Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «Zivitas» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »

1903, 1904, 1907, 1909, 1910, 1911, 1913, 1919, 1922, 1923, 1925, 1926, 1928, 1929, 1933, 1934, 1935, 1936, 1937, 1938, 1940, 1942, 1943, 1945, 1946, 1947, 1948, 1949, 1950, 1951, 1952, 1953, 1954, 1955, 1958, 1959, 1960, 1961, 1962, 1963, 1964, 1965, 1966, 1967, 1968, 1969, 1970, 1971, 1972, 1973, 1974, 1975, 1976, 1977, 1978, 1979, 1980, 1981, 1982, 1983, 1984, 1985, 1986, 1987, 1988, 1989, 1990, 1991, 1992, 1993, 1994, 1995, 1996, 1997, 1998, 1999, 2000, 2002, 2004, 2005, 2007, 2008, 2009, 2010, 2011, 2012, 2013, 2014, 2015, 2016, 2017, 2018, 2019, Eichenberg, Аземша, Алекс А., Алексеев А.А., Алексеев Н., Алексеев Н.В., Алякринский, Андреева А., Андриевич, Аникеев, Антокольская, Антоненков, Анчар, Арзамасцев, Арсенин, Артюшенко, Багин, Багина, Баданина, Бажов, Бакулевский, Басманов, Бастрыкин, Баюскин, Белюкин, Белюкин А., Белюкин Д., Бенуа, Берштейн, Бесы, Бехтеев, Билибин, Бокарев, Бордюг, Браташевский, Бретт, Брюханов Н., Булатов/Васильев, Бунин П., Буреев Г., Бухарев, Бычков, Вагин, Ванециан, Васильев В., Васильева Т., Васнецов Ю., Ващенко, Вересковый мед, Веселов, Вийральт, Владимирский, Власова А., Волович, Выстрел, Гавриилиада, Гапей, Гельмерсен, Герасимов А., Головаш, Гольц Н., Гончаров, Гордеева, Горяев, Граф Нулин, Гурьев, Гюзелев, Делла-Вос-Кардовская, Демидова, Дехтерев, Диодоров, Добрицын, Добужинский, Дозорец, Домик в Коломне, Дувидов, Дудоров, Евгений Онегин, Египетские ночи, Елисеев, Емельянова, Епифанов, Жолткевич, Жужнев, Забирохин, Зворыкин, Золушка, Зотов, Иванов Ю., Иванюк И., Игнатьев, Ильин, Ионайтис, История села Горюхина, Иткин, Кайрамбаева, Канторов, Капустина Т., Кардовский, Карпенко, Кент, Кибрик, Клаве, Клементьева, Ковалев А., Ковалев Ст., Козлова, Козлова Г., Коковкин, Кокорин, Комаров А., Конашевич, Коновалов, Коноплев, Константинов, Констинтинов, Коровин О., Коротаева, Костин, Косульников, Кочергин, Кошкин, Кравченко, Кузнецов И., Кузнецов К., Кузнецов Л., Кузьмин, Кукулиев, Кукулиева, Купманс, Куркин, Курчевский, Кустодиев, Лагуна, Ладягин, Ларская, Левшичин, Леда, Лемкуль, Лопата В., Лосенко, Лось, Лукина, Лышко, Маврина, Майофис, Маркелов, Марочкова, Маршак, Масютин, Мезерницкий, Мельников, Метель, Микешин, Милашевский, Минкина, Митурич, Михайлов А., Могилевский А., Монина, Морковкина, Мосин, Мосягина, Назарук, Нарбут, Насибулин, Нахова, Ненов, Непомнящий Д., Непомнящий Л., Непринцев, Никитин, Никитина Т., Николаев А., Николаев Ю., Никольский, Носков, Огородников, Озаринская, Олейников, Ольшанский, Орданьян, Оринянский, Орленко, Остров, Панин А., Панов, Парилов, Пашков, Перебатов, Перевезенцев, Перро, Перцов, Пиков, Пиковая дама, Пир Петра Первого, Пискарев, Пихлер, Плаксин А., Плаксин Д., Плехан, Повести Белкина, Подивилов, Полтава, Поляков, Понамарёва, Попкова, Поплавская Н., Попугаева, Правдин, Правосудович, Пушкин, Пшинка, Рачев, Рейндорф, Рейпольский, Рейхет, Репин, Рибейрон, Родионов, Рожков, Ростова, Рудаков, Рушева, Рыжков, Рязанцев, Самокиш-Судковская, Самохвалов, Свешников, Свитальский, Селещук, Серебряное копытце, Серебряное копытце, Серов Вл., Симаков, Сказка о золотом петушке, Сказки, Слаук, Смирнов, Соколов П., Соловьева Г., Соловьева Т., Сомов, Спасский, Стивенсон, Стихотворения, Стопа, Суриков, Тауберг, Таюткино зеркальце, Теремок, Тесаржикова, Тимошенко, Тихомиров В., Тишина, Токмаков, Траугот, Туманов, Тырса, Тяпина, У Лукоморья, Усатова, Успенская, Устинов, Фаворский, Фандерфлит, Фатеева, Федоров М., Федоров С., Филиппова, Фильчаков, Харшак, Хижинский, Хлебникова, Чапля, Чарушин Е., Чеботарев, Чернышков, Шаймарданов, Шаповалова Л., Шефер, Шишмарева, Шмаринов, Шурлапова, Шухаев, Юдин В., Юдина Д., Юкина, Якобсон, Яковлев А., Яковлев С., Якутович, Яр-Кравченко, Яровой, детская литература, ксилография
либо поиск по названию статьи или автору: 


Страницы: [1] 2

Статья написана 2 декабря 20:34

Я пока прерываю обзор иллюстраций цикла "Повести Белкина". Чтобы закруглить этот этап болдинской прозы, предлагаю взглянуть на незавершённую "История села Горюхина". Мастерский набросок — прекрасный образец русского литературного юмора. В связи с "Историей села Горюхина" неизбежно вспоминают "Историю одного города" Салтыкова-Щедрина. Но надо делать поправку, что Пушкин не совсем сатирик (он не ехидный и не злобный).

В иллюстрированной пушкиниане первой достойной иллюстрацией оказался силуэт на обложке нэповского времени. Художник — Н.Ильин. Эта обложка даже попала в пушкинский том "Литературного наследства" (1934). П.Эттингер писал: "Упомяну ещё об "Истории села Горюхина", любовно отпечатанной Н.В.Ильиным в 1928 году в Нижнем Новгороде и снабжённой им эффектной силуэтной обложкой". Вот репродукция этой обложки из альбома "Н.В.Ильин" — М.: Советский художник, 1958.

Худ. Н.Ильин (1928)
Худ. Н.Ильин (1928)

Очень свежая концепция для 1928 года (через 20 лет Ильин разовьёт эту концепцию до абсолюта). Картинка с сюжетом не связана. Но Ильин — великий мастер. Вроде бы просто портрет Пушкина, а понятно, что он чего-то гражданственное сочиняет (смотрит на крестьянские избы, на вороньё над ними — и пишет, пишет про народные страданья...).

Внезапно обнаружилось созвучие этой темы ("Пушкин узрел мужиков"). Через 90 лет А.Аземша нарисовал Пушкина, сочиняющего проповедь мужикам. Проповедь была прочитана в церкви в Болдино. Она, вероятно, подтолкнула Пушкина к сочинению "Истории села Горюхина". Но, увы, на описание народных страданий Пушкин был не вполне настроен, сохранились его подлинные слова из этой проповеди.

цитата

И холера послана вам, братцы, оттого, что вы оброка не платите, пьянствуете. А если вы будете продолжать так же, то вас будут сечь. Аминь!

Худ. А.Аземша (2010-е гг.)
Худ. А.Аземша (2010-е гг.)

Этот рисунок из альбома "А.Аземша. Искусство дарить людям радость" (М., 2014).

Аземша — выдающийся художник, с хорошим чувством юмора, со вкусом. Его рисунки — как декорации к театральным фантазиям Мейерхольда в изложении Булгакова ("Театр покойного Всеволода Мейерхольда, погибшего, как известно, в 1927 году при постановке пушкинского «Бориса Годунова», когда обрушились трапеции с голыми боярами...").

Мне кажется, весёлый Аземша хорошо дополняет слишком торжественного Ильина.




"История села Горюхина" — смешная.

цитата

Ныне, как некоторый мне подобный историк, коего имени я не запомню, оконча свой трудный подвиг, кладу перо и с грустию иду в мой сад размышлять о том, что мною совершено. Кажется и мне, что, написав Историю Горюхина, я уже не нужен миру, что долг мой исполнен и что пора мне опочить!

Читать пушкинскую "Историю села Горюхина" весело, а читать пушкинистов про "Историю села Горюхина" — скучно. Они там справедливо находят столкновение барина с народом — и это столкновение, действительно, не было радужным. Однако Пушкин точно не впал как Радищев в чёрную меланхолию от знакомства с бытом своих крепостных.

Советские иллюстраторы сталинского периода начали с отражения народной/крестьянской темы в "Истории села Горюхина" в соответствии с классовым истолкованием. Знаменитый художник А.Самохвалов дал групповой крестьянский портрет — у деревенской бедноты лица чересчур серьёзные, они уже верные союзники пролетариата. Но всё-таки у Самохвалова (отличного художника) все персонажи с характером, а которые крестьяне не пролетарии, так те с юмором нарисованы.

Худ. А.Самохвалов (1936)
Худ. А.Самохвалов (1936)

Следующие иллюстрации у меня в скучноватых сталинских изданиях (в трёхтомнике 1949 г. и в "Избранном" 1959 г.). Художник Ф.Константинов — узнаваемый ксилограф — но для "Истории одного города" отделался общими картинками, обличающими забитость народа перед приказчиками, нищету и плохую погоду.

Худ. Ф.Константинов. "Избранное" 1958 г.
Худ. Ф.Константинов. "Избранное" 1958 г.
Худ. Ф.Константинов. Трёхтомник 1948 г.
Худ. Ф.Константинов. Трёхтомник 1948 г.

А художник Д.Арсенин и в конце советского периода пошёл по пути обличений и выдал угнетённый народ.

Худ. Д.Арсенин (1986)
Худ. Д.Арсенин (1986)

А ведь даже Л.Правдин в 1949 году для провинциального (Молотов/Пермь) издания сделал интересную иллюстрацию. Всё те же мужики в сцене с приказчиком. Но контур у фигур немного карикатурный, а у Пушкина сцена не столько обличающая, сколько смешная — читатели могли бы оценить такую картинку на общем унылом фоне.

Худ. Л.Правдин (1949)
Худ. Л.Правдин (1949)




"Историю села Горюхина" всё же не Писарев или Чернышевский какой-нибудь писал. У Пушкина феерия, а если смех сквозь слёзы — то всё-таки смех. Подлинное содержание сатиры отразили другие художники. Это П.Бунин, который рисовал свои иллюстрации к "Истории села Горюхина" в советские 1970-е гг. и А.Аземша (это уже XXI век).

Первая и бо́льшая часть незаконченной "Истории" вообще не про крестьян, а про автора — это вовсе и не Пушкин, а опять Иван Петрович Белкин. Более подробно, чем в "Введении" от издателя "Повестей Белкина" даётся биография Ивана Петровича, описывается путь, который привёл его к созданию "Истории села Горюхина".

Вот Белкин приехал насовсем в свою вотчину:

цитата

Женщинам говорил я без церемонии: «Как ты постарела» — и мне отвечали с чувством: «Как вы-то, батюшка, подурнели». ...Побежали топить баню.

И тут привожу иллюстрацию В.Милашевского из "Повестей Белкина", где ей нет никакого соответствия. А в "Истории села Горюхина" есть, по крайней мере, Белкин и баня. А крестьянские женщины? И про них есть в "Истории": "Они столь целомудренны, сколь и прекрасны; на покушения дерзновенного отвечают сурово и выразительно".

Худ. В.Милашевский (1983)
Худ. В.Милашевский (1983)

Несколько уморительных рисунков добавил к этой части А.Аземша.

Белкин рассказывает о том, что его батюшка служил адъютантом у генерала Племянникова. Вот этот генерал:

Худ. А.Аземша (2000-е гг.)
Худ. А.Аземша (2000-е гг.)

Далее. Источником для "Истории села Горюхина" Белкину послужили старинные календари, где его прадед оставлял краткие записи:

цитата

4 мая. Снег. Тришка за грубость бит. 6 — корова бурая пала. Сенька за пьянство бит. 8 — погода ясная. 9 — дождь и снег. Тришка бит по погоде.

Прадед и корова, павшая 6 мая, околдовали художника Аземшу — он их рисовал, вместе и порознь, бесконечно.

1)Прадед с павшей коровой на голубом фоне

Худ. А.Аземша (2010-е гг.)
Худ. А.Аземша (2010-е гг.)

2)Прадед с павшей коровой на сером фоне

Худ. А.Аземша (2010-е гг.)
Худ. А.Аземша (2010-е гг.)

3)Павшая корова крупным планом

Худ. А.Аземша (2010-е гг.)
Худ. А.Аземша (2010-е гг.)

4)Павшая корова на тарелке

Худ. А.Аземша (2000-е гг.)
Худ. А.Аземша (2000-е гг.)

5)Прадед (слева внизу) и скелет коровы (справа вверху)

Худ. А.Аземша (2000-е гг.)
Худ. А.Аземша (2000-е гг.)

После источников Белкин даёт все положенные для всеобщей истории обзоры: географии, этнографии и т.д.

Вот география. К востоку страна Горюхино примыкает к Бесовскому болоту (пастушка стерегла стадо свиней и забеременела — от беса, само собой). Художник Аземша откликнулся на это.

Худ. А.Аземша (2010-е гг.)
Худ. А.Аземша (2010-е гг.)
Худ. А.Аземша (2000-е гг.)
Худ. А.Аземша (2000-е гг.)

Вот обитатели. Тут художник Бунин решил горюхинских баб изобразить.

Худ. П.Бунин (1974 г.)
Худ. П.Бунин (1974 г.)
Худ. П.Бунин  (1998 г.)
Худ. П.Бунин (1998 г.)

Вот культура и образование. Рисунок П.Бунина: грамотей Терентий.

Худ. П.Бунин (1974 г.)
Худ. П.Бунин (1974 г.)

цитата

Летописи упоминают о земском Терентии, жившем около 1767 году, умевшем писать не только правой, но и левою рукою. ...Неоднократно пострадав за свое искусство, услужливость и участие в разных замечательных происшествиях, он умер уже в глубокой старости, в то самое время как приучался писать правою ногою, ибо почерка обеих рук его были уже слишком известны.

Этот Терентий так понравился П.Бунину, что он развил эту тему за Пушкина (причём переработал рисунок через 25 лет). На рисунке некий чин в треуголке суёт Терентию кулак под нос.

Худ. П.Бунин (1974 г.)
Худ. П.Бунин (1974 г.)
Худ. П.Бунин  (1998 г.)
Худ. П.Бунин (1998 г.)

Интересный, кстати, рисунок по персонажам. За плечом у неотёсанного екатерининского бригадира — молодой дворянин с умным лицом, новое поколение просвещённых чиновников, которые встретят в новом веке "дней александровых прекрасное начало".




И только теперь начинается собственно "История", но тут и обрывается. Жили горюхинцы вольной жизнью, пока обедневшие баре не вспомнили о них. П.Бунин рисует как на пьяных (по случаю праздника) пейзан свалился управляющий от помещика.

Худ. П.Бунин (1998 г.)
Худ. П.Бунин (1998 г.)
Худ. П.Бунин  (1998 г.)
Худ. П.Бунин (1998 г.)

Ну и конец:

цитата

В три года Горюхино совершенно обнищало.

Именно этот итог педалировался советскими пушкинистами, а нарисовал его его только Аземша — художник эпохи победившего капитализма.

Худ. А.Аземша (2010-е гг.)
Худ. А.Аземша (2010-е гг.)

Худ. А.Аземша (2000-е гг.)
Худ. А.Аземша (2000-е гг.)


Статья написана 28 октября 14:59

"Метель" — повесть, поставленная Пушкиным на второе место в белкинском цикле. "Метель" близка по времени действия к "Выстрелу": период 1812-1815 гг. (собственно Отечественная война остается за кадром). Если "Выстрел" — тягостная повесть о душе, истерзанной жаждой мести, то "Метель" считается светлой повестью со счастливым концом (такому восприятию много способствует знаменитый вальс Г.Свиридова из музыки к одноимённому кинофильму).

Сегодня — первые иллюстраторы "Метели" (по 1937 год).

Скелет сюжета. Барышня Маша любит бедного офицера Владимира. Родители против. Молодые решают тайком обвенчаться. В избранный для этого дела день разыгралась метель. Маша до церкви доехала. А Владимир сбился с дороги и в церковь попал только на следующее утро: "Какое известие ожидало его!". Через несколько дней он известил родителей Маши о разрыве и уехал в армию (потом умер от ран, полученных при Бородино). "Меж тем война со славою была кончена". Победоносный полковник Бурмин залечивает лёгкую контузию в поместье Маши. Новая взаимная любовь. Бурмин рассказывает, как перед войной в метель сбился с дороги, попал в неизвестную церковь и в шутку встал к аналою с чьей-то невестой. После произнесения сакральной формулы сбежал из церкви. Но считает, что женат-то он не в шутку. Поэтому с Машей у него будущего нет. Как он ошибся!

цитата

— Боже мой, боже мой! — сказала Марья Гавриловна, схватив его руку, — так это были вы! И вы не узнаете меня?

Бурмин побледнел... и бросился к ее ногам...

Обложка. Худ. К.Рудаков, 1936
Обложка. Худ. К.Рудаков, 1936

Для иллюстраторов ключевые моменты — те, которые сам Пушкин описывает с большим напряжением. Знаменитый лингвист академик Виноградов акцентировал внимание на этих моментах в связи с метелью.

Во-первых, это Маша, выбегающая в метель, чтобы ехать на тайное венчание: ветер пытается остановить Машу, "метель воспринимается как предвестие несчастья". Машу метель не остановила.

Во-вторых, это Владимир, рвущийся к месту венчания: "метель как длительный и разрушительный процесс, как действие грозной и враждебной силы". Владимир не смог преодолеть воздвигнутое метелью препятствие.

В-третьих, это Бурмин, который метель не воспринимает как бедствие; напротив, Бурмина метель подталкивает в сторону Маши (т.е. к счастью).

Вот художники и любят рисовать Машу в метели и Владимира в метели. А Бурмина в метели не рисуют.

1) В.Суриков

В русской графике я не считаю заслуживающим внимания ничего, что было до художников "Мира искусства". Но это несправедливо по отношению к старым мастерам: некоторых современных-то беспомощных художников приходится показывать. Пусть уж и Суриков будет.

Знаменитый живописец, который несколько раз пытался делать иллюстрации к Пушкину. Бывал за это жестоко бит искусствоведами. В альбоме "Пушкин в изобразительном искусстве" 1936 года суриковские иллюстрации к "Полтаве" были объявлены "скудными и слабого качества" (Э.Голлербах). К "Метели" суриковских иллюстраций не приводилось (видимо, считались ещё хуже, чем к "Полтаве").

Но уже в аналогичных альбомах 1961 г. и 1987 г. иллюстрации Сурикова к "Метели" поместили. К тому времени значение Сурикова как живописца стало уже бесспорным, это подняло в цене и его книжные иллюстрации.

Альбом 1987 г.
Альбом 1987 г.
Альбом 1961 г.
Альбом 1961 г.

У Сурикова первая картинка — метель, стихия. А вторая картинка — жанровая, сцена в церкви, когда раскрылась подмена жениха. Стихию наши живописцы всегда хорошо рисовали, а вот в жанровой сцене основательность Сурикова вошла в противоречие с лёгкостью Пушкина.

Метель
Метель
В церкви
В церкви

На самом деле суриковские картинки наглядно показывают разницу между живописью и книжной графикой. В обычной деятельности для гениального Сурикова это были бы наброски, которые года через два переросли бы в огромную картину маслом. А здесь приходится останавливаться.

2) Н.Алексеев

Сборник 1929 года, отмеченный тем, что это первый пушкинский сборник, проиллюстрированный одним художником. Забытый ныне график Н.Алексеев.

Пушкинский сборник 1929 года
Пушкинский сборник 1929 года

А вот к этому художнику Голлербах в 1936 году сочувственно относился. Видимо, считалось, что для книги такие рисунки лучше суриковских набросков. Выбрана сцена в церкви — та же, что и у Сурикова. Рисунок плоский, кажется примитивным после суриковской штриховки.

Бурмин женился и сбежал
Бурмин женился и сбежал

Но бесспорно, что стремительность пушкинской сцены у Алексеева передана лучше, чем тяжеловесная массовка у Сурикова.

цитата

Нас обвенчали. «Поцелуйтесь», — сказали нам. Жена моя обратила ко мне бледное свое лицо. Я хотел было ее поцеловать... Она вскрикнула: «Ай, не он! не он!» — и упала без памяти. Свидетели устремили на меня испуганные глаза. Я повернулся, вышел из церкви безо всякого препятствия, бросился в кибитку и закричал: «Пошел!»

3) Л.Хижинский

"Повести Белкина" 1936 года из "ленинградской серии"

"Повести Белкина" —  Лениград, 1936
"Повести Белкина" — Лениград, 1936

Очень стильная гравюра по дереву. Церковь (место встречи) в вихрях метели. Вроде бы, нейтральный пейзаж. А по существу — тема судьбы (кто-то встретился, а кто-то нет) как квинтэссенция пушкинской повести.

"Метель", худ. Л.Хижинский
"Метель", худ. Л.Хижинский

4) Н.Пискарев

Книга, изданная в издательстве "Academia" в год пушкинского юбилея.

Повести Белкина" —  "Academia", 1937
Повести Белкина" — "Academia", 1937

Гравюра Пискарева была высоко оценена искусствоведами и приводилась как образцовая графика в альбомах иллюстрированной пушкинианы как в 1961 году, так и в 1987 году. Владимир честно боролся с метелью, но в отчаянье признал своё бессилие.

Фото из двух позднейших альбомов
Фото из двух позднейших альбомов

Было две иллюстрации: заставка с метелью (которую воспроизводили потом) и жанровая концовка, когда Бурмин пал на колени перед Машей.

Этой книги у меня нет. Привожу сканы обеих гравюр, помещённых в текст повести.

Владмир в метели
Владмир в метели
Сплетённые Бурмин и Маша
Сплетённые Бурмин и Маша

5) К.Рудаков

Тоненькая книжка из серии пушкинских повестей, изданная большим тиражом "Детиздатом" в предюбилейный 1936 год. Отлично воспроизведённые для массового издания иллюстрации. Мы смотрели иллюстрации К.Рудакова к "Выстрелу" из этой серии. К "Метели" тоже иллюстрации Рудакова. Сканы — из Интернета, поскольку и этой книжки у меня нет.

"Метель" — Детиздат, 1936
"Метель" — Детиздат, 1936

Рудаков сделал целый цикл из трёх страничных иллюстраций (плюс на обложке — тема бессилия перед метелью, как у Пискарева в дорогом издании).

Маша сбегает из дома сквозь метель
Маша сбегает из дома сквозь метель
Владимир не сможет прибыть вовремя
Владимир не сможет прибыть вовремя

Бурмин кается в своей шутке
Бурмин кается в своей шутке

Идеальная сюита, соответствующая пушкинской краткости и насыщенности. Отражены все три узловых момента: Маша в метели, Владимир в метели, Бурмин с Машей (без метели).


Статья написана 27 сентября 13:27

В первые послереволюционные десятилетия художники иллюстрировали "Выстрел" не отвлечённо-символически, как Гельмерсен, а в соответствии с сюжетом, выбирая выигрышные психологические сцены. При этом разнообразие и техники, и концепций было велико.

1) Н.Чернышков

Иллюстрации из альбома "Пушкин в изобразительном искусстве" юбилейного 1937 года.

К "Выстрелу" даны две ксилографии нэповской поры (1926). Художник — Н.Чернышков. На Фантлабе его нет.

Как сообщает справка в альбоме, Н.Чернышков — рано умерший плодовитый ксилограф. Более никаких сведений об этом художнике в доинтернетную эпоху не сохранилось. Усугубляется ситуация с поисками тем, что встречаются упоминания о другом ксилографе из Грузии — Н.Н. Чернышкове. Но это только тёзка нашего (годы жизни поздние: 1903-1980). Может, сын?

Сами иллюстрации описывают завязку повести. Офицеры полка, стоящего в скучном местечке, ходили к Сильвио. Сильвио — человек гражданский (в отставке), знаменит своим мастерством пистолетной стрельбы. Молодой офицер во время игры в карты вспылил на Сильвио и швырнул в него подсвечник (шандал, если строго по тексту). Сильвио выгоняет буяна (первая иллюстрация, подсвечник на полу). Оскорбление страшное, все похоронили обидчика. Однако вызова на дуэль от Сильвио не последовало. Пошли полюбопытствовать, чем занимается. Тем же, чем всегда: во дворе всаживает пули в туз (вторая иллюстрация). Все в недоумении...

На этом иллюстрации обрываются. Судя по всему, был сделан или задумывался очень подробный цикл. Ксилографии (гравюры на дереве) у Чернышкова — традиционные. Чисто информативную функцию выполняют. В 1920-е гг. с типографской техникой в советской России было худо, ксилография была чуть ли не единственным достойным способом воспроизвести картинку в книге. А вот по содержанию — сцены выбираются не банальные. Это послезнание: пока предшественников нет, это мы потом узнаем, что никто таких сцен выбирать не будет (в начальной сцене все будут рисовать, например, момент замаха шандалом на Сильвио).

2) К.Рудаков

Тонкая книжка в мягкой обложке. Предюбилейный 1936 год. "Детгиз" издаёт массовую серию иллюстрированных книжек. Художник "Выстрела" — знаменитый К.Рудаков.

Библиографическое описание.

Добавление к библиографии. Тираж 300.000 экз. Цена 80 коп.

Книги на Фантлабе нет (подал заявку). А с Рудаковым мы уже неоднократно встречались (по поводу "Онегина" особенно часто).

Перейдём к иллюстрациям. Не знаю, чей рисунок на обложке (предполагается Рудаков), но силуэт целящегося стрелка очень похож на силуэт Сильвио во второй дуэли из дореволюционных времён (худ. Гельмерсен). Подумал сначала, что просто перенесли на обложку советского издания зеркально перевёрнутый чужой рисунок, но, присмотревшись, понял, что это не точная копия. Наверное, сильно впечатлился в своё время Рудакова маленьким циклом Гельмерсена.

Силуэт Рудакова
Силуэт Рудакова
Силуэт Гельмерсена
Силуэт Гельмерсена

В книжке всего три страничных иллюстрации. По сути, это первый цикл сюжетных картинок, которые просто сопровождают текст, не навязывая формальные концепции художника.

Первая картинка — несдержанный игрок хватается за подсвечник. Вот она — картинка-родоначальница всех замахов шандалом на Сильвио.

Вторая илюстрация — рассказ в рассказе. Конец первой части. Сильвио уезжает. Рассказчик "Выстрела" не простил Сильвио то, что он не смысл кровью оскорбление шандалом. Сильвио хочет объясниться: да, он, действительно, не мог вызвать дурачка на дуэль, поскольку не мог рисковать жизнью. Жизнь ему нужна для мести — и всё рассказал про первую дуэль с поеданием черешни.

Третья картинка — кульминация всей повести. Эту сцену все художники до и после Рудакова изображали, мало кто из иллюстраторов смог обойтись без неё.

Сильвио уже заставил графа выстрелить, и теперь наслаждается своим доминированием. Здесь, конечно, нужна публика. Где молодая жена? Она отстала по дороге домой. Сильвио коварно тянет время, правильно рассчитывает, что графиня прибежит на звук выстрела — потому, видимо, и заставляет графа стрелять. Так и есть — прибежала и кинулась умолять Сильвио о пощаде. Да, удалась месть.

Интересно, что никто из наших сегодняшних художников первую дуэль с поеданием черешни не отобразил. Не ко двору эта сцена, видимо, была в 1937 году — храбрость золотопогонника как-никак пришлось бы пропагандировать. Но элегантные военные в эполетах у Рудакова уже появились.

3) Л.Хижинский

1936 год. "Ленинградская юбилейная серия". Не чета "детгизовской". Переплёт, научный аппарат, солидная цена (за переплёт отдельно выделена). Но главное — иллюстрации с хорошим качеством воспроизведения.

Библиографическое описание.

Добавление к библиографии. Тираж 20.300 экз. Цена 2 руб. + переплёт 1 руб. 25 коп. (итого 3 руб. 25 коп.).

Книга на Фантлабе представлена (https://fantlab.ru/edition111307). Художник на Фантлабе представлен (https://fantlab.ru/art6617).

К 1936 году ситуация с полиграфической базой в СССР выправилась, ксилографии вернулись в число эстетских видов иллюстрации. Можно играть контрастами белого и чёрного. Сопровождение текста здесь становится не главным — в одной-единственной иллюстрации художнику нужно себя выразить.

На картинке — кульминация. Вторая дуэль. Сильвио ещё целится в графа, но публика уже прибыла.

Давненько я не обращался к книгам, в которых иллюстрации отпечатаны напрямую с досок или камней. Уже отмечал неоднократно, что при таком способе воспроизведения иллюстрация становится очень глубокой (потому что буквально трёхмерность появляется за счет наложенных на бумагу слоёв краски). Такие картинки, как и полотна маслом, невозможно в цифру перевести.

4) Н.Пискарев

1937 год. Знаменитое издательство "Academia". Доживает последние дни. Но книги всё ещё образцовые по полиграфии и оформлению. Тираж в два раза ниже, чем в "ленинградской юбилейной серии", зато цена — в два раза выше.

Библиографическое описание.

Добавление к библиографии. Тираж 10.300 экз. Цена 4 руб. + переплёт 2 руб. (итого 6 руб.).

Книга на Фантлабе представлена (https://fantlab.ru/edition258862). Художник Пискарев на Фантлвабе представлен (https://fantlab.ru/art3102).

Иллюстрации Пискарева — тоже ксилографии, и тоже эстетские. Но здесь насладиться трёхмерностью не смогу: у меня этой книги нет, сканы — из Интернета (полностью книга: https://imwerden.de/publ-1063.html).

Две иллюстрации: заставка и концовка. Заставка — сцена второй дуэли, когда жена графа уже прибежала на звук выстрела (и для начала "с визгом бросилась ему на шею"). Эта сцена становится обязательной для иллюстраторов.

Концовка шокирующая: труп Сильвио, поклёванный вороньём. Нет, конечно, по тексту Сильвио после второй дуэли уехал в Грецию, где погиб за свободу ("убит под Скулянами"). Но почему такой натурализм?

Очень уважаемый пушкинист В.Вацуро писал в 1980 году, что поступок Сильвио на второй дуэли (помилование графа) — не гуманизм, не отказ от мести, а как раз наоборот: осуществление мести и мести страшной.

цитата

...жизнь ему более и не нужна. Он осуществил свою маниакальную идею мести и в ней себя исчерпал

То есть после своей второй дуэли Сильвио — уже живой труп. Так вот, художник Пискарев за 40 лет до Вацуро эту идею графически выразил с абсолютной прямотой.

Получается, даже в последних изданиях "Академии" в иллюстрировании присутствовал высокий символизм (сейчас бы сказали — концептуализм, а в 1937 году обозвали бы формализмом).

UPD/31/10/2019

В.Масютин

Изданная за границей на немецком языке в 1922 году книга с рисунками Масютина. Книги у меня нет, использую с каны из Интернета.

Библиографическое описание из каталога-справочника.

Масютин превзошёл сам себя. Страничные иллюстрации (первая и вторая дуэль) построены по принципу парных картинок "Найди 10 отличий".

Концовка: Сильвио на прощание пуляет по картине.

Торжество хулиганского авангардизма.


Статья написана 1 февраля 08:29

В довоенное время с иллюстрированными сказками Пушкина в СССР было туго. Это потому, что их для детей мало издавали — при том, что это было золотое время для советской детской книжки-картинки. Где-то до 1936 года народные волшебные сказки для детей были в загоне (печатали в основном для взрослых сказки антирелигиозные и антидворянские, в том числе и с иллюстрациями — в издательстве Academia). Сказки Пушкина, конечно, не запрещали (тем более, что у него в большинстве случаев с социальной направленностью всё в порядке было), но вот долгое время с цветными картинками для детей ничего нового не издавали.

В 1930 году вышли во взрослом издательстве сказки Пушкина с чёрно-белыми гравюрными оттисками. Второе издание сборника вышло только в 1933 году, но уже в "Молодой гвардии". А потом прорвало — два года подряд выходили переиздания сборника в "Детгизе", а там и юбилейные книжки и сборники пошли.

У меня второе издание собрания пушкинских сказок 1933 года. На Алибе сейчас встречаю это издание только в [твёрдом] переплёте без рисунка, а у меня — в [мягкой] обложке с картинкой. Редкость, значит. Немного детских книжек той поры в мягкой обложке выжило. У меня — выжила, но в инвалидном состоянии, конечно. На Фантлабе этого сборника нет.

Пушкин. Сказки, 1933
Пушкин. Сказки, 1933

Добавления к библиографии. Тираж — 100.375 экз. Цена — 2 руб.

К "Золотому петушку" — только две гравюры. Художница — Наталья Фандерфлит (на титуле по тогдашним правилам — Фан-Дер-Флит), на Фантлабе не представлена.

Сцена перед шатром шамаханской царицы важна для сюжета, картинка с этой сценой недурна, но статичная. А первая гравюра — живенькая такая, карусель вокруг петушка. В общем, "Время — вперёд!". Не зря именно её на обложку всего сборника вынесли. И именно эта карусель художницы представляет все Тридцатые годы в альбомах иллюстрированной пушкинианы 1937 г. и 1987 г.

В альбоме 1961 г. решили соригинальничать и поместили как образец Тридцатых годов картинку К.Кузнецова — явно более низкого уровня, к тому же неопубликованную в то время.

В общем, и сам первый советский иллюстрированный сборник пушкинских сказок, и ксилографии Н.Фандерфлит считаются знаковыми событиями. Но их ценность скорее историческая, чем художественная.




В моей коллекции есть ещё один сборник пушкинских сказок Тридцатых годов — из "ленинградской серии".

Ленинград: ГИХЛ, 1936-1937
Ленинград: ГИХЛ, 1936-1937

Это "Сказки", изданные в 1936 году в иллюстрациях (литографиях) Е.Кибрика. На Фантлабе этого сборника нет.

 Пушкин "Сказки". Худ. Кибрик. 1936
Пушкин "Сказки". Худ. Кибрик. 1936

Добавление к библиографии. Тираж — 20.300 экз. Цена — 3 руб. 50 коп. (в том числе переплёт 1 руб. 25 коп.).

К каждой сказке только по одной подсвеченной картинке. К "Золотому петушку" картинка такая.

Кибрик — художник легендарный. На Фантлабе представлен: https://fantlab.ru/art245. Кола Брюньон, Уленшпигель, Тарас Бульба, Борис Годунов... Про пушкинские сказки никто не вспоминает. В альбомах, посвящённых творчеству Кибрика, иллюстрации к этим сказкам тоже не приводят. Видимо, не считаются они у Кибрика чем-то особенным. Хотя на безрыбье 1930-х гг. эти литографии кажутся очень заметными.




Это всё, чем Тридцатые годы в моей коллекции представлены. Что ещё было тогда особенного? Несколько скромных книжек в массовых сериях для детей. А в качестве "подарочных" изданий — цветные иллюстрации художников Палеха. И отдельные книги в издательстве Academia (https://fantlab.ru/edition111403), и сборник сказок в "Детгизе" (https://fantlab.ru/edition111385). Но интересно, что ни в одном альбоме иллюстрированной пушкинианы палехские картины не приводятся как образцы эпохи. Вообще за авторские иллюстрации не считаются?




UPD/24.11.2019

Пропустил я иллюстрации Б.Кустодиева к пушкинским сказкам. Сделаны они были в 1919 году, помещаю картинку сюда, в наиболее близкий период. Репродукция из альбома "Пушкин в изобразительном искусстве" (1961).


Статья написана 11 августа 2018 г. 07:23

Сегодня — ещё одно довоенное издание "Пиковой дамы". Это книжка 1936 года из "юбилейной ленинградской серии" с иллюстрациями знаменитого художника Николая Тырсы.

"Пиковая дама" из ленинградской серии
"Пиковая дама" из ленинградской серии

Ленинградская юбилейная серия
Ленинградская юбилейная серия
Библиография
Библиография

Добавления к библиографии. Тираж: 20.300 экз. Цена: 3 руб. (1 руб. 75 коп. + 1 руб. 25 коп. за переплёт).

Издание нельзя назвать редким — на Алибе оно представлено в нескольких экземплярах, начиная от 600 рублей. Я эту книжку купил в 2013 году у продавца из города Tallinn. Цена в инвалюте — 15 евро (но тогда это и было 600 рублей) без доставки. Ещё на конвертации что-то потерял. Надеялся хоть на европейские марки на бандероли. Но бандероль была отправлена из России...

Художник — Н.Тырса — на Фантлабе представлен: https://fantlab.ru/art6674. Книжки в числе представленных не нашёл.

Наиболее известна из этого цикла иллюстраций картинка, где в последней сцене за игорным столом сидит сам Пушкин. Эта картинка сразу была оценена критиками в тридцатые годы, завораживает искусствоведов и сейчас. На фото — страница из издания "А.С. Пушкин в изобразительном искусстве", 1937 (справа); страница из альбома "А. С. Пушкин в русской и советской иллюстрации", 1987 (слева вверху) и разворот из нашей книжки (слева внизу).

От мала до велика (по размеру)
От мала до велика (по размеру)

Даже на этом фото можно заметить, что воспроизведение иллюстрации в книге 1936 года было самым лучшим. Видимо, рисунки с литографского камня напрямую печатались.




В прошлый раз я показывал "Пиковую даму" 1935 года (здесь). В той книге были отражены новые тенденции иллюстрирования: "Пиковая дама" лишилась мистического налёта, исчезла тема судьбы, на первый план вышла линия Германн-Лиза, трактуемая как линия Онегин-Татьяна и т.п. Но та книга была иллюстрирована студентами Академии художеств, и всерьёз её критика не изучала. Для современников именно "Пиковая дама" с иллюстрациями Тырсы, хотя и не самая первая, стала символом нового прочтения повести. Именно Тырса был объявлен иллюстратором, который сделал "шаг вперёд по сравнению с "Пиковой дамой" Бенуа (Молок Ю. Пушкин в 1937 году — https://profilib.net/chtenie/130372/yuriy...).

Так что "Пиковая дама" Тырсы в идейном плане получилась знаковой: новая традиция, порывающая с Бенуа (который весь демонизм выдумал, а у Пушкина его нет). По форме: прекрасная техника, уверенная рука мастера, всё подчёркнуто просто — без студенческого бунтарства. Картинок немного (как и во всех книгах "ленинградской юбилейной серии"). Посмотрим их все, по порядку.

Лиза и Германн

Видимо, не случайно сюита Тырсы начинается с изображения Лизы: бытовая сцена, любовная линия. Вторая иллюстрация цикла — Германн касается руки Лизы, передавая ей записку. Когда у других иллюстраторов Германн бродит по городу или стоит у дома графини — это отражение темы судьбы. Тырсу эта тема не интересует. У него — встреча персонажей в рамках любовной линии. Встреча в комнате Лизы после смерти графини тоже отражения у художника не находит.

Теперь Лиза — главная
Теперь Лиза — главная
Германн и Лиза, но до того...
Германн и Лиза, но до того...

Германн и графиня

Никаких пистолетов, никакого демонизма. Композиционно парные картинки хороши.

Германн у графини
Германн у графини
Графиня у Германна
Графиня у Германна

Германн и Пушкин

Ну, и наконец, последняя — растиражированная — иллюстрация. Здесь традиционный ужас обдёрнувшегося Германна. Но присутствует призрак графини (в чепце, спиной к зрителю). А главное, на переднем плане — Пушкин с бокалом шампанского.

Пушкин настроен скептически
Пушкин настроен скептически

Что здесь необычного? Опыт помещения портретов Пушкина в иллюстрации к его произведениям уже был — и лубочные "Лукоморья" (традиция и сейчас держится), и сюиты Фаворского (1929) и Кузьмина (1934). Но там Пушкин сам заявлял о своём присутствии в произведении (вёл речь от первого лица, пускался в воспоминания, встревал в сюжет с отступлениями), а в "Пиковой даме" рассказ ведётся отстранённо от третьего лица. Но ещё не забытый формальный метод в литературоведении вскрывал присутствие автора в любом произведении. Вот Тырса и перенёс эти идеи в книжную графику — Пушкин присутствует в самой гуще выдуманных им событий вполне реально, на первом плане.

Эта иллюстрация до сих пор притягательна — сюжет можно по разному трактовать. Пушкин на картинке настроен скептически. Но какого Пушкина нарисовал Тырса? Пушкина-игрока, который скептически относится к секрету верного выигрыша (он знает, чем это всё кончается)? Или Пушкина-автора, который скептически относится к той мелодраме, что у него сама собой написалась?


Страницы: [1] 2




  Подписка

Количество подписчиков: 31

⇑ Наверх