Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «Zivitas» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »

1902, 1903, 1904, 1907, 1909, 1910, 1911, 1912, 1913, 1918, 1919, 1920, 1922, 1923, 1924, 1925, 1926, 1927, 1928, 1929, 1930, 1933, 1934, 1935, 1936, 1937, 1938, 1939, 1940, 1941, 1942, 1943, 1944, 1945, 1946, 1947, 1948, 1949, 1950, 1951, 1952, 1953, 1954, 1955, 1956, 1957, 1958, 1959, 1960, 1961, 1962, 1963, 1964, 1965, 1966, 1967, 1968, 1969, 1970, 1971, 1972, 1973, 1974, 1975, 1976, 1977, 1978, 1979, 1980, 1981, 1982, 1983, 1984, 1985, 1986, 1987, 1988, 1989, 1990, 1991, 1992, 1993, 1994, 1995, 1996, 1997, 1998, 1999, 2000, 2002, 2004, 2005, 2006, 2007, 2008, 2008., 2009, 2010, 2011, 2012, 2013, 2014, 2015, 2016, 2017, 2018, 2019, Eichenberg, Münzner, illustrators.ru, Авсюк, Аземша, Акимова, Акулиничев, Алекс А., Александров, Алексеев А., Алексеев Н., Алимов С., Алфеевский, Алякринский, Андерсен, Андреева А., Андрианов, Андриевич, Андроник, Аникеев, Аникин, Анненков, Антимонова, Антокольская, Антоненков, Антохина, Анчар, Аржевитин, Арзамасцев, Аркадьев, Арсенин, Артюшенко, Архипов, Архипова, Аршинов, Астрецов, Африка, Багин, Багина, Баданина, Бажов, Бакулевский, Бальбюссо, Барышня-крестьянка, Басманов, Бастрыкин, Баюскин, Бе-Ша, Бедарев, Беднаржова, Белюкин, Белюкин Д., Беляева, Белякова, Белякова О., Бенуа, Берштейн, Бесы, Бехтеев, Биантовская, Билибин, Бирмингем, Бисти, Битный, Бланкман, Блок, Бойко, Бокарев, Бокова, Бордюг, Борисенко, Борисов, Борисов К., Бородино, Браташевский, Брей, Бретт, Брикс, Бритвин, Бруни, Бруни Л., Брюханов Н., Бубнова, Булатов/Васильев, Бунин П., Буреев, Буреев Г., Бухарев, Бычков, Бялковская, Вагин, Вайсборд, Вальк, Вальтер, Ван, Ванециан, Варшамов, Василенко, Василиса Прекрасная, Васильев В., Васильев И., Васильева Т., Васнецов Ю., Ващенко, Ведерников, Вениг, Вересковый мед, Верно, Веселов, Веселые картинки, Вийральт, Винни-Пух, Владимирский, Власов, Власова А., Войцеховский, Волков А., Волович, Волшебное кольцо, Воробьева, Воспоминания в Царском Селе, Выстрел, Вышенская, Вьетнам, Гавриилиада, Гамбург, Гапей, Гарватовска, Гельмерсен, Герасимов А., Гиббонс, Гилярова, Гладикова, Годаи, Головаш, Гольц, Гончаров, Гончарова, Горбачев В., Гордеева, Гороховский, Горяев, Граф Нулин, Гребан, Григорьев, Гримм, Гробовщик, Гроссе, Грудинина, Гудзенко, Гурьев, Гусев, Гюзелев, Давыдова, Две ящерки, Двенадцать, Делла-Вос-Кардовская, Демидова, Денисов, Денисов Ю., Дехтерев, Джамалбаев, ДжуХи Юн, Дианов, Диманд, Диодоров, Дмитриев А., Дмитриева, Дмитрюк, Добрицын, Доброхотова, Добужинский, Дозорец, Домик в Коломне, Древний мир, Дувидов, Дугины, Дудоров, Дюлак, Евгений Онегин, Египетские ночи, Елисеев, Емельянова, Епифанов, Еремина, Ершов И., Ершова К., Жаринов, Жеребчевский, Житков, Жолткевич, Жужнев, Жуковский, Жупикова, Забирохин, Зарецкий, Зворыкин, Золушка, Зотов, Иваницкая, Иванов, Иванов С., Иванов Ю., Иванова, Иванюк И., Ивашинцова, Игнатьев, Игнатьев Б., Игнатьтев Б., Изенберг, Измайлов, Ильин, Ионайтис, История села Горюхина, Иткин, Йорш, Кабаков, Казбеков, Кайрамбаева, Калаушин, Калачев, Калиновский, Каллай, Канделаки, Каневский А., Каневский В., Каневский В.Я., Канторов, Капустина Т., Караваевы, Кардовский, Карнаухов, Карпенко, Каспина, Кент, Кибрик, Ким С., Кинцурашвили, Кирков, Китай, Клаве, Кларк, Клементьева, Ковалев А., Ковалев С., Козлов, Козлова, Козлова Г., Коковкин, Кокорин, Колобок, Колюшева, Комаров, Комаров А., Комзолов, Конашевич, Кондратьев, Конно, Коновалов, Кононов, Коноплев, Константинов, Констинтинов, Коньков, Копиш, Корея, Коровин О., Коротаева, Костин, Костина, Косульников, Котляревская, Кочергин, Кочетков, Кошкин, Кравченко, Красильникова, Крафт, Крыжановские, Кудиш, Кудрин, Кузнецов И., Кузнецов К., Кузнецов Л., Кузнецова, Кузнецова Е., Кузьмин, Кузьмин С., Кукулиев, Кукулиева, Купманс, Куркин, Курчевский, Кустодиев, Кутуков, Лавренко, Лагуна, Ладягин, Лазаркевич, Лапин, Лаптев, Ларионов, Ларская, Лебедев А., Лебиш, Левшичин, Леда, Лемкуль, Лермонтов, Лешин, Литвин, Ломаев, Лопата В., Лосенко, Лосин, Лось, Лукина, Лышко, Маврина, Майофис, МакКинстри, Малашенкова, Мар, Маркелов, Марочкова, Маршак, Масютин, Медной горы хозяйка, Меженинов, Мезерницкий, Мельников, Менделевич, Мерсер, Метель, Мешков, Мигунов, Микешин, Милашевский, Милутка, Минкина, Митрофанов, Митурич, Михайлов, Михайлов А., Млчох, Могилевский А., Молоканов, Монин, Монина, Моос, Моргунова, Морковкина, Мосин, Московский, Мосягина, Мурзилка, Муц, Мюнцнер, Назаров, Назарук, Нарбут, Насибулин, Нахова, Незнайка, Некшен, Ненов, Непомнящий Д., Непомнящий Л., Непринцев, Нефедов, Нечаева, Никитин, Никитина Т., Никифорова, Николаев А., Николаев Ю., Никольский, Нильсен, Новожилов, Норитис, Носков, Носкович, Носовская, Овчинников, Огородников, Озаринская, Олейников, Ольшанский, Орданьян, Оринянский, Орленко, Остров, Оффенгенден, П.Бунин, Павлинов, Павлов А., Павлова, Панин А., Панов, Парилов, Пашков, Перебатов, Перевезенцев, Перро, Перцов, Петров, Пивоваров, Пиков, Пиковая дама, Пилипчатина, Пир Петра Первого, Пискарев, Пихлер, Плаксин А., Плаксин Д., Плехан, Повести Белкина, Погани, Подивилов, Покровский, Полтава, Поляков, Поляков Д., Полякова, Понамарёва, Попкова, Поплавская, Попов Е., Попов Н., Попова, Попугаева, Порет, Правдин, Правосудович, Привалов, Провалов, Пушкин, Пшинка, Рачев, Ревуцкая, Рейндорф, Рейпольский, Рейх, Рейхет, Ремезов, Репин, Рерберг, Рибейрон, Родионов, Рожков, Ромадин, Роскин, Рославлев, Ростова, Ротов, Рудаков, Ружо, Русалка, Рушева, Рыжков, Рыжов, Рябчиков, Рязанцев, Савина, Савченко, Садыкова, Сажин, Сазонов, Самокиш-Судковская, Самохвалов, Сафонов, Сачков, Свешников, Свитальский, Седова, Селещук, Семенов А., Семенов И., Сергеев В., Серебряков, Серебряное копытце, Серебряное копытце, Серов Вл., Силина, Симаков, Сказка о золотом петушке, Сказки, Скобелев, Слаук, Смирнов, Смирнов В., Смирнов И., Снегинева, Соколов А., Соколов Е., Соколов П., Соловьева Г., Соловьева Т., Сомов, Соостер Т., Спасский, Спирин, Станны, Станционный смотритель, Стацинский, Степунина, Стивенсон, Стихотворения, Стойкий оловянный солдатик, Стойко, Стопа, Султан, Суриков, Сутеев, Сычев, Тайссиг, Такео, Таубер, Тауберг, Таюткино зеркальце, Телингатер, Теремок, Тесаржикова, Теслер, Тетерина, Тимошенко, Тихомиров, Тишина, Токмаков, Толстой А., Траугот, Трнка, Трофимов, Трубин, Туганов, Туманов, Тырса, Тюнин, Тяпина, У Лукоморья, Узбяков, Усатова, Усачев, Успенская, Успенский, Устинов, Устинова, Ушаков, Фаворский, Фаворский Н., Фандерфлит, Фарина, Фатеева, Федоров, Федоров М., Федоров С., Федорова, Федоровская, Филиппова, Фильчаков, Флоренский, Форман, Фридкин, Фукия, Халилов, Харшак, Хацуяма, Хегенбарт, Хижинский, Хлебникова, Хлебов, Храпковский, Цайгнер-Эбель, Цветков, Циуха, Чапля, Чарушин Е., Чеботарев, Челушкин, Чернов, Чернова-Дяткина, Чернышков, Чижиков, Чижиков А., Чугуевский, Чупрыгин, Шабанов, Шабельник, Шаймарданов, Шаламоун, Шанцер, Шаповалова Л., Шатунов, Швец, Шеварева, Шевченко, Шемякин, Шефер, Шишмарева, Шмаринов, Штанцлова, Штафл, Шульгина, Шумилкина, Шурлапова, Шухаев, Щеглов, Щербаков, Юдин, Юдин В., Юдина Д., Юкина, Юпатов, Юрчатова, Юткевич, Якобсон, Яковлев А., Яковлев С., Якутович, Япония, Яр-Кравченко, Яровой, детская литература, ксилография
либо поиск по названию статьи или автору: 


Страницы: [1] 2  3  4  5  6  7  8  9 ... 35  36  37

Статья написана 13 марта 12:53

Пушкин в Царском Селе

Худ. В.Фаворский, худ. В.Горяев

Кроме Н.Ильина и братьев Траугот никто полных сюит к "Воспоминаниям в Царском Селе" не делал. Но художники с удовольствием рисовали портреты Пушкина-лицеиста (портреты-реконструкции). Такими портретами сопровождалась ранняя лирика. Справочники некоторые из них относят непосредственно к "Воспоминаниям в Царском Селе" (ориентируясь больше на близкое расположение портрета к тексту). В качестве образца разных времён и разных техник можно привести портрет, сделанный в 1935 году Фаворским (ксилография), и портрет, сделанный в 1974 году Горяевым (автолитография).

Худ. В.Фаворский (1935)
Худ. В.Фаворский (1935)
Худ. В.Горяев (1974)
Худ. В.Горяев (1974)

Худ. Ю.Иванов (1987)

Это набор открыток — 32 штуки (2-е изд., М.: Изобразительное искусство, 1987). Полюбившийся в юности художник Ю.Иванов.

Рисунки, относящиеся к лицейской поре.

Не без темы 1812 года (аннотация на обороте первой открытки говорит про гвардейские полки, уходящие на войну через Царское Село).

Худ. О.Биантовская (2016)

Это уже знакомая нам книжка, откуда я показывал иллюстрации к "Графу Нулину" и "Домику в Коломне"

Иллюстрация к одному из стихотворений про Царское Село (1823 г.).

Стихотворение нетипичное. Не только военные воспоминания связаны с Царским Селом.

цитата

Другой пускай поет героев и войну,

Я скромно возлюбил живую тишину

Но это у Пушкина ненадолго.

"Воспоминания в Царском Селе"+

Портрет автора к его лирике — видимо, правильное решение. Но интересно посмотреть, что выделили для себя из сюжета художники, которые давали единичные иллюстрации к "Воспоминаниям в Царском Селе".

Худ. И.Чернова-Дяткина (1994)

Пухленький томик Лицейская лирика (СПб.: Лимбус Пресс, 1994). Первые пост-советские годы. Художница из малоизвестных.

Сложная техника ксилографии. Титульный разворот с портретом Пушкина (лицеиста, понятно).

Первый разворот с маленьким рисунком античной скульптуры: тема классицизма.

А сюжетные гравюры — к войне 1812 года.

Прочтение понятное и ожидаемое.

Худ. Э.Насибулин (1993)

Такой же пухленький томик под тем же названием Лицейская лирика (СПб: Художественная литература, 1993). Но художник именитый — Э.Насибулин. Портрет лицеиста сразу на суперобложке.

Иллюстрации абстрактные, некоторые кочуют у Насибулина из одного сборника в другой. Разворот, который разрывает текст "Воспоминаний в Царском Селе" — он случайно попал внутрь этого стихотворения.

На левой стороне этого разворота — Пушкин и книжки, на правой — антропоморфные скелеты, но с фантастическими головами. Ожившие мертвецы, с которыми Пушкину комфортно. Может, этот разворот относится к стихотворению "Городок" (того же периода, что и "Воспоминания"). Есть в "Городке" про книги и их авторов такое:

цитата

Друзья мне — мертвецы

Парнасские жрецы

Нарочитое несоответствие тексту в рисунках Насибулина этого периода раздражает. Абстракции холодные, механически сконструированные, с претензией. Но вряд ли это можно засчитать новым прочтением.

В другом месте обнаруживается разворот с общим мотивом — юный Пушкин в парке на фоне классической статуи. Это ещё можно притянуть к "Воспоминаниям в Царском Селе".

На этом развороте — опять ожившие скелеты. Вероятно, это иллюстрация к такой строке из "Воспоминаний":

цитата

Бессмертны вы вовек, о росски исполины

Худ. А.Смирнов (1982)

Сборник стихотворений небольшого формата (у меня — в самодельном переплёте советских времён). Мы с ним уже знакомы.

Здесь несколько стихотворений, имеющих отношения к пушкинскому жанру исторических воспоминаний.

1) "Воспоминания в Царском Селе", но 1829 года ("Воспоминаньями смущенный"). Неоконченная черновая попытка переписать шаблонное детское произведение с подлинным чувством.

Пушкин-лицеист и войска в Царском Селе.

цитата

На юных ратников взирали,

Ловили брани дальний звук...

...И многих не пришло. При звуке песней новых

Почили славные в полях Бородина,

На кульмских высотах, в лесах Литвы суровых,

Вблизи Монмартра .......

В стихотворении на последнюю для Пушкина лицейскую годовщину, он эту мысль огранит:

цитата

Вы помните: текла за ратью рать,

Со старшими мы братьями прощались

И в сень наук с досадой возвращались,

Завидуя тому, кто умирать

Шел мимо нас... и племена сразились,

Русь обняла кичливого врага,

И заревом московским озарились

Его полкам готовые снега.

На протяжении всей жизни Пушкин думал об этом. Но кто и как это сможет нарисовать?

2) "Наполеон" ("Чудесный жребий совершился") 1821 года. Помимо темы роднит это стихотворение с "Воспоминаниями" 1814 года то, что "Наполеон" — это ода, но сделанная в современном бойком стихотворном размере. На "высокий стиль" указывают архаизмы. Что интересно — это уже не абстрактные аллегории, а конкретные исторические оценки

Есть ещё напыщенные фразы про недавнюю историю:

цитата

И се, в величии постыдном

Ступил на грудь ее колосс.

Тильзит!.. (при звуке сем обидном

Теперь не побледнеет росс)

А есть и любопытные переоценки. В 1814 году Пушкин писал про сгоревшую Москву с горечью как про тяжёлую потерю. А спустя семь лет гордится московским пожаром:

цитата

Россия, бранная царица,

Воспомни древние права!

Померкни, солнце Австерлица!

Пылай, великая Москва!

Такие переклички с "Воспоминаниями" 1814 года.

3) "Полководец" 1835 года ("У русского царя в чертогах есть палата").

Это про Барклая-де-Толли. Про то, как его не оценили, но он стойко переносил это. Это Пушкин на себя примеряет тогу непонятого титана.

Худ. П.Бунин (1969, 1998)

А вот и сборники с иллюстрациями П.Бунина.

"Сто стихотворений и десять писем" (М.: Молодая гвардия, 1969)
"Сто стихотворений и десять писем" (М.: Молодая гвардия, 1969)
"Гениальный сын России" (М.: "Славянский диалог", 1998)
"Гениальный сын России" (М.: "Славянский диалог", 1998)

Есть тут два варианта картинки к "Воспоминаниям в Царском Селе" (1814). Французы среди "готовых снегов".

Ну а, вообще-то, кому как не Бунину рисовать наполеоновские войны. Его тема. С удовольствием отыскивает он её у Пушкина.

"Рославлев"

Помимо стихотворений, войны 1812 года Пушкин коснулся в неоконченном романе "Рославлев" (текст из академического издания — на ФЭБе). В школе я жадно выискивал книги про Отечественную войну, но быстро разочаровался в доступной исторической прозе советских писателей и переключился на научные труды. А из художественных произведений лучшим для меня остался "Рославлев". Второе название говорящее: "Отрывок из неизданных записок дамы (1811 год)" — хотя там в 1811 году только начинается повествование, а речь идёт о событиях 1812 года. В общем, Пушкин писал от женского лица. Роман о русской барышне, которая влюбляется во врага — пленного французского офицера.

Худ. Л.Правдин (1949)

Уже известное нам провинциальное издание со скромными силуэтами художника Правдина.

"Романы и повести" (Молотов, 1949)
"Романы и повести" (Молотов, 1949)

Раз это женский любовный роман, художник на шмуцтитуле рисует женский силуэт в одежде того времени — задаёт тему.

Худ. П.Бунин (1974)

У П.Бунина рисунок к "Рославлеву" имеется вот в этом издании.

"Романы. Повести" (М.: "Московский рабочий", 1974)
"Романы. Повести" (М.: "Московский рабочий", 1974)

То, что у героини — Полины — будет роман с врагом — это известно только из набросков и плана, в самом повествовании дело до любви не доходит. Но француз присутствует. Его Бунин и рисует на заставке. Пленный офицер по обычаям того времени просто не принимает (под честное слово) участия в компании, живёт без охраны в частном доме.

Барышня Полина живо интересуется военными действиями, высчитывая продвижение армий по карте. Французский пленный офицер на заставке тоже интересуется, как там дела у Наполеона. Он объясняет героине

цитата

что отступление русских войск было не бессмысленный побег, и столько же беспокоило [французов], как ожесточало русских

Бунин выбирает для рисунка важный момент — кристаллизация чувств между пылкой до истерики русской патриоткой и французом, готовым к признанию превосходства противника. Пушкин продолжает переоценку пожара Москвы ("Пылай, великая Москва!") и для убедительности вкладывает в уста французского офицера такие слова:

цитата

И вы могли думать, что французы сами изрыли себе ад! нет, нет, русские, русские зажгли Москву. Ужасное, варварское великодушие! Теперь, всё решено: ваше отечество вышло из опасности; но что будет с нами, что будет с нашим императором

Худ. О.Гроссе (1965, 1978)

Два издания "Рославлева" с иллюстрациями О.Гроссе выходили в советское время в массовых сериях. На Фантлабе эти сборники не представлены — подал заявки.

1) В серии "Библиотека исторического романа" (чёрно-белые иллюстрации).

Добавления к библиографии: тираж 200.000 экз.; цена 48 коп.

Иллюстрации мутные, плохо пропечатанные. Но дают какое-то представление о сюжете.

1) На шмуцтитуле — барышня-патриотка.

2) Довоенная жизнь. Полина читает французские романы ("они ей заменяли всё" — как Татьяне).

А тут французская оппозиционерка и изгнанница мадам де Сталь ездит по России, посещает дворянские семьи, надеется на то, что заграница ей поможет. "Низкопоклонство перед Западом" тоже присутствует. Пушкин — первый борец с безродным космополитизмом. Но за интернационализм, за любовь русских и французов.

цитата

...пускай она вывезет об нашей светской черни мнение, которого они достойны. По крайней мере, она видела наш добрый простой народ, и понимает его. Ты слышала, что сказала она этому старому, несносному шуту, который из угождения к иностранке вздумал было смеяться над русскими бородами: „Народ, который, тому сто лет, отстоял свою бороду, отстоит в наше время и свою голову“.

3) Пленный француз узнает о пожаре Москвы.

Гроссе мастерски изобразил особенности французского военного мундира — сразу понятно, что за персонаж. То есть в исторических аксессуарах он разбирается. Тем более непонятно, что он нарисовал в следующем издании.

2) В серии "Народная библиотека" (цветные иллюстрации).

Добавления к библиографии: тираж 200.000 экз.; цена 90 коп.

Здесь у Гроссе только две иллюстрации. Заставка — натюрморт.

Страничная иллюстрация: на ней барышня (Полина) и какой-то военный. На шее — огромный белый крест, значит это русский орден св. Георгия второй степени. Высокая награда для генералов. Такого ордена не могло быть ни у француза, ни у жениха Полины (штатского, который добровольцем ушёл в армию явно в невысоком чине). Беда с этими белыми крестами — ляпают их художники в книгах, фильмах, спектаклях. Показывают своё невежество.

А так-то с этим русским женихом связана у Пушкина интересная деталь, характеризующая неистовый патриотизм Полины (это чтобы на контрасте потом проявилась её любовь к врагу-французу). Отрывок из романа имеет такое окончание:

цитата

Глаза ее так и блистали, голос так и звенел. Я обняла ее, мы смешали слезы благородного восторга, и жаркие моления за отечество.

— Ты не знаешь? — сказала мне Полина с видом вдохновенн<ым>. — Твой брат.... он счастлив, он не в плену — радуйся: он убит за спасение России.

Надо же: "Радуйся — он убит за спасение России".


Статья написана 6 марта 08:42

Пушкин — поэт, по преимуществу, лирический. А как лирику иллюстрировать? Очень сложное дело. Интересно посмотреть, как это делают разные художники. За основу я решил взять изданный в 1949 году крупноформатный том под названием "Лирика" с многочисленными впечатляющими иллюстрациями художника Н.Ильина. А первое стихотворение в этом издании — "Воспоминания в Царском Селе", написанное Пушкиным-подростком.

Худ. Н.Ильин (1949)

С силуэтами художника Н.Ильина в советское время выходило несколько пушкинских сборников. Базовый — сборник "Лирика" 1949 года. Потом, уже после смерти художника выпускались другие сборники. Три сборника, которые у меня есть, уложил для друг на друга:

Сборник большого формата — "Лирика" (М.: ГИХЛ, 1949). На нём лежит сборник "Стихотворения" уменьшенного формата (М.: Художественная литература", 1974), а на нём — миниатюрная книжка "Стихотворения" (М.: Художественная литература", 1993).

Позднейшие сборники выглядят даже изящно (слева — суперобложка, справа — сама книга)

Но от макета художника не осталось и следа, добавлено много стихотворений, к которым нет вообще иллюстраций. В книжке 1974 года из четырнадцати иллюстраций к "Воспоминаниям в Царском Селе" остались только две (в миниатюру 1993 года "Воспоминания" вообще не включили). В наши дни издательство "Речь" тоже выпустило сборник с силуэтами Ильина. Отличное качество, небольшой формат, все иллюстрации из издания 1949 года. Но в пухлом томике тоже большинство стихотворений без иллюстраций и макет в связи с этим разрушен.

"Лирика" (СПб-М.: Речь, 2019)
"Лирика" (СПб-М.: Речь, 2019)

А в сборнике 1949 года совсем немного стихотворений. К каждому стихотворению — свой набор иллюстраций. Высокая печать (для чёрно-белых иллюстраций — высшая ценность)

Но главное — это памятник искусства книги позднего сталинского периода. Подлинный замысел художника по оформлению воплотился только в этом издании 1949 года. Его и будем смотреть в дальнейшем.

Лирика (1949)

В книге 1949 года вообще просторно и очень торжественно. "Воспоминания в Царском Селе" — ода, сделанная по классическим правилам классицизма. Поэтому и оформление Ильина времён сталинского классицизма наиболее адекватно подходит к этому стихотворению.

Суперобложка
Суперобложка
Переплёт
Переплёт

Титульный лист
Титульный лист

Библиографическое описание из каталога-справочника "А.С. Пушкин в русской и советской иллюстрации".

Дополнения к библиографии: тираж 10 тыс. экз., цена 12 руб.

В базе Фантлаба книги нет. Подал заявку.

"Воспоминания в Царском Селе"

Каждому, даже очень короткому стихотворению, в издании 1949 года положен шмуцтитул.

Введение

Пушкин-лицеист сочиняет торжественную оду на заказ (к промежуточному экзамену, на котором будет присутствовать Державин). Ода о Царском Селе сочиняется в Царском Селе. Первый разворот этому и посвящён.

Царское Село для лицеистов — это парк с садовой скульптурой и архитектурой. Памятники в античном стиле: стелы, по преимуществу. Художник отражает это на втором развороте.

Всё, общий фон создан: Пушкин, беззаботное творчество, обелиски в окружении дерев.

Осьмнадцатый век

Памятники в Царскосельском парке — старые, прошлого века. Для Пушкина — это золотой век Империи екатерининских времён. Пушкин разглядывает памятники и пишет о героях XVIII века. Художник и даёт такие пары на разворотах: профиль флото- или полководца — и посвящённый им памятник. Или хотя бы, как в случае с Суворовым (памятника нет, умер поздно, при Павле), профиль — и достопримечательность (сосна).

Концепция такова: Пушкин любуется видами парка, высматривает среди дерев колонны-обелиски, увязывает их с историческими событиями, описывает это всё высоким стилем — по шаблонам классицизма. При этом ведь получается разрыв: русские классицистские оды (Пушкина, в том числе) в наши дни читать невозможно, а архитектура, живопись и рисунки эпохи классицизма (в технике силуэта, в том числе) и сегодня смотрятся роскошно. Тем самым, Ильин остаётся в русле стиля пушкинского стихотворения, но эстетически делает его ближе читателю.

1812 год

От осьмнадцатого века стихотворение переходит к современным героям. Памятников этой эпохи в Царском Селе нет (прошла мода однотипные стелы по каждому поводу ставить). На рисунке Ильина памятников тоже нет.

Война 1812 года — тема, основанная на личных переживаниях Пушкина, но в тексте оды этого почти незаметно. Ильин личного отношения автора и не рисует: очень чутко следует за Пушкиным. Три иллюстрированных разворота про век Екатерины и один разворот про Отечественную войну. Такое соотношение противоречит тексту, у Пушкина всё наоборот: в стихотворении 3 строфы вводные, 5 строф посвящено XVIII веку и целых 14 — событиям наполеоновских войн. Но художнику, видимо, важнее передать образ Царского Села и его созвучию высокому стилю.

Концовка

Ну а в чём лиричность шаблонного стихотворения? В природе. Художник добавляет летний пейзаж и зимнюю зарисовку Царскосельского парка на последний разворот. Сделал Пушкин заказ — и вновь любуется природой, накапливает впечатления для настоящей лирики.

Но надо было в 1949 году и патриотизм стихотворения отметить, и с современностью связать. Ильин помещает вид на московский Кремль.

Этот последний рисунок отстранённый — он уже и не связан с текстом "Воспоминаний", занимает всю левую страницу перед шмуцтитулом следующего стихотворения.

Г.А.В. Траугот (2010)

Второй раз подвиг полного иллюстрирования "Воспоминаний в Царском Селе" предприняли уже в наши дни братья Траугот. У них, конечно, была собственная концепция, противоположная концепции Ильина.

Отдельное праздничное издание.

Даю описание по образцу каталога-справочника "А.С. Пушкин в русской и советской иллюстрации"

Воспоминания в Царском Селе. — СПб.: ДЕТГИЗ, 2010. — 56 с.; 27 см.

ТРАУГОТ Г.А.В. — илл. форзац; фронтиспис (портрет Пушкина); цветные иллюстрации на каждой странице (А.Пушкин. Воспоминания в Царском Селе; Державин. А. Чернов. Воспоминания на заданную тему; Пояснения к "Воспоминаниям в Царском Селе").

Тираж: 3.000 экз.

В базе Фантлаба книги нет. Подал заявку.

Титульный лист, выполненный в традиционной для Трауготов манере.

Основную тему задают форзацы: Наполеон и Александр I. Отечественная война 1812 года — вот что увидели художники в стихотворении (по объёму так и есть, конечно).

Форзац
Форзац
Нахзац
Нахзац

Введение

Первый разворот: молодой Пушкин-лицеист на фоне Царскосельского парка. Единственное сходство с макетом Ильина.

Осьмнадцатый век

На пять строф воспоминаний о XVIII веке художники дают пять рисунков (три разворота). На пейзажах художники не зацикливаются, они непосредственно воскрешают тени прошлого.

Но художники вводят в тему прошлого для Пушкина столетия самого Пушкина: вот он стоит перед парковыми стелами и воображает, "вспоминает" события золотого века.

Наполеон

И дальше иллюстрации точно следуют за текстом. Окончился Век Екатерины, в мире новые времена, символом которых является молодой Бонапарт. Пушкин вглядывается в него из будущего.

А вот уже и поход на Россию. Наполеон с Мюратом скачут. А потом Наполеон на командном пункте (видимо, при Бородино).

Наполеон трёхрукий. У поздних Трауготов этот приём встречается: вроде бы, показ движения. И, видимо, особенности работы вдвоём: есть фотография, на которой видно, как братья одновременно с разных сторон рисуют одну иллюстрацию. Тут могло появиться лишнее количество рук, которые потом сохранили (может быть, в первый раз — случайно, как на иконах с трёхрукой богородицей).

Кутузов

Если сподвижники Екатерины названы в стихотворении по именам, то Кутузов обозначен как "воитель поседелый" — и всё. Но художники Кутузова рисуют как полноценного персонажа (хотя всего один раз в соответствии с текстом).

Пожар Москвы

Ну а Наполеона рисуют бесчисленное количество раз — и одного, и с маршалами (на фоне пылающей Москвы — с рыжим Неем, вероятно).

Бегство Наполеона

Напыщенные трескучие фразы стихотворения Трауготы переводят на нормальный русский язык. Французская армия отступает, Пушкин пишет: "Бегут — и в тьме ночной их глад и смерть сретают". Трауготы рисуют конкретное сретение (встречу) с голодом и смертью: воронье на замёрзшем трупе француза.

А следом в теме бегства — снова образ Наполеона. У Пушкина: "Где ты, любимый сын и счастья и Беллоны?". У Трауготов: удирает со всех ног с Неем и Мюратом.

Александр I

"В Париже Росс!". Далее славословия Александру I, не названному по имени, но идентифицированному как "достойный внук Екатерины".

Жуковский

Последняя строфа посвящена "скальду России вдохновенному". Трауготы поясняют: это Жуковский, сопровождавший русскую армию, читает что-то военным на бивуаке — может быть и "Певца во стане русских воинов".

Концовка

Пушкин среди аллегорий Царскосельского парка.




Конечно, сюита Трауготов красива и увлекательна. Но при этом стихотворение Пушкина читать совсем не обязательно: Трауготы передали его содержание и точно указали все события и всех персонажей. Они сделали графический комментарий. Пушкин позднее неоднократно уже нормальным языком возвращался к событиям 1812, которым он, действительно, был свидетель. Как будто переписывал своё пафосное стихотворение. Вот Трауготы как будто к этим позднейшим стихотворениям иллюстрации делали.

А Ильин-то со своими силуэтами уважительнее к Пушкину отнёсся, не стал оду в комикс превращать. Понятно, что вторичные "Воспоминания в Царском Селе" сегодня совершенно нечитабельны (Тредиаковский с его непосредственностью интереснее). Но если уж это стихотворение иллюстрировать, то тем более надо его специфику сохранить. Ильин сделал невозможное. Вот ведь был человек наделён пушкинским чувством меры и пушкинской гармонией.


Статья написана 28 февраля 10:09

Уже довольно давно циркулирует информация о подарочных книгах, выпускаемых компанией "Арбор", которые не поступают в открытую продажу. В самом конце декабря прошлого (2020-го) года "Арбор" открыл интернет-магазин, где некоторые книги можно приобрести. Я давно облизывался на сказки Пушкина, проиллюстрированные И.Олейниковым. Сразу купил, тем более что в продаже было всего несколько экземпляров (ещё осталась парочка). Книга подходит под понятие коллекционной как в силу редкости и малодоступности (объективный критерий), так и в силу вожделения обладать ею (субъективный критерий).

Год выхода книги не указан, предположительно это 2016 год (в феврале 2016 г. была устроена выставка, и в аннотации говорилось, что книга ещё планируется к выходу, но уже в конкретном издательстве: "данные издания сказок А.С.Пушкина выйдут очень ограниченным тиражом и в свободную продажу не попадут").

Часть фотографий разворотов даётся с сайта интернет-магазина "Арбора": https://shop.arbor.ru/collections/books.

"Сказка о золотом петушке", худ. И.Олейников (2016)

Цена книги на уровне тиражных изданий "Вита Новы". Полиграфическое качество хорошее, но это теперь не удивительно: например, издательство "Речь" выпускает сопоставимые книги такого качества по цене в пять раз ниже. Тканевый переплёт, золотая краска. Кстати, золото чуть осыпается.

Давно замечено, что в "Сказке о золотом петушке" при внимательном прочтении обнаруживаются нестыковки в мотивациях персонажей. А.Ахматова в своё время нашла первоисточник пушкинской сказки — "Легенду об арабском звездочёте" Ирвинга — и показала, вроде бы, что нестыковки произошли из-за сокращения первоисточника. То есть у Пушкина есть лакуны сюжета, касающиеся предшествующих отношений сторон. Но это слишком скучно (к тому же полностью вопрос не закрывает). Интереснее строить собственные гипотезы, опираясь только на пушкинский текст: какие были тайные пружины, которые заставляли персонажей совершать несуразные проступки. Один из главных вопросов задаёт скопцу царь Дадон: "И зачем тебе девица?".

Художник Вилли Погани для согласованности поступков персонажей переделал сюжет пушкинской сказки (см.).

Но современный художник способен исправить сюжет иллюстрируемого произведения по-другому: как режиссёр, который осовременивает старые пьесы, играя в постмодернизм, т.е. вкладывает новые смыслы, не меняя ни одного слова в авторском тексте (но добавляя немые мизансцены). Часто это бывают просто злободневные интерпретации, которые забываются со сменой реалий. Но почему бы не предположить возможность глубокого проникновения в авторский замысел, который наконец-то раскрывает смысл затёртого произведения?

И.Олейников как раз из таких художников-режиссёров. Он славится тем, что часто даёт собственные оригинальные интерпретации произведениям, которые иллюстрирует (например, в сказке "Теремок" — см.).

Вступление

Художник сразу же, ещё до сопровождения текста, показывает свою версию произошедшего. Это подаётся как некая загадка, но нам содержание сказки известно, тайну можно раскрыть сразу. Завязка сюжета, по мысли Олейникова, кроется в том, что Звездочёт-скопец создал Шамаханскую царицу.

Итак, Шамаханская царица — это голем, (био)робот. Но почему Звездочёт вынужден выпрашивать голема у царя Дадона? Вероятно, потому, что голем покинула своего создателя. Значит, надо было её вернуть — и, вероятно, все события этой сказки (в трактовке Олейникова) и должны привести к новой встрече Звездочёта и голема-девицы.

Царь Дадон

Однако более всего Олейников занят внутренним миром привычных персонажей сказки. И, прежде всего, художник резко меняет стереотипное представление о царе Дадоне. Это не заплывший жиром безобидный старичок. Нет, это омерзительный персонаж.

Как там у Пушкина про Дадона?

цитата

С молоду был грозен он

И соседям то и дело

Наносил обиды смело...

Художник рисует забавы молодого Дадона как отталкивающие. Дадон не славный полководец, а разбойник и душегуб (что, конечно, соответствует нравам предполагаемой эпохи, но забывается современным читателем).

А далее пришла расплата за удачливость в былые годы: теперь соседи непрестанно и со всех сторон теребят державу.

Пушкин пишет про Дадона в старости:

цитата

...Со злости

Инда плакал царь Дадон,

Инда забывал и сон.

Олейников считает в этой характеристике главным то, что Дадон плачет "со злости". Тогда облик царя будет таким:

Прототип угадывается: это Иван Грозный, в бессильной злобе наблюдающий за гибелью всего, что было им создано.

Мудрец, звездочёт и скопец

О, мы и забыли совсем про Золотого петушка, которого в своей лаборатории изготовил Звездочёт (петушок будет заранее предупреждать о нашествиях).

А Звездочёт, кстати, больше не встретится нам на иллюстрациях. Другие страсти захватывают воображение художника.

"Петушок на спице бьётся"

После года-двух спокойной жизни вновь военная тревога. Пушкин пишет про то, как бояре приносят известие монарху, льстиво обращаясь к нему "царь — отец народа". Но есть у Пушкина строка в этом эпизоде:

цитата

Страх и шум во всей столице

Вот Олейников и рисует этот "страх и шум" народа. Патриотического подъёма не видно. Протесты, в общем.

Ну и реакция царя в интерпретации Олейникова.

Диктатор, у которого "на совести усталой много зла", в недоумении смотрит на волнения черни.

"Войска идут день и ночь"

В поход один за другим отправляются сыновья Дадона.

На картинках — державная мощь. Даже непонятно, почему наследники Дадона без Золотого петушка не справлялись. Видать, нет отцовских талантов, только внешняя маскулинность. А, может, теперь войны без помощи механических петушков не ведутся.

"Смерть обоих сыновей"

Обе посланные в поход рати уничтожены в братоубийственной (в буквальном смысле) войне. Царь Дадон обнаруживает трупы своих сыновей. Сцена, затёртая иллюстраторами. Но у Олейникова эта сцена оригинальная: он не показывает тела убитых, даёт необычный ракурс.

Вспоминается выражение лица Ивана Грозного, убивающего своего сына. Тут, вроде бы, и не сам убил, но всякие фрейдистские трактовки могут и на символическое убийство сыновей вывести. Сходство с Иваном Грозным неизбежно хрестоматийные ассоциации вызывает.

А вот уже из шатра и Шамаханская царица выглядывает.

"Пировал у ней Дадон"

Царь забывает про смерть обоих сыновей.

цитата

И потом, неделю ровно,

Покорясь ей безусловно,

Околдован, восхищён,

Пировал у ней Дадон

Художник акцентировал внимание на словах "покорясь ей безусловно". Вот что получилось: ролевая игра, в которой грозный царь обряжен в шутовской колпак и на коленях хватает ртом подачку из рук госпожи. А как иначе, если иллюстрация должна быть современной, теперь у нас так доминирование понимается.

Мечта сбылась: подловили авторитарного лидера, который оказался полным ничтожеством. Начал царь Дадон с крайностей, крайностями и закончил.

"Девица, Шамаханская царица"

Облик Шамаханской царицы у художника, конечно, не тот, что описан у Пушкина:

цитата

...и девица,

Шамаханская царица,

Вся сияя как заря,

Тихо встретила царя.

Как пред солнцем птица ночи,

Царь умолк, ей глядя в очи...

У Олейникова Шамаханская царица драпируется, носит маску и парик. Как она может околдовать? Колдовством, видимо. Но вот она снимает маску. Под ней — мраморный истукан, античная богиня. В предисловии к книге предполагают, что это Афина — символ войны. Я думаю, что Венера.

Вот кого создал и с кем желает встретиться Звездочёт. А истукан и сам стремится на встречу с создателем. Зачем? Наверное, чтобы уничтожить его. Орудием, видать, избран царь Дадон. Потому, очевидно, и был он выманен подальше от радиуса действий чар Звездочёта, чтобы Шамаханская царица смогла царя переподчинить. Для того, чтобы сам Дадон явился к замаскированной каменной Венере, пришлось уничтожить его сыновей.

Крах

цитата

И в глазах у всей столицы

Петушок спорхнул со спицы,

К колеснице полетел

И царю на темя сел,

Встрепенулся, клюнул в темя

И взвился... и в то же время

С колесницы пал Дадон —

Охнул раз, — и умер он.

А царица вдруг пропала,

Будто вовсе не бывало.

Закономерная развязка: царь Дадон убивает Звездочёта (эту затёртую иллюстраторами сцену Олейников не рисует). Шамаханская царица свободна и исчезает, сбросив камуфляж. Золотой петушок выполняет свою программу: мстит Дадону за гибель создателя.

Всё, убит царь, напоминающий Ивана Грозного. Наследников нет, государство ослаблено (две армии побиты) кругом враги — смута неизбежна. Последующие события описаны Пушкиным в "Борисе Годунове".

P.S.

Ну а Золотой петушок кружил над столицей, пока завод не кончился, да и рухнул на могилу Звездочёта — своего создателя.


Статья написана 22 февраля 16:37

Продолжаем смотреть дополнения к обзорам иллюстраций к пушкинской "Сказке о золотом петушке". Сегодня — случайные находки. Двое известных в своё время западных художников.

Э.Дюлак (1950)

"Золотого петушка" иллюстрировал знаменитый представитель стиля модерн (начало XX века) Эдмунд Дюлак. Сказки Пушкина в стиле русского модерна (И.Билибин) известны и воспринимаются чуть ли не как самый адекватный унисон пушкинскому стилю. Интересно, что получилось в стиле западно-европейского модерна.

В Интернете обнаружились хорошего качества сканы из книги, изданной в США в 1950 году: New York: The Limited Editions Club. Прозаический пересказ на английском языке. Автор пересказа не указан. Издание библиофильское. 1500 нумерованных экземпляров, подписанных художником. Комплект из трёх предметов: футляр, папка и книга.

На переплёте — латунный петух. Книга вставляется в папку, а уже папка — в футляр.

К 1950 году интерес к стилю модерн угас. Дюлак, конечно, пережил своё время. Но радует, что он всё-таки был востребован до конца жизни, избежал судьбы Кая Нильсена. А, может, иллюстрации к "Золотому петушку" были случайным заказом (от иллюстрирования-то Дюлак к тому времени давно отошёл, последние 20 лет марками и конвертами занимался). Есть старинный русский поэт с его восточной сказкой (для англоязычного читателя связь "Золотого петушка" с "Легендой об арабском звездочёте" Ирвинга лежит на поверхности). А тут вдруг такой же архаичный художник, который в начале века прославился иллюстрациями к сборнику сказок «Тысяча и одна ночь»...

1) Вступление.

Рисунки Дюлака красивы и техничны. И старомодны.

2) Царь Додон обеспокоен и получает золотого петушка.

Прозаический текст, хоть и идёт по пушкинской канве, всё же не является переводом. Введён новый персонаж, отсутствующий у Пушкина: няня (nurse) царя Додона. Видимо, и акценты кое-где по-иному расставлены. Возможно, какое-то влияние на этот текст оказала буйная фантазия Вилли Погани (1938 год), о котором см. ниже.

3) "Царствуй, лёжа на боку..."

Постель Дадона окружает женская прислуга (мотив, отсутствующий у Пушкина). При таком допущении Дадон выставлен совсем никчемным управленцем (оно, конечно, так и есть, но всё же...). И процедура одевания в доспехи царя Дадона, который сам вынужден выступить с третьим войском в сторону неприятеля — целая операция. Эти навязчивые мотивы тоже были ранее у Погани-художника.

4) Встреча с Шамаханской царицей

Сцена воя Дадона над трупами обоих сыновей осталась в тексте. Шамаханская царица на картинке не одна, а в окружении девичника (у Пушкина более сильный приём: абсолютно одинокая девица в шатре в окружении побитых ратей).

5) Конец царя Дадона.

Звездочёт-скопец требует девицу ("...и зачем тебе девица?"). Сцена убийства звездочёта осталась за кадром, но Золотой петушок уже пикирует на царя Дадона (а девица "хи-хи-хи" да "ха-ха-ха").

6) Орнаментальная концовка.

Мне кажется, такие рисунки вполне могли быть у известных советских иллюстраторов 1970-х гг. — у В.Перцова, например. Подтверждается моё смутное ощущение, что было в Семидесятых мощное воздействие на советскую иллюстрацию не русского (билибинского), а европейского модерна.

В.Погани (1936)

Прочёсывая Интернет в поисках завалявшихся "Золотых петушков", вышел на книгу, изданную в США издательством Dover Publication Inc. (2013). Почему-то книги этого издательства продаются в наших магазинах. Когда-то приобрёл републикацию "Онегина" 1943 года (см.). Этот "Золотой петушок" — тоже репринт с издания 1938 года. Интересная специализация у издательства "Довер". Купил я этого американского "Золотого петушка", несколько дней назад он прибыл.

Художник Вилли Погани (Pogány). Изданы на русском языке некоторые пособия художника, где его фамилия стыдливо передана как "Погэйни". Но нет — в начертании Pogány (первоначально — буквы венгерского алфавита) диакритический знак над буквой "а" указывает, что читать надо именно "Погани". Pagan на латыни — это язычник. Отсюда фамилия скрипача Паганини. Вот теперь ещё и художник с древним прозвищем. В русском книжном языке "поганый" — транслитерация латинского термина. То есть первоначально не ругательство, а констатация религиозного статуса в официальных документах.

Погани — сверстник Дюлака, начальный период творчества у них на одни годы приходится. Что-то от модерна есть и у Погани (когда рынок требовал), но в основном это академические иллюстрации (у нас такие Дехтерёв рисовал). Много Погани тут: https://natalyaworobei.blogspot.com/2015/....

Золотой петушок

На обложке книги значится: "Золотой петушок" авторства Элэйн и Вилли Погани. Но, видимо, Элэйн принадлежит только текст (на всех рисунках стоит имя или инициалы Вилли).

Это не пересказ, это собственная сказка четы Погани по мотивам Пушкина (о чём я не подозревал, принимая решение о покупке).

1) Начинается всё благопристойно. Вот титульный разворот (текста ещё никто не читал).

Слева — толстенький царь Додон вглядывается в Золотого петушка на спице. Цветная картинка в традиционном духе, вполне могла принадлежать кисти русского (советского) художника. Справа — чёрно-белый рисунок. Какой-то утрированный русский боярин (видимо, Гришка Распутин) длань свою простёр над петушком. Понимаем: это маркер русской экзотики для американского читателя. А по существу понятно, что это Звездочёт — причём изображение его в виде дьявольского отродья допустимо как одно из прочтений пушкинской сказки.

2) Показана беззаботная жизнь царя Дадона.

У Пушкина сказка начинается с тревог одряхлевшего царя, но ладно: по сравнению с будущими испытаниями в начале сказки Дадон, можно сказать, сибаритствовал. Вводится новый персонаж: царская нянька Дуня (Dunya) — она и на картинке изображена. Такие вольности настораживают, но пока не сильно напрягают — видать, няньку вводят во всех американские пересказы (наверное, такой закон). Пока что ещё верим, что перед нами сказка Пушкина.

3) Козни Звездочёта. Оказывается, это злой волшебник. Ладно, Пушкину это не противоречит.

О, "соседи беспокоить стали старого царя". Враги с востока, враги с запада... Это у Пушкина.

Стоп! Пора почитать текст Погани. Оказывается, злой Звездочёт врагов наколдовал. Так-то никто бы на сибарита Дадона войной не пошёл бы. С трудом, но эта версия пока всё ещё укладывается в логику пушкинской сказки.

4) Вручение Золотого петушка.

Вот для чего Звездочёт напугал царя — чтобы всучить ему Золотого петушка. Логично.

Звездочёт магией сделал Золотого петушка и преподнёс его царю Дадону.

5) Петух зовёт на бой.

Рассказ возвращается в пушкинскую колею. Царь Дадон царствует, лёжа на боку (в окружении женской прислуги, между прочим).

Петушок объявляет военную тревогу. Генерал Пушка в панике. Надо собирать войско.

По мотивам Золотого петушка

А вот теперь начинается альтернативный рассказ для американцев: как всё было на самом деле.

1) Сыновья царя Дадона повели рать.

А вот и нет. В этой реальности у Дадона не два сына, а один. Да и тот князь Игорь. Должен быть плач Ярославны. Почти что есть такой плач: князя Игоря в поход провожает его возлюбленная княгиня Татьяна (Princess Tatiana). "Ужель та самая Татьяна?".

2) Дадон отправляется на войну.

Вновь начинает пульсировать пушкинская линия. Наследник (пусть даже это князь Игорь) с войском пропал. В поход отправляется отвыкший от ратных дел Дадон.

3) Встреча с Шамаханской царицей.

Дадон видит окаменевшее войско князя Игоря. Окаменевшее, но не перебитое.

Из шатра выходит Принцесса Шамахи, она же Дочь Луны, она же Принцесса Луна.

4) Царь Дадон возвращается.

а) Пушкинская сцена: Дадон и девица в одной коляске.

б) Вместе с царём в столицу возвращается окаменевший князь Игорь и его каменные солдаты.

в) А вот теперь мы видели всё. Заколдованные подданные Принцессы Шамахи вступают в город. Заколдовал их злой Звездочёт.

Внезапно в более-менее средневековую сказку врываются ничем не закамуфлированные диснеевские персонажи. Ничем не ограничен был в своей фантазии Погани-художник.

5) Золотой петушок пикирует со спицы. Внизу — Звездочёт у царской коляски.

Золотой петушок убивает Звездочёта. Оказывается, по версии Погани, Звездочёт превратил в Золотого петушка возлюбленного Принцессы Шамахи. Когда злодей потребовал от царя Дадона отдать ему и саму Шамаху, заколдованный влюблённый не выдержал. Он (Золотой петушок) слетел с высот и ударом клюва убил злого волшебника. Ну а кого? Не царя же Дадона, который устроил ему встречу с возлюбленной.

6) Счастливый конец.

Принцесса Шамаха расколдовала окаменевшего князя Игоря, Золотого петушка и самого царя Дадона (он, как известно по Пушкину, Шамаханской царицей был "околдован").

Князь Игорь женился на Татьяне. Принцесса Шамаха, вероятно, вышла замуж за Золотого петушка. Царь Дадон излечился от любви и отправился дальше спать.

Стыковка версий Золотого петушка

Погани-художника, как и многих, не устроила несообразность пушкинского сюжета. Чей слуга Золотой петушок? Почему он позволил царю убить Звездочёта и только после этого убил самого царя? Почему после двойного убийства пропала Шамаханская царица? Что с Золотым петушком?

Переделка Погани, надо признать, отличается какой-то логикой. Попробуем применить эту логику к пушкинской сказке (отбросив, естественно, диснеевских клоунов).

Ключевой момент: пушкинский Звездочёт создаёт Золотого петушка как приманку для Шамаханской царицы. Становится хотя бы понятно, почему у Пушкина Шамаханскую царицу тянет в столицу дадонова царства — спешит к Золотому петушку (ради этого и престарелого царя обольстила). Скопец требует себе попавшуюся на приманку девицу — так он и планировал. Царь Дадон устраняет скопца. Но теперь сам Дадон мешает счастью влюблённых. Петушок его убивает и исчезает вместе с Шамаханской царицей (чары пропали, и он расколдовался).

Ну вот, теперь остались только лёгкие несообразности, обычные для всякой сказки.


Статья написана 16 февраля 17:20

Ув. Ivan Novak выкладывает в своём ЖЖ уникальные иллюстрации к Пушкину из зарубежных изданий. Много восточно-европейских. Это огромный пласт пушкинианы, неизвестный в России.

Сказка о золотом петушке (из собрания Ivan Novak)

Я "Золотых петушков" из своей скромной коллекции давно всех исчерпал. В собрании Ivan Novak к "Золотому петушку" — иллюстрации художников восточно-европейских социалистических стран, западно-европейские иллюстрации и иллюстрации российских художников, вышедшие за границей.

Зденек Млчох (Zdeněk Mlčoch), ЧССР, 1963

Иллюстрации и библио- биографическая справка из собрания Ivan Novak здесь: https://ivannovak10.livejournal.com/41916....

Чехословацкое издание времён "соцлагеря". В Шестидесятые годы для советских художников чехословацкая иллюстрация была откровением. Это было знакомство с настоящей передовой европейской графикой. Этот "Золотой петушок" оформлен лаконично. Но какая артистичная лёгкость рисунка!

Очень профессионально.

Ян Лебиш (Ján Lebiš), ЧССР, 1962

Иллюстрации и библио- биографическая справка из собрания Ivan Novak здесь: https://ivannovak10.livejournal.com/49539...

Ещё одна чехословацкая книжка времён раннего социализма. Здесь всё ярко и торжественно.

Видимо, использованы мотивы застывшей русской иконописи (на первой иллюстрации читается "цар" кириллической допетровской вязью). Но экспрессия не древнерусская — европейская. Наверное, не случайно эти иллюстрации выходили и в Западной Европе — адаптация древнерусской живописи под книжные миниатюры рыцарской эпохи.

Безупречное владение цветом.

Йоже Циуха (Jože Ciuha), СФРЮ, 1980

Иллюстрации и библио- биографическая справка из собрания Ivan Novak здесь: https://ivannovak10.livejournal.com/37731...

Книга из Югославии времён позднего социализма. Югославская графика мне представляется самой гротескной и шутовской из всех восточно-европейских школ. Может, это позднейшее влияние фильмов Кустурицы. Но всё-таки царь Дадон, ковыряющийся в носу — это свежо. И невинная шамаханская царица с печальными глазами выглядит стёбом.

Картинки в самом деле забавные. Нет того почтения к Пушкину, которое иногда сковывает наших художников.

Роберт Гиббонс (Robert Gibbings), Великобритания, 1936

Иллюстрации и библио- биографическая справка из собрания Ivan Novak здесь: https://ivannovak10.livejournal.com/49829...

А это английское издание, причём предъюбилейного 1936 года. Хотя и считается, что празднование столетия смерти — советское изобретение, но русские эмигранты тоже 1937 год отмечали. Могла и прогрессивная английская общественность поучаствовать.

Оформление сдержанное, но выдержанное в передовой довоенной манере иллюстрирования.

Модерн себя окончательно изжил, ар-деко — это больше для американцев и итальянцев... Поиски нового британского сдержанного стиля.

Эта английская графика — того же строгого направления, что иллюстрации Р.Кента к "Гавриилиаде" 1929 года (см.)

Саймон Бретт (Simon Brett), США, 2006

Иллюстрации и библио- биографическая справка из собрания Ivan Novak здесь: https://ivannovak10.livejournal.com/17303...

Интересный образец современной ксилографии (торцовой гравюры по дереву) в исполнении американского художника.

Техника виртуозная: можно подумать, что это не резьба по дереву, а стилизованный карандашный рисунок.

Симона Султан (Simone Sultan), Швейцария, 1961

Иллюстрации и библио- биографическая справка из собрания Ivan Novak здесь: https://ivannovak10.livejournal.com/35788...

Книга, изданная на немецком языке в Швейцарии. В 1961 году в Швейцарии техника рисования была близка к технике прогрессивных советских художников. Чехословацкие художники выглядели посовременнее. Ох, наверное, они были тогда образцом не только для СССР, но и для Западной Европы.

А вот прочтение сказки оригинальное. В наших иллюстрациях к "Золотому петушку" закрепились билибинские штампы: царь пеший воет над убитыми сыновьями. А здесь — воет, не сходя с коня.

Въезд царя с шамаханской девицей у нас тоже подаётся чаще всего по-билибински: карета крупным планом с надутым стариком. А здесь — не сразу разглядишь в колонне счастливую парочку.

Евгений Коньков, Германия, 1999

Иллюстрации и библио- биографическая справка из собрания Ivan Novak здесь: https://ivannovak10.livejournal.com/45188.... Гравюры по металлу.

Мечта советского художника сбылась — его иллюстрации изданы за границей. Правда, уже не в советское время. Коньков — художник старшего поколения (1938 г.р.). Его поиски соответствуют общему тренду поздне-советской иллюстрации. А тренд был такой: очень-очень серьёзные иллюстрации и под старину (в том числе, строгий канон формы).

Причём, это не имитация лубка или иконописи. "Под старину" — это мелкие детали, теснота, широкие рамочки (рамочки ещё считались прогрессивным приёмом).

Ivan Novak пишет, что существует цветной вариант открыток Конькова (тираж 30 экз.). Наверное, в цветном варианте гравюры были бы близки к иллюстрациям художников И. и К. Ершовых, которые часто печатались в книжках для иностранных туристов (см.).

Вадим Лазаркевич, Болгария, 1946

Иллюстрации и библио- биографическая справка из собрания Ivan Novak здесь: https://ivannovak10.livejournal.com/22767...

Очень интересная книжка — Болгария в 1946 году ещё не совсем социалистическая страна. А художник — русский белоэмигрант, четверть века проведший вдали от Советской России. Рисунки сделаны уверенной рукой.

В дореволюционной России Лазаркевич как художник не успел проявиться (молод был). Но школа видна — русский модерн.

Причём, это русский модерн, который законсервировался за границей.

И одновременно видишь истоки будущей советской графики 1960-х гг. (через 20 лет появится).

Удивительная связь времён!

Душан Муц (Dušan Muc), Словения, 1997

Иллюстрации и библио- биографическая справка из собрания Ivan Novak здесь: https://ivannovak10.livejournal.com/23316....

Издание сделано в виде ширмы.

Нет больше СФРЮ. Словения — независимое государство. Но лучшие традиции югославской иллюстрации чувствуются. По содержанию — что-то очень средневековое (и явно не русское, а европейское).

Как я понял, центральное место в ширме занимает панорама. Она не имеет отношения собственно к сюжету "Золотого петушка", но это взгляд с высоты птичьего полёта на землю, где происходит смена всех времён года. Вот такая реконструкция получилась.

1) Начало. Театральный занавес и кусочек неба с птицами.

2) Зимняя заснеженная пустыня, но солнце пригревает и начинается таянье снегов. Работы на пашне, первый зелёный пух и молодой летний лес. Климат южный.

3) Радостное лето. Средневековый город. Сенокос и созревание хлебов. Море, дельфины. А уже и жатва — и к городу идёт какое-то войско. Осень. Нивы голы.

4) Первый снег. А вот уже опять снежная пустыня. На фоне снегов улетает куда-то золотой петушок с маленькими шутами на спине.

Класс!


Страницы: [1] 2  3  4  5  6  7  8  9 ... 35  36  37




  Подписка

Количество подписчиков: 55

⇑ Наверх