Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «Zivitas» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »

1903, 1904, 1907, 1909, 1910, 1911, 1913, 1919, 1922, 1923, 1925, 1926, 1928, 1929, 1933, 1934, 1935, 1936, 1937, 1938, 1940, 1942, 1943, 1945, 1946, 1947, 1948, 1949, 1950, 1951, 1952, 1953, 1954, 1955, 1958, 1959, 1960, 1961, 1962, 1963, 1964, 1965, 1966, 1967, 1968, 1969, 1970, 1971, 1972, 1973, 1974, 1975, 1976, 1977, 1978, 1979, 1980, 1981, 1982, 1983, 1984, 1985, 1986, 1987, 1988, 1989, 1990, 1991, 1992, 1993, 1994, 1995, 1996, 1997, 1998, 1999, 2000, 2002, 2004, 2005, 2007, 2008, 2009, 2010, 2011, 2012, 2013, 2014, 2015, 2016, 2017, 2018, 2019, Eichenberg, Аземша, Алекс А., Алексеев А.А., Алексеев Н., Алексеев Н.В., Алякринский, Андреева А., Андриевич, Аникеев, Антокольская, Антоненков, Анчар, Арзамасцев, Арсенин, Артюшенко, Багин, Багина, Баданина, Бажов, Бакулевский, Басманов, Бастрыкин, Баюскин, Белюкин, Белюкин А., Белюкин Д., Бенуа, Берштейн, Бесы, Бехтеев, Билибин, Бокарев, Бордюг, Браташевский, Бретт, Брюханов Н., Булатов/Васильев, Бунин П., Буреев Г., Бухарев, Бычков, Вагин, Ванециан, Васильев В., Васильева Т., Васнецов Ю., Ващенко, Вересковый мед, Веселов, Вийральт, Владимирский, Власова А., Волович, Выстрел, Гавриилиада, Гапей, Гельмерсен, Герасимов А., Головаш, Гольц Н., Гончаров, Гордеева, Горяев, Граф Нулин, Гурьев, Гюзелев, Делла-Вос-Кардовская, Демидова, Дехтерев, Диодоров, Добрицын, Добужинский, Дозорец, Домик в Коломне, Дувидов, Дудоров, Евгений Онегин, Египетские ночи, Елисеев, Емельянова, Епифанов, Жолткевич, Жужнев, Забирохин, Зворыкин, Золушка, Зотов, Иванов Ю., Иванюк И., Игнатьев, Ильин, Ионайтис, История села Горюхина, Иткин, Кайрамбаева, Канторов, Капустина Т., Кардовский, Карпенко, Кент, Кибрик, Клаве, Клементьева, Ковалев А., Ковалев Ст., Козлова, Козлова Г., Коковкин, Кокорин, Комаров А., Конашевич, Коновалов, Коноплев, Константинов, Констинтинов, Коровин О., Коротаева, Костин, Косульников, Кочергин, Кошкин, Кравченко, Кузнецов И., Кузнецов К., Кузнецов Л., Кузьмин, Кукулиев, Кукулиева, Купманс, Куркин, Курчевский, Кустодиев, Лагуна, Ладягин, Ларская, Левшичин, Леда, Лемкуль, Лопата В., Лосенко, Лось, Лукина, Лышко, Маврина, Майофис, Маркелов, Марочкова, Маршак, Масютин, Мезерницкий, Мельников, Метель, Микешин, Милашевский, Минкина, Митурич, Михайлов А., Могилевский А., Монина, Морковкина, Мосин, Мосягина, Назарук, Нарбут, Насибулин, Нахова, Ненов, Непомнящий Д., Непомнящий Л., Непринцев, Никитин, Никитина Т., Николаев А., Николаев Ю., Никольский, Носков, Огородников, Озаринская, Олейников, Ольшанский, Орданьян, Оринянский, Орленко, Остров, Панин А., Панов, Парилов, Пашков, Перебатов, Перевезенцев, Перро, Перцов, Пиков, Пиковая дама, Пир Петра Первого, Пискарев, Пихлер, Плаксин А., Плаксин Д., Плехан, Повести Белкина, Подивилов, Полтава, Поляков, Понамарёва, Попкова, Поплавская Н., Попугаева, Правдин, Правосудович, Пушкин, Пшинка, Рачев, Рейндорф, Рейпольский, Рейхет, Репин, Рибейрон, Родионов, Рожков, Ростова, Рудаков, Рушева, Рыжков, Рязанцев, Самокиш-Судковская, Самохвалов, Свешников, Свитальский, Селещук, Серебряное копытце, Серебряное копытце, Серов Вл., Симаков, Сказка о золотом петушке, Сказки, Слаук, Смирнов, Соколов П., Соловьева Г., Соловьева Т., Сомов, Спасский, Стивенсон, Стихотворения, Стопа, Суриков, Тауберг, Таюткино зеркальце, Теремок, Тесаржикова, Тимошенко, Тихомиров В., Тишина, Токмаков, Траугот, Туманов, Тырса, Тяпина, У Лукоморья, Усатова, Успенская, Устинов, Фаворский, Фандерфлит, Фатеева, Федоров М., Федоров С., Филиппова, Фильчаков, Харшак, Хижинский, Хлебникова, Чапля, Чарушин Е., Чеботарев, Чернышков, Шаймарданов, Шаповалова Л., Шефер, Шишмарева, Шмаринов, Шурлапова, Шухаев, Юдин В., Юдина Д., Юкина, Якобсон, Яковлев А., Яковлев С., Якутович, Яр-Кравченко, Яровой, детская литература, ксилография
либо поиск по названию статьи или автору: 


Статья написана 3 августа 06:31

Реализм из иллюстраций к Бажову никогда не уходил. Два образца этого стиля для "Серебряного копытца": сегодняшний и позднесоветский. Один вариант иллюстраций — очень краткий, другой — максимально подробный. Что у них общего? Они вневременные — никаких привязок к эпохе, к тогдашним/современным исканиям.




Первая книжка — современная из старинной серии "Книга за книгой". Издательство, соответственно, "Детская литература" (2010). Художник — В.Бастрыкин. Это краткий вариант иллюстрирования.

Худ. В.Бастрыкин, 2010
Худ. В.Бастрыкин, 2010

Художник представлен на Фантлабе: https://fantlab.ru/art5657. Книжка в базе имеется https://fantlab.ru/edition125381.

Предлагаю посмотреть сначала этот краткий современный вариант. Ничего нового не ждал, но вдруг обнаружил, что пейзажи у художника достоверные, при этом он золотой осени не рисует, а рисует грязь в заводском посёлке. Это правдивая информация: почвы и климат Среднего Урала таковы, что распутицы не бывает (это которая наступление моторизованных армий останавливает), но грязь на немощёных улицах — постоянно, кроме зимы.

Кокованя идёт за сироткой
Кокованя идёт за сироткой
Кокованя забрал сиротку и кошку
Кокованя забрал сиротку и кошку

Хорошо, что зима по полгода. А зиму художник любит.

Кокованя с Дарёнкой на снегу
Кокованя с Дарёнкой на снегу
Козлик с Мурёнкой на снегу
Козлик с Мурёнкой на снегу




Другая книжка — позднесоветских времён. Художник А.Плаксин. Издано "Радугой" в 1992 году, но это первое издание на русском языке, до этого — в 1990 году — книжка (в соответствии с профилем издательства) выходила с этими же иллюстрациями на иностранных языках (мне встретились в Интернете упоминания об английском языке и одном из языков Индии). Это максимально подробный вариант иллюстрирования: 32 страницы большого формата для одного "Серебряного копытца" — это рекорд.

Худ. А.Плаксин, 1992
Худ. А.Плаксин, 1992

Художник представлен на Фантлабе: https://fantlab.ru/art1031. Книжка на Фантлабе:https://fantlab.ru/edition257662.

Посмотрим этот позднесоветский обширный вариант. Все иллюстрации показывать не буду. Парадокс: картинок много, но на пользу книге это не пошло. И не потому, что картинки пресные, а потому, что баланс нарушен. В этой книжке нарисованные подробности превращаются в многословие и, в общем-то, в пустословие.

Вот с самого начала: четыре иллюстрации про то, как Кокованя Дарёнку из чужой семьи забирает. При том, что картинки симпатичные — на природу можно полюбоваться, да и многие художники этому начальному эпизоду три иллюстрации посвящали. Но здесь А.Плаксину трёх было мало, требовалось для того, чтобы место занять ещё хотя бы одну картинку втиснуть. И вот он рисует Дарёнку с кошкой перед окном, а на улице на подоконнике — воробьи. Как это понимать? Повествование этой картинкой явно разорвано.

Кокованя расспрашивает про сироток
Кокованя расспрашивает про сироток
Кокованя посещает Дарёнку
Кокованя посещает Дарёнку

Это ещё что?
Это ещё что?
Кокованя уводит Дарёнку
Кокованя уводит Дарёнку

Далее — поход в лес. Вроде бы нормально: всё как у других художников. Прекрасно конфликт Мурёнки с собачонками изображён. Ворона на плетне лишняя — но я к воронам неравнодушен, одобряю!

Мурёнка против собачонок
Мурёнка против собачонок

Но дальше надо опять занять место, и А.Плаксин рисует жизнь Коковани, Дарёнки и кошки в лесу. Это лишнее для темпа сказа.

Уж если подробно всё отрисовывать, можно было бы все стадии знакомства Дарёнки с козликом проиллюстрировать. Темп бы это так и так нарушило бы, но хотя бы упорядочилась последовательность событий. Но эту цепочку А.Плаксин рисует как у других художников, которые были ограничены в количестве иллюстраций. При этом много деталей, которые вроде бы должны быть интересны: где в балагане мышки живут, как печь сложена, как печная труба горшком прикрыта...

Увидели козлика в окошке
Увидели козлика в окошке
Дарёнка пытается приманить козлика
Дарёнка пытается приманить козлика
Козлик и кошка
Козлик и кошка

Ну, сцена ночного выбивания самоцветов присутствует традиционная.




Вот такие стандартные средние издания. Средние — это нормальные, поддерживающие необходимый уровень.


Статья написана 11 мая 05:42

Раздумываю над темой царя Петра I у Пушкина. В качестве пробного шара решил посмотреть стихотворения, номинально посвящённые Петру. Их два: "Пир Петра Первого" и "Стансы".

"Пир Петра Первого" (http://feb-web.ru/feb/pushkin/texts/push1...) — это общение намёками Пушкина с царём Николаем I. Пушкин невинно так спрашивает: "Что празднует Пётр I?", перебирает разные варианты (военную победу, мирные радости) и радостно восклицает: "Нет, он с подданным мирится!", всех прощает и всем радостно. А год на дворе 1836. Десять лет со дня приговора декабристам прошло. И пора бы государю Николаю Павловичу декабристов простить (на это и намекается). Государь, кстати, и так каждые 5-10 лет сроки осуждённым декабристам скашивал. Но Пушкин требовал по максимуму.

"Пир Петра Первого" заслуживает рассмотрения и с позиций графики: имеется книжка-картинка, целиком отданная одному этому стихотворению.

1) С.Бордюг

Вот эта книжка, вышедшая уже после распада СССР (но ещё имеющая цену в выходных данных). Время надежд и воспоминаний о несоветской славе России. Хотелось ворваться в Европу — как при Петре. Ну, и ленинградская "Детская литература" (на пути к "Детгизу" временно переименованная в "Лицей"), тему Петербурга обойти не могла. Вот и появилась единственный раз книжка, отданная "Пиру Петра Первого".

"Пир Петра Первого", худ. С.Бордюг (1992)
"Пир Петра Первого", худ. С.Бордюг (1992)

Библиографическое описание книжки.

Пир Петра Первого: Стихотворение с вступлением и комментарием. — Санкт-Петербург: Республиканское издательство детской и юношеской литературы "Лицей", 1992. — 32 с.; 23,5 см.

БОРДЮГ С. — цв. обложка, 22 цв. ил.: Вступление — заставка, концовка, портрет Петра I (страничная ил.), портрет Пушкина; Стихотворение — 10 разворотов с текстом; Комментарий — 8 ил. на полях.

Мягкая обложка. Тираж — 500.000 экз. Цена 2 руб. 10 коп.

Художник Бордюг в те времена делал приличные рисунки (но больше ему пышные пейзажи удавались). В этой книжке он, следуя за текстом, старательно изобразил трафаретные картины войны и мира петровских времён.

Пётр с женой
Пётр с женой
Пётр с конем
Пётр с конем
Пётр с подданным
Пётр с подданным

2) Д.Плаксин

Издание про петербургские мотивы у Пушкина. Во всей книге на иллюстрациях нет ни одного живого существа. Ибо книга про город. Умудрились же художника-нонконформиста пригласить...

"Полнощных стран краса и диво", худ. Д.Плаксин (1987)
"Полнощных стран краса и диво", худ. Д.Плаксин (1987)

На картинке к "Пиру Петра I" морское судно. Ну правильно, моря и кораблей в этом стихотворении много.

"Пир Петра Первого", худ. Д.Плаксин
"Пир Петра Первого", худ. Д.Плаксин

3) П.Бунин

П.Бунин — горячий поклонник таких личностей как Пётр и Робеспьер. Художник, конечно, не мог пропустить стихов про Петра. Выбрал он для иллюстрирования "Стансы". В двух изданиях с перерывом в 30 лет.

"Сто стихотворений и десять писем", худ. П.Бунин (1969)
"Сто стихотворений и десять писем", худ. П.Бунин (1969)
"Гениальный сын России", худ. П.Бунин (1998)
"Гениальный сын России", худ. П.Бунин (1998)

"Стансы" (http://feb-web.ru/feb/pushkin/texts/push1...) — это более торжественное (и более раннее) сравнение Петра с Николаем, причём сравнение прямое ("Во всём будь пращуру подобен...").

Вот Пётр, занятый тяжёлым физическим трудом (позднее, в другом месте эта иллюстрация к "Полтаве" пошла).

"Стансы", худ.П.Бунин (1969)
"Стансы", худ.П.Бунин (1969)

А вот Пётр, лезущий на мачту — и кто-то сухопутный его снизу окликает. Интересный ракурс.

"Стансы", худ.П.Бунин (1998)
"Стансы", худ.П.Бунин (1998)

В этом стихотворении ("Стансы") есть знаменитая характеристика Петра:

цитата

То академик, то герой,

То мореплаватель, то плотник,

Он всеобъемлющей душой

На троне вечный был работник.

Ну а про царя Николая мало кто после прочтения этого стихотворения помнит. Морализаторство даже у Пушкина бледно выходило. А потомкам ещё и неудобно за Пушкина — он искренне о себе возомнил, что "истину царям с улыбкой говорил" (знал бы он, как по его поводу члены царской семьи в своём кругу прохаживались). Так что и художник в иллюстрациях фигуру Николая игнорирует. Только Пётр.




Эх, ну а мне придётся, видимо, коснуться темы "Пушкин и его современники на троне". Широко известноа место из письма Пушкина жене "Видел я трёх царей..." (http://feb-web.ru/feb/pushkin/texts/selec...). Павел I побранил няньку Пушкина-младенца за то, что она не сняла с него картуз при виде императора. Александр I Пушкину аудиенций не назначал (в Лицее встречались), но отправил Пушкина в ссылку. Николай I проявил участие, лично с Пушкиным общался, хотя и "упёк под старость (в 34 года) в камер-юнкеры".

Царь Александр I (худ. Ю.Иванов)
Царь Александр I (худ. Ю.Иванов)
Наброски портретов Александра I и Николая I (худ. Н.Кузьмин)
Наброски портретов Александра I и Николая I (худ. Н.Кузьмин)

Пушкин с царями в комплекте (худ. Д.Арсенин)
Пушкин с царями в комплекте (худ. Д.Арсенин)

Эта тема биографическая, но она нашла отражение в некоторых произведениях Пушкина, и, соответственно, в иллюстрациях к ним.

Воображаемый разговор с Александром I (худ. П.Бунин)

"Воображаемый разговор с Александром" (http://feb-web.ru/feb/pushkin/texts/push1...) — прелестная вещица, в жанре, который только лет через сто станет популярным. Притом, это черновик, с большим трудом расшифрованный (с большими допущениями) уже в советское время. Пушкин начинает:

цитата

Когда б я был царь, то позвал бы Александра Пушкина и сказал ему: "Александр Сергеевич, вы прекрасно сочиняете стихи".

Потом была доброжелательная беседа, где собеседники пытаются понять друг друга. Но всё-таки противоречия оказались непреодолимыми.

цитата

Тут бы Пушкин разгорячился и наговорил мне много лишнего, я бы рассердился и сослал его в Сибирь, где бы он написал поэму, "Ермак" или "Кочум" русским размером с рифмами.

Уморительно. Есть полноценная сюита иллюстраций к этому черновику — художник, конечно, П.Бунин (из альбома "Гениальный сын России"). Даны три стадии беседы.

Дружелюбное начало беседы
Дружелюбное начало беседы
Оживлённый характер беседы
Оживлённый характер беседы
Не сдержались...
Не сдержались...

Встреча Пушкина с Николаем I в 1826 году

В сентябре 1826 года новый царь вызвал Пушкина из ссылки и лично с ним беседовал наедине. Пушкин был реабилитирован, ссылка закончилась. Вот мечтал Пушкин о беседе с Александром, а с Николаем удалось поговорить реально. И итог беседы был удачный. После этой встречи и появились "Стансы". По елейной версии биографов Пушкина царь потом сказал придворным, что беседовал с умнейшим человеком России. По другой версии Николай был в шоке от того, что Пушкин во время беседы облокотился задом об его стол.

В советское время эту встречу было принято изображать с надрывом (послезнание, да и вообще у Николая репутация была дурная). Позднее — художникам показался интереснее Пушкин, который "обпершись задом" о царский стол.

Худ. Н.Кузьмин (1938)
Худ. Н.Кузьмин (1938)
Худ. Д.Аникеев (2007)
Худ. Д.Аникеев (2007)


Статья написана 30 декабря 2018 г. 09:42

Чем хорошо рассматривать одно произведение, проиллюстрированное разными художниками, так это тем, что можно ознакомиться с разными направлениями и стилями в графике. Вот сегодня очень оригинальная сюита белорусского советского (по периоду творчества) художника — Н.Селещука.

Художник на Фантлабе есть: https://fantlab.ru/art8049. Книжки не Фантлабе не обнаружил.

"Сказка о золотом петушке", худ Н.Селещук, 1992
"Сказка о золотом петушке", худ Н.Селещук, 1992

Даю собственное библиографическое описание.

Сказка о золотом петушке. — Минск: Юнацтва, 1992. — 16 с.; 27 см.

СЕЛЕЩУК Н.: цв.ил.обложка; 13 цв. ил. — 8 страничных, 5 в тексте.

Тираж — 125.000 экз. Цена — 10 руб. (ещё советских).

За десять же рублей (современных российских, что составляло тогда примерно 10 коп. в обычных доинфляционных советских ценах) я эту книжку и купил у букинистов пять лет назад.

Как это часто бывает с детскими (а может, и взрослыми) книжками начала девяностых, этот "Золотой петушок" готовился долго: сдано в набор 11.10.89, подписано к печати 14.08.91, вышло в свет в 1992 году. Актуальные перестроечные новинки отодвигали печать плановых советских изданий. Ладно хоть так книжка издана (всё же быстро закончилась потаённая антисоветская литература).




Раз уж устоялось прочтение пушкинских сказок в антураже допетровской Руси, то у художников всегда был соблазн имитировать художественную манеру той эпохи. Но палехские иконописцы, которых в 1930-х годах пригласили в книжную графику (и именно для иллюстрирования сказок Пушкина), у светских советских художников в большинстве своём желание напрямую соревноваться в древнерусской манере отбили.

А вот белорусский художник имитирует старину, но при этом остаётся оригинальным. Потому что иллюстрации Селещука тяготеют больше к европейской средневековой миниатюре, чем к древнерусской иконописи. Для Беларуси это понятно — там корни ищут в Великом Княжестве Литовском. В наши дни в доступной мне графике с этим государственным образованием упорно связывают только поздний польский период, напрямую отождествляя с западно-европейским рыцарством (хотя Польша и не Западная Европа). Селещук, как кажется, более точен, погружаясь в самобытное время, когда государственным языком Княжества ещё был старобелорусский или западно-русский (по разным лингвистическим мнениям).




Символ, открывающий книгу на фронтисписе (если такой термин позволителен к книжке-тетрадке) у Пушкина параллелей не имеет: женщина в чёрной накидке (траур?). Настрой создаёт — средневековье, печаль, религиозность. Но следом первый же разворот — а там скоморох. Контрасты средневековья.

Печаль
Печаль
Радость
Радость

Все сцены в соответствии с избранной манерой средневековой миниатюры очень статичны — действия как такового нет.

Враги
Враги
Наши
Наши
Шамаханская царица
Шамаханская царица

Эта статичность относится и к конфликтным узлам сюжета.

Конфликт царя и скопца
Конфликт царя и скопца
Конфликт царя и петушка
Конфликт царя и петушка

Очень необычная концовка: воины благочестиво чтят память убиенного царя, кладя цветы на хладное тело.

Мы тебя никогда не забудем
Мы тебя никогда не забудем


Статья написана 30 января 2018 г. 08:54

Пост-советское Лукоморье раскрученного художника — П.Оринянского.

Качество книжки средненькое, хотя не ужасное: бумага аж глянцевая, а не газетная, как было принято в "кооперативных" издательствах.

Позднее с иллюстрациями Оринянского очень богато будет издан "Руслан и Людмила" целиком (пролог там остался без иллюстраций, так что эта брошюрка — необходимое дополнение).

В каталог-справочник это издание по времени не могло попасть. Даю собственное описание.

У Лукоморья. — М.: Планета, 1992. — 16 с.: 27 см. Обложка (мягкая).

ОРИНЯНСКИЙ П. — 11 цв. страничных ил., ч/б виньетки.

Тираж 90.000 экз.

На Фантлабе этого издания нет.

Фирменный приём художника: пустые глазницы. Даёт сразу мистический налёт. Помимо "Руслана", известны иллюстрации Оринянского к "Мастеру и Маргарите" в том же стиле: https://fantlab.ru/edition18646.







  Подписка

Количество подписчиков: 31

⇑ Наверх