Блог


Вы здесь: Авторские колонки FantLab.ru > Авторская колонка «Zivitas» облако тэгов
Поиск статьи:
   расширенный поиск »


Страницы:  1 [2] 3  4  5  6  7  8  9 ... 34  35  36

Статья написана 10 ноября 18:21

Продолжаю обзоры иллюстрированной пушкинской "Метели". Сегодня — разные художники, которых ничего не объединяет кроме того, что они полностью принадлежат к постсоветскому периоду.

1) И.Иванюк, 1999

Уже знакомая книга из рубежного 1999 года.

"Повести Белкина", худ. И.Иванюк (1999)
"Повести Белкина", худ. И.Иванюк (1999)

Очень много Маши. Метели совсем нет.

Просто Маша
Просто Маша
Маша с мамой
Маша с мамой
Маша лицом вверх
Маша лицом вверх

2) С.Жужнев, 2019

Тоже знакомая современная книга. Двадцать лет отделяет её от предыдущей. А эстетика та же: изломанность, беспокойство.

"Повести Белкина", худ. С.Жужнев (2019)
"Повести Белкина", худ. С.Жужнев (2019)

Вот первые иллюстрации. Бог с ней, с эстетикой. Что-то здесь всё же не то...

Маша и Владимир
Маша и Владимир
Владимир в метели
Владимир в метели

При разглядывании "Выстрела" заподозрил художника в перерисовывании кадров из советского кинофильма (граф Б. уж больно на Ю.Яковлева был похож). В кинофильме "Метель" актёров, узнаваемых безошибочно, не было (там просто красавчики с правильными типовыми чертами лица). Пришлось специально глянуть на кинокадры. Ох, укрепляются мои подозрения:

Картинка из книжки: Бурмин и Маша — просто Бурмин
Картинка из книжки: Бурмин и Маша — просто Бурмин
Кадр из фильма: Бурмин в эполетах и Маша
Кадр из фильма: Бурмин в эполетах и Маша
Кадр из фильма:Просто Бурмин
Кадр из фильма:Просто Бурмин

Не знаю, зачем в фильме Бурмин время от времени носил сюртук с эполетами вместо гусарского мундира, но художник в сцене с Машей это сохранил (самому такого не выдумать). И детали мебели совпадают...

Может, в книге и не грубая перерисовка — может, фильм (не в первый раз) выступает источником вдохновения. Но не такая уж у художника техника или концепция, чтобы оправдать подобные заимствования. Пока больше на халтуру смахивает.

3) А.Ростова, 2019

Книга тоже этого года (уже третьи "Повести Белкина" в 2019 году). Совсем другой настрой: спокойствие, традиции и романтизм. Вот и составь представление об эпохе по массовой книжной графике...

"Метель", худ. А.Ростова (2019)
"Метель", худ. А.Ростова (2019)

По случаю первого знакомства даю библиографическое описание по образцу каталога-справочника.

Метель. — М.: Проспект, 2019. — 24 с.; 16,5 см.

РОСТОВА А.: 4 страничных илл. (ч/б силуэты).

Тираж 2 тыс. экз.

Книги на Фантлабе нет, подал заявку.

Эта маленькая книжка в картонной обложке входит в папку-бокс с отдельными повестями из белкинского цикла. Непрофильный проект издательства "Проспект".

Идея заимствована из знаменитого издания 1936 года: папка-бокс с книжечками; тогда отдельные произведения объединены были не циклом, а иллюстрациями (ксилографиями) А.Кравченко. Размер такой же. Но современное издание по полиграфии библиофильским не является.

Папки-боксы 1936 г. и 2019 г.
Папки-боксы 1936 г. и 2019 г.
Раскрытые боксы 1936 г. и 2019 г.
Раскрытые боксы 1936 г. и 2019 г.

Первая повесть — "Выстрел" — с давно известными силуэтами Гельмерсена получилась не очень удачно (см. постскриптум: https://fantlab.ru/blogarticle61640). Остальные повести — силуэты современных художниц. Некоторое время колебался насчёт покупки (был неприятный опыт современных силуэтов, прицепленных к божественной "Русалке" Изенберга).

Но опасения не оправдались. Понравились иллюстрации новой художницы — А.Ростовой. Хорошая техника, оригинальная манера.

Возможно, раньше силуэтами признавались только вырезанные ножницами фигурки. Теперь это просто игра контрастов. Уже можно силуэты припудрить: так в первых сценах очень удачно метель передана.

Маша в метели
Маша в метели
Владимир в метели
Владимир в метели

А можно делать классические фигурки (при этом не только чёрным по белому, но и одновременно белым по чёрному: см. девичью обувку на первой картинке).

Маша с книжкой
Маша с книжкой
Бурмин низко пал
Бурмин низко пал

Приятно видеть качественную работу молодых современных художников/художниц. Ретро в лучшем проявлении.


Статья написана 6 ноября 20:59

Иллюстрации пушкинской "Метели" последнего десятилетия советской власти.

1) Г.Берштейн

"Повести Белкина", худ. Г.Берштейн (1981)
"Повести Белкина", худ. Г.Берштейн (1981)

Миниатюрное издание, что тогда почти автоматически обозначало "библиофильское". Иллюстрации в таких случаях, как правило, были "продвинутыми". У Берштейна, как мы уже видели, каждая повесть предваряется разворотом. К "Метели" — сброшенная фата.

Следующая иллюстрация — длинная панорама. Но в книжке она разрезана на две страничных иллюстрации и два разворота. В отличие от "Выстрела" в альбомах образца неразрезанной панорамы нет. Поэтому придётся мысленно собирать её.

На первом элементе этого искусственно созданного триптиха видим за деревьями Владимира в санях, стремящегося вперёд. Цель путешествия — церковь в Жадрино — видим на последней части. А между Владимиром и церковью — пустота с брошенной рухлядью. И фата колышется вмести пурги. Собственно метели-то как погодного явления и нет.

Попытался склеить в редакторе: получилось только для самого общего представления:

Весь этот символизм и длинный показ пустот очень кинематографичен в стеле тогдашних фильмов Тарковского и Михалкова. Тогда это, действительно, было для искушённых зрителей.

2) А.Бакулевский

"Выстрел. Метель", худ. А.Бакулевский (1989)
"Выстрел. Метель", худ. А.Бакулевский (1989)

Ещё одно миниатюрное издание. Но уже без обращения к высоколобой публике. Гравюра на дереве после Фаворского стала понятна массам. К тому же художник Бакулевский следует за сюжетом. Некоторая условность — от избранной техники. Это самая подробная сюита к "Метели".

а) Первая любовь

Маша и Владимир
Маша и Владимир

б) Бегство Маши

Последние приготовления
Последние приготовления
Маша уходит из дома
Маша уходит из дома

в) Путь Владимира

Владимир в метели
Владимир в метели
Грустный выход к Жадрино
Грустный выход к Жадрино

г) После авантюры

Наутро в доме Маши
Наутро в доме Маши
Маша слегла в нервной горячке
Маша слегла в нервной горячке

д) После войны

"Полки наши возвращались из-за границы"
"Полки наши возвращались из-за границы"

е) Маша и Бурмин

Маша в ожидании
Маша в ожидании
Бурмин рассказывает
Бурмин рассказывает

ж) Женитьба

Бурмин после венчания
Бурмин после венчания

Традиционной сцены "Бурмин у ног Маши" не предусмотрено. Видимо, не это самый запоминающийся поступок Бурмина в рассказанной истории. Бедная Маша!

3) О.Якутович

"Повести Белкина", худ. О.Якутович (1988)
"Повести Белкина", худ. О.Якутович (1988)

Опять кинематографические иллюстрации: киевская художница Якутович. Это тоже интеллектуальное кино, но не заумное, а в стиле фильмов Марка Захарова. Театральные броские декорации и крупные планы.

До войны

Маша готовится к побегу
Маша готовится к побегу
Владимир пробивается сквозь метель
Владимир пробивается сквозь метель

После войны

Маша
Маша
Бурмин с Георгием на шее
Бурмин с Георгием на шее

В театрах любят, изображая военных пушкинских времён, вешать прапорщикам на шею большие бедые кресты: с задних рядов видно. Вот и Якутович не удержалась.

Сказано же у Пушкина: у Бурмина георгиевский крест в петлице. Но художница рисует крест с георгиевской лентой на шее к Бурмина (и отдельно ещё крупно на ленте его показывает). Был бы Бурмин в звании полковника награждён такой степенью, его бы всвя Россия знала!

Как всё-таки нравы смягчились в нашу просвещённую эпоху: в 1988 году готов был убить за такое, а сейчас — не готов.

4) Б.Косульников

"Повести Белкина. Дубровский", худ. Б.Косульников (1991)
"Повести Белкина. Дубровский", худ. Б.Косульников (1991)

После всех изысков картинка Косульникова к "Метели" позволяет расслабиться.


Статья написана 3 ноября 21:06

Продолжаем обзор книг и художников, уже знакомых по "Выстрелу". Сегодня — "Метель" и 1970-е гг.

1) В.Туманов

"Повести Белкина": Барнаул, 1977
"Повести Белкина": Барнаул, 1977

У алтайского художника Туманова в распоряжении был только шмуцтитул. Он для представления "Метели" выбрал сцену в церкви, когда Маша падает в обморок, поскольку осознаёт ошибку: её мужем стал незнакомый человек. Многие художники в этой сцене показывают ещё и убегающего Бурмина. Но на этой картинке Бурмин сохраняет уверенное спокойствие.

Заставка
Заставка

2) Г.Коновалов

"Повести Белкина": Куйбышев, 1973
"Повести Белкина": Куйбышев, 1973

У куйбышевского художника Коновалова было побольше возможностей: две иллюстрации на всю повесть. Он избирает героем для иллюстрирования Машу. На первой иллюстрации она пишет прощальные письма подруге и родителям перед побегом, а на второй — уходит в метель. Маша сказала — Маша сделала. Сильная женщина.

Маша пишет
Маша пишет
Маша действует
Маша действует

3) В.Дозорец

Проза: Киев, 1977
Проза: Киев, 1977

Киевский художник Дозорец, работавший в этой книге в технике силуэта, выбрал для иллюстрирования линию Бурмина: вот он убегает из церкви, аки заяц, а вот он — само благородство, когда объясняется с Машей.

Бурмин убегает от Маши
Бурмин убегает от Маши
Бурмин прибежал к Маше
Бурмин прибежал к Маше

5) А.Смирнов

"Повести Белкина": Горький, 1977
"Повести Белкина": Горький, 1977

Нижегородский художник Смирнов. Заставка к эпиграфу. Здесь метель. Но на первом плане — горящая свеча.

Метель. Свеча горит.
Метель. Свеча горит.

Смирнов выбрал нестандартную концепцию для "Метели". У него главный герой — Владимир.

Сначала Владимир в семействе Маши — стоит, гордо хмурясь и глядя на потенциальную тёщу (а Маша в это время в дальнем углу с женихами сидит — вся такая напыщенная, тоже гордится, наверное).

Владимир ухаживает
Владимир ухаживает

Потом Владимир пешком упирается в стену метели — сильный образ (вот так и при Бородино пойдёт пехотный прапорщик против свинцового ветра).

Владимир бьётся
Владимир бьётся

А вот финал повести: мы из окна смотрим в сад, где какой-то гусар коленопреклоненный перед какой-то барышней. А на столике -потухшие свечи...

Без Владимира
Без Владимира

Иллюстрации — это как тизер книги (дразнилка, намекающая на содержание). Я вот и в детстве, и сейчас сначала просматриваю картинки, потом читать начинаю. И о чём же повесть "Метель", исходя из этих иллюстраций-тизера? О том как сильный духом Владимир борется с судьбой, и о незначительных персонажах (Маша, Бурмин), которых мы видим издалека.

6) П.Бунин

Болдинская осень, 1974
Болдинская осень, 1974
Гениальный сын России, 1998
Гениальный сын России, 1998

У московского художника П.Бунина иллюстраций к "Метели", разбросанных по разным книгам, поменьше, чем к "Выстрелу". Цикл не сложился. Главный герой — Маша.

Но Бунин, пока что единственный из всех рассмотренных художников, отразил пушкинскую тему Войны 1812 года. Восторженный абзац про возвращение русских войск из-за границы нашёл отклик у Бунина — такого же, как и Пушкин, восторженного певца войны.

Война, победа, слава...
Война, победа, слава...

Бунин в издании 1974 года, одновременно с Коноваловым из Куйбышева, даёт образ Маши в момент написания ею писем к подруге и родителям. Тут Маша предстаёт серьёзной женщиной: верится, что она возьмёт на себя управление семейным имением после смерти отца (как и произошло при встрече с Бурминым после войны).

Марья Гавриловна
Марья Гавриловна

А дальше — ни метели, ни Владимира, сразу финальная сцена. Два варианта — ранний и поздний — очень похожие, но разные: Бунин добивается большей точности в этой сцене со стремительным броском Бурмина к ногам Маши (хотя стремительность — именно в раннем варианте)

Бурмин и Маша, 1974
Бурмин и Маша, 1974
Бурмин и Маша, 1998
Бурмин и Маша, 1998

7) В.Носков

"Болдинская осень" (1982)
"Болдинская осень" (1982)

Художник Носков по-своему проиллюстрировал текст издания "Болдинская осень". По одной гравюре к каждой повести. К "Метели" — метель. Стихия средствами ксилографии.

Метель
Метель


Статья написана 2 ноября 05:50

Решил немного подкорректировать последовательность обзоров отдельных повестей Белкина. Уже писал про странность: в 1960-е гг., когда в СССР рождалась современная графика, новые иллюстрации к "Повестям Белкина" не издавались. Наверное, этот пробел должен восполнить В.Милашевский. Его иллюстрации были изданы посмертно в 1983 году, но по духу вполне вписываются в волну книжной графики шестидесятников (к тому же, работу над иллюстрациями он начал в 1965 году).

Милашевский в Шестидесятые был представителем старшего поколения, он просто возродил свою манеру 1920-х гг. (как и Н.Кузьмин), но иллюстрации того поколения прекрасно вписались в движение по обновлению искусства оформления книги.

"Повести Белкина", худ. В.Милашевский (1983)
"Повести Белкина", худ. В.Милашевский (1983)

Цикл иллюстраций остался незаконченным, в "Метели" картинки только к самому началу относятся. Но, может, это и к лучшему: мы следили за тем, как предыдущие художники отражают метель-непогоду, так вот у Милашевского — только метель, и никакого хулигана Бурмина!

На заставке — метель с ураганным ветром (сучья летят). Чей возок — Маши или Бурмина — непонятно, скорее всего условный.

Заставка
Заставка

Это заставка к сказке — у Милашевского в "Повестях Белкина" сказочный антураж. В "Выстреле" он был приглушён, а здесь проявился сразу: виден столб с бюстом существа, похожего на Мефистофеля. Это вблизи русского Жадрина с православной церковью!

Нерусский бес
Нерусский бес

Вероятно, ассоциации со стихотворением про метель "Бесы", которое Пушкин написал первым в свою Болдинскую осень 1830 года.

Далее — Маша уходит из дома. Ни лица крупным планом, ни психологии — только стихия. Вороны вот ещё летают — они хорошие летуны, любят с ветром поспорить.

Маша сбегает в метель
Маша сбегает в метель

Переход к Владимиру. Знакомая сцена, которая многими художниками варьировалась: Владимир вылез из саней. Но только у Милашевского видно, насколько безнадежно положение Владимира.

Владимир остановлен метелью
Владимир остановлен метелью

А вот и настоящая зимняя сказка: "Вечор, ты помнишь вьюга злилась, на мутном небе мгла носилась... А нынче — погляди в окно:".

Мир наутро после метели
Мир наутро после метели

Вьюга утихла, Владимир добрался до Жадрина... Грустная сказка.

В эту минуту Милашевский оставляет героев "Метели".


Статья написана 1 ноября 10:28

Иду по накатанной для "Выстрела" дорожке: те же сборники, и те же художники послевоенной сталинской эпохи.

1) Д.Шмаринов

Цикл иллюстраций именитого художника Д.Шмаринова. Гравюры по его иллюстрациям были опубикованы в трёхтомнике 1949 года и — без изменений — в "Избранном" 1959 года.

Трёхтомник 1949 г.
Трёхтомник 1949 г.
"Избранное" 1959 г.
"Избранное" 1959 г.

В отдельных изданиях "Повестей Белкина" иллюстрации к "Метели" выходили: первый вариант в 1946 году (фактически был сделан в 1937 году: даты читаются в правом нижнем углу рисунков, и даже на гравюре по рисунку). Второй вариант вышел в 1977 году. Во втором варианте "Метель" подверглась серьёзной переработке (в отличие от "Выстрела", где была подправлена только заставка).

Отдельное издание 1946 года
Отдельное издание 1946 года
Отдельное издание 1977 года
Отдельное издание 1977 года

Основа сюиты — заставка и две страничных иллюстрации. Посмотрим их в разных изданиях.

а) Заставка

Заставка в трёхтомнике вообще не различима (безобразное качество), рассмотреть её можно только в "Избранном" 1959 года. Нормальная чёткость и в отдельном издании 1946 года. На заставке — тема Маши, её побега из дома в метель.

Заставки в трёхтомнике и "Избранном"
Заставки в трёхтомнике и "Избранном"
Заставка в отдельном издании 1946 г.
Заставка в отдельном издании 1946 г.

В отдельном издании 1977 года заставка изменена полностью: Шмаринов понял, что блуждания Владимира он никак не отразил, а это центр всей повести — настоящая-то грозная метель именно Владимиру все планы разрушила, явилась предвозвестником его скорой гибели. Поэтому на новой заставке — бедный Владимир.

Заставка в отдельном издании 1977 года
Заставка в отдельном издании 1977 года

б) Побег Маши из дома

Первая страничная иллюстрация продолжает тему ухода Маши в метель. Маша намеревается обвенчаться, переждать гнев родителей (потому узлы с необходимыми вещами), а потом получить прощение.

Ранний вариант рисунка — в отдельном издании 1946 года, ужасная гравюра по этому рисунку в трёхтомнике 1949 года, обновлённый рисунок в отдельном издании 1977 года. Позднейший вариант — в лучших традициях Шмаринова: совершенная композиция и пленительный женский образ. Мастерства у Шмаринова с годами не убавлялось.

Отдельное издание 1946 года
Отдельное издание 1946 года
Трёхтомник 1949 года
Трёхтомник 1949 года
Отдельное издание 1977 года
Отдельное издание 1977 года

б) Побег Бурмина из церкви

Вторая страничная иллюстрация — Бурмин после венчания с незнакомкой убегает из церкви. Шутка удалась. Имеется только в отдельных изданиях. В раннем варианте Бурмин от души забавляется, а в позднем варианте Бурмин прям-таки дьявольски хохочет. Не знаю, зачем Шмаринов так сделал.

Отдельное издание 1946 года
Отдельное издание 1946 года
Отдельное издание 1977 года
Отдельное издание 1977 года

А счастливой встречи влюблённых Шмаринов рисовать не стал.

2) Л.Правдин

Провинциальное издание 1949 года (г. Молотов — ныне Пермь).

"Романы и повести" — Молотов, 1949
"Романы и повести" — Молотов, 1949

Здесь иллюстрации — это силуэты на шмуцтитуле.

К сожалению, без сюрпризов: пока всё та же унылость и беспомощность.

3) Г.Веселов

Издание 1947 года (Ленинград). К "Метели" две страничных иллюстрации.

"Избранная проза", 1949
"Избранная проза", 1949

А вот Веселов меня удивил. До сих пор я считал, что в этом издании просто безобразное качество воспроизведения. Но вот изображение метели заставило задуматься о технике и замысле художника. Белые штрихи на чёрном, сани Владимира почти не видны. Сильное впечатление присутствует. Так позднейшие наши оригинальные художники нонконформисты рисовали (на Забирохина даже похоже). Может, что-то в этих рисунках авангардное есть, редкое для сталинской эпохи? Но воспроизведение всё равно хромает.

Метель
Метель

После впечатляющей метели мне и вторая страничная иллюстрация стала казаться очень атмосферной: глухая ночь, полупустой, слабо освещённый собор, непоправимая ошибка...

В церкви
В церкви

4) А.Ванециан

Иллюстрации Ванециана: первое издание 1950 года (подарочное, большого формата, рисунки вклеены вручную), второе издание 2018 года в составе сборника (уменьшенного формата, издательство "Речь").

Издание 2018 г. поверх издания 1950 г.
Издание 2018 г. поверх издания 1950 г.

Заставка и страничная иллюстрация. Ванециан избрал только тему Владимира. На заставке — метель уже утихла, Владимир наутро отъезжает от церкви, где ему сообщили поразительное известие.

"Метель", заставка, худ. Ванециан
"Метель", заставка, худ. Ванециан

Страничная иллюстрация изображает Владимира в метели — он вышел из саней, чтобы нащупать дорогу. Театрально подбоченился. Эта иллюстрация обнаружилась в альбоме иллюстрированной пушкинианы 1987 года. Вот она.

Воспроизведение оригинала в альбоме 1987 г.
Воспроизведение оригинала в альбоме 1987 г.

Это было воспроизведение оригинала: необрезанный рисунок, черты лица и усики можно разобрать. А вот сравнение с тем рисунком, который в издании 1950 года печатался отдельно способом цинкографии: черты лица смазаны.

Альбом 1987 г. и издание 1950 г.
Альбом 1987 г. и издание 1950 г.

У Ванециана, конечно, не графика, а "станковая" иллюстрация, но в лучших традициях живописи. Например, как нарисован снег! На оригинале видны его оттенки (другое дело, может ли быть розоватый отсвет в метель, без солнца). При воспроизведении этой картины цинкографией в книге, конечно, оттенки снега были потеряны: просто грязная колея.

Теперь сравним оригинал с современным изданием.

Альбом 1987 г. и издание 2018 г.
Альбом 1987 г. и издание 2018 г.

Видно, что современное переиздание не с оригиналов делалось. Подправили, что смогли компьютерной техникой — но ни черт лица, ни оттенков снега, конечно, не восстановили.


Страницы:  1 [2] 3  4  5  6  7  8  9 ... 34  35  36




  Подписка

Количество подписчиков: 31

⇑ Наверх