Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «Zivitas» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »


Страницы:  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11 [12] 13  14  15  16 ... 37  38  39

Статья написана 30 июля 2019 г. 09:52

Сегодня очередное отдельное издание "Серебряного копытца". Издательство "Советская Россия", которое иногда баловало читателей выпуском хорошо иллюстрированных книг. Самоуправство издательства выразилось в том, что на титуле под заглавием стоит "сказка" (а не "сказ") — ну так и в библиографии на Фантлабе бажовские сказы чаще всего как "рассказы" классифицированы. Художник — А.Коковкин. Годы выпуска: 1980 и 1990.

Большой формат — 1980 г., малый формат — 1990 г.
Большой формат — 1980 г., малый формат — 1990 г.

Отличия двух изданий: в 1990 году — малый формат (что на фото в сети не всегда очевидно), чёрный цвет шрифта на обложке и отсутствие одной полустраничной иллюстрации (шествие Мурёнки по снегу). Картинки в издании 1990 г. переданы, может быть, и поконтрастнее, но это как раз в замысел художника не входило — получилось огрубление и потеря оттенков.

Отстутствие одной иллюстрации в издании 1990 г.
Отстутствие одной иллюстрации в издании 1990 г.

Художник Коковкин на Фантлабе: https://fantlab.ru/art5714

Издание 1980 года на Фантлабе: https://fantlab.ru/edition76129.

Издание 1990 года на Фантлабе: https://fantlab.ru/edition257404.

Художник Коковкин не погружается в глубины бажовского смысла, не сравнивает Мурёнку с Ктулху, не помещает козлика на Луну. Но и оголтелого реализма не придерживается. У него иллюстрации в милой манере: чуть размыто, уютно, надёжно. На 1970-е годы пришёлся пик творчества Коковкина — период "застоя". А смотришь на его тёплые иллюстрации (и многие другие того же периода) и ассоциации появляются с "прекрасной эпохой" перед Первой мировой войной. Как у А.Блока: "Дождь мелкий, разговор неспешный, // Из-под цилиндра прядь волос, // Смех лёгкий и немножко грешный — // Ведь так при встречах повелось?".

Посмотрим ненапрягающие картинки к "Серебряному копытцу".

1) Обрамляющие иллюстрации

Коковкин — опытный мастер. Он знает цену заставкам и концовкам. Это элементы смысловые (вместе с обложкой). На обложке у художника — козлик Серебряное Копытце (герой, давший имя сказу). На титуле заставочка: девочка Дарёнка с кошкой Мурёнкой всматриваются в даль. А концовка: кошка Мурёнка убегает в эту даль с козликом. Так всё и было — Мурёнка связующее звено.

Заставка: Кошка с человеком
Заставка: Кошка с человеком
Концовка: Кошка выбрала братьев по крови
Концовка: Кошка выбрала братьев по крови

2) Кокованя и сиротка

Подробно и традиционно решается тема завязки: представлением Коковани, сидящего на завалинке на фоне уральского пейзажа; представление крупным планом печальной Дарёнки в чужой семье; уход Дарёнки с Кокованей из чужой семьи.

Кокованя
Кокованя
Дарёнка с кошкой
Дарёнка с кошкой
Уход Дарёнки, Мурёнки и Коковани
Уход Дарёнки, Мурёнки и Коковани

3) Рассказ про козлика

Призрачный олень среди звёзд — это приём из тогдашней мультипликации, когда нужно было разграничить героя и образы из его рассказа (мультик про Умку сразу на ум приходит). Эти же звёздные олени были и у реалистичной Морковкиной, которая параллельно рисовала "Серебрянное копытце". Так что здесь у Коковкина сказочно-мультяшный элемент есть, а мистического (как у Митурича) — нет.

4) На зимовку в лес

Кошка Мурёнка, которую вырезали из издания 1990 года малого формата, важна и по смыслу, и композиционно: вверху справа Дарёнка с Кокованей оглядываются на кошку, которая внизу слева. А кошка у Бажова идёт в лес параллельным курсом: в стороне и по снегу — художник так и нарисовал, раздробив пространство единой картинки.

5) Явление козлика

Художник не рисует встречу козлика с Дарёнкой, а показывает игры козлика с кошкой Мурёнкой. Человек уже исключён из взаимоотношений сказочного козлика и реальной (пока ещё) кошки.

6) Гора самоцветов

Хорошо зимняя сказка в такой манере получается. Очень красиво и опять-таки мягко вышла у художника эта сцена: изумлённые люди, замерев, наблюдают за чудом.




Думал, как обыграть фамилию художника (Коковкин) и прозвище персонажа (Кокованя). Ничего не придумал. Может, и вправду случайное совпадение.


Статья написана 28 июля 2019 г. 20:32

Май Митурич — очень известный иллюстратор, чьё творчество не относится к реалистическому направлению графики (не считая нескольких первых книжек). Он мастер цветового пятна. И вот такой неформал в самом расцвете своих сил (в 1973 году) приложил руку к "Серебряному копытцу". Очень интересный опыт.

Скан обложки с "Озона" — я там и покупал это "Серебряное копытце". Наверное, это даже мой экземпляр и есть.

М.: Малыш, 1973. Худ. Митурич
М.: Малыш, 1973. Худ. Митурич

Май Митурич на Фантлабе:https://fantlab.ru/art3400.

Книга на Фантлабе:https://fantlab.ru/edition125257.

Пройдёмся по митуричевским картинкам. В интернет-сообществе "Детская книга" сканы книжки выложены (без обложки): https://kidpix.livejournal.com/1338352.html. Мои фотки, конечно, дают не совсем адекватное представление об иллюстрациях — часть сканов с этого сайта показываю.

1) Вводные иллюстрации

Книжку открывает роскошный пейзаж. Зима, простор и горы. Так только Митурич умеет. При всей условности, кажется, что пейзаж рисован с натуры.

Уральские горы. Худ. Митурич
Уральские горы. Худ. Митурич

На самом деле, вряд ли это Уральские горы с натуры. С натуры Митурич много рисовал Тыву. Здесь мог просто применить навыки к другой местности. Но, как это в настоящем искусстве бывает, такой условный пейзаж с видом на какие-то горы — самый лучший и самый точный фон для бажовского сказа.

2) Кокованя и сиротка

Вот здесь блистательная техника Митурича для жанровых зарисовок проявляется: все позы чёткие, все характеры раскрыты.

А ведь всё это какими-то толстыми линиями сделано, фигуры плоские, силуэты неправильные, выражения лиц, вроде бы, вообще не прорисованы. Будь это на холсте представлено на вернисаже — я бы первый плюнул. Но книжная графика такой может быть (а то и должна быть) — в книгах на тонких белых листах, наоборот, реалистичные картины немного инородно выглядят.

3) Стали жить-поживать

Сцена вечерних посиделок, когда Кокованя рассказывает про козлика.

Возможности техники Митурича не безграничны — спокойная бытовая сцена в его манере производит впечатление неумелого рисунка. Митурич это цветовым пятном пытается компенсировать.

4) Уходят в лес

Кокованя и Дарёнка собираются на зимовку. Вот тут Митурич в своей стихии: яркие сочные цветовые пятна — и многозначная картинка готова.

Важный сюжетный момент, который предыдущие рассмотренные нами иллюстраторы игнорировали. Кокованя кошку в лес на зиму брать не хотел. Мурёнку заперли дома (видать, мышей должно было до весны хватить). Но она вырвалась и бросилась вслед за компаньонами.

цитата

Как стали Кокованя с Дарёнкой из заводу выходить, слышат — собачонки что-то сильно забеспокоились. Такой лай да визг подняли, будто зверя на улицах увидали. Оглянулись, — а это Мурёнка серединой улицы бежит, от собак отбивается. Мурёнка к той поре поправилась. Большая да здоровая стала. Собачонки к ней и подступиться не смеют.

Вот крупным планом, как деревенские ("заводские") собаки преследуют Мурёнку.

Там у Бажова ещё много про то, как Мурёнка до лесу добиралась. Митурич это не рисуют — у других потом посмотрим.

6) Луна

Подготовку ко встрече с козликом Митурич не рисует. Он умело нагнетает атмосферу ожидания: идёт сплошной монотонный текст, только на правом поле — кусочек ночного леса и луна. Переворачиваем страницу — а там уже целый разворот занят иллюстрацией. И луна в левом поле — как будто мы взгляд перевели и окинули всю панораму. Здесь пейзаж уже фантастический: фигурка Дарёнки теряется на фоне мерцающего леса, козлик и Мурёнка выписывают совершенно невозможные кульбиты на крыше балагана (охотничьего домика).

Какое-то явное шаманство. А, видимо, это и хотел показать Митурич. Здесь очень важна третья страница обложки (в Интернете гуляют сканы книги без обложки). На завершающей книгу иллюстрации — козлик и Мурёнка выгибаются на фоне Луны или даже на самой Луне.

Вот крупным планом: козлик и Мурёнка на крыше (в присутствии свидетельницы — Дарёнки) и они же на Луне (после исчезновения из этого мира).

С Луной ассоциируется некое древнее мистическое чувство — вроде бы, и не ужас, но что-то головокружительное. Неземное, однозначно. В поп-рок-музыке это чувство удачно выражено в композиции "The Killing Moon" (группа "Echo"). Это такое современное западное чувство Луны. Обращение к корням: к шаманству древнего общества, понимающего лунный календарь (солнечный календарь для Запада — это уже Античность, науки, искусства, этика...).

У Бажова, конечно, прямо о лунном происхождении козлика и Мурёнки не сказано. В русских сказках вообще не припомню мотива прибытия/убытия духов с Луны/на Луну. Но в индейских и африканских мифах такой сюжет есть (духи попадают на Луну, и их застывшие фигуры — это и есть лунные пятна). Вон куда Митурич заглянул, вот как кошку Мурёнку классифицировал. А вместе с тем классифицировал и бажовские сказы — может, Бажов, это наш Лавкарт?




Вот такие смелые художественные эксперименты ставила "Детская литература" в начале 1970-х гг.

Мне в дошколятском детстве рисунки Митурича не запомнились: видимо, не было его книжек. Могу его оценивать только с сегодняшних отстранённых позиций взрослого человека. Знаю, что на какого-то ребёнка (скорее, уже здравомыслящего подростка) Митурич мог произвести отталкивающее впечатление. Но верю, что для большинства детей, которым посчастливилось с ним встретиться в удачный период открытия мира, Митурич границы этого мира расширил.


Статья написана 27 июля 2019 г. 16:20

Отдельных изданий "Серебряного копытца" немало. Понятно, что сказ издавался для детей в формате тонкой книжки-картинки. По жанру — это не фантазийная волшебная сказка в чистом виде. Момент реализма, "были" у Бажова очень силён. Поэтому в советское время иллюстрации к сказам были в основном реалистичные.

Сегодня — цикл иллюстраций Т.Морковкиной. Центральное московское издательство "Малыш". Первое издание — 1979 года. Потом было несколько дополнительных тиражей. Книжка переиздана в 2016 году, есть в магазинах.

М.: Малыш, 1979. Худ. Морковкина
М.: Малыш, 1979. Худ. Морковкина

Художница Т.Морковкина есть на Фантлабе: https://fantlab.ru/art5713. Её "Серебрянок копытце" советских времён в базе имеется: https://fantlab.ru/edition76127. Современное переиздание тоже включено: https://fantlab.ru/edition198528.

В 2006 году издательство "Махаон" выпустило сборник сказов Бажова с иллюстрациями художника Мацыгина. Там в случае "Серебряного копытца" был удивительный по бесстыдству случай неприкрытого плагиата. Срисовано у Морковкиной — разоблачили это в Интернете очень быстро, что доказывает: картинки Морковкиной хорошо помнили.

В советское время явный плагиат был занятием опасным для репутации. Но и в советских изданиях "Серебряного копытца" у разных художников очень много общего в их самостоятельных циклах. Понятно, что они одни и те же сцены иллюстрируют в одном и том же стиле. Но бывали совпадения, когда сложно поверить, что они случайные. Есть советская книжка, в которой кажется, что художник следует не за текстом, а за иллюстрациями Морковкиной.

Эта книжка — позднейшая (1988 года) регионального издательства малоизвестного художника С.Рязанцева.

Тула: Приокское книжное изд-во, 1988. Худ. Рязанцев
Тула: Приокское книжное изд-во, 1988. Худ. Рязанцев

Художник С.Рязанцев представлен на Фантлабе: https://fantlab.ru/art11581. Но представлен как автор иллюстраций только к "Серебряному копытцу" (книга в базе тоже есть:https://fantlab.ru/edition129409).

Будем сравнивать рисунки. Главное помнить, что первая по времени издания (и, значит, по презумпции авторства) — книжка с иллюстрациями Т.Морковкиной.

1) Вводные иллюстрации

Обложки. На них — козлик в лесу.Задаётся тема.

Слева: Морковкина (1979), справа: Рязанцев (1988)
Слева: Морковкина (1979), справа: Рязанцев (1988)

Первая иллюстрация — пейзаж, осень. Задаётся настроение.

Худ. Морковкина (1979)
Худ. Морковкина (1979)
Худ. Рязанцев (1988)
Худ. Рязанцев (1988)

Главная особенность иллюстраций Морковкиной: ракурс, вид почти везде сверху. Видимо, художница посчитала, что такой ракурс свойственен Уралу — как будто с горы смотришь. Интересная задумка, хотя в бажовских местах такой ракурс, как на картинках, получить сложно: там высокие горы очень пологие, а крутые — невысокие.

У Рязанцева ракурс привычный, изображение плоское.

2) Кокованя и сиротка

У Морковкиной две сцены: Кокованя собирается за сироткой и Кокованя уводит сиротку. А вот сцены первой встречи — Дарёнка в чужой семье — у Морковкиной нет. Это очень редкий случай пропуска такой лакомой для иллюстратора сцены. Все удивились смелости художницы Морковкиной. Но вот почему-то точно такое же решение у художника Рязанцева. К чему бы это?

а) Кокованя распрашивает, где сиротки имеются.

Худ. Морковкина (1979)
Худ. Морковкина (1979)
Худ. Рязанцев (1988)
Худ. Рязанцев (1988)

б) Кокованя уводит Дарёнку к себе жить.

Худ. Морковкина (1979)
Худ. Морковкина (1979)
Худ. Рязанцев (1988)
Худ. Рязанцев (1988)

3) Стали жить-поживать

Описание хозяйственных забот у Бажова краткое. Дарёнка трудится, причём очень серьёзно для своих лет ("на шестом году")

На картинке у Морковкиной девочка кормит кур: вполне посильное и интересное занятие для пятилетнего ребёнка. Но это выдумка художницы — у Бажова про ухаживание за домашней живностью ничего нет (скорее всего, и живности у охотника нет). А у Рязанцева тоже кормление кур. Где он эту сцену взял? Не у Бажова, нет.

Худ. Морковкина (1979)
Худ. Морковкина (1979)
Худ. Рязанцев (1988)
Худ. Рязанцев (1988)

Беседуют вечером. Эту важную сцену — и с точки зрения укрепления связей между Кокованей и Дарёнкой, и с точки зрения повествования о козлике — отразила только Морковкина. Рязанцев самоустранился, он дал панораму зимней безлюдной деревни: типа сидят по домам, как все, и общаются.

Худ. Морковкина (1979)
Худ. Морковкина (1979)
Худ. Рязанцев (1988)
Худ. Рязанцев (1988)

4) Уходят в лес

Худ. Морковкина (1979)
Худ. Морковкина (1979)
Худ. Рязанцев (1988)
Худ. Рязанцев (1988)

5) Дарёнка и козлик

У Морковкиной девочка выбегает к козлику без шубейки, но в красном сарафане. И у Рязанцева так же.

Худ. Морковкина (1979)
Худ. Морковкина (1979)
Худ. Рязанцев (1988)
Худ. Рязанцев (1988)

6) Гора самоцветов

Худ. Морковкина (1979)
Худ. Морковкина (1979)
Худ. Рязанцев (1988)
Худ. Рязанцев (1988)

P.S.

Интересные параллели у Морковкиной и Рязанцева. Тут, конечно, не плагиат, но любопытная тема о заимствовании содержания картинок (а авторское право традиционно охраняет только форму, поэтому формально нарушений нет).

Настоящий плагиатор, который совершенно нагло произвёл полные заимствования у Морковкиной — это уже упоминавшийся Мацыгин в сборнике издательства "Махаон" (2006). У меня этого сборника нет, но вот здесь, например, фото в подтверждение плагиата:https://www.labirint.ru/books/135131/.

Оригинал. Худ. Морковкина (1979)
Оригинал. Худ. Морковкина (1979)
Плагиат. Б. худ. Мацыгин (2006)
Плагиат. Б. худ. Мацыгин (2006)

Сейчас мы плагиатора судить будем. Но у всякого должен быть адвокат — даже у такого чудовища как Мацыгин.

Так вот, адвокат нашёл смягчающее обстоятельство: у Мацыгина в сцене кормления кур кошка по иному изображена. Мурёнка не сидит на крылечке, а ловит мышей. Вот посмотрите сами, уважаемые присяжные:

Оригинал. Худ. Морковкина (1979)
Оригинал. Худ. Морковкина (1979)
Плагиат. Б. худ. Мацыгин (2006)
Плагиат. Б. худ. Мацыгин (2006)

И об этом сказано у Бажова!

цитата

Кокованя с утра на работу уходил, Дарёнка в избе прибирала, похлёбку да кашу варила, а кошка Мурёнка на охоту ходила — мышей ловила.

Так значит, читал Мацыгин Бажова! По Бажову рисовал!

Да, сложный случай. Мурёнка — этот вам не курица. Кто про Мурёнку правильно нарисовал, тот в бажовских мирах может на прощение надеяться.


Статья написана 25 июля 2019 г. 21:01

Продолжаю показ иллюстрированных отдельных изданий бажовского сказа "Серебряное копытце".

Сегодня у меня примеры массовых недорогих изданий с нераскрученными художниками (художницами). Но картинки и там, и там оригинальные (авторские, как сейчас говорят). Одно издание — региональное советских времён, другое — центрального издательства наших дней. Вот они рядышком на фото.

Слева: Свердловск, Средне-Уральское книжное издательство, 1985 (худ. Т.Баданина); цена, между прочим, 5 копеек. Справа: Москва: Клевер, 2016 (худ. П.Понамарёва).

Слева: 1985, справа: 2016
Слева: 1985, справа: 2016

Средне-уральское издание 1985 есть на Фантлабе со сканами: https://fantlab.ru/edition217635. Отсканированы почти все иллюстрации в прекрасном качестве. Поскольку в книжке бумага газетная и печать не чёткая, я воспользуюсь фантлабовскими сканами (информация об издании предоставлена: Dm-c — спасибо ему за это)

Издание от "Клевера" 2016 года тоже представлено на Фантлабе: https://fantlab.ru/edition198776, но без иллюстраций. Значит, будут мои мутные фотки.

Обе художницы на Фантлабе упомянуты каждая в связи со своей бажовской книжкой — и всё.




Совсем разные манеры у художниц. Чувствуется, что между ними 30 лет пролегло. Но стиль-то у них один (по дихотомической классификации "не-реализм" называется). Будем картинки из двух изданий последовательно или даже параллельно смотреть: на контрасте.

1) Вводные иллюстрации

1.1. Советское издание 1985 года.

Сюита иллюстраций содержит собственную концепцию. Уже на обложке эта концепция заявлена: изображён козлик Серебряное Копытце (это естественно), но рядом с ним — кошка Мурёнка. Никаких людей.

Развёрнутая обложка. Худ. Т.Баданина, 1985
Развёрнутая обложка. Худ. Т.Баданина, 1985

К 1985 году, когда все прочтения этого сказа Бажова были сделаны, дошла очередь и до раскрытия темы Мурёнки. Эта кошка будет на всех картинках (как во всех эпизодах она и у Бажова присутствует). Манера художницы симпатичная: всё такое сказочное, новогоднее (жаль, что все внутренние иллюстрации не в цвете). Требований к этнографическому реализму уже нет: природа и горы условные, но уральский пейзаж интуитивно узнаётся.

Главным героем козлик назначен — имеется его одиночный портрет на титульном листе. Уже чёрно-белый. Рога роскошные, раскидистые, но, как ни странно, ровно "пять веточек" (строго по Бажову: рога на "пять веток" отличительная черта этого козлика от промысловых косулей).

Козлик. Худ. Т.Баданина, 1985
Козлик. Худ. Т.Баданина, 1985

Как мы уже поняли из иллюстраций М.Успенской (https://fantlab.ru/blogarticle61667#), козлик должен быть маленьким, трогательным и волшебно-сказочным. Вот в этой книжке он, вроде бы, такой и есть.

1.2. Современное издание 2016 года.

Концепции всей сюиты в этом издании я не заметил. Но концепция не всегда и бывает: можно же просто иллюстрировать (макет есть, картинки по теме — уже хорошо).

Главный герой, вынесенный на обложку — тоже Серебряное Копытце.

Лесной козёл. Худ. П.Понамарёва, 2016
Лесной козёл. Худ. П.Понамарёва, 2016

Но это уже не совсем козлик. Скорее, взрослый козёл (буквальное прочтение охотничьего термина у Бажова). Но, понятно, лесной козёл ("не душной") — что-то вроде благородного оленя. На титульном листе помещены мощные рога — тоже от благородного оленя. Отростков я там больше пяти насчитал — ну правильно, тридцать лет прошло, веток добавилось.

Рога. Худ. П.Понамарёва, 2016
Рога. Худ. П.Понамарёва, 2016

Портрет козла на фоне пейзажа. Пейзаж горный, но эти горы больше воспоминание о Кавказе навевают.

Козёл и горы. Худ. П.Понамарёва, 2016
Козёл и горы. Худ. П.Понамарёва, 2016

2) Дарёнка в чужой семье

Это смотрины — первая встреча Коковани с девочкой-сироткой. В чужой семье Дарёнке плохо — такова общая установка для иллюстратора.

2.1. Советское издание 1985 года.

В советском издании прекрасно общее настроение отображено.

Дарёнка и Мурёнка. Худ. Т.Баданина, 1985
Дарёнка и Мурёнка. Худ. Т.Баданина, 1985

Отличная графика. У такой художницы должно было быть большое будущее. Но на носу Перестройка...

2.2. Современное издание 2016 года.

Здесь современной художницей применён особый приём. Кинематографический принцип: отдельные кадры крупным планом, связь между которыми устанавливает сам зритель.

Пустая тарелка — символ невзгод
Пустая тарелка — символ невзгод

Колени и кошка
Колени и кошка

Человек и кошка
Человек и кошка

Приём интересный, а реализация не очень удачная — формально как-то получилось.

3) Дарёнка с Кокованей

Примеры иллюстраций из двух изданий на сходный сюжет: Старик Кокованя с девочкой Дарёнкой.

Худ. Т.Баданина, 1985
Худ. Т.Баданина, 1985
Худ. П.Понамарёва, 2016
Худ. П.Понамарёва, 2016

Здесь квинтэссенция прочтения сказа разными художницами в разное время. У Баданиной (1985) всё лирично и камерно. У Понамарёвой (2016) всё очень прикольно. Чувство юмора спасает эти иллюстрации.

4) На зимовку в лес

В советском издании сборы и путь в лес опущены, а в современном издании — опять демонстрация формализма как приёма: показаны собранные пожитки.

Натюрморт. Худ. П.Понамарёва, 2016
Натюрморт. Худ. П.Понамарёва, 2016

5) Встреча с козликом

Дарёнка, находясь уже третий день одна в глухом лесу, сначала видит того самого козлика в окно, а потом и выходит к нему на улицу. Здесь картинки описательные: кульминация сюжета. Каждая художница в своей манере эти картинки и сделала. Интересно они в этом эпизоде кошку Мурёнку отображают.

5.1. Советское издание 1985 года.

В советском издании кошка просто присутствует (как она на каждой картинке в этом издании есть). Кошка поддерживает Дарёнку, которая уже начала грустить на третий-то день, брошенная одна в лесу. Даже когда кошка с козликом уже играет, ничто не предвещает, что верная Мурёнка может всех своих родных ради козлика бросить.

Худ. Т.Баданина, 1985
Худ. Т.Баданина, 1985
Худ. Т.Баданина, 1985
Худ. Т.Баданина, 1985

5.2. Современное издание 2016 года.

А вот в современном издании роль Мурёнки интересно обозначена: кошка начала превращаться в мистическое существо — каков размер и выгиб! И со стеной слияние — одни глаза горят.

Худ. П.Понамарёва, 2016
Худ. П.Понамарёва, 2016

Скоро кошка переметнётся к козлику и навсегда забудет Дарёнку. А самоцветы — так, отступное...

6) Зимнее чудо

Здесь художницы разные сцены выбрали для отображения.

6.1. Советское издание 1985 года.

В советском издании дано этакое философское противостояние друг напротив друга людей и зверей.

Прощание с козликом и Мурёнкой. Худ. Т.Баданина, 1985
Прощание с козликом и Мурёнкой. Худ. Т.Баданина, 1985

От внешне эффектного момента салюта из-под копыт пришлось отказаться вообще (как это адекватно в чёрно-белом изображении передать?).

6.2. Современное издание 2016 года.

В современном издании традиционно решён вопрос: козёл на крыше в отсветах самоцветов. И волшебная ночь!

Худ. П.Понамарёва, 2016
Худ. П.Понамарёва, 2016




Вот такая у меня встреча двух книжек для детей получилась с разницей в тридцать лет.


Статья написана 21 июля 2019 г. 18:27

Смиренно, пользуясь летним затишьем, представляю начало обзора коллекции иллюстраций этнографического направления.

На Урале П.Бажов с его сказами сопровождает человека с рождения. В Свердловске/Екатеринбурге особенно.

Е.Хоринская "Наш город" (1973). Художник не указан
Е.Хоринская "Наш город" (1973). Художник не указан
Худ. А.Рыжков. Домик Бажова (2011)
Худ. А.Рыжков. Домик Бажова (2011)

В советское время Средне-уральским книжным издательством выпускалось много книжек со сказами Бажова с иллюстрациями местных художников. В моём детстве они, конечно, присутствовали. Читал, рассматривал... Но не зачитывался — проза серьёзная, совсем маленьким детям тяжеловата будет. Да и чего читать? Кто у нас про Серебряное Копытце не знает?

Бажов вернулся ко мне в зрелом возврасте. Лет десять назад наткнулся в букинистическом магазине на бажовскую книжку из детства. Сначала и брать не хотел, но всё же купил. Ну а дальше участь моя была предрешена: началось собирание иллюстрированного Бажова (хорошо, что его всё же поменьше, чем Пушкина).

Бажовиана
Бажовиана

Я не только рассматривал картинки — перечитал все сказы. Был потрясён. Бажов — автор, конечно, не регионального уровня. Он точно входит в десятку лучших русских писателей.




Из Бажова на слуху "Хозяйка медной горы", но там целая трилогия (сказ "Малахитовая шкатулка" из этой трилогии) — и, в общем-то, истории не то чтобы мрачные, но яростные.

А вот "Серебряное копытце" — редкий у Бажова тип светлой истории с хорошим концом. По сути, это наша зимняя сказка, т.е. русская новогодняя история. Никак не удаётся у нас с официальной зимней сказкой определиться. В России зима — обычное дело, поэтому не можем из множества претендентов выбрать одну национальную историю. Но "Серебряное копытце" — явный фаворит на эту должность.

Сначала буду показывать отдельные издания этого сказа. А первая книжка — с иллюстрациями М.Успенской (художница на Фантлабе: https://fantlab.ru/art6326) по времени — наиболее близкая (повторюсь, речь об отдельных изданиях) по времени создания ко времени написания (всё в сталинские времена: сказ Бажовым написан в 1938 году, а проилллюстрирован Успенской в 1952 году).

На Фантлабе есть двухцветный вариант, изданный в массовой серии: https://fantlab.ru/edition129341). У меня — современное издание от "Речи" 2015 года, воспроизводящее цветное издание 1952 года. Современное издание есть на Фантлабе (https://fantlab.ru/edition147945). Подробности от издателя тут и тут. Это издание — выдающееся по полиграфии и чувству вкуса.

"Серебряное копытце", изд-во "Речь", худ. Успенская
"Серебряное копытце", изд-во "Речь", худ. Успенская

Фото под углом — попытка показать тиснение переплёта (видно) и блестящую переливающуюся надпись (не видно).

Давайте посмотрим картинки. Я не смог сделать отбор — лишних иллюстраций нет. К тому же, нам надо по сюжету пройтись — подробные иллюстрации будут уместны.

1) Козлик

Силуэт козлика, именем которого сказ назван, помещён на форзацах (разные позы на переднем и заднем форзацах).

"Серебряное копытце":Форзац
"Серебряное копытце":Форзац
"Серебряное копытце":Нахзац
"Серебряное копытце":Нахзац

Портрет козлика Серебряное Копытце — очень сложный для иллюстраторов. Даже дискуссии заочные ведутся. В тексте сказа его на местный манер называют козлом. Даже героиня — маленькая девочка — поначалу путает его с домашней бородатой скотиной.

цитата

- Дедо, а он душн'ой?

Кокованя даже рассердился:

- Какой же душн'ой! Это домашние козлы такие бывают, а лесной козел, он лесом и пахнет.

Ладно, выясняем дальше. У козлика особенные рожки: "У простых козлов на две веточки, а у него на пять веток". На Урале водятся только косули (по крайней мере, в бажовских местах) — у косулей, действительно, только две ветки рогов. Тогда наш козлик олень? На Урале оленей никогда не было. Вот и получается, что это мифологический для здешних мест зверь — типа единорога.

Поэтому нельзя всерьёз обсуждать, как бы нам реалистично нарисовать козлика. Надо рисовать козлика из сказки. Какие-то черты у него реалистичные: "травой да листом кормится", шёрстка "летом буренькая... а зимой серенькая". Но есть и фантастические черты: он взрослый (пять веточек в рогах!), но

цитата

"ростом козел не выше стола, ножки тоненькие, головка легонькая".

Наверное, рост у копытных по холке меряют, так что 75 см в холке, не считая шею, голову и рога. Не карликовый олень, конечно, но всё равно очень и очень небольшой. По описанию козлик Серебряное Копытце — трогательный и хрупкий. Потом выяснится, что и нрав у него игривый. Успенская его нарисовала очень точно!

2) Локация

Действие у Бажова, как правило, происходит в рабочих посёлках (т.е. жители занимаются не сельским хозяйством, а работают на приисках или на фабриках) — главный герой "жил в заводе". Быт от деревенского отличался мало (сами жители в статусе "заводских крестьян"). Сейчас это всё или разрослось в городки, или вернулось к статусу деревень. Время действия "Серебряного копытца" — до отмены крепостного права (есть ссылки на "барскую рукодельню", куда отдали старших сироток).

У Успенской на картинке — скопление деревенских построек. Нищета торжествует. Нищета у Бажова есть (в сказах про дореволюционную эпоху). Но я не могу отделаться от мысли, что иллюстраторы позднесталинской эпохи рисуют с натуры послевоенную советскую деревню (было такое в иллюстрациях Л.Тимошенко к "Онегину": https://fantlab.ru/blogarticle53647). А вот ландшафт не меняется — горизонт с низкими горными хребтами соответствует обычному виду бажовских мест.

3) Сиротка

Одинокий старик по прозвищу Кокованя — охотник и (золото)добытчик — берёт к себе девочку-сироту ("по шестому году") по имени Дарёнка (от Дарьи), которая живёт у чужих людей нахлебницей.

цитата

Девчоночка маленькая, и кошка маленькая и до того худая да ободранная, что редко кто такую в избу пустит. Девчоночка эту кошку гладит, а она до того звонко мурлычет, что по всей избе слышно.

Дарёнка с кошкой в чужой семье
Дарёнка с кошкой в чужой семье

Кошка Муренка — единственная радость сиротки тоже отправляется жить к Коковане.

4) С Кокованей

цитата

Вот и повел Кокованя сиротку к себе жить. Сам большой да бородатый, а она махонькая и носишко пуговкой. Идут по улице, и кошчонка ободранная за ними попрыгивает.

По пути в новый дом
По пути в новый дом

Бажов природу не описывает, но все художники с удовольствием рисуют осень и зиму. Чувствуют, что природа — главный персонаж. В бажовских местах (Сысерть, Екатеринбург) Уральские горы невысокие, ландшафт ровный, но горизонт постоянно ограничен (долго-долго, куда не погляди, тянется какой-нибудь хребет, потом плавно идёт на убыль, а там уж и новый начинается). Резкие перепады ландшафта и швейцарские виды (скала и озеро) тоже, конечно, встречаются. Такие ландшафты художникам нравятся (в одной картинке перепады эффектно смотрятся). Таким часто уральский пейзаж и предстаёт в иллюстрациях к бажовским сказам, но это не пейзаж самих сказов.

А вот Успенская опять очень точно показывает именно бажовский пейзаж. Лиственные деревья — потому что вблизи жилья (сосну извели на строительство; а сплошь ели будут в глухом лесу, куда уйдёт Кокованя зимой). Видно, как Кокованя поднимается на крутую горку, но на горизонте — ровные горные хребты.

У местных краеведов есть большая претензия к иллюстраторам Бажова насчёт обуви — они не устают подчёркивать, что уральские заводские крестьяне носили сапоги, а не лапти. Так что по этому пункту краеведы Успенскую бы забраковали: у неё Кокованя в лаптях. Я думаю, за точной этнографией гнаться не стоит — сказы Бажова местечковый уровень давно переросли, а детали могут утопить весь замысел художника. Да и было бы чем гордиться: драли этих "заводских" похлеще, чем "лапотников" (о чём Бажов и пишет часто в других сказах). Я уж не говорю о том, что грубые сапожищи-то, чай, не в Лондоне тачали. Может, Коковане уже не нужно самоутверждаться через сапоги, и он удобные лапти выбрал...

5) Беседы про козлика

"К вечеру соберутся, и весело им"
"К вечеру соберутся, и весело им"

Дарёнка загорелась мечтой увидеть козлика. Почему он Серебряное Копытце?

цитата

- Тот козел особенный. У него на правой передней ноге серебряное копытце. В каком месте топнет этим копытцем-там и появится дорогой камень. Раз топнет — один камень, два топнет — два камня, а где ножкой бить станет — там груда дорогих камней.

6) В лес на зиму

Кокованя на всю зиму уходит в лес на охоту. Дарёнка упросила взять её с собой. А Мурёнка сама увязалась.

На зимовку в лес
На зимовку в лес

цитата

Пошли Кокованя с Даренкой. Все соседи дивуются:

- Из ума выжился старик! Такую маленькую девчонку в лес зимой повел!

7) Встреча с козликом

Кокованя ушёл в завод за лошадью и пропал на три дня. Дарёнка одна в глухом лесу. Тревога нарастает. Ей (и кошке) является Серебряное Копытце.

Дарёнка увидела козлика
Дарёнка увидела козлика

Козлик всё ближе
Козлик всё ближе

8) Гора самоцветов

Кошка играет с козликом (но Успенская это не рисует). Козлик запрыгивает на крышу и бьёт копытом.

цитата

К этой поре как раз Кокованя и вернулся. Узнать своего балагана не может. Весь он как ворох дорогих камней стал. Так и горит-переливается разными огнями. Наверху козел стоит — и все бьет да бьет серебряным копытцем, а камни сыплются да сыплются.

Вот он — настоящий новогодний фейерверк! Хотя Успенская его сдержанно — реалистично — рисует.

Зимнее чудо
Зимнее чудо

Кокованя успел нагрести полшапки камней. А наутро камни с крыши пропали (в шапке остались).

цитата

Все бы хорошо, да Муренки жалко. Больше ее так и не видали, да и Серебряное копытце тоже не показался.

Хорошее сопровождение текста у Успенской получилось.

А вот линию кошки Мурёнки художница не отразила (хотя кошку нарисовала, конечно). Вроде бы, история про кошку — всего лишь бытовая черта рассказа. Но уж очень настойчиво Бажов к Мурёнке постоянно возвращается. Роль кошки и в истории с чудом немаленькая.

цитата

Наверху козел стоит — и все бьет да бьет серебряным копытцем, а камни сыплются да сыплются. Вдруг Муренка скок туда же. Встала рядом с козлом, громко мяукнула, и ни Мурёнки, ни Серебряного копытца не стало.

Глубокомысленные комментаторы видят в Мурёнке какое-то мистическое начало. Поэтому, видимо, в реалистичный цикл у Успенской такая кошка и не вписалась. Ну ладно, другие художники восполнят этот пробел.




Очень идёт Бажову реалистичный стиль иллюстраций. Только Успенская недолго продержалась в традиции реализма. Она выработала свою собственную графическую манеру — и известна более по этой, достаточно узнаваемой, манере. Спустя более чем 20 лет Успенская создала новые рисунки к сказам Бажова, в том числе и к Серебряному копытцу. Массовое издание "Детской литературы" в сериях "Мои первые книжки" (1974) и "Читаем сами" (1976). На Фантлабе оба издания есть: https://fantlab.ru/edition108697; https://fantlab.ru/edition249055. Рисунки, кстати, немного отличаются. У меня — издание 1976 года в серии "Читаем сами".

"Серебряное  копытце", худ. М.Успенская (1976)
"Серебряное копытце", худ. М.Успенская (1976)

При сравнивании двух вариантов иллюстраций, второй вариант (1974-1976) не нравится никому. Обвиняют позднюю манеру Успенской, но это неправильно.

Эта поздняя манера отлично подходит для детской иллюстрации. Это похоже на манеру любимого детишками Е.Монина, а глубже здесь угадывается молодой Лебедев из 1920-х гг., когда он первоначальные книжки Маршака иллюстрировал ("Мороженое", в первую очередь — см. https://fantlab.ru/edition162372). Бажов, иллюстрированный в такой манере, был бы большой удачей. Но почему-то во второй раз рисунки у Успенской получились вялыми. А ещё хуже, что ключевые моменты не отобразились в этом втором цикле. Необъяснимо...

А начиналось-то как хорошо: какие внутренние страницы обложки (квази-форзацы)! В книжке два сказа, и герои двух этих разных сказов идут навстречу друг другу (Кокованя с Дарёнкой — слева).

"Серебряное  копытце"
"Серебряное копытце"
"Огневушка-поскакушка"
"Огневушка-поскакушка"

Но дальше выдумка иссякла. Вот тема Коковани и Дарёнки:

Кокованя ведёт сиротку из чужой семьи
Кокованя ведёт сиротку из чужой семьи

Вечерние побасенки про козлика
Вечерние побасенки про козлика

В этом варианте Кокованя согбенный дряхлый старик. Он, конечно, стал трогательнее выглядеть. Художница вроде бы подчеркнула характер Коковани (по словам Бажова, Кокованя "старик весёлый и ласковый") — но этот спокойный характер не от дряхлости ведь, а от уверенности свободного промышленника (внутренне свободного).

Ещё нарисована сцена встречи Дарёнки и козлика.

Издание 1976 года
Издание 1976 года
Издание 1974 года
Издание 1974 года

Концовка связана с сюжетом.

Полшапки самоцветов
Полшапки самоцветов

Вот и всё. Что-то не захотела Успенская по новому перерисовывать "Серебряное копытце". Будем дальше смотреть, как другие художники управились с "Серебряным копытцем" — редким примером этнографической сказки, гармонично вошедшей в большую русскую литературу.




UPD

Был, оказывается у М.Успенской промежуточный вариант. Сборник "Живинка в деле", изданный Детгизом в 1959 (пока на Фантлабе нет — подал заявку). У меня вот такой сильно потрёпанный экземпляр.

"Живинка в деле". Детгиз, 1959. Худ. М.Успенская
"Живинка в деле". Детгиз, 1959. Худ. М.Успенская

Цветных иллюстраций там немного, но к "Серебряному копытцу" есть аж на фронтисписе. Изображена Дарёнка, из дверей смотрящая на козлика. Ракурс иной, чем в книге 1952 года. Манера уже не такая строго реалистичная. А главное: козлик с Мурёнкой изображён! Почувствовала художница значение кошки в этом сказе...

Выйти к козлику и кошке
Выйти к козлику и кошке

А ещё в издании 1959 года форзац, интересный для понимания эволюции Успенской. Там тоже есть козлик и Мурёнка, но они уже нарисованы в той условной манере, которая характерна будет для всех рисунков поздней Успенской. Это переходный момент, который всегда интересно наблюдать у художников, меняющих свою манеру.

Форзац."Живинка в деле". Детгиз, 1959. Худ. М.Успенская
Форзац."Живинка в деле". Детгиз, 1959. Худ. М.Успенская

У меня этот сборник в неважном состоянии, поэтому сканы иллюстраций брал с сайта Музея детской книги (https://kid-book-museum.livejournal.com/9...).


Страницы:  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11 [12] 13  14  15  16 ... 37  38  39




  Подписка

Количество подписчиков: 33

⇑ Наверх