что похож на Христа.




Темы поэмы, по которым я предлагаю смотреть иллюстрации:

1) Ветер и снег.

2) История Катьки

3) Убийство Катьки

4) "Нынче будут грабежи"

5) Пёс и буржуй

6) Двенадцать и Христос (при наличии).

Последовательность иллюстраций такая: Ю.Анненков, А.Аршинов, С.Теленгатер, В.Масютин, М.Ларионов (и Н.Гончарова).

1) Ветер, снег

Знаменитое начало:

цитата

Черный вечер.

Белый снег.

Ветер, ветер!

На ногах не стоит человек.

Ветер, ветер —

На всем Божьем свете!

Поэма — зимняя (январь 1918 года). Тема ветра, согласно всем толкователям — сквозная. Цвет опять же: чёрный и белый. Художникам сложно уклониться от этой темы. Все нарисовали или ветер, или снег, или контраст чёрного и белого. У Масютина только явно выраженного ветра и снега нет.

Ю.Анненков
Ю.Анненков
А.Аршинов
А.Аршинов

С.Теленгатер
С.Теленгатер
В.Масютин
В.Масютин

М.Ларионов
М.Ларионов
М.Ларионов
М.Ларионов

Почти у всех художников на начальных картинках есть обрывки слов "Вся власть...", "Собран..." "Учредит..." на растяжках. Это ещё один знаменитый фрагмент из самого начала:

цитата

От здания к зданию

Протянут канат.

На канате — плакат:

«Вся власть Учредительному Собранию!»

Этот лозунг намертво вошёл во все циклы иллюстраций. Не забывали его и советские художники. Может, их забавлял курьёз: "Вся власть..." но не Советам.

2) История Катьки

Как ни странно, есть в поэме и сюжет. Он завязан на девице по имени Катька.

цитата

Ах ты, Катя, моя Катя,

Толстоморденькая...

О ней беседуют двенадцать красногвардейцев, как только они появляются в поэме. Вообще-то сейчас Катька гуляет с Ванькой — эту пару и обсуждает революционный патруль. Но припоминают Катьке и другое:

цитата

В кружевном белье ходила —

Походи-ка, походи!

С офицерами блудила —

Поблуди-ка, поблуди!

Злоба и злорадность: скатилась от офицеров к солдатам. Иллюстраторы развратную Катьку часто изображают именно с офицером (идентифицируется по погонам, у Анненкова — по карманам френча, погоны уже сняты). Истории Катьки нет у Масютина.

Ю.Анненков
Ю.Анненков
А.Аршинов
А.Аршинов

С.Теленгатер
С.Теленгатер

М.Ларионов
М.Ларионов

3) Убийство Катьки

И тут как раз на патруль вылетают Катька с Ванькой на лихаче ("Елекстрический фонарик // На оглобельках..."). Оружие, анархия, бесконтрольность... Патруль начинает стрельбу, чтобы посчитаться за что-то с Ванькой (видимо, он ренегат), но случайно пуля попадает в Катьку.

И вот у Блока потрясающее четверостишие, где соединяется "Катька-падаль" и строки, который тут же стали официальным слоганом Революции. А ведь поэма потом вошла в школьную программу — все видели такое многозначительное соседство.

цитата

Что Катька, рада? — Ни гу-гу...

Лежи ты, падаль, на снегу!

Революцьонный держите шаг!

Неугомонный не дремлет враг!

Художники сцену убийства Катьки изображают по-разному (кто-то просто стрельбу по лихачу показывает). У Анненкова сцена страшная. И нет сцены убийства у Аршинова.

Ю.Анненков
Ю.Анненков

С.Теленгатер
С.Теленгатер
В.Масютин
В.Масютин

М.Ларионов
М.Ларионов

4) "Нынче будут грабежи"

Выясняется, что убил Катьку красногвардеец Петруха. А он эту девку любил. Однако мелодраме не позволили разыграться товарищи по патрулю. Они убеждают Петруху, что сейчас не время для личных страданий. И Петруха приходит в себя. И опять у Блока соединение без зазора: Петруха повеселел и тут же:

цитата

Запирайте етажи,

Нынче будут грабежи!

Отмыкайте погреба —

Гуляет нынче голытьба!

Художники не упускают эту тему (причём, связанную именно с винными погребами).

Ю.Анненков
Ю.Анненков
А.Аршинов
А.Аршинов

У Теленгатера, Масютина и Ларионова эта тема явно не выражена. Ларионову хватает изображения рож красногвардейцев: и не просто бандитских, как на обложке лондонского издания, а иногда и выходцев из ада.

М.Ларионов
М.Ларионов

5) Пёс, буржуй

Ещё один запоминающийся мотив из поэмы — это тема буржуя и пса. Она возникает внезапно в девятой главке поэмы. У художников образ отпечатался молниеносно. Часто это самый выразительный элемент цикла иллюстраций у разных художников.

цитата

Стоит буржуй на перекрестке

И в воротник упрятал нос.

А рядом жмется шерстью жесткой

Поджавший хвост паршивый пес.

Ю.Анненков
Ю.Анненков
А.Аршинов
А.Аршинов

С.Теленгатер
С.Теленгатер
В.Масютин
В.Масютин

М.Ларионов
М.Ларионов

Для Блока это не просто бытовая сценка, а символ, который иллюстраторы и пытаются передать в меру своих сил.

цитата

Стоит буржуй, как пес голодный,

Стоит безмолвный, как вопрос.

И старый мир, как пес безродный,

Стоит за ним, поджавши хвост.

6) Двенадцать и Христос

Окончание поэмы знаменитое и первых читателей застало врасплох (Христос с красным флагом возглавляет шествие двенадцати). А мы-то уже видели, что резкие переходы, соединение несоединимого — это у Блока специальный приём по всей поэме.

цитата

... Так идут державным шагом —

Позади — голодный пес,

Впереди — с кровавым флагом,

И за вьюгой невидим,

И от пули невредим,

Нежной поступью надвьюжной,

Снежной россыпью жемчужной,

В белом венчике из роз —

Впереди — Исус Христос.

Сложно обойтись без концовки в сюитах иллюстраций. А какую ещё концовку здесь можно дать? Для эмигрантов — всё просто, для советских художников — посложнее (для позднесоветских художников будет совсем сложно).

У Анненкова — впереди вьётся красное знамя и какая-то смутная фигура угадывается. Нет Христа у Аршинова, он сосредоточился на псе — старом мире — который позади (у советского художника он показывает волчий оскал). У Теленгатера цепочка красногвардейцев втягивается в улочку — может, и есть впереди Христос. У Гончаровой и Ларионова в одной книжке — разные облики Христу (один модерновый, а другой авангардистский).

Ю.Анненков
Ю.Анненков
А.Аршинов
А.Аршинов

С.Теленгатер
С.Теленгатер
В.Масютин
В.Масютин

Н.Гончарова
Н.Гончарова
М.Ларионов
М.Ларионов

Самая эффектная (и самая прямолинейная) трактовка темы красногвардейцев и Христа — у С.Юткевича (впоследствии знаменитого кинорежиссёра). Есть сведения, что он проиллюстрировал в 1919 году "Двенадцать". Посмотреть на книгу не довелось. В Интернете бродит вот такая картинка, которую с трудом удалось идентифицировать по авторству.

С.Юткевич
С.Юткевич


Статья написана 15 апреля 2019 г. 17:06

Сегодня — последний "Золотой петушок" из моей коллекции. Начинал я показ иллюстрациями Билибина (https://fantlab.ru/blogarticle58003). Так получилось, что заканчиваю иллюстрациями билибинского современника — художника Б.Зворыкина. И иллюстрации примерно того же времени. Издание, конечно, современное — новодел.

Пушкин. Сказки. Худ. Б.Зворыкин. 2008
Пушкин. Сказки. Худ. Б.Зворыкин. 2008

Есть на Фантлабе как художник (https://fantlab.ru/art3325), так и книга (https://fantlab.ru/edition92145).

Сейчас в продаже имеется сборник пушкинских сказок с картинками Зворыкина, изданные Мещеряковым (https://www.labirint.ru/books/561755/). Мой сборник полиграфией не блещет — картинки мутные. Но и мещеряковский издавался не с оригиналов — так что менять не стал.

Из современного послесловия следует, что мой сборник сделан с парижского издания 1925 года (на французском языке).

Скудные библиографические данные в каталоге-справочнике: описания иллюстраций нет (помечено, что не удалось составителю посмотреть это зарубежное издание).

Даю собственное библиографическое описание по образцу каталога-справочника.

Сказки. — М.: Игра слов, 2008. — 128 с.; 30 см.

ЗВОРЫКИН Б.В. — цв. декоративный титульный лист и шмуцтитулы к каждой сказке, 32 цв. ил: фронтиспис, У Лукоморья — цв. декоративная заставка; Сказка о рыбаке и рыбке — заставка с обрамлением, 3 страничных, 1 цвухцветная декоративная в тексте; Сказка о золотом петушке — заставка с обрамлением, 4 страничных, 2 цвухцветных декоративных в тексте; Сказка о мертвой царевне и о семи богатырях — заставка с обрамлением, 4 страничных, 2 цвухцветных декоративных в тексте; Сказка о царе Салтане... — заставка с обрамлением, 6 страничных, 5 цвухцветных декоративных в тексте;

Переплёт (твёрдая обложка). Тираж — 3.000 экз.

Пушкин. Сказки. Худ. Б.Зворыкин. Титульный разворот
Пушкин. Сказки. Худ. Б.Зворыкин. Титульный разворот

Есть упоминания о Зворыкине в советской пушкиниане (в знаменитом "пушкинском томе" Литературного наследства 1934 года в статье П.Эттингера "Иллюстрированные издания Пушкина за годы революции").

цитата

В.Зворыкин, о котором выше уже шла речь по поводу "Бориса Годунова" в издании Плаца, иллюстрировал для последнего и сборник "Сказок". Декоровка страниц тут напоминает орнаментальный пошиб того же художника в указанной пушкинской драме, а в его эффектных цветных иллюстрациях здесь ещё больше бросается в глаза подражание И.Билибину, создавшему в своё время данный стиль для русских сказок

Резко и пренебрежительно. Это не потому, что художник был эмигрантом — о многих других иллюстраторах русского зарубежья в этой статье очень хорошие отзывы. Видимо, действительно, эстетические разногласия. Сейчас, конечно, с придыханием о Зворыкине пишут и издают его активно — нравится народу.

Перейдём к "Золотому петушку".

Сказка о золотом петушке. Худ. Б.Зворыкин. Шмуцтитул
Сказка о золотом петушке. Худ. Б.Зворыкин. Шмуцтитул

В моём новоделе можно проследить общие идеи зворыкинского иллюстрирования. После декоративного шмуцтитула идёт первая страница сказки. Это богатая декоративная рамка, в которую вписана сюжетная илюстрация-заставка и начальный текст. Вот такая первая страница в "Золотом петушке".

Первая страница: богатая рамка
Первая страница: богатая рамка

Остальные сюжетные иллюстрации — страничные. А кроме того, в каждой сказке есть два, редко больше, декоративных элемента: цвухцветные картинки-орнаменты. Вот такие орнаментальные элементы оформления есть в "Золотом петушке".

Оправданность помещения их в новодельском макете сомнительна. А представление о макете первоиздания 1925 года можно составить по сканам в сети (здесь вот есть: http://www.raruss.ru/illustrators-russian...). Там к картинкам-орнаментам рамка соответствующая прилагается. Совсем другое дело!

Полный вариант оформительства страницы
Полный вариант оформительства страницы




Теперь по существу.

Сначала просто выложу страничные иллюстрации Зворыкина к "Золотому петушку" из моего новодела.

Петушок кричит
Петушок кричит
В поход за девицей
В поход за девицей

Перед шатром
Перед шатром
Скопец явился с требованием
Скопец явился с требованием

Трудно не согласиться с отзывом советских критиков — мне картинки Зворыкина после первого просмотра тоже показались откровенно вторичными, явным перепевом знаменитых билибинских иллюстраций.

Вот откуда, например, у Зворыкина шут, сидящий на полу, в первой иллюстрации? Из Билибина ведь — из "Сказки о царе Салтане".

"Сказка о царе Салтане", Билибин, 1907
"Сказка о царе Салтане", Билибин, 1907

Но у Билибина сидящий на полу боярин оправдан (съехал со стула пьяненький на пиру, котика задирает), а у Зворыкина помещён в композицию без всякого смысла. Без котика-то какой смысл на полу сидеть?

Билибин, 1907 год
Билибин, 1907 год
Зворыкин через 20 лет
Зворыкин через 20 лет

Решил посмотреть, что там было у Зворыкина вообще по "Золотому петушку". А было вот что. Первые его иллюстрации к этой сказке вышли в России в 1903 году — гораздо раньше билибинских (книжка представлена на Фантлабе:https://fantlab.ru/edition111129, а полная сюита — на сайте "Музей детской книги":https://kid-book-museum.livejournal.com/3..., есть современное переиздание: https://www.labirint.ru/books/666440/). Потом было отдельное издание "Золотого петушка" 1923 года в Париже (представлено на Фантлабе:https://fantlab.ru/edition111130 с несколькими картинками; остальных картинок из этого издания не обнаружил в сети). И только потом парижское издание 1925 года (картинки откуда повторены в моём новоделе).

Решил сравнить все доступные варианты Зворыкина между собой и с билибинским "Золотым петушком".

Предварительные замечания: в первом зворыкинском (1903 года) "Золотом петушке" рамочки и общая декоративность — скорее всего, действительно, билибинские (русские-то сказки у Билибина уже вышли несколько лет назад и фурор произвели). Но всё же, первый зворыкинский "Золотой петушок" — оригинальный. А позднейшие варианты клонятся в сторону билибинских образцов.

1) Вручение золотого петушка

Зворыкин, 1903
Зворыкин, 1903
Билибин, 1910
Билибин, 1910
Зворыкин, 1923
Зворыкин, 1923
Зворыкин, 1925
Зворыкин, 1925

Заметно, что по сравнению с 1903 годом манера у Зворыкина стала, по сути, калькой билибинской манеры. Композиция этой сцены тоже в окончательном варианте сложилась под влиянием Билибина. А в варианте 1923 года (промежуточном для Зворыкина) рабски скопированы не только композиция (точное зеркальное отображение), но и детали билибинского рисунка (пол в шашечках, балкон, вид с балкона).

2) Петушок объявляет тревогу

Зворыкин, 1903
Зворыкин, 1903
Билибин, 1910
Билибин, 1910
Зворыкин, 1925
Зворыкин, 1925

Варианта этой сцены 1923 года не обнаружил (пользуюсь только теми образцами, которые на Фантлабе выложены). Здесь формально сцены Зворыкина и Билибина разные (у Зворыкина царь в окно на петушка смотрит, у Билибина бояре к сонному царю пришли). Но композиция-то в последнем варианте у Зворыкина опять билибинская (и снова в зеркальном отображении)! Три фигуры напряжённо обращаются в одну точку. Про срисованного у Билибина шута уже говорил.

3) Поход царя Дадона

Зворыкин, 1903
Зворыкин, 1903
Билибин, 1910
Билибин, 1910
Зворыкин, 1925
Зворыкин, 1925

Варианта этой сцены 1923 года у меня тоже нет. Дрейф в сторону билибинской композиции — не такой явный, но заметный. В первом варианте у Зворыкина Дадон на коне, пешие — ратники, а в последнем варианте — билибинская идея: царь в повозке, а рядом чинно идут бояре.

4) Поле битвы с мёртвыми сыновьями и встреча с шамаханской царицей у шатра

Зворыкин, 1903, 1 эпизод
Зворыкин, 1903, 1 эпизод
Зворыкин, 1903, 2 эпизод
Зворыкин, 1903, 2 эпизод
Билибин, 1910
Билибин, 1910
Зворыкин, 1925
Зворыкин, 1925

Варианта этой сцены 1923 года снова нет. А в первом варианте у Зворыкина она была разбита на два рисунка: царь на поле боя над убитыми сыновьями и царь у шатра. С билибинских времён эти два эпизода многие художники стали передавать концентрировано: трупы сыновей находятся непосредственно перед шатром, а Дадон, не прекращая выть над телами, уже тянется к шамаханской царице. В позднем варианте Зворыкин этой идее не смог противиться и снова воспроизвёл билибинскую композицию (на сей раз даже не зеркально).

5) Конфликт со скопцом

Зворыкин, 1903
Зворыкин, 1903
Билибин, 1910
Билибин, 1910
Зворыкин, 1923
Зворыкин, 1923
Зворыкин, 1925
Зворыкин, 1925

Тенденция подтверждается. Сначала у Зворыкина был оригинальный рисунок. Потом появилась билибинская композиция — и всё, всякая оригинальность испарилась. Во втором варианте (1923 г.) у Зворыкина сменился ракурс сцены: она стала плоской, билибинской. А через два года в последнем варианте прямая цитата из Билибина добавилась: боярин в правом нижнем углу в синем кафтане с цветами. Что происходит?

6) Петушок бьёт царя Дадона

Зворыкин, 1903
Зворыкин, 1903
Билибин, 1910
Билибин, 1910
Зворыкин, 1923
Зворыкин, 1923

А вот здесь интересно: концовка, где в круге диафрагмы петушок, сидя на голове, клюёт царя Дадона, появилась впервые в оригинальной версии Зворыкина в 1903 году. И у Билибина в его цикле такая же концовка (только в его манере — плоская). Потом Зворыкин повторил концовку в издании 1923 года — но отдалил рисунок от билибинского образца (хотя в других случаях усиливал сходство), а в последней версии сказки вообще от знаменитой концовки отказался. Смотрится это так, будто уже Билибин из всей зворыкинской сюиты одобрил только концовку, присвоил её себе, а Зворыкин скромно от авторства отказался. Интересные у них в Серебряном веке творческие отношения были... Вот эта вот концовка не позволяет мне однозначно причислить Зворыкина к эпигонам Билибина.




Что же было на самом деле? Слишком открытая у Зворыкина имитация, но в его среде — в эмигрантском зарубежье — никто, вроде бы, Зворыкина не осуждал и не презирал, в плагиате не обвинял.

Возможно, такая имитация Билибина было требованием рынка? Издание пушкинских сказок 1925 года — для французского читателя. А это уже просветительская миссия — знакомство с русской культурой. Но, как это всегда бывает, для коммерческого успеха требовался знакомый для иностранцев брэнд "а ля рюс" — в графике им оказался Билибин. Вот и пришлось Зворыкину штампы билибинские воспроизводить.

Но всё же это на игру какую-то похоже. Из-за откровенности заимствования картинки Зворыкина больше похожи на раскавыченные всем известные цитаты. А вот это уже приём постмодернизма — вроде бы рановато, но в связи с "Пиковой дамой" мы уже сталкивались с подобным (см.:https://fantlab.ru/blogarticle55256). Всё больше убеждаюсь, что постмодернизм процветал среди русских художников-эмигрантов в Париже в 1920-е гг.

Вот в чём заключается всемирно-историческое значение Зворыкина и Ленина (первого — за то, что родоначальник постмодернизма, а второго — за то, что выгнал первого в Париж).


Статья написана 7 июня 2018 г. 08:33

Продолжаю обзор иллюстраций к "Пиковой даме". Пока складывается хронологический порядок: сюиту Бенуа (1911) я показал в прошлый раз здесь, а следующая полноценная сюита к "Пиковой даме" была напечатана в 1923 году. Художник — В.Шухаев, русский эмигрант, книга издана во Франции. Художника на Фантлабе нет, книги тоже нет.

Подлинник простому смертному недоступен. У меня, понятно, репринт (но очень качественный, повторена даже обёртка обложки — суперобложкой её сложно назвать).

В обёртке
В обёртке
Без обёртки
Без обёртки

Поскольку это репринт, библиографические сведения даю из каталога-справочника об оригинальном издании (там ещё и другая информация о художнике и об этих иллюстрациях).

Сведения о репринте: М.: ИМЛИ, "Наследие", 1999. Тираж 1.000 экз.

Это же содружество (издательство "Наследие" и Институт мировой литературы РАН) выпустило прекрасный репринт "Евгения Онегина" с иллюстрациями Добужинского (показывал здесь). Жаль, что деятельность по изданию подобных репринтов прекратилась.




О концепции этой книги как единого целого текста и иллюстраций. Чтобы составить представление о макете даю первые развороты.

Как положено в библиофильских книжках, сначала — пышное и неспешное, очень декоративное открытие (открывание) книги: много пустых листов, всякие титулы, авантитулы, что-то перед ними, после них (тут я уже не могу щеголять специальными терминами — для такого множества вступительных страниц моя шпаргалка обозначений не содержит). Этакая разминка.

Начало
Начало
Ложный титул
Ложный титул
После ложного перед настоящим титулом
После ложного перед настоящим титулом
Титульный разворот
Титульный разворот
Предисловие А.Жида
Предисловие А.Жида
После предисловия
После предисловия

А главы смоделированы одинаково: пустой разворот с номером, большая цветная страничная иллюстрация перед текстом главы, монохромная буквица в первом слове, цветная заставка непосредственно над началом текста, цветная полустраничная иллюстрация в тексте и монохромная концовка.

Разворот с римской цифрой
Разворот с римской цифрой
Разворот с большой картинкой
Разворот с большой картинкой
Наконец-то начало!
Наконец-то начало!
 Текст
Текст
Картинка в тексте
Картинка в тексте
Концовка
Концовка

Бенуа не стал рисовать компанию, в которой и рассказывается анекдот о трёх картах. Получается, что Шухаев первым изобразил начальные строки: "Играли в карты у конногвардейца Нарумова". Исторически верно изображён белый мундир конногвардейца.




Техника иллюстраций у Шухаева совсем другая, чем у Бенуа (указано, что у Шухаева гелиогравюры, но как это сделано — непонятно). Но сравнение этого цикла иллюстраций с сюитой Бенуа было неизбежно. При этом Шухаев как будто открыто напрашивался на сравнение. Поэтому, конечно, иллюстрации Шухаева — это не подражание Бенуа, а, напротив, противопоставление: "Не так ты сделал, вот как надо было...". Это пока ещё острый спор двух современников. Но чувство странное, когда помнишь о картинках Бенуа и смотришь картинки Шухаева.

Пройдёмся по узловым точкам, которые, по моему мнению, помогли бы выявить особенности разных художников (т.е. это узловые точки не столько сюжета, сколько возможностей для интерпретации).

1) Молодая графиня в Версале (XVIII век). Первая глава

Здесь Шухаев, как и Бенуа, выбрал для иллюстрирования парижских сцен молодую графиню за игорным столом и разговор молодой графини с мужем (по итогам которого графиня дала мужу пощёчину "и легла спать одна, в знак своей немилости" — вот это предпощёчечное состояние у Шухаева получилось острее).

"Венера московитов"
"Венера московитов"
Требует денег у мужа
Требует денег у мужа

2) Германн бродит по городу / караулит у дома графини. Вторая глава

Если художники рисуют, что Германн бродит — они рисуют Германна и зимний Петербург. В этой сцене Шухаев сосредоточился не столько на Петербурге, сколько на Германне. А вот вторая картинка иллюстрирует только то, что Германн видит у дома графини: "Из карет поминутно вытягивались то стройная нога молодой красавицы, то гремучая ботфорта, то полосатый чулок и дипломатический башмак". Эта картинка очень растиражирована: в альбомах её обязательно приводят как пример шухаевских иллюстраций — поразила она критиков в самое сердце. Этого у Бенуа нет, конечно.

Бродит
Бродит
Караулит, потупив глаза
Караулит, потупив глаза

3) Раздевание графини перед сном. Третья глава

Рисунок оригинальный — надевают/снимают у старой графини не парик, а чепец. Лица у дворовых девок — как будто у людей другой расы (встречал такую рожу только у Ивана из "Конька горбунка" в иллюстрациях художников рубежа XIX-XX вв). Композиция похожа на ту, что у Бенуа.

4) Германн с пистолетом. Третья глава

Такая намеренная театральность, но театральность кукольная: Германн скованный как марионетка. Ну в этой сцене пафос так зашкаливает, что всерьёз это рисовать нельзя — тут Шухаев тонко поступил, его усмешка неочевидна. А композиция опять знакомая.

5) Германн и Лиза. Четвёртая глава

Эту сцену все художники любят и рисуют примерно одинаково. Но у Шухаева композиция собственная — при всей простоте (два человека в каморке) очень оригинальная. Немного по-своему героев расставил.

6) Привидение (мёртвая графиня является Германну). Пятая глава

Ой, а вот здесь композиция опять как у Бенуа!

7) Игра Германна. Шестая (последняя) глава

Да что ж такое — дежа вю — всё как у Бенуа!

"Дама ваша убита", — сказал ласково Чекалинский
"Дама ваша убита", — сказал ласково Чекалинский




Критики объясняют шухаевское дежа вю профессионально. Уважаемый искусствовед Ю.Молок вообще пишет, что Шухаев "не смог отвести взгляд от рисунков своего предшественника. В известном смысле шухаевские рисунки можно рассматривать... как вариации на темы рисунков Бенуа, как иллюстрацию иллюстраций".

Во как! По мне, так это комплимент: ведь "иллюстрация иллюстраций" — это настоящий постмодернизм. И русские во Франции его изобрели. В 1923 году! В России ещё дедушка Ленин жив...

Видимо, рисовать картинки к пушкинской "Пиковой даме" невозможно — это сделал Бенуа раз и навсегда, причём не по своей воле: Пушкин всё предрешил (текст такой краткий и точный, что похож на режиссёрский сценарий с раскадровкой). Все последующие циклы — это споры иллюстраторов между собой.




Я в сюите Шухаева отмечу другое. Вот в предпоследней главе столичное здание: особняк-дворец (собор?), а в последней главе — изображение фортуны.

Дворец (Собор?)
Дворец (Собор?)
Фортуна
Фортуна

Чем это интересно? А это мостик к следующему гениальному циклу иллюстраций (Г.Епифанов), совсем из другого времени... Постмодернизм продолжается.





  Подписка

Количество подписчиков: 48

⇑ Наверх