Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «Zivitas» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »

1903, 1904, 1907, 1909, 1910, 1911, 1913, 1918, 1919, 1920, 1922, 1923, 1925, 1926, 1927, 1928, 1929, 1933, 1934, 1935, 1936, 1937, 1938, 1940, 1942, 1943, 1945, 1946, 1947, 1948, 1949, 1950, 1951, 1952, 1953, 1954, 1955, 1958, 1959, 1960, 1961, 1962, 1963, 1964, 1965, 1966, 1967, 1968, 1969, 1970, 1971, 1972, 1973, 1974, 1975, 1976, 1977, 1978, 1979, 1980, 1981, 1982, 1983, 1984, 1985, 1986, 1987, 1988, 1989, 1990, 1991, 1992, 1993, 1994, 1995, 1996, 1997, 1998, 1999, 2000, 2002, 2004, 2005, 2007, 2008, 2009, 2010, 2011, 2012, 2013, 2014, 2015, 2016, 2017, 2018, 2019, Eichenberg, Münzner, Аземша, Алекс А., Алексеев А., Алексеев Н., Алякринский, Андреева А., Андриевич, Аникеев, Анненков, Антокольская, Антоненков, Анчар, Арзамасцев, Арсенин, Артюшенко, Аршинов, Багин, Багина, Баданина, Бажов, Бакулевский, Басманов, Бастрыкин, Баюскин, Белюкин, Белюкин А., Белюкин Д., Бенуа, Берштейн, Бесы, Бехтеев, Биантовская, Билибин, Блок, Бокарев, Бордюг, Браташевский, Бретт, Брюханов Н., Булатов/Васильев, Бунин П., Буреев Г., Бухарев, Бычков, Вагин, Ванециан, Васильев В., Васильева Т., Васнецов Ю., Ващенко, Вениг, Вересковый мед, Веселов, Вийральт, Владимирский, Власова А., Волович, Выстрел, Гавриилиада, Гапей, Гельмерсен, Герасимов А., Головаш, Гольц Н., Гончаров, Гончарова, Гордеева, Горяев, Граф Нулин, Гурьев, Гусев, Гюзелев, Двенадцать, Делла-Вос-Кардовская, Демидова, Дехтерев, Диодоров, Добрицын, Добужинский, Дозорец, Домик в Коломне, Древний мир, Дувидов, Дудоров, Евгений Онегин, Египетские ночи, Елисеев, Емельянова, Епифанов, Жолткевич, Жужнев, Забирохин, Зворыкин, Золушка, Зотов, Иванов Ю., Иванюк И., Игнатьев, Ильин, Ионайтис, История села Горюхина, Иткин, Кайрамбаева, Канторов, Капустина Т., Кардовский, Карпенко, Кент, Кибрик, Клаве, Клементьева, Ковалев А., Ковалев Ст., Козлова, Козлова Г., Коковкин, Кокорин, Комаров А., Конашевич, Коновалов, Коноплев, Константинов, Констинтинов, Коровин О., Коротаева, Костин, Костина, Косульников, Кочергин, Кошкин, Кравченко, Кузнецов И., Кузнецов К., Кузнецов Л., Кузьмин, Кукулиев, Кукулиева, Купманс, Куркин, Курчевский, Кустодиев, Лагуна, Ладягин, Ларионов, Ларская, Левшичин, Леда, Лемкуль, Лопата В., Лосенко, Лосин, Лось, Лукина, Лышко, Маврина, Майофис, Маркелов, Марочкова, Маршак, Масютин, Мезерницкий, Мельников, Метель, Микешин, Милашевский, Минкина, Митурич, Михайлов А., Могилевский А., Монина, Морковкина, Мосин, Мосягина, Мюнцнер, Назарук, Нарбут, Насибулин, Нахова, Ненов, Непомнящий Д., Непомнящий Л., Непринцев, Никитин, Никитина Т., Николаев А., Николаев Ю., Никольский, Носков, Овчинников, Огородников, Озаринская, Олейников, Ольшанский, Орданьян, Оринянский, Орленко, Остров, Панин А., Панов, Парилов, Пашков, Перебатов, Перевезенцев, Перро, Перцов, Пиков, Пиковая дама, Пир Петра Первого, Пискарев, Пихлер, Плаксин А., Плаксин Д., Плехан, Повести Белкина, Подивилов, Полтава, Поляков, Понамарёва, Попкова, Поплавская Н., Попов Н., Попугаева, Правдин, Правосудович, Пушкин, Пшинка, Рачев, Рейндорф, Рейпольский, Рейхет, Репин, Рибейрон, Родионов, Рожков, Ростова, Рудаков, Рушева, Рыжков, Рязанцев, Самокиш-Судковская, Самохвалов, Свешников, Свитальский, Селещук, Серебряное копытце, Серебряное копытце, Серов Вл., Симаков, Сказка о золотом петушке, Сказки, Слаук, Смирнов, Соколов П., Соловьева Г., Соловьева Т., Сомов, Спасский, Стивенсон, Стихотворения, Стопа, Суриков, Тауберг, Таюткино зеркальце, Телингатер, Теремок, Тесаржикова, Тимошенко, Тихомиров В., Тишина, Токмаков, Траугот, Туманов, Тырса, Тяпина, У Лукоморья, Усатова, Успенская, Устинов, Фаворский, Фандерфлит, Фатеева, Федоров М., Федоров С., Филиппова, Фильчаков, Харшак, Хижинский, Хлебникова, Чапля, Чарушин Е., Чеботарев, Чернышков, Шаймарданов, Шаламоун, Шаповалова Л., Шефер, Шишмарева, Шмаринов, Шурлапова, Шухаев, Юдин В., Юдина Д., Юкина, Юпатов, Юткевич, Якобсон, Яковлев А., Яковлев С., Якутович, Яр-Кравченко, Яровой, детская литература, ксилография
либо поиск по названию статьи или автору: 


Статья написана 2 января 17:20

Сегодня — иллюстрации к "Двенадцати" художников Г.А.В.Траугот, сделанные с интервалом в полвека: к двум юбилеям Октябрьской революции.

Первые иллюстрации были в сборнике "Стихотворения и поэмы" в 1967 году в массовой серии "Народная библиотека". Второй цикл — в 2017 году роскошном издании "Вита Новы". С Трауготами мы уже встречались и ещё не раз встретимся. Книг на Фантлабе нет (подал заявку на обе).

Издание 1967 г.
Издание 1967 г.
Издание 2017 г.
Издание 2017 г.

В 1967 году у Трауготов к "Двенадцати" было опубликовано всего три чёрно-белых картинки. В 2017 году вышла полноценная сюита в цвете (фирменные Трауготы — светлые контурные рисунки на чёрном фоне), и сюжет отрисовывается подробно: страничная иллюстрация на каждом развороте плюс ещё и полностью иллюстрированные развороты встречаются. В старой книжке — мягкая обложка, газетная бумага. В новой книге — рельефный переплёт, на ощупь как будто бархатный, бумага — очень плотная меловка.

В 1966-1967 гг. после длительного перерыва вышли три иллюстрированные издания "Двенадцати" (художники А.Гончаров, А.Белюкин, Г.А.В. Траугот). Событием, оставшимся в анналах, была книга 1966 года, проиллюстрированная А.Гончаровым (см.). У меня этой книги нет, и заполучить я её не стремился. Гончаров — мастер старшего поколения. У него первая ксилография к "Двенадцати" (студенческая работа) была сделана ещё в 1924 году (см.). А Трауготы — первые художники, которые современниками Блока и Революции не были. Прямолинейная революционная романтика Гончарова сейчас оставляет зрителя равнодушным: приелась уже в год выхода. А новый взгляд (и новая техника) были именно у Трауготов. Это их картинки к поэме-символу Революции остались значимой вехой.

Новая техника Трауготов перекликалась с манерой Ю.Анненкова (первого иллюстратора поэмы в 1918 году). Контурные рисунки, зыбкость, наплывы контуров друг на друга. Но у Анненкова рисунки были колючими, а у Трауготов графика мягкая, контуры плавные. Ещё важнее содержание: у Анненкова одна только техника выпячена, а у Трауготов — рисунки душевные, персонажи всегда на зрителя смотрят, разговаривают с ним.




Пройдёмся по ключевым точкам.

1) Ветер и снег

В издании 1967 года — обзорная сконцентрированная иллюстрация, тема собственно ветра и снега только подразумевается. В издании 2017 года, конечно, "чёрный вечер, белый снег" во всех нюансах представлен.

Издание 1967 г.
Издание 1967 г.
Издание 2017 г.
Издание 2017 г.

В издании 2017 года подробно рисуются все мимолётные персонажи, голоса которых мы слышим в первой главке. Барыни из прошедших времён тоже присутствуют (скоро "уйдут как прошлогодний снег").

Издание 2017 г.
Издание 2017 г.
Издание 2017 г.
Издание 2017 г.

2) История Катьки

В издании 1967 года для этой темы отдельной иллюстрации не выделялось. В издании 2017 года место для этой темы, конечно, было забронировано.

Издание 2017 г.
Издание 2017 г.
Издание 2017 г.
Издание 2017 г.

Особенностью сюиты 2017 года является то, что проиллюстрирована чуть ли не каждая строфа. Вот, например, есть в пятой главке поэме такие строки, намекающие на оригинальные сцены ревности в прошлом:

цитата

У тебя на шее, Катя,

Шрам не зажил от ножа.

У тебя под грудью, Катя,

Та царапина свежа!

...

Помнишь, Катя, офицера —

Не ушел он от ножа...

Так вот есть у Трауготов (единственных) сцена убийства катькиного офицера.

Издание 2017 г.
Издание 2017 г.

3) Убийство Катьки

Эта картинка из издания 1967 года считается эталонной для графики Трауготов: многоплановость, два шпиля, делящих пространство... Недоумение на лице Петрухи-невольного убийцы своей любви.

Издание 1967 г.
Издание 1967 г.

В издании 2017 года лаконизм утрачен.

Издание 2017 г.
Издание 2017 г.
Издание 2017 г.
Издание 2017 г.

4) "Нынче будут грабежи"

Удивительно, но к этой теме в 2017 году Трауготы (точнее, Александр — последний из династии) отнеслись сдержанно. Не стали выпячивать эксцессы ранней революционной вольницы. Иллюстрация только одна — и без свиных рыл.

Издание 2017 г.
Издание 2017 г.

5) Пёс и буржуй

Эту тему ни один художник не пропускает. Была картинка и в издании 1967 года, имеется и в издании 2017 года. Наконец-то можно сравнить локализованный фрагмент в иллюстрациях из двух разных эпох.

Издание 1967 г.
Издание 1967 г.
Издание 2017 г.
Издание 2017 г.

6) Двенадцать и Христос

Эта тема, понятно, присутствует только в издании 2017 года. Причём ей уделено много внимания — не только применительно к последней строфе.

Вот сначала патруль под красным знаменем, "позади голодный пёс", а впереди только смутно угадывается кто-то "за вьюгой невидим".

Издание 2017 г.
Издание 2017 г.

Далее — Христос уже вполне материализовался и именно "в белом венчике из роз...".

Издание 2017 г.
Издание 2017 г.
Издание 2017 г.
Издание 2017 г.

Ну а завершающий разворот — это уже послесловие от художника: Блок и Христос.

Издание 2017 г.
Издание 2017 г.




Современные трауготовские "Двенадцать" самые стильные и красивые из всех существующих.

Приятно ещё то, что издательство дорогое, но для этой внесерийной книги цена приемлемая (а я её в феврале 2018 года, дождавшись акций, купил за 939 руб.)


Статья написана 20 ноября 2018 г. 12:52

После прикосновения к народной сказке понял я, что страшно представить себе по-настоящему традиционалистское общество с его глубинным фольклором. С радостью возвращаюсь в цивилизованный мир Пушкина. Одним из самых беззаботных его произведений является "Граф Нулин". В моей коллекции — в иллюстрациях Н.Кузьмина (первое издание 1959 года). Книжка не миниатюрная, но очень небольшая (карманного формата). На Фантлабе почему-то не представлена.

Дополнение к библиографии. Тираж: 30.000 экз. Цена: 6 руб. 65 коп.

Вспомним сюжет "Графа Нулина". Он простенький, как и в "Онегине" действия почти нет. Помещичья семья в деревне. Скука. Муж (предполагается пожилым) — охотник, уехал на пару дней. Молодая жена — Наташа — осталась одна. Граф Нулин — столичная штучка — случайно оказался гостем Натальи Павловны. Нулин забавляет за обедом провинциалку (много врёт и корчит из себя). Хозяйка кокетничает. Нулин, решив, что она подавала ему знаки, ночью пробирается к ней в спальню, получает пощёчину. Утром уезжает. Наташа про происшествие только после отъезда Нулина рассказала мужу и "всему соседству". И кто же посмеялся этому? Нет, не муж.

цитата

Смеялся Лидин, их сосед,

Помещик двадцати трёх лет

Н.Кузьмин гармонично вошёл в этот лёгкий пушкинский мир. Иллюстрации к "Графу Нулину" стали символом после-сталинского раскрепощения. Революцией в книжной графики были иллюстрации Кузьмина к "Онегину", изданные в 1934 году (https://fantlab.ru/blogarticle53273) — его же картинки к "Нулину" четверть века спустя стали не революцией, но возвращением к норме. Кузьмин, конечно, стал другим за эти 25 лет — но он опять стал рисовать так, как ему нравится. И эта лёгкость и свобода зрелого мастера впечатляют очень сильно. Конец 1950-х — время более либеральное, чем середина 1930-х гг., и к тому же с живым интересом воспринимающее дореволюционную "дворянскую" культуру.

В супере
В супере
Без супера
Без супера

Уже обложка, и суперобложка "Нулина" должны были многое сказать уцелевшим (всего-то сорок лет прошло) дореволюционным эстетам: суперобложка это явный намёк на стиль модерна, а оформление переплёта — в стиле пушкинского времени, как его понимали опять-таки в первые десятилетия XX века (см., напр., издание "Гавриилиады" в 1922 году, оформление Конашевича: https://www.ozon.ru/context/detail/id/191...).

Посмотрим графическое прочтение "Графа Нулина" Кузьминым.

Иллюстрации в первом издании чёрно-белые на жёлтом фоне (чёрно-жёлтые). Но в детстве при первом знакомстве с "Нулиным" в моём сборнике были только две кузьминские иллюстрации, зато цветные. Потом видел в альбомах иллюстрированной пушкинианы и в биографических книгах самого Кузьмина воспроизведение этих двух и ещё нескольких раскрашенных иллюстраций (цветные фото — из этих книг).

Предверие

Но вдруг... о радость! косогор // Коляска набок
Но вдруг... о радость! косогор // Коляска набок
Граф Нулин из чужих краёв
Граф Нулин из чужих краёв
Полувлюблённый нежный граф // Целует руку ей, и что же?
Полувлюблённый нежный граф // Целует руку ей, и что же?
Не спится графу — бес не дремлет
Не спится графу — бес не дремлет

Кульминация и концовка

Наталья Павловна с книжкой и без книжки
Наталья Павловна с книжкой и без книжки
Цветное обольщение и нецветное протрезвление
Цветное обольщение и нецветное протрезвление
На следующее утро: "Проказница младая"
На следующее утро: "Проказница младая"
Раскрашенный треугольник (слева — Лидин, их сосед)
Раскрашенный треугольник (слева — Лидин, их сосед)

Заинтересовался, а был ли издан полностью цветной вариант сюиты? Каталог-справочник об этом молчит.

Нашёл в интернете сведения об издании того же 1959 года (или, скорее, о части общего тиража), где 50 экземпляров раскрашены художником от руки. Это библиофильское издание — с другим рисунком на переплёте.

Переплёт библиофильского издания
Переплёт библиофильского издания
Библиофильская метка
Библиофильская метка
Титульный библиофильский разворот
Титульный библиофильский разворот
Раскрашенная картинка
Раскрашенная картинка

Сканы со страницы Аукционного дома "Литфонд", где библиофильский экземпляр в 2016 году ушёл за 44.000 рублей (правда, там ещё автограф художника был). Понятно, что этого издания у меня никогда не будет. Ну и успокоился как-то.

Однако, подготавливая этот обзор, ещё раз проверил по каталогу-справочнику все издания "Нулина" с иллюстрациями Кузьмина и обнаружил миниатюрное издание 1967 года с простой ссылкой на то, что в нём картинки из первого издания (т.е. никаких особенностей).

Добавление к библиографии (от 01.12.2018). Тираж — 6.000 экз. Цена — 1 руб. 20 коп.

Потому раньше и не искал его — специально за миниатюрами я не гоняюсь, а зачем мне уменьшенные картинки, если есть хорошее большое издание? Но решил перепроверить в Интернете и увидел, что миниатюрное-то издание уникальное: в нём цветные картинки! А больше полная сюита в цвете и не издавалась. Пришлось срочно заказывать на Алибе. Повезло: обнаружилась книга всего за 150 руб. (+80 руб. доставка из Москвы). Насколько же привычными стали все подобные операции! Вот только телепортации чего-то всё нет и нет. Думал, что опять придётся ждать, пока почта книжечку доставит. Но продавец ещё и фото любезно предоставил:

Вот это и есть моя индивидуализированная книжечка. Для виртуального обзора этого достаточно. Поэтому заканчиваю его, не дожидаясь тактильной встречи с книжкой — виртуально она уже в моей коллекции.

Осмотр de visu (01.12.2018) показал, что рисунок суперобложки массового издания здесь размещён на форзацах. Это знаковый орнамент; хорошо, что его не потеряли. Интересно, где этот орнамент в библиофильской (от руки раскрашенной) части тиража 1959 года?




P.S.

Едва ли не более самой поэмы известна разобранная по косточкам заметка Пушкина (Пушкин А.С. Заметка о "Графе Нулине", 1830: http://feb-web.ru/feb/pushkin/texts/push1...). Там он пишет, что перечитывал Шекспира — пьесу "Лукреция" по мотивам Тита Ливия и подумал, что если бы Лукреция дала пощёчину царскому сынку, то история пошла бы по другому пути.

цитата

Мысль пародировать историю и Шекспира мне представилась. Я не мог воспротивиться двойному искушению и в два утра написал эту повесть.

Но уровень Пушкина был примитивен, ещё не родились титаны, которые заложили основы нового жанра. Поэтому вместо нормальной Альтернативной Истории, Пушкина хватило только на шутку из современной ему бытовухи. Всё бы ничего, но...

цитата

Я имею привычку на моих бумагах выставлять год и число. «Граф Нулин» писан 13 и 14 декабря. Бывают странные сближения.
А было это не простое 14-е декабря, а 14 декабря 1825 года. Современный сюжет для фантастический повести из жизни Пушкина напрашивается сам собой. Итак, Пушкин переписывает Историю:

цитата

Лукреция б не зарезалась, Публикола не взбесился бы, Брут не изгнал бы царей, и мир и история мира были бы не те. Итак, республикою, консулами, диктаторами, Катонами, Кесарем мы обязаны соблазнительному происшествию, подобному тому, которое случилось недавно в моем соседстве, в Новоржевском уезде
Он ставит под этой повестью дату 14 декабря, и История действительно изменилась — в Петербурге декабристы побеждают! В России — республика, Пушкина с триумфом возвращают из ссылки, он становится ближайшим советником Пестеля. Потом они с Пестелем разошлись во взглядах, и, по логике Революции, Пушкина повесили вместе с четырьмя другими поэтами (Дельвигом, Вяземским, Баратынским и Маяковским).

Худ. Костин, Иллюстрация к X главе "Онегина"
Худ. Костин, Иллюстрация к X главе "Онегина"





  Подписка

Количество подписчиков: 33

⇑ Наверх